Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Кейт последний раз посмотрела на себя в зеркало перед тем, как выйти из бунгало. Она собиралась взять такси, чтобы не заблудиться в Лос-Анджелесе, но час назад позвонила секретарша Ника и сказала, что он посылает за ней машину к шести. Дежурный только что сообщил, что машина уже пришла. Она дважды в панике звонила Фелиции, поговорила с Тайгом, поплавала в бассейне, вымыла голову, привела в порядок руки, надела другие серьги, три раза меняла туфли. Наконец она была готова. Все-таки она чувствовала, что похожа в этом платье на торт. Правда, очень дорогой торт.
Декольте обнажало красивые узкие плечи и подчеркивало длинную, тонкую шею. Сзади платье было сильно открыто, но Кейт надеялась, что этого никто не увидит, потому что будет сидеть лицом к камере. Кейт остановила свой выбор на синих босоножках, которые Лиция посоветовала ей надеть к этому платью, и жемчужных серьгах. Волосы уложила в скромный пучок. Такую прическу носила ее мать, когда они виделись в последний раз, но об этом не хотелось вспоминать. Кроме серег, на ней не было никаких украшений, не считая обручального кольца. Зеркало сказало ей, что ее выбор правильный. Кейт надеялась понравиться Нику и, поймав себя на этой мысли, снова покраснела. Она уже не рассматривала Ника как просто продюсера, наставника, друга, советника, она поняла, что смотрит на него как на мужчину. Ее смущали такие чувства к человеку, с которым познакомилась всего несколько часов назад. Хотелось понравиться ему в этом наряде. Если он не одобрит ее туалет, она сойдет с ума. Кейт решила не ходить по магазинам после ленча, рискнув надеть единственное подходящее платье, которое взяла с собой. Фелиция убедила ее, что все упадут в обморок, а она в конце концов всегда оказывалась права.
Кейт накинула на плечи шаль, подхватила сумочку и открыла дверь. Довольно! Это слово не шло у нее из головы. Довольно. Она не должна идти на поводу у своих чувств. С этой мыслью Кейт быстро направилась к главному вестибюлю, где стоял швейцар.
– Миссис Харпер?
Откуда, черт возьми, он знает? Здесь ходят толпы людей. Это поразило ее. Она обратила внимание на длинное манто из шиншиллы на очень старой, уродливой женщине, прошествовавшей мимо в сопровождении трех «шестерок», и обернулась к швейцару:
– Да. Я миссис Харпер.
– Машина ждет вас.
Он подал знак, и бесконечно длинный «мерседес» шоколадного цвета остановился возле Кейт. Ну чем не Золушка! Ей хотелось засмеяться, но она не посмела.
– Спасибо.
Водитель открыл дверцу, опередив швейцара, двое мужчин в униформах стояли и ждали, пока она сядет. Кейт с трудом подавила желание ущипнуть себя за руку. Ей вдруг смертельно захотелось увидеть Ника и поговорить с ним, но – увы! – это было невозможно. Для него все это повседневность. Для нее – единственный случай в жизни.
Машина быстро ехала по незнакомым улицам, усаженным пальмами, где она наверняка бы заблудилась, пока не остановилась у высокого незатейливого здания песочного цвета. Вот и студия. Шофер вышел и открыл ей дверцу. Трудно было удержаться, чтобы не посмотреть по сторонам, но она напомнила себе, что Золушка потеряла хрустальный башмачок и чуть не разбила себе задницу на лестнице.
– Спасибо. – Она улыбнулась водителю, по-прежнему ощущая себя Кейт, а не «миссис Харпер». Но постепенно начинала привыкать и к «миссис Харпер». Кейтлин Харпер. Писательница.
Два охранника внутри здания попросили у нее пропуск. Но прежде чем она успела вытащить его из сумочки, появилась молодая женщина с копной светлых волос и улыбнулась охранникам.
– Я провожу вас наверх, миссис Харпер.
Оба охранника тоже улыбались, глядя на блондинку. На ней были джинсы, туфли от Гуччи и прозрачная белая блузочка. Рядом с ней Кейт чувствовала себя матроной. Девушке на вид было года двадцать два, но в ней присутствовало нечто такое, чего никогда не было у Кейт. Разве что тысячу лет назад...
