Читать онлайн Злой умысел, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Злой умысел - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Злой умысел - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Злой умысел - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Злой умысел

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 16

Последняя фотография появилась на страницах «Клубнички» две недели спустя после отставки Чарльза, но теперь это никого не взбудоражило, даже Грейс. Маркус продал негатив в редакцию за месяц до публикации и не мог получить его обратно, как ни умолял, как ни унижался… Бизнес есть бизнес: он продал товар и успел истратить денежки. Но Маркус пребывал в постоянном ужасе: он боялся, что Грейс вернется, снова станет грозить ему оружием. Он понимал, что если это случится снова, то ему не уцелеть. Он боялся покидать студию и в конце концов решил уехать из города. Еще раньше он принял твердое решение никому не продавать тот самый пресловутый снимок, на котором Грейс уже не одна, а с парнем. Это был живописнейший кадр – все было предельно реалистично и выразительно. Но за это Грейс уж точно изрешетила бы его, впрочем, и «Клубничке» сей предмет был уже не слишком интересен. Сенатор Маккензи вышел в отставку и никого уже не интересовал. А уж до его жены тем более никому не было дела…
Но через три дня после публикации последней фотографии на телестудии раздался любопытный звонок. Звонил из Нью-Йорка некий владелец фотолаборатории, которого Маркус Андерс нагрел на кругленькую сумму. Благодаря этому человеку Андерс заработал более полумиллиона баксов, а потом долго водил мастера за нос, но даже не подумал рассчитаться с ним. Кроме того, до мастера постепенно начало доходить, что за грязное дельце затеял этот Андерс. Поначалу все казалось вполне безобидным, но вот потом… Женщину затравили, а ее бедняга муж простился с политической карьерой. Это было уже слишком большой несправедливостью по ряду причин. И фотограф решил рассказать все начистоту.
Жозе Сервантес был лучшим специалистом по фотомонтажу во всем Нью-Йорке, настоящим виртуозом своего дела. Возможно, он был даже лучшим в мире… Он брал заказы на ретушь у самых известных фотографов, а порой делал забавные картинки для людей вроде Маркуса Андерса за хорошую плату. Он мог приставить голову Маргарет Тетчер к плечам Арнольда Шварценеггера, причем так, что комар носа не подточит. «Послеоперационный рубец» был совершенно незаметен – это была магия, волшебство! Работая с фотографиями Грейс, он придумал дополнительный аксессуар в виде тонкой черной ленточки на шее – при этом ниже ленточки могло быть практически любое тело. Этого добра в его картотеке было предостаточно: сочные юные тела в самых что ни на есть экзотических позах. Поначалу Маркус уверял, что все это делается единственно ради забавы. И только когда Сервантес увидел номер «Клубнички», он понял, в какое пакостное дело влип. Он хотел было вмешаться, но вовремя понял, что его репутация под угрозой: его могли обвинить в мошенничестве. Прежде он стряпал подобные забавные картинки для рекламы, для домашних розыгрышей, для поздравительных открыток, для всяческих выставок. Но то, что было на уме у Маркуса, придавало этой безобидной с виду шутке зловещий оттенок. Это и был тот самый пресловутый «злой умысел», которого прежде никто не мог усмотреть в травле семейства Маккензи. И лишь теперь правда выплыла наружу.
Маркус Андерс вознамерился уничтожить Грейс. Он никакого отношения не имел к обнародованию ее уголовного дела – да что там, он ведь и не подозревал о ее прошлом, а о фотографиях к тому времени просто успел позабыть. Но, увидев на страницах «Клубнички» репортаж об убийстве ее отца с фотографиями юной преступницы, он тотчас же раскопал в архиве старые карточки и притащил их Жозе Сервантесу. Сервантес даже не подозревал, кто эта девушка, пока не увидел первую скандальную публикацию в «Клубничке» – лишь тогда до него дошло, что делает Маркус. Но было уже поздно, работа была сделана, причем виртуозно… На оригиналах Грейс действительно была одета в белую длинную рубашку, а на некоторых снимках на ней были даже джинсы. Но выражение ее лица работало на грязную идею Маркуса: глаза были полузакрыты, и казалось, что девушка в сладчайшей истоме… Казалось, что она только что вкусила любви.
