Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

– У тебя сегодня уроки, мама? – Кейт кивнула и протянула Тайгу еще один тост. – Я так и догадался. – Он был явно доволен собой. Кейт любовалась сыном. Он был таким грациозным, умненьким, красивым мальчиком, и все меньше походил теперь на Тома. Скоро ему исполнится шесть лет.
– А почему ты всегда догадываешься, что у меня уроки? – Каждый день за завтраком они обменивались впечатлениями, а в это прекрасное весеннее утро она чувствовала себя особенно игриво. В основном ее общение ограничивалось Тайгом. Время от времени она опускалась до его детского уровня, но обычно они находили взаимоприемлемый средний тон.
– Я догадываюсь, потому что ты надеваешь более лучшую одежду.
– Правда? – Она улыбнулась сыну, в ее глазах, как и в его, сверкали озорные искорки. – Кстати, так не говорят: более лучшую, надо сказать: нарядную.
– Ну и ладно. И лицо ты мажешь какой-то замазкой.
– Что за замазка? – От смеха она чуть не подавилась тостом.
– Ну такая – зеленая.
– Она не зеленая, а голубая. И называется тенями для глаз. У тети Лиции тоже такие. – Она как бы подтверждала этим свое право на употребление косметики.
– Ага. Но она красится все время. – Он улыбнулся во весь рот. – А ты только когда едешь учить. Почему?
– Потому что ты еще слишком мал, чтобы понять это. – Как и Том, который больше не замечал ее внешнего вида. Она красила глаза и надевала «более лучшую», как сказал Тайг, одежду, просто потому, что считала это необходимым для посещений Тома в лечебнице. Это казалось уместным. Там она была «миссис Харпер». Здесь только «мама». Еще иногда «мэм» в супермаркете.
Она уже давно объяснила Тайгу, что учит писать и читать недоразвитых детей в Кармеле. Это позволяло иногда рассказывать ему о Томе. Она часто вспоминала его рисунки, мистера Эрхарда; истории были весьма приглаженными, но приносили ей облегчение. Иногда, когда у Тома получался особенно хороший рисунок или он осваивал какую-нибудь новую игру или головоломку, она делилась радостью с Тайгом, хотя, может быть, этого и не следовало делать. Рассказав ему о работе в школе для недоразвитых, она зарабатывала право запереться в своей комнате и побыть одной после особенно трудного дня. Тайг понимал. Он сочувствовал несчастным детям и считал ее хорошим человеком за то, что она ездит их учить.
– Почему у них нет каникул? – спросил он, размазывая по тарелке овсянку.
Кейт очнулась от своих мыслей.
– Хм?
– Почему у них нет каникул?
– Просто нет, и все. Хочешь привести сегодня из школы Джоя? Когда вы вернетесь, здесь будет Тилли. Она может отвезти вас на ранчо Эдамса посмотреть новых лошадей, если вы захотите.
– Не-а.
– Нет? – Кейт посмотрела на него с изумлением и вдруг заметила, что его глаза вспыхнули. Он что-то задумал. – Почему? У тебя другие планы?
Он ухмыльнулся, слегка покраснел, но энергично замотал головой.
– Нет.
– Так ты обещаешь сегодня слушаться Тилли? – У Тилли на всякий случай был номер телефона лечебницы, но Кейт все равно каждый раз волновалась, потому что слишком много времени находилась в дороге. – Веди себя хорошо, пока меня не будет. Понял, Тайг? – Ее голос вдруг стал строгим, а серьезные глаза ждали ответа.
– Хорошо, мамочка, – произнес Тайг, словно ему было сто лет. Тут послышался звук мотора и появился желтый джип.
– Наконец-то!
– Я побежал. Пока! – Ложка полетела в сторону. Он на ходу засунул в рот остаток тоста, схватил любимую ковбойскую шляпу, послал матери воздушный поцелуй и убежал.
Допивая кофе, она лениво думала о том, что он задумал, но была уверена, что Тилли справится с чем угодно. Тилли была преданной женщиной, этакая добрая бабушка. Много лет назад она овдовела и одна воспитала пятерых мальчишек и дочь, вела хозяйство на ранчо, пока не передала бразды правления старшему сыну. С тех пор как родился Тайг, она стала его няней. Грубоватая и изобретательная, она прекрасно ладила с ребенком. Это была настоящая деревенская женщина, а не приезжая, как сама Кейт. Разница между ними была весьма ощутима. Ведь Кейт была писательницей, а не просто домашней хозяйкой. Ей нравилась деревня, но она не понимала ее по-настоящему.
