Читать онлайн Тихая гавань, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тихая гавань - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тихая гавань - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тихая гавань - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Тихая гавань

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Остаток недели пролетел быстро – Пип полдня проводила в школе, а Офелия пропадала в Векслеровском центре. И вот наступила пятница. Теперь Офелия уже больше не сомневалась, что сделала правильный выбор. Она объявила о готовности работать три дня в неделю и рада была узнать, что принята.
Офелия решила, что будет работать в понедельник, вторник и пятницу. Всю следующую неделю она собиралась посвятить подготовке. Офелию познакомили с несколькими специалистами из числа постоянного персонала, которым она будет помогать по нескольку часов в день. Кроме того, она должна была принести медицинское свидетельство, что ее здоровье в полном порядке, и подтверждение из полиции, что она не находится под следствием. Впрочем, в Центре пообещали, что сами пошлют запрос. Тогда же, в пятницу, у нес взяли отпечатки пальцев. И еще от нее потребовали две рекомендации. Одну ей пообещала Андреа. Вторую Офелия, подумав немного, попросила прислать своего поверенного. Итак, все улажено. Правда, она до сих пор толком не поняла, чем же ей предстоит заниматься. Вероятно, помогать всем и каждому, кому понадобится лишняя пара рук, решила она наконец. Офелии пообещали, что научат ее делать инъекции. Конечно, она все еще робела, чувствуя себя абсолютно не подготовленной, но была полна решимости как можно скорее всему научиться. В этом ее поддерживала Мириам, которая расхваливала Офелию всем и каждому. Перед уходом Офелия растроганно поблагодарила ее.
– Итак, я принята, – гордо объявила она, забрав Пип в пятницу после школы. – Со следующей недели буду работать в Векслеровском центре. – Офелия и в самом деле чувствовала себя счастливой. Работа в Центре не только приносила ей удовлетворение, но самое главное – теперь она знала, что стала кому-то нужна.
– Здорово, мам! Вот Мэтт ахнет, когда мы завтра ему расскажем!
Мэтту очень хотелось посмотреть ее тренировку по футболу, но Пип его отговорила, сказав, что лучше пригласит его на игру. А что интересного в тренировке, да еще когда она первая? Пип была хрупкой и маленькой, но при этом ловкой и стремительной и играла очень неплохо. К тому же она занималась уже третий год. И футбол нравился ей куда больше, чем танцы.
Когда в пятницу с уроками было покончено, Пип уединилась наверху с одной из своих подружек. К обеду приехала Андреа. Узнав у Пип, что Мэтт пригласил их пообедать с ним на следующий день, она выразительно вскинула бровь и посмотрела на зардевшуюся Офелию.
– Нет, ты шутишь, старушка! Неужто совратитель малолетних собрался вас навестить? – удивилась Андреа. И нисколько не скрывала своего удивления.
– Он соскучился по Пип, – мягко объяснила Офелия, ничуть не покривив душой и совершенно забыв о том, что и сама до смерти рада снова увидеть его. – Может, пора перестать называть его глупым прозвищем, а?
– Может быть, «приятель» больше подойдет? – лукаво фыркнула Андреа. Офелия яростно замотала головой:
– Ну уж нет, никаких приятелей. Мэтт просто наш друг. – Она нисколько не сомневалась, что и Мэтт сам считает точно так же. В ее жизни больше нет места любви. Да Офелия и не стремилась снова найти ее. Любовь ее больше не интересовала.
– Ну, ты просто так говоришь. А как насчет него? У мужчин нет обыкновения приглашать женщину пообедать с ним только ради того, чтобы повидаться с девочкой, по которой он соскучился. Можешь мне поверить, дорогая. Уж я-то знаю мужчин и разбираюсь в них лучше тебя.
Впрочем, они обе это знали.
– Ну, может быть, некоторые…
– Он просто выжидает, – склонившись к ее уху, прошептала Андреа. – А как только решит, что ты ему подходишь, тут же пойдет в атаку.
– Очень надеюсь, что нет, – твердо отрезала Офелия. И, решив переменить тему, принялась рассказывать Андреа о своей работе в Векслеровском центре. Андреа поразилась и очень обрадовалась, что Офелия наконец нашла, чем заняться.
Однако на следующий день, как только у дверей раздался звонок, слова Андреа снова всплыли у Офелии в памяти. Подруга явно не верила, что их отношения с Мэттом не более чем самая обычная дружба. Спускаясь, чтобы открыть ему дверь, Офелия очень надеялась, что она ошибается.
