Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

Дождь лил как из ведра, когда Кейт возвращалась из Кармела в Сан-Франциско. Где та замечательная октябрьская погода, о которой всегда рассказывала Фелиция? Боже мой, каждый день льют дожди. Даже в Кармеле шел дождь. На Тома он так тяжело действовал. Он стал бледным, плохо ел. В последнее время он выглядел как тяжелобольной ребенок. Он мог часами держать ее руку в своей, умоляя рассказывать ему сказки, и смотреть на нее такими глазами, как будто он узнал ее. Но нет. Эти глаза ничего не помнили. Том тянул к ней свои руки с криком «Кэти» точно так же, как Тайг с криком «мама». Теперь он казался еще более беспомощным. Он совсем разучился шутить, улыбаться. Мистера Эрхарда это тоже беспокоило. Но главврач сказал, что это нормально. Нормально... Что, черт возьми, было нормального в человеке, который впал в детство? В человеке, который когда-то был таким жизнелюбивым, а теперь вынужден жить в инвалидной коляске, пуская бумажные самолетики для семилетних? Но доктор утверждал, что у таких больных, как Том, бывают состояния «увядания» время от времени... В настоящее время, когда у него наступил один из этих «периодов», возможно восстановление, если кто-то будет поддерживать в нем интерес к жизни. Однако, заметил главврач, это не всегда помогает. Он признался также, что эти периоды в дальнейшем могут наступать все чаще, пока не наступит конец. Это соответствует его неврологическому состоянию и неизбежно, но пока не актуально. Впервые за семь лет она ясно поняла, насколько тяжело его состояние. Что бы там ни было, но он уже месяц был в плохом настроении. А Ник настаивает, чтобы она прекратила поездки в Кармел. Боже!
Она вздохнула, сворачивая на Франклин-стрит. Как хорошо вернуться домой. Она так устала. Слава Богу, Ник еще спал, когда она уезжала утром. Две недели она вставала раньше его, чтобы не встречаться за завтраком. И делала все возможное, чтобы отвлечь его мысли от Кармела.
Она свернула налево, на Грин-стрит, и поехала на запад, почти до Пресидио, затем нырнула в узкий, извилистый мощеный переулок, где, спрятавшись за деревьями и кустами, уютно расположился их дом. Прожив в нем немного больше месяца, она успела полюбить его больше, чем какой-либо другой дом, в котором она раньше жила. Может быть, потому, что была здесь счастлива.
Со вздохом облегчения она вошла в дом. Было всего двадцать минут пятого. Тайг ушел на урок рисования и вернется не раньше пяти. «Феррари» нигде не было видно. Она вне опасности. Никаких объяснений, никаких извинений, никакой легкомысленной болтовни, чтобы скрыть тревогу и страдание. Трудно встречаться с Ником после тяжелой поездки. Кейт сняла мокрые туфли и оставила их на коврике в холле. Свой зонтик она повесила в кухне и со вздохом уселась за стол, положив голову на руки.
– Привет, Кейт, – услышала она совсем рядом и вскочила от неожиданности. – О, дорогая, прости, я тебя напугал. – Ник обнял ее, потому что Кейт вся дрожала. Она онемела. Она и не предполагала, что Ник дома. Но он сидел здесь, поджидая ее, а она даже не заметила.
– Ты меня напугал, – устало улыбнулась она. – Я не знала, что ты уже вернулся. Как прошел день?
Усиленные попытки казаться спокойной не могли обмануть его. Он взглянул на нее отчужденно и пошел к плите, даже не удосужившись ответить.
– Выпьешь чаю?
– С удовольствием. Что-нибудь не так? – Ей не нравился его взгляд. Она почувствовала сильное сердцебиение, как во время последней стычки из-за Кармела. Но на этот раз дело обстояло гораздо хуже, она это ясно понимала. – Что-нибудь не так? – повторила она.
– Нет, ничего, – медленно произнес он, взвешивая каждое слово. – Я скучал по тебе сегодня.