Кейт оглядела кухню, взяла жакет и сумку, вспоминая, не забыла ли чего. У нее было странное предчувствие, что сегодня не стоит ехать. Но к этому она тоже привыкла и уже перестала прислушиваться к внутреннему голосу. Просто взяла себя в руки и отправилась в путь. На Тилли можно было полностью положиться. Она надела жакет и посмотрела на слаксы. Они до сих пор хорошо сидели на ней, как и восемь лет назад, когда она купила их после демонстрации на подиуме. Из мягкого габардина цвета кофе с молоком, они ей нравились и очень подходили к твидовому жакету, в котором она ездила верхом несколько лет тому назад. Только бледно-голубой свитер, недавно купленный в местном магазине, был новым. Кейт улыбнулась, вспоминая, что сказал Тайг относительно ее одежды. Ей хотелось хорошо выглядеть для Тома. Надо было бы стараться и для Тайга, но что он может понимать в свои шесть лет? Ей стало смешно при мысли, что станет наряжаться для шестилетнего мальчика. Она подошла к машине.
Мысли работали до самого Кармела в режиме автопилота. Дорога была скучная и хорошо знакомая. Том был мрачным и беспокойным, как обычно. Даже ленч был таким же, как сотни раз прежде. Иногда дни с Томом выдавались яркими, как драгоценные камни, сверкавшие всеми цветами радуги; случались дни мрачные и холодные, как пепел, а некоторые не оставляли вообще никаких воспоминаний. Сегодня она не чувствовала ничего, кроме усталости. Ей хотелось только одного – скорее оказаться в своем маленьком домике в горах, с Тайгом и глупой таксой с печальными глазами, ставшей любимым членом семьи. Она весь день скучала по ним. В конце концов, может, ей лучше было вовсе не приезжать сегодня. Спидометр показывал больше девяноста. Только мысль о Тайге заставила ее сбросить скорость. Но ненадолго. Держа восемьдесят пять, она около пяти вечера подъехала к дому.
Почему она весь день чувствовала такое беспокойство? Она присматривалась к территории, примыкающей к дому, ища глазами собаку и Тайга. Увидев сына, радостно улыбнулась. Он был жив и здоров, не было причин волноваться. Что, черт побери, с ней происходит? Она уезжала из дому не первый раз. Что заставило ее именно сегодня нервничать? Тилли со всем сможет отлично справиться. Женщина казалась такой же довольной, как Тайг, и даже Борт радостно тряс грязной шерстью. Все трое были с ног до головы заляпаны грязью. У Тилли вымазаны даже щеки, а у Тайга волосы, но все выглядели страшно счастливыми.
Тайг размахивал руками и что-то кричал. Пора разобраться. Она вышла из машины. Навстречу мчался Борт, разбрызгивая вокруг себя грязь. Тилли стояла поодаль и стряхивала засохшие комки с плеч. Ее одежду нельзя было назвать элегантной, и Кейт, как всякий раз возвращаясь от Тома, почувствовала себя слишком разодетой. Она посвятила день Тому, наступила очередь Тайга. Кейт глубоко вдохнула свежий деревенский воздух и погладила Борта, от радости вцепившегося ей в брюки.
– Привет, ребята. Что вы тут делаете?
– Мамочка, ты только посмотри! Это все я сделал! Я! Не Тилли! – К черту грязь. Она была счастлива видеть его целым и невредимым. Кейт подхватила его на руки, такого чумазого, но он тут же стал с силой вырываться.
– Идем, мамочка, ты должна посмотреть.
– А можно я тебя сначала поцелую? – Ей удалось-таки один разок его чмокнуть, а он смотрел на нее с хитрой улыбкой, от которой таяло сердце.
– А потом ты пойдешь посмотреть?
– Тогда и пойду. – Он торопливо поцеловал ее в щеку и стал яростно вырываться из объятий. – Подожди, я уже иду, иду. Надеюсь, на сей раз это не змеи... Правда, Тилли? – Она бросила взгляд в сторону пожилой женщины.