Мэтт стоял за дверью в мягкой кожаной куртке, серых слаксах и простой серой водолазке. На ногах у него сияли начищенные до блеска мягкие кожаные мокасины. Очень похоже обычно одевался Тед, только ему никогда не удавалось выглядеть так элегантно, как Мэтту. То ли он просто забывал почистить ботинки, то ли ему вообще было не до того. У него всегда находились какие-то важные дела, и ботинки ему обычно чистила Офелия.
Увидев Офелию, Мэтт радостно улыбнулся. А когда по лестнице кубарем скатилась Пип и с радостным визгом кинулась ему на шею, Офелия окончательно убедилась, что ее опытная подруга на сей раз попала пальцем в небо.
Может быть, Андреа хорошо знала мужчин, но Мэтт не такой, как все. Словно гора разом свалилась у нее с плеч. Он очень привязался к Пип, а к ней, Офелии, относился как любящий брат. Дождавшись, когда Пип, с гордостью показав ему свою комнату и все свои последние наброски, наконец успокоилась, Офелия рассказала ему немного о своей работе в Векслеровском центре и по лицу Мэтта поняла, что он явно заинтригован. Убедившись в его заинтересованности, она рассказала ему даже о «Команде быстрого реагирования».
– Надеюсь, вы не собираетесь присоединиться к ним, – тихо сказал Мэтт, и в глазах его мелькнуло беспокойство. – Конечно, они делают важное и нужное дело. Но по-моему, довольно опасное.
– Так оно и есть. Но все они обладают необходимой подготовкой. Единственная женщина в группе в прошлом служила в полиции, один из юношей – тоже, второй – бывший морской десантник, к тому же все они владеют приемами рукопашного боя. Для чего им я? – улыбнулась Офелия.
И тут Пип снова мертвой хваткой вцепилась в Мэтта. По лицу девочки было видно, что она просто сгорает от нетерпения. Не успела Офелия выйти, как она тут же принялась расспрашивать Мэтта о своем портрете.
– Он еще не готов? Вы, наверное, всю неделю работали над ним? – теребила она Мэтта. Пип не сомневалась, что для матери это будет самый лучший подарок, и не могла дождаться, когда сможет наконец увидеть его.
– Ну что ты, я только начал, – с улыбкой ответил Мэтт. Он надеялся, что она не будет разочарована, увидев свой портрет, однако сам он был очень доволен своей работой. Его привязанность к Пип помогла ему ухватить необходимое сходство. Медно-рыжие волосы и янтарные глаза получились замечательно, но главное – в портрете чувствовалась душа, и Мэтт был счастлив. Ему очень хотелось написать заодно и портрет Офелии, хотя он давно уже этим не занимался. Но сейчас был бы рад попробовать.
Незадолго до семи они собрались уходить. И вдруг Мэтт резко остановился.
– Ты кое-что забыла, – бросил он удивленной Пип.
– Но мы же не можем взять Мусса в ресторан, – серьезным тоном заявила она. В короткой черной юбочке и ярко-алом пуловере она казалась повзрослевшей и очень хорошенькой. Она специально принарядилась для него, а Офелия помогла ей по-новому заколоть волосы. – Мусса можно было брать только в пляжные кафе, – объяснила Пип.
– А я и не подумал о нем, хотя следовало бы. Ладно, что не съедим, принесем ему в пакете. Между прочим, ты еще не показала мне ваши новые шлепанцы, – с упреком сказал Мэтт, и Пип рассмеялась.
– Хочешь полюбоваться ими? – спросила она, просияв от удовольствия, что он помнит каждую мелочь.
– С места не сдвинусь, пока не увижу, – пообещал Мэтт. Повернувшись к двери спиной, он скрестил на груди руки и принялся подчеркнуто ждать. Офелия, глядя на эту сцену, только смеялась. Мэтт обернулся к ней.
– Между прочим, я серьезно. Хочу увидеть шлепанцы, и точка. И чтобы вы их надели. – Лицо у Мэтта приняло самое серьезное выражение.
Пип в полном восторге кинулась наверх за шлепанцами. Через минуту она вернулась, держа в руке обе пары, и протянула матери те, что с Гровером.
Чувствуя себя совершенно по-дурацки, Офелия всунула ноги в шлепанцы. Пип надела свои. И вот они стояли в своих огромных пушистых тапках, а Мэтт восторженно любовался ими.
– Просто потрясающие! Я тоже такие хочу! – капризно протянул он. – Послушайте, Офелия, а вы не можете купить и мне пару?
– Боюсь, что нет, – извиняющимся тоном проговорила Пип. – Мама сказала, что с трудом отыскала пару для себя, а у нее ведь очень маленькая ножка.
– Я сражен! – простонал Мэтт.
Офелия с Пип наскоро переобулись и спустились к его машине.