Он повернулся к ней, держа в руках чашку чая. Он даже заранее вскипятил воду, а она не заметила пара. Когда она вошла в кухню, она была выжата как лимон. Сейчас Кейт была страшно напугана, но все еще не понимала чем.
– Я тоже скучала по тебе.
Он кивнул и взял вторую чашку.
– Идем наверх.
– Пошли.
Он не ответил на ее улыбку, когда она взяла свою чашку и покорно поплелась за ним в кабинет на третьем этаже, где он медленно уселся в свое любимое кресло. Оно было большое, красное, гладкое и потрясающе мягкое и вкусно пахло дорогой кожей. Но неожиданно Ник поставил чашку и протянул к ней руки. Она охотно подошла и опустилась рядом с ним на колени.
– Я люблю тебя, Ник.
– Я знаю. Я тоже тебя люблю. Как никого в жизни. – Он нагнул к ней голову, устало улыбнулся и вздохнул. – Нам надо поговорить. Мне многое надо тебе сказать. Хочу начать прежде всего с того, что я люблю тебя. Я чертовски долго ждал, чтобы ты меня полюбила так же, но напрасно. Так что настало время сесть и спокойно все выяснить. Больше всего меня беспокоит, что ты мне не доверяешь.
Кейт похолодела.
– Это неправда, – сказала она с болью в голосе, но сердце забилось от ужаса. Что он имеет в виду? Кто рассказал?
– Это чистая правда. Если бы ты доверяла мне, ты бы рассказала о Кармеле. О Томе. – Воцарилось гробовое молчание.
– Что о Томе? – упрямо спросила она, дрожащими руками ставя чашку на стол.
– Я кое-что знаю, Кейт. У меня были смутные подозрения с самого начала. Твои знания о футболе, закулисные дела, отдельные вещи, о которых ты упоминала. Я провел небольшое расследование – совсем небольшое – и выяснил, что ты была замужем за Томом Харпером, тем самым Томом Харпером, который выстрелил в себя и остался парализованным и умственно, ну... я не могу подобрать правильных слов. Знаю только, что его отправили в санаторий в Кармеле после длительного лечения в больнице. Тогда-то мне и стало известно, что он не умер и, по-видимому, до сих пор жив. Я думаю, поэтому ты и ездишь в Кармел. Навещать его, а не учить отсталых детей. Я могу это понять, Кейт, могу принять, но чего не могу понять, так это почему ты не делишься этим со мной, почему все эти месяцы не скажешь правду. Это причиняет мне боль.
В глазах у них обоих были слезы. Кейт прерывисто вздохнула, когда он перестал говорить.
– Почему ты не говорил мне, что все знаешь? Я вела себя как последняя дура все это время, не так ли?
– Тебя сейчас это беспокоит? То, что ты вела себя как дура? – вдруг рассердился он, а она затрясла головой и отвернулась.
– Нет. Я... я просто не знаю, что сказать.
– Расскажи мне всю правду, Кейт, что происходит на самом деле. В каком он состоянии, любишь ли ты его до сих пор, можем ли мы оставаться вместе... Я не знаю, есть ли у нас надежда на будущее и есть ли такая надежда у него. Я имею право об этом знать, я имел право на это с самого начала. Я не говорил тебе, что все знаю, потому что хотел, чтобы ты мне сама сказала. Ты этого так и не сделала, и мне пришлось ссориться с тобой.
– Я считала, что оберегала нас обоих.
– А может быть, себя одну? – Он отвернулся от нее и посмотрел на залив.
– Да, – сказала она очень спокойно. – Может быть, только себя. Я люблю тебя, Ник. Я не хотела потерять тебя. У меня никогда раньше ни с кем не было так, как с тобой. Том знал меня девочкой. С ним я была ребенком, пока... пока не произошел несчастный случай. А теперь он сам превратился в ребенка. Он как маленький, Ник. Играет в игрушки, рисует, он менее развит, чем Тайг. Он плачет... Я нужна ему. Он получает от меня все, что хочет. Я не могу у него этого отнять, не могу бросить его в таком состоянии. – У нее дрожал голос.