Тилли стояла, не проронив ни слова. Она вообще была немногословна, особенно со взрослыми, у нее было больше общего с Тайгом, чем с Кейт. Но они относились друг к другу с теплотой и уважением. Тилли не понимала, что Кейт делает целыми днями за машинкой, но изданная книга, которой она гордилась перед своими знакомыми, произвела на нее впечатление. Дело было не столько в самой книге, рассказывающей о всяких идиотских знаменитостях Сан-Франциско, а в самом факте, что она была издана. Кейт обещала, что через месяц выйдет еще одна. Может быть, однажды она станет знаменитой. В любом случае она была хорошей матерью. И тоже вдовой. Это их объединяло, однако существовала и некоторая дистанция. Кейт никогда не задавалась, и вообще в ее поведении не было ничего особенного. Просто ее отличало нечто такое, что трудно объяснить словами. Утонченность, возможно. Именно такое слово употребляла мать Тилли, говоря о Кейт. А еще она хорошенькая. Может быть, даже красивая, только слишком худая. И в глазах у нее всегда таилась какая-то печаль. После смерти мужа Тилли тоже долго грустила, но ее боль уже несколько притупилась, а у Кейт этот взгляд остался с тех самых пор, как родился Тайг. Иногда Тилли думала, что, даже когда Кейт сидит за машинкой, боль не утихает. Наверное, она все время пишет о страданиях...
Теперь Тилли смотрела, как Кейт обогнула дом, следуя за нетерпеливым сыном, и в изумлении остановилась, а Тайг, улыбаясь во весь рот, крепче взял мать за руку. Какой же он еще маленький, хотя иногда и казался взрослым, наверное, оттого что его мать всегда разговаривала с ним, как с мужчиной. Но он все равно оставался ребенком. Тилли так же воспитывала своих мальчиков после смерти их отца. На нее нахлынули воспоминания при виде ребенка, заглядывающего в лицо матери перед тем местом в саду, где они проработали весь день до самого ее приезда.
– Мы сделали это для тебя. Половина – цветы, половина – овощи, чтобы тебе было из чего делать салаты. Знаешь, перец и всякая всячина. А на следующей неделе посадим зелень. Ты ведь любишь зелень? – Вдруг он стал очень серьезным. – Я хочу посадить тыквы и кокосы.
Кейт заулыбалась и снова нагнулась поцеловать сына.
– Как красиво, Тайг.
– Пока не очень. Но будет. Мы посадили много разных цветов. Все семена купили еще на прошлой неделе. И я их спрятал. – Вот почему у него был такой таинственный вид сегодня утром. Его первый сад...
– Он делал всю тяжелую работу сам. – Тилли подошла поближе и потрепала мальчика по плечу. – Он будет гордиться, когда увидит свой чудный сад в цвету. Совсем уже скоро.
– И помидоры тоже.
У Кейт комок застрял в горле, и вдруг ей стало смешно. Она волновалась о нем весь день, а он в это время сажал для нее сад. Как же прекрасен мир. Несмотря на все эти дальние поездки...
– Знаешь что, Тайг? Я никогда в жизни не получала таких прекрасных подарков.
– Взаправду? Почему?
– Это твоя работа, и мы вместе будем наблюдать, какие вырастут плоды, есть вкусные салаты из овощей, выращенных твоими руками, и рвать красивые цветы. Это и есть самый лучший в мире подарок, солнышко мое.
– Да. – Он огляделся, довольный собой, и торжественно пожал руку Тилли. Обе женщины чуть не лопнули от смеха. Это был замечательный момент.
Вдруг Тилли встрепенулась, вспомнив что-то важное.
– Вам звонили. – Наверное, Фелиция. Кейт кивнула, довольная, но без особого интереса. – Из Нью-Йорка.
– Из Нью-Йорка? – На мгновение у нее екнуло сердце. Нью-Йорк? Не может быть. Наверное, из главного офиса ее страховой компании. Или что-то в этом роде. Нечего так волноваться. Все ясно. Прошло шесть лет, чего она могла ожидать еще.
– Они просили, чтобы вы позвонили.
– Сейчас, наверное, уже поздно. – Было уже пять тридцать на Западе, тремя часами позже на Востоке. Но Кейт не расстроилась.