Случилась новая сенсация, правда, на сей раз иного рода: против «Клубнички» был возбужден громкий судебный процесс. Адвокат Голдсмит сиял от восторга: Маркуса теперь можно было официально обвинить в подлоге, мошенничестве и клевете. Но Андерс бесследно исчез: ходили слухи, что он заблаговременно бежал куда-то в Европу…
Маркус и «Клубничка» проделали все это «ради забавы» и ради денежек, а еще чтобы доказать, на что они способны. До того, что это может повлечь за собой, никому не было дела. Никто ни за что не отвечал – ни фотограф, ни редактор, ни мастер-фальсификатор… Семейство Маккензи было принесено в жертву сенсации.
Но семейство выстояло и сплотилось перед лицом беды. Маккензи упаковали все пожитки и махнули на Рождество в Коннектикут. А потом вернулись, но лишь для того, чтобы продать свой особняк на Р-стрит. Он был немедленно куплен неким конгрессменом из Алабамы.
– Ты будешь скучать по Вашингтону? – спросила мужа Грейс, когда они лежали в постели в их последнюю ночь в Джорджтауне. Сама Грейс не могла с уверенностью сказать, жалеет она об отъезде или нет. В некотором отношении, разумеется, нет. Но кое-что очень ее беспокоило: она не без оснований полагала, что в душе Чарльза останется чувство сожаления. Ведь как ни крути, а он бросает незаконченное дело… Но Чарльз клялся, что ни о чем не жалеет. Он многого достиг за шесть лет членства в конгрессе и приобрел колоссальный опыт. Но важнейшим открытием для него было вот что: он окончательно и бесповоротно осознал, что семья значит для него больше, нежели работа. Он знал, что принял правильное решение. Воспоминаний обо всем, что стряслось, хватит им до конца жизни. Впрочем, дети подросли и возмужали, а семья стала еще крепче и сплоченнее…
Правда, у Чарльза была масса заманчивых предложений – и это помимо отчаянного желания юридической фирмы заполучить босса обратно. Но он еще не принял решения. Домашние оставляли это право за ним. Они сначала собирались провести около полугода в Европе, посетить Швейцарию, Францию, Англию. Чарльз уже договорился с администрацией двух школ в Женеве и Париже. Шоколадке же придется остаться до лета у друзей семьи в Гринвиче. А к тому времени, считал Чарльз, он уже твердо будет знать, что делать дальше. Возможно, если позволит здоровье Грейс, она снова станет матерью. Но если этого и не случится, они все равно будут счастливы. Для Чарльза все двери были гостеприимно распахнуты.
На следующий день они уезжали. Грейс с детьми уже сидели в машине, когда зазвонил телефон. Чарльз как раз в последний раз осматривал дом, ища забытые вещи, но обнаружил лишь старый футбольный мяч Мэтта да пару поношенных кроссовок. Дом был уже пуст…
Звонили из госдепартамента, впрочем, со звонившим Чарльз не был близко знаком. Он знал лишь, что человек этот из кругов, близких к президенту, но сталкиваться им приходилось редко. Впрочем, Чарльз помнил, что это один из близких друзей Роджера Маршалла.
– Президент хотел бы встретиться с вами сегодня, если у вас есть время…
Чарльз улыбнулся и покачал головой. Возможны варианты… Может быть, с ним просто хотят тепло проститься и поблагодарить за верную службу? Впрочем, что-то не похоже…
– Мы вот-вот собираемся ехать – отправляемся в Коннектикут. Нас уже почти что нет здесь. Жена и дети в машине…
– Не заедете ли по пути на пару минут? Уверен, мы на месте придумаем, чем их занять. У президента есть свободных четверть часа: с десяти сорока пяти до одиннадцати. Это вас устроит?
Чарльз чуть было не ляпнул: «А зачем?», но вовремя прикусил язык. Это было бы недальновидно, в его планы вовсе не входило с треском хлопать дверьми, а уж в особенности дверьми Белого дома…
– Думаю, это вполне реально, если, конечно, вы сможете пережить нашествие трех безобразников и собаки.