Они чудесно провели время втроем, болтая о самых разных вещах. Незаметно наблюдая за Мэттом, когда он смотрел на Пип, Офелия в который уже раз подумала, каким ударом для него стала разлука с детьми. Мэтт по-настоящему любил детей и умел находить с ними общий язык. И ничуть не притворялся – ему действительно было интересно все, о чем болтала Пип. В нем чувствовалась какая-то внутренняя доброта и вместе с тем удивительная деликатность. С ним всегда легко и просто. Он ни разу не выказал ни малейшего интереса к ней как женщине. Да, похоже, в Мэтте они действительно нашли того, в ком нуждались больше всего, – настоящего друга.
Они вернулись домой только в половине десятого. Настроение у всех было замечательное. Мэтт не забыл даже попросить официанта сложить в пакет все, что осталось на тарелках, чтобы порадовать Мусса. А Пип аккуратно выложила потом все в миску для собаки.
– Вы так добры к нам, Мэтт, – тихо проговорила Офелия.
Они снова сидели в гостиной, и Мэтт, как тогда, в их коттедже, разжег огонь в камине. Через минуту вернулась Пип. Было уже довольно поздно. Не обращая внимания на ее вяльте протесты, Офелия отправила ее наверх, сказав, что пора спать. Пип попыталась возмутиться, но глаза у нее слипались. Переглянувшись, Мэтт и Офелия засмеялись.
– Вы этого заслуживаете, – с искренним чувством ответил Мэтт, усевшись возле нее.
От вина он отказался. Все последние дни Мэтт почти не пил. Он испытывал истинное наслаждение, работая над портретом Пип и заранее предвкушая, как увидит их снова. Он давно уже заметил, что его тянет к выпивке только в минуты острого одиночества, а такого не случалось уже давно, и этим он тоже был обязан им обеим.
– Кстати, у вас просто замечательный дом, – откровенно признался он, окинув одобрительным взглядом гостиную, в которой они сидели. Мэтту сразу понравились прекрасные предметы старины, которые хозяйка выбрала для комнаты. Может быть, чересчур строго на его вкус, решил он, и уж совсем не похоже на их с Салли двухэтажную квартиру в Нью-Йорке на знаменитой Парк-авеню. Отделкой ее занимался один из самых известных дизайнеров. И вот теперь Мэтт гадал, кто поработал над обустройством этого дома – тоже декоратор или Офелия сама? Наконец, не выдержав, он все-таки спросил у нее.
– Знаете, Мэтт, мне очень лестно, что вы спросили, – благодарно улыбнулась Офелия. – Сказать по правде, все, что вы видите в этой комнате, я покупала сама. И хотя на это ушло почти пять лет, я ничуть не жалею. Мне вообще интересно заниматься такими вещами, продумывать каждую деталь обстановки. И получилось неплохо. Конечно, сейчас дом слишком велик для нас с Пип. И однако, у меня не хватает духу его продать. Когда-то мы так любили его… было бы грустно расстаться с ним. Но в конце концов все равно придется что-то решать.
– Только не торопитесь. Я всегда жалел, что мы в такой спешке продали квартиру в Нью-Йорке. Но что толку цепляться за нее, после того как Салли, забрав детей, ушла от меня? А сколько там оставалось прекрасных вещей! – с грустью в голосе добавил Мэтт.
– Вы их тоже продали? – полюбопытствовала Офелия.
– Нет. Сказал, что мне они не нужны, и Салли перевезла все в Окленд. Одному Богу известно, куда она их дела потом, учитывая, что она почти сразу же переехала к Хэмишу. Знаете, я ведь тогда даже не догадывался, что Салли заранее все спланировала, иначе бы она ни за что не стала так торопиться. А я-то решил, что она всего лишь хочет немного пожить одна, успокоиться, спокойно подумать. Но она не теряла времени. Впрочем, в этом вся Салли. Если уж она что-то решила – все, конец! – «Именно поэтому из нее и получился превосходный деловой партнер и неверная жена», – подумал Мэтт. Сам он предпочел бы, чтобы было наоборот. – Впрочем, теперь уже не важно. – Он пожал плечами и сразу как будто успокоился. – Людей изменить сложнее, чем поменять вещи. И потом – ну для чего мне вся эта роскошь в моей берлоге? Я ведь живу очень просто.
Офелия, вспомнив его коттедж на берегу, знала, что так оно и есть, и все равно ей вдруг стало грустно на душе. Он и в самом деле многое потерял. Но несмотря на все, Мэтт, похоже, жил в ладу с самим собой. Такая жизнь его вполне устраивала, и его крохотный домишко на берегу был уютным и удобным. Единственное, чего ему не хватало в жизни, – общения с живыми людьми. Мэтт скучал, это видно с первого взгляда. Он был очень одинок. Но теперь в его жизни появились Офелия и Пип, обе всегда рады видеть его, и она очень надеялась, что отныне жизнь Мэтта хоть немного изменится.