Тилли неторопливо покачала головой:
– Да. Он так и сказал, что, может быть, слишком поздно. И оставил номер телефона в Лос-Анджелесе.
Ее сердце снова екнуло. На этот раз сильнее. Смешно, сама с собой играет в кошки-мышки. Почему она сегодня такая взвинченная?
– Я все записала.
– Пойду-ка в дом посмотрю. – И, взглянув на Тайга с нежной улыбкой, Кейт ласково сказала: – Спасибо за прекрасный сад, солнышко мое. Я люблю его, и я люблю тебя. – Она нагнулась к нему и крепко прижала к себе. Потом, взявшись за руки, они направились в дом, сопровождаемые прыгающим вокруг Бортом. – Выпьете чашечку кофе, Тилли?
Но пожилая женщина отрицательно покачала головой:
– Мне надо домой. Сегодня у нас ужинают дети Джейка, а у меня еще ничего не готово. – Она, как всегда, преуменьшала. У Джейка девять детей, так что ей надо было рассчитывать на двенадцать, а то и больше человек. Дети всегда норовили привести к Тилли своих друзей. Но Тилли была всегда наготове.
Женщина села в свой джип, помахав на прощание, высунулась в окно и спросила:
– У тебя на этой неделе еще будут занятия, Кейт?
Странно, что она об этом спрашивала. Кейт, прищурившись, посмотрела на нее. Как правило, она навещала Тома два раза в неделю, но сегодня по дороге домой вдруг засомневалась, ехать ли второй раз на этой неделе.
– Можно, я скажу завтра? – Это никак не отразилось бы на зарплате Тилли, на сумме, установленной за работу два раза в неделю ежемесячно. Так было проще – выписывать чек раз в месяц, и это устраивало обеих. Если Кейт хотелось пойти в кино, она забрасывала Тайга к Тилли, а на обратном пути забирала. Тилли не тяготилась мальчиком, она относилась к нему как к одному из своих внучат. Правда, Кейт не так уж часто выбиралась из дома. Обычно она проводила все вечера за машинкой. Вечерние выходы напоминали ей прежнюю жизнь с Томом, и ей очень не хватало его.
– Конечно, позвони мне завтра или послезавтра, как тебе будет удобно, Кейт. В любом случае это твой день.
– Спасибо. – Кейт улыбнулась и помахала Тилли рукой, слегка подталкивая Тайга в дом. Может быть, она действительно устроит себе выходной, а потом вернет Тому пропущенный день. Посадит вместе с Тайгом еще что-нибудь... Какая блестящая идея пришла в голову Тилли! Ей так необходима разрядка.
– Что на обед? – Тайг повалился на пол вместе с Бортом, к неудовольствию матери.
– Пирожки с грязью, дружочек, если ты немедленно не отправишься в ванную и не умоешься. Заодно помой и Борта.
– Ну, мамочка... Я хочу посмотреть...
– Посмотри лучше на мыло и воду, мистер, и побыстрей! Она решительно потащила его в ванную. По дороге на глаза попалась записка Тилли, и она вспомнила о звонке из Нью-Йорка. Это был номер офиса агентства, филиалом которого в Лос-Анджелесе она пользовалась для продажи прав на свои книги. Все издательства находились в Нью-Йорке, и ее агент переправлял туда ее рукописи. Он постоянно держал руку на пульсе и предрекал ей, что в один прекрасный день они продадут права и на фильм, одна мысль о чем вызывала у нее смех. Это была голубая мечта всех авторов, но новички верили только в свою счастливую звезду. Она отлично понимала это и была чертовски благодарна за то, что у нее покупали права и время от времени платили по две тысячи баксов. Это позволяло добавлять понемногу к небольшому доходу, который она получала от инвестиций Тома, чтобы безбедно существовать с Тайгом.
Итак, она написала книгу и послала агенту в Лос-Анджелес, который, в свою очередь, отослал ее в Нью-Йорк. Через два месяца ей позвонили оттуда выяснить, жива ли она, и сообщили, что продали книгу. Потом Кейт получила чек, кроме того, два раза за год ей были представлены отчеты о поступающем гонораре. Первый раз у них ушел год на то, чтобы продать книгу, второй раз потребовалось ровно столько же на то, чтобы сообщить ей, что ее новая книга застряла и пока нет возможности реализовать ее. Но Кейт уверили, что они «не теряют надежды». Это произошло год назад.