– У меня пятеро… – засмеялся собеседник. – А еще поросенок, которого жена преподнесла мне на Рождество.
– Тогда в назначенное время мы будем.
Дети пришли в восторг. Еще бы, вот так запросто заехать в Белый дом!
– Бьюсь об заклад, президент не с каждым прощается за ручку, – гордо сказал Мэтт, втайне мечтая прихвастнуть при случае перед приятелями.
– Что бы все это значило? – спросила Грейс, когда они переезжали Пенсильвания-авеню.
Чарльз усмехался, понимая, что не часто к Белому дому подъезжает грузовой фургон с мебелью, и начистоту сказал Грейс, что совершенно не понимает, чего от него хотят и зачем все это.
– Тебе хотят предложить баллотироваться на пост президента через четыре года, – хихикнула Грейс. – Но уж будь добр, скажи, что тебе недосуг.
Ага… Непременно. – Он смеялся, даже когда важный правительственный чиновник вышел им навстречу. Решено было, что дети осмотрят Белый дом, а молодой офицер вызвался прогулять Шоколадку. Тут царила теплая, дружественная и непринужденная атмосфера. Видно было, что здесь благосклонны и к детям, и к собакам, и к взрослым тоже… И персонально к Чарльзу Маккензи.
Президент откровенно сказал Чарльзу, что сожалеет о его отставке, но все прекрасно понимает. Бывают в жизни времена, когда следует думать прежде всего о семье, а уж потом о благе государства. Чарльз же ответил, что весьма польщен и благодарен, и добавил, что будет скучать по Вашингтону. Потом выразил надежду, что они еще встретятся.
– Я тоже на это рассчитываю, – улыбнулся президент, а потом спросил о планах Чарльза.
Тот откровенно ответил, что сейчас они едут на пару недель в Швейцарию, чтобы всласть покататься на лыжах.
– А во Францию, случаем, не собираетесь? – как бы между прочим поинтересовался президент.
Чарльз сказал, что они намереваются посетить Нормандию и Бретань и даже знают, в какой из парижских школ будут учиться их дети.
– А когда вы туда прибудете? – Президент что-то сосредоточенно обдумывал.
– В феврале… или в начале марта. Мы останемся там до самых летних каникул, а в июне поедем на месяц в Англию. Ну а потом домой. Думаю, к тому времени мы оправимся окончательно, и я смогу с новыми силами приступить к работе.
– А как насчет апреля, к примеру?
– Простите, сэр? – Чарльз растерялся, а президент лишь довольно улыбался.
– Я хотел спросить, не соберетесь ли вы с силами к апрелю?
– Но я буду в это время еще в Париже… – потерянно пробормотал Чарльз. Он вовсе не намеревался возвращаться в Вашингтон раньше чем через год или даже через два, а в Штаты собирался вернуться не раньше следующего лета.
– Это не проблема, – заключил президент. – Нынешний посол Соединенных Штатов во Франции собирается в апреле в отставку. Последнее время он неважно себя чувствует. Как насчет того, чтобы занять эту должность? Года на два, на три, не больше. А там и следующие выборы на носу. Нам позарез нужны стоящие люди, Чарльз. И я рад буду видеть вас среди них.
– Стать послом во Франции? – Чарльз был ошеломлен. К этому он не был готов, да что там, такого он даже вообразить себе не мог! Но это было сущим чудом… – Могу я обсудить этот вопрос с супругой?
– Разумеется.
– Я позвоню вам, сэр.
– Хорошенько подумайте. Это великолепная возможность, Чарльз. Думаю, вам понравится.
– Думаю, нам всем это понравится… – Чарльза переполнял восторг. Что бы ни случилось, двери Белого дома будут всегда открыты для него, когда бы он ни захотел…
Он пообещал дать президенту знать о своем окончательном решении в течение нескольких дней. Они обменялись рукопожатием, и Чарльз стал спускаться по ступенькам, все еще несколько ошалевший. Грейс, увидев мужа, сразу же поняла, что наверху случилось нечто из ряда вон выходящее, и сгорала от желания узнать, что именно. Казалось, прошла целая вечность, пока удалось собрать детей и вместе с собакой затолкать их в машину, а когда это наконец удалось, то все в один голос стали спрашивать, о чем папа говорил с президентом.
– О погоде… – отшутился Чарльз. – Ну, все такое, до свидания, мол, приятного путешествия, не забывайте писать…