– Никто тебя об этом и не просит, Кейт. Я бы никогда не стал тебя удерживать. Но я просто хотел знать. Хотел услышать от тебя лично. Он долго будет оставаться таким?
– До самого конца. Может быть, несколько недель, а может, много месяцев и даже лет. Никто не знает. Пока... я к нему приезжаю.
– Как ты это выдерживаешь! – Он повернул к ней лицо, полное сочувствия и боли.
Она улыбнулась виноватой улыбкой.
– Я должна это делать для него, Ник. Когда-то он был для меня всем. У меня никого не осталось, кроме него, когда мои родители закрыли передо мной дверь. Он дал мне все. Теперь я обязана дать ему хотя бы несколько часов в неделю. Я должна выкраивать для него время, – сказала она, не желая сдаваться.
– Я понимаю. – Ник подошёл к ней и обнял со вздохом. – Ты должна продолжать навещать его. Я уважаю тебя за это. Мне только жаль, что я ничем не могу тебе помочь.
– Теперь это не так тяжело. Я давным-давно привыкла. Если к этому вообще можно привыкнуть. По крайней мере меня это больше не приводит в шок и не разрывает сердце на куски, как раньше.
– Фелиция была в курсе дела, дорогая?
Он прижал ее крепче, и она посмотрела на него с легкой улыбкой. Какое облегчение поговорить с ним о Томе, как она ненавидела себя за то, что не сделала этого раньше.
– Да. Она с самого начала была в курсе всех дел. Она здорово помогла мне. Даже присутствовала при родах Тайга.
– Жаль, что меня тогда не было рядом.
Кейт устало улыбнулась. Такого чувства покоя она не испытывала уже много лет. Наконец он все узнал. Между ними не оставалось больше никаких секретов. Никаких опасений, что он может узнать.
– Я боялась твоей реакции, если ты узнаешь.
– Почему?
– Потому что я замужем. Потому что несвободна. Это нечестно по отношению к тебе.
– Какое это имеет значение? Однажды ты перестанешь быть замужем. Это наше время, Кейт. У нас впереди вся жизнь.
– Ты бесподобный человек, Николас Уотерман.
– Какая чушь. Как ты, Кейт?
– М-м?
– Твои родители не пытались встретиться с тобой после того, как он... после несчастного случая? – Он понял, что этот эвфемизм она употребляла вместо слова «застрелился».
– Никогда. Они приняли решение, когда я ушла с Томом, и все. То, что он сделал, только подтвердило их мнение о нем, а что касается меня, я для них ничуть не лучше его. Я получила по заслугам. Они видели только белое или черное, никаких полутонов. Были люди, которых они признавали, других решительно отвергали... Меня перестали признавать из-за Тома, этим они оправдывали себя за то, что вычеркнули меня из своей жизни.
– Не понимаю, как они могли так поступить.
– Я тоже, но это уже не моя проблема. Это было очень и очень давно. В далеком прошлом. И я рада. На самом деле все прошло. Единственное, что будет со мной всегда, это мои обязательства по отношению к Тому.
– Тайг не знает, верно? – Он был уверен в отрицательном ответе, но, может быть, мальчик тоже скрывал от него.
– Нет. Фелиция считает, я должна ему рассказать, но я еще не решила. Может быть, скоро решусь и поговорю с ним.
Ник кивнул, потом как-то странно посмотрел на нее.
– Можно задать тебе нелегкий вопрос?
– Конечно.
– Ты... все еще любишь Тома? – выдавил он из себя, потому что считал необходимым знать наверняка.
Она ответила с изумлением:
– Неужели ты думаешь, что я могла бы так любить тебя, жить с тобой, принадлежать тебе, если бы по-прежнему любила его? Да, я люблю его – как ребенка, как Тайга. Он не мужчина, Ник, он мое прошлое... всего лишь призрак...
– Прости, что я спросил.
– Не за что. Ты имеешь право услышать все ответы. Тебе, наверное, трудно понять. Я не люблю Тома как мужчину. До того как ты появился, мне иногда казалось, что есть какой-то проблеск. Но это было не так. Я просто ездила его навещать. Потому что когда-то он был добр ко мне, потому что я любила его больше всех на свете и потому, что он отец Тайга. – Внезапно она опять начала плакать, слезы так и хлынули по щекам. – Я люблю тебя, Ник, я люблю тебя... как... никогда его не любила. Все это время я ждала тебя.