Наконец ее уведомили, что книга выходит в следующем месяце. Такие сроки совершенно нормальны по издательским стандартам; она знала, что издатели иногда держат книгу два, а то и три года перед тем, как выпустить в свет. Она получила аванс в три тысячи долларов, и все. Это ее больше не огорчало. Когда книга выйдет, она может сама узнать по списку в ближайшем магазине, если не лень будет туда сходить. Через год она выйдет из печати. Все будет идти своим чередом, как всегда. По крайней мере Кейт ее написала, и этой книгой сама была довольна.
Она немного нервничала, удастся ли ее продать. Сюжет был очень близок к ее личной жизни. Она даже боялась, что ее могут вспомнить. Но как? Издатели не делают рекламу неизвестным авторам. Кто такая Кейтлин Харпер? Никто. В конце концов она написала роман, в котором рассказывается о профессиональном футболе и о том давлении, которое оказывают на игроков и их жен. Работа над книгой пошла ей на пользу: она освободилась от старых призраков. Там было много о Томе, о том прежнем Томе, которого она так любила, а не о том, которого сломали обстоятельства.
– Мамочка, обед готов?
Голосок сына пробудил ее от грез. Она простояла у телефона минут пять, размышляя о книге и прикидывая, что могло понадобиться от нее издательству. Может быть, что-то не так. Отсрочка. Заставят подождать еще год. Ну и что? В конце концов она получила свой аванс. В голове уже зреет новый замысел. А вокруг – ее настоящая жизнь: Тайг, грязь на кухонном полу, и никому нет дела до того, что она пишет. Это ее личное дело.
– Я еще не приготовила.
– Но я хочу есть.
Она увидела перед собой маленького усталого ребенка. Он целый день усердно работал, и вот результат. Но она тоже устала.
– Тайг, – еле слышно проговорила она, – почему ты вышел из ванной? Пойди пока искупайся, а я за это время что-нибудь приготовлю. Мне еще надо позвонить.
– Кому? – Из ребенка он вдруг превратился в зверька. Но ему только шесть лет. Не вредно это вспоминать время от времени.
– По делу. Ну давай, солнышко. Будь умницей.
– Ну... ладно... уж... – Тайг ушел, что-то ворча себе под нос, за ним по пятам – Борт. – Но я хочу есть! – капризно крикнул он уже из ванной.
– Знаю. Я тоже!
Черт побери, Кейт совершенно не хотелось повышать на него голос. Она набрала номер агентства в Лос-Анджелесе, не рассчитывая, что застанет там кого-то. А если нет, позвонит утром в Нью-Йорк. Однако трубку быстро сняла секретарша и соединила ее с литературным агентом, с которым Кейт всегда имела дело, Стюартом Уэйнбергом. Она с ним никогда еще не виделась, но, общаясь много лет по телефону, они считали себя добрыми друзьями.
– Стю? Это Кейт Харпер. Как дела?
– Прекрасно. – Она представляла его себе молодым человеком небольшого роста, худым, нервным и, возможно, привлекательным, с темными волосами и в дорогой одежде. По телефону было похоже, что он сегодня в хорошем настроении. – А как ты там в своей глухомани?
– Не так уж далеко от Лос-Анджелеса. Какая же это глухомань? – Оба рассмеялись. Это была их всегдашняя игра. – Знаешь, – продолжала она, – мне звонил Билл Парсонс из Нью-Йорка. Не поняла зачем, но он просил меня позвонить ему или тебе, если я поздно вернусь, вот я и звоню. Не ожидала застать тебя в такое время.
– Вот видишь, как мы усердно на тебя работаем, мадам? Можно сказать, не покладая рук.
– Замолчи, а то мне будет плохо.
– Извини. Я просто подумал, что заслуживаю немного сочувствия.
– Мама! Я хочу есть! – раздалось из ванной, а потом послышался страшный всплеск и визг Борта.
Господи!
– Остынь!
– Что? – Уэйнберг смутился, а Кейт засмеялась.
– У меня тут сумасшедший дом. Кажется, мой ребенок утопил собаку.