– Па-а-па! – взвыла Эбби, а Грейс толкнула мужа локтем в бок.
– Так ты скажешь наконец?
– Может быть. А что мне за то перепадет?
– Лучше спроси, что будет, если ты не скажешь! Я выброшу тебя из машины на полном ходу! – серьезно пообещала Грейс.
– Поверь, папа, так она и сделает, – заверил отца Мэтт, а собака оглушительно залаяла, словно тоже хотела знать, в чем дело.
– Хорошо, хорошо! Президент сказал, что мы самые гадкие люди, каких он когда-либо видел, и попросил нас убраться из страны навсегда. – Он хихикнул, а семейство дружно набросилось на него, повторяя, что это уже не смешно. – Дела так плохи, мои милые, что он советует нам осесть в Европе…
На самом деле прощание с друзьями, которых за эти шесть лет у семьи появилось немало, было грустным, но семейство уже вовсю предвкушало свой европейский вояж, а Эндрю дождаться не мог того дня, когда снова увидится со своей парижской подружкой…
Чарльз посмотрел на Грейс – теперь уже серьезно.
– Он предложил мне должность полномочного посла Соединенных Штатов во Франции, – тихо сказал он жене. Дети в это время бесились на заднем сиденье.
– Что? – Грейс оторопела. – Прямо сейчас?
– В апреле.
– А что ты ответил?
– Сказал, что должен посоветоваться с тобой… со всеми вами, и он попросил дать ему знать, как только мы что-то решим. Какого ты мнения?
– Я считаю, что мы самые счастливые из смертных! Мы везунчики! – отвечала Грейс.
…Да, им повезло: они вышли невредимыми из огня, они вместе, они счастливы. Но она думала и еще кое о чем.
– А хочешь знать, в чем еще нам с тобой повезло? – Грейс склонилась к уху Чарльза и перешла на шепот.
– В чем же?
– Кажется, я снова стану мамой… – шепнула Грейс так, чтобы не слышали дети.
Чарльз громко зашептал в ответ, мало заботясь о том, услышат ли его на заднем сиденье или нет:
– Когда этот… или эта закончит колледж, мне будет уже восемьдесят два года! Но может, хватит подсчетов? Как будет, так и будет… Думаю, этого надо назвать Франсуа.
– Франсуаза… – поправила мужа Грейс, и он расхохотался.
– Согласен на близняшек. Но мы ведь все равно едем, не так ли?
– Как видишь. А что, не похоже?
Дети на заднем сиденье во весь голос распевали французские песенки, а Эндрю весь сиял.
– А это ничего, что малыш родится там? – вполголоса спросил Чарльз. Все же это его немного беспокоило.
– Не-а… – беспечно отвечала Грейс. – Родить в Париже – что может быть лучше?
– Так это означает «да»? Грейс кивнула:
– Похоже на то.
– Президент сказал еще, что ждет меня назад через два-три года и что тогда мы всерьез поговорим о следующих выборах. Впрочем, не знаю. Я вовсе не уверен, что следует снова ввязываться во все это…
– Но может быть, на сей раз нас оставят в покое? Знаешь, я думаю, мы им уже изрядно надоели.
– Ну, после этой бодяги с фотографиями «Клубничке» придется туговато… – грустно улыбнулся Чарльз. – У Голдсмита будет полно работы.
– Мы можем уничтожить их всех. И знаешь, эта идея мне по душе. – В глазах Грейс мелькнул злобный огонек.
– Мне тоже, – Чарльз поцеловал жену. Сейчас, когда он слышал развеселое детское пение на заднем сиденье и видел Грейс рядом, спокойную и умиротворенную, ему казалось, что все происшедшее просто страшный сон…
– Au revoir, Вашингтон! – закричали дети, когда машина пересекала Потомак.
А Чарльз смотрел на этот город – город, где столько всего сбылось и столько надежд разбилось в прах, и прошептал:
– До свидания…
Счастливая Грейс лишь прижималась к мужу и улыбалась, глядя в окно…


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Злой умысел - Стил Даниэла



klasni roman
Злой умысел - Стил Даниэлаlika
19.02.2013, 22.07





ужас....отец насиловал дочь...
Злой умысел - Стил ДаниэлаMasha
19.02.2013, 22.14





Очень грустная,но жизнеутверждающая история.В жизни всегда рядом плохое и хорошее.Главное,что тут победила любовь,а не подлость и жестокость.
Злой умысел - Стил ДаниэлаТатьяна
13.11.2014, 21.35





Очень жизненно 10 б
Злой умысел - Стил Даниэлазлой критик
26.10.2015, 20.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100