Ник протянул к ней руки и с невероятной силой стиснул ее. Она была ему очень нужна.
– О, дорогой, прости. – Кейт со вздохом освободилась из его объятий. – Я все время боялась, что, если книга будет иметь успех, кто-нибудь меня непременно вспомнит. Кто-нибудь раскопает все это дерьмо и размажет по моему лицу. – Он съежился при мысли, через что ей пришлось пройти. Удивительно, что она вообще согласилась поехать в Лос-Анджелес. – И когда ты сказал, что раньше играл в футбол, я чуть не умерла со страху. – Она засмеялась, но у него все еще было хмурое лицо.
– Самое смешное, я его знал, правда, не очень хорошо. Я только пришел в футбол, а он уже был на вершине славы. Он казался тогда очень славным парнем.
– Он и был славным парнем. – Кейт стало грустно. «Он был».
– Что толкнуло его на такой поступок? Что сломало его? В газетах, которые я просмотрел, не было серьезного анализа. Создавалось впечатление, что репортеров не интересовала причина.
– Давление. Страх. С ним собирались расторгнуть контракт из-за возраста, и это свело его с ума. У него ничего в жизни не было, кроме футбола. Он не знал, чем еще может заняться. Вдобавок не туда вложил деньги, а хотел, чтобы у будущего ребенка все было. Больше ни о чем не мог думать. «Его сын». Ему нужно было продержаться еще один сезон, чтобы скопить состояние для Тайга. А они его выперли. Ты читал газеты, значит, остальное уже знаешь. Ник мрачно кивнул.
– Том знает о Тайге?
– Он ничего не понимает. Я навещала его всю беременность. У него не было ко мне никакого интереса, он считал, что я просто растолстела.
– Какие-нибудь перемены произошли за эти годы? – спросил Ник смущенно.
– Нет, только за последние несколько недель. Он сам не свой. Но врачи не находят в этом ничего особенного.
– Это приличное место?
– Да, очень. – Она потянулась к нему, и тогда он присел рядом с ней на ковер. – Я люблю тебя, мистер Уотерман, хотя ты и напугал меня. Я думала, ты собираешься объявить мне, что между нами все кончено.
– Что за мысли, сумасшедшая женщина? Как ты могла подумать, что я отпущу тебя?
– Я замужняя женщина, Ник, – сказала она с отчаянием. Она знала, как сильно он хотел жениться, создать свою семью. А у них нет возможности. До тех пор, пока жив Том.
– Ну и что? Тебя беспокоит, что ты замужем, Кейт? Она просто покачала головой.
– Я тщательно обдумала все, прежде чем поехала к тебе в Санта-Барбару. В душе я больше не замужем за Томом.
– Это единственное, что имеет значение. Остальное никого не касается, кроме нас с тобой. Это единственная причина, по которой ты не хотела говорить мне, Кейт?
– Нет... я... Ладно, это только часть правды. Другая часть – это трусость, наверное. Я слишком долго не впускала никого в это святая святых, а когда поняла, что должна тебе рассказать, никак не могла собраться с духом и признаться, что врала тебе с самого начала. Как можно было сказать: «Знаешь, милый, когда я говорила тебе, что я вдова, я на самом деле наврала. Мой муж в санатории в Кармеле, и я навещаю его два раза в неделю». Я не знаю, Ник, это, наверное, звучит нелепо, но, рассказывая, признаваясь, как бы воскрешаешь прошлое. Это как будто снова все пережить.
– Прости, дорогая. – Он прижал ее к себе.
– Знаешь, что еще меня пугало? Я боялась, что, узнав правду, ты не позволишь мне навещать Тома. Я не могла бросить его. Он для меня тоже слишком много значит. Это мой долг, пока он не умрет.