– Неплохая идея. – Он хохотнул, а Кейт потянулась за сигаретой. Она не могла понять почему, но разговор с ним действовал на нее успокаивающе.
– Стю?
– Да, мэм? – Он говорил немного таинственно, как Тайг сегодня утром, когда собирался сделать ей сюрприз.
– Ты не знаешь, зачем Парсонс просил меня тебе позвонить?
– Знаю.
– Ну, и... – Что он тянет? Она умирает от любопытства.
– Ты хорошо сидишь?
– Они не будут издавать мою книгу? – У Кейт упало сердце, комок подступил горлу. Значит, ее ждут трудности и с новой книгой.
– Кейт... – Он долго молчал, а она стиснула зубы, стараясь взять себя в руки. – Сегодня на редкость удивительный день, дорогая. Парсонс заключил сделку в Нью-Йорке. А я здесь. Он продал права на твою книгу в мягкой обложке массовым тиражом, а я продал права на фильм.
Она разинула рот и долго не могла вымолвить ни слова. На нее обрушилось все сразу: слезы, замешательство, хаос. Колотилось сердце, гудело в голове.
– О Господи! – И вдруг она рассмеялась. – О Господи!
– Кейт, ты вряд ли поняла, что я тебе сказал, так что поговорим завтра. Нам теперь предстоит часто разговаривать в ближайшие месяцы. Контракты, планы, реклама. Надо многое обсудить. Я надеюсь, ты приедешь в Лос-Анджелес, чтобы мы могли с тобой вместе это отпраздновать.
– А нельзя это сделать по телефону? – В ее душу закралась растерянность. Что происходит?
– Обсудим все потом. Кстати, права на издание в мягкой обложке проданы за четыреста пятьдесят тысяч долларов. И... – Он снова сделал паузу, показавшуюся вечной. – Я продал фильм за сто двадцать пять. Деньги за книгу тебе придется разделить с издательством пополам, но остается кругленькая сумма.
– Бог мой, Стю, остается двести двадцать пять? – Она была сражена.
– Все говорят, ты сможешь заработать на этой книге триста пятьдесят тысяч долларов. Не считая потиражных, славы и будущей карьеры. Малышка, это может оказаться хорошим стартом к большому успеху. На самом деле, я бы сказал, ты его уже имеешь. Парсонс разговаривал с издателем о возможности выпуска книги в твердой обложке, и они договорились до тиража в двадцать пять тысяч экземпляров. Для твердой обложки это великолепно.
– Неужели? Правда?
– Мамочка, принеси мне полотенце!
– Заткнись!
– Не волнуйся, Кейт.
– Не знаю, что и сказать. Я не ожидала такого поворота.
– Это только начало.
О Боже, а что, если теперь кто-нибудь вспомнит о Томе? Что, если кто-нибудь догадается о связи между ее книгой и тем, что случилось шесть с половиной лет назад? Что, если...
– Кейт?
– Извини, Стю. Я просто пытаюсь переварить.
– Понимаю, это не так просто. Иди отдохни и расслабься, мы все обсудим завтра. Договорились?
– Ладно. И вот что, Стю... Я не нахожу слов. Я... просто выбита из седла... Это... Ты...
– Поздравляю, Кейт.
Она вздохнула и улыбнулась в трубку:
– Спасибо.
Повесив трубку, она еще с минуту сидела на стуле, пытаясь собраться с мыслями. Триста пятьдесят тысяч долларов? Господи! А что еще? На что он намекал, говоря, что это только начало? Что...
– Мамочка! Я уже помылся!
Да, там, в ванной, и была реальность. Тайг Харпер сидел в ванной в обнимку с собакой, в ковбойской шляпе, а вокруг, даже в холле, весь пол был залит водой.
– Какого черта ты не выходишь? – Она с трудом переступила через мыльную лужу. – Ради Бога, что ты наделал, Тайг!
Мальчик обиделся, увидев злость в ее глазах.
– Я же сделал для тебя сад!
– А я продала фильм! Я... О, Тайг... – Она села рядом с ванной прямо в лужу и во весь рот улыбнулась сыну, в то время как из глаз у нее катились слезы. – Я продала фильм!
– Правда? – Он задумчиво смотрел на ее лицо, залитое слезами радости, и кивал головой. – Ну и что?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100