Было уже около одиннадцати, когда Мэтт поднялся, сказав, что ему пора. По ночам на побережье опускался туман, видимость становилась отвратительной, и пройдет немало времени, прежде чем он доберется до дома. Перед уходом Мэтт еще раз поблагодарил Офелию за прекрасный вечер. Заглянув к Пип, он убедился, что она крепко спит. На полу возле ее постели примостился Мусс, а рядом стояли лохматые тапочки.
– Вы счастливица, – с теплой улыбкой проговорил Мэтт, вслед за Офелией спускаясь по лестнице. – Пип – необыкновенный ребенок. Не знаю, за что мне привалило такое счастье, что в тот день она подошла ко мне на берегу, но мне здорово повезло, честное слово!
Теперь он уже не представлял себе жизни без Пип. Эта кроха стала для него истинным даром небес. А ее мать – еще одним подарком судьбы, которым ей почему-то заблагорассудилось его одарить.
– Нам с вами тоже очень повезло, Мэтт. Спасибо вам за прекрасный вечер.
Офелия расцеловала его в обе щеки, и Мэтт заулыбался. Ему пришло на память, как он еще совсем зеленым студентом жил во Франции.
– Дайте мне знать, когда у нее игра. Обязательно приеду посмотреть. В любое время.
– Непременно. – Офелия рассмеялась. Оба они хорошо знали, что Пип звонит Мэтту каждый день, но она не видела в этом ничего дурного. Естественно, малышке страшно не хватало отца, а знакомых мужчин, кроме Мэтта, у них не было. Между ними установились отношения, которые устраивали всех троих.
Проводив взглядом потрепанный пикап Мэтта, Офелия заперла дверь и потушила везде свет. В этот вечер Пип отправилась в свою собственную постель, хотя такое в последние дни случалось нечасто. Офелия долго еще лежала без сна в своей слишком большой для нее одной постели, широко раскрытыми глазами вглядываясь в темноту, и думала о человеке, который так неожиданно вошел в их жизнь. Сначала он был другом Пип, а вот теперь – и ее. Она уже понемногу догадывалась, как им повезло, но потом ее мысли, как всегда, обратились к Теду. Воспоминания сохранились о нем и плохие, и хорошие. Это мучило ее до сих пор, не давая покоя. И все-таки, несмотря ни на что, Офелия безумно скучала по нему. Ей казалось, так будет всегда.
Ее женская жизнь, похоже, закончилась, оборвавшись со смертью мужа, да и роль заботливой матери тоже скорее всего продлится недолго. Чеда больше нет, пройдет несколько лет, и у Пип будет своя жизнь. Офелия даже представить себе не могла, что станется с ней тогда – ей невыносимо страшно даже думать об этом. Конечно, у нее оставались друзья – Андреа и вот теперь Мэтт, но когда Пип уедет в колледж, ее собственная жизнь станет пустой и бессмысленной. При такой мысли сердце Офелии сжалось от страха, а тоска по мужу стала еще мучительнее. Ей оставалось только одно – снова и снова мысленно обращаться к прошлому, перебирать в душе воспоминания о том, чего уже не вернешь, потому что будущее казалось ей беспросветным. В такие минуты, как сейчас, она начинала догадываться, что испытывал Чед. Только мысль о долге перед дочерью привязывала Офелию к жизни, не позволяя совершить какую-нибудь непоправимую глупость. Но порой среди ночи желание уйти из жизни вновь возвращалось к ней. И хотя Офелия понимала, что она бы предательски поступила по отношению к Пип, смерть в такие минуты казалась ей избавлением.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тихая гавань - Стил Даниэла



Все книги очень хорошие читать одно удовольствие и "Тихая гавань" прекрасная интересная книга.
Тихая гавань - Стил ДаниэлаТамара
2.05.2012, 9.53





"Тихая гавань" будет интересна всем, у кого есть тяжелые переживания, утраты близких - эта книга принесет переживания и в то же время утешение и надежду. Даниэла как всегда дает силу и свет. Спасибо за Ваш сайт!
Тихая гавань - Стил ДаниэлаТатьяна
23.05.2012, 18.36





"Тихая гавань" одна из интереснейших романов Даниэлы Стиль,нимного печальная, но предает уверенность и силу,главное надежду на счастье,спасибо Даниэле. 29.06.2012. Г.Баку
Тихая гавань - Стил ДаниэлаХатира
29.06.2012, 8.39





Замечательные романы.читаются на одном дыханье.
Тихая гавань - Стил ДаниэлаАнастасия
10.07.2015, 10.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100