– Это единственная причина? Потому что ты «должна» ему. Она тряхнула головой:
– Нет. По многим причинам. Потому что я любила его, потому что временами он давал мне силу, потому что... у меня Тайг... Я не могла перестать к нему ездить, я не ожидала, что кто-то поймет меня. Даже ты. Есть в этом здравый смысл?
– Много смысла, Кейт. Но у меня нет права удерживать тебя. Ни у кого нет такого права.
– Ты это сможешь вытерпеть?
– Теперь, когда мы все выяснили, смогу. Я уважаю то, что ты делаешь, Кейт. Боже мой, если бы такое случилось со мной... Невероятно осознавать, что кто-то так заботится о тебе, волнуется, навещает столько лет.
Она вздохнула:
– Все не так благородно, как ты думаешь. Иногда бывает чертовски трудно. Временами так изматывает, что я начинаю ненавидеть...
– Но ты это делаешь, вот в чем дело.
– Может быть. И я должна продолжать, Ник.
– Я тебя понимаю. – Он отхлебнул чай и снова посмотрел на нее. – Что ты собираешься делать, если вдруг кто-нибудь раскопает твое прошлое? Я считаю, ты должна предвидеть такую возможность.
– И да и нет. Единственный путь выйти из скорлупы – это притвориться, что ничего подобного никогда не произойдет. Если бы я на самом деле знала, что так может случиться, я бы никогда больше не вышла из дома.
– Это было бы здорово! – Он наконец-то улыбнулся, впервые за весь этот час. – Я говорю серьезно.
– Не знаю, любимый. – Она глубоко вздохнула и легла на ковер. – Я не знаю, что бы я делала, правда. Убежала, впала в панику, не знаю. Конечно, у меня остается еще Тайг. – Она вздохнула и кое-что вспомнила, взглянув на Ника. – Помнишь банкет, на который ты повел меня в Лос-Анджелесе после того, как я побывала на шоу у Джаспера?
Он кивнул.
– Тот парень, который тебя чем-то расстроил? Он узнал? – Господи, неудивительно, что она сбежала.
– Не совсем. Он просто вспомнил фамилию Харпер. И начал рассказывать о футболисте по имени «Джо, или Джим, или как там его», который сошел с ума. Он более или менее правильно изложил всю историю. И в шутку спросил, не связана ли я с ним. А я запаниковала.
– Бедняжка. Неудивительно. Какого черта ты не сменила фамилию после того, что случилось?
– Мне казалось, что не стоит этого делать из-за Тайга. Тайг все-таки его сын. И должен быть Тайгом Харпером. Да и Тома не хотелось оскорблять. Разумеется, он ничего бы не понял, но просто у меня всегда было к нему чувство лояльности.
– А кстати, как быть с Тайгом? Ты не можешь скрывать от него вечно. Если кто-нибудь расскажет ему однажды, что его отец чуть не убил двоих и фактически уничтожил себя, у него будет искалечена вся жизнь. Кейт, ты обязана рассказать ему правду. Правду, которую он в состоянии переварить. Он когда-нибудь его увидит?
– Никогда. Это невозможно. Том не поймет, и это расстроит Тайга. Это не папа. Это чужой беспомощный ребенок в облике мужчины. А теперь он к тому же очень плохо выглядит. Тайг еще недостаточно вырос, чтобы выдержать такое. Да и зачем? Он не знает отца. Так лучше. А к тому времени, когда Тайг станет достаточно взрослым, тогда... – Кейт замолчала, и вдруг послышались тихие всхлипывания. Она взглянула на Ника – он был хмурым, но не плакал. – Что с тобой? – Она осторожно села.
Ник мотнул головой.
– Ничего.
– Я слышала... О Господи... – И тут до нее дошло. Они оба забыли, что Тайга должен привезти школьный автобус. Часы за спиной Ника показывали пять пятнадцать. Тайг дома уже полчаса. Достаточно, чтобы... И, не раздумывая, она вскочила, распахнула дверь и увидела плачущего сына. Они одновременно кинулись к нему, а он ринулся вниз по лестнице, выкрикивая сквозь рыдания:
– Оставьте меня в покое!.. Оставьте меня в покое!..




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100