– В «красной» комнате все готово. – Девушка дружелюбно болтала, пока они поднимались в лифте на второй этаж. С таким же успехом можно было подняться пешком, но Кейт поняла, что в этом городе каждое действие имеет определенное значение.
Они пошли по коридору, стены которого пестрели от фотографий. Кейт успела их мельком рассмотреть. Кадры из знаменитых фильмов, вырезки из газет, даже несколько снимков обложек книг. Интересно, поместят ли в один прекрасный день и ее фотографию? Ей вдруг безумно захотелось этого. Кейтлин Харпер... Ха! Это я! Посмотрите на меня! Я Кейт! Но девушка уже взялась за ручку двери. Святая святых. Цепь охранников внутри и снаружи, дверь, открывающаяся собственным ключом. Они вошли в холл, на сей раз белый, устланный белым ковром. Белый ковер? Как это непривычно. Но, видно, никто не брал в голову, главное, чтобы было красиво. Еще фотографии. На большинстве из них Джаспер Кейс. Привлекательный мужчина с посеребренными волосами, он казался очень высоким. В нем чувствовалась определенная элегантность. Английский акцент, считала Кейт, шел на пользу великолепному облику. Его интервью славились на телевидении, потому что он никогда не был претенциозным, жестким, не давил на собеседника. Своей теплотой, любознательностью, заинтересованностью ему всегда удавалось втянуть в разговор приглашенных на передачу. Человек, сидящий у себя дома перед телевизором и смотрящий Джаспера перед сном, ощущал, что гости Джаспера беседуют в его собственной гостиной.
Кейт, увлеченная фотографиями, вдруг увидела, как широко распахнулась еще одна дверь, открытая одним из волшебных ключей девушки, и она попала в гостевую комнату, необычайно мягкого розового цвета, которая показалась ей очень красивой. Здесь стояли диван, несколько кресел, шезлонг, туалетный столик, заросли орхидей и других чудес с листьями, свисающими с потолка. Вот бы ей такой кабинет, а не ту дыру, в которой она, как и большинство писателей, работала...
– Здесь, миссис Харпер, вы можете переодеться или прилечь. Что угодно. Комната в вашем полном распоряжении. Когда будете готовы, нажмите кнопку, и я отведу вас в «красную» комнату.
Зачем Кейт «красная» комната, когда ей и в этой, розовой, было очень хорошо...
– Спасибо.
На ум пришло только это немудрящее слово. Кейт находилась под большим впечатлением. Когда она вошла, то заметила изысканный букет роз с маленькой карточкой. Она неуверенно подошла, не зная, для нее эти цветы или для кого-то другого, более важного гостя. Но на конверте стояло ее имя. Она с любопытством вскрыла его дрожащими пальцами. Наверное, от Стю...
Но цветы были не от Стю. Они были от Ника. «Не забудь про собаку и погоду. Ник». Она засмеялась и опустилась в кресло, оглядывая комнату. Делать было нечего, кроме как зевать по сторонам. Кейт почувствовала, что шаль сползла с плеч, и она нервно вскочила и посмотрела в огромное зеркало. Все ли в порядке? Одета ужасно? Вдруг тихий стук в дверь прервал ее панические мысли.
– Кейт? – Это был глубокий мужской голос, и она улыбнулась. В конце концов она теперь не одна.
Кейт открыла дверь и увидела его, Николаса Уотермана. Он показался ей еще выше, чем во время ленча, но глаза остались такими же, какими она их запомнила: теплые и добрые, глаза друга.
– Как дела?
– Я в отчаянии. – Кейт пригласила его войти, закрыла дверь с видом конспиратора и вспомнила о розах. – Спасибо за цветы. Ну, как я выгляжу? – События развивались слишком стремительно, и ей хотелось зарыться в норку, спрятаться от всех. – О, я этого не выдержу.
Она опустилась на кушетку и легонько застонала. Ник засмеялся:
– Ты замечательно выглядишь. Настоящая красавица. Пойми это. Собака и погода. Верно?
– Замолчи. – Украдкой она заметила, что он на нее смотрит как-то странно. – Что-нибудь не так?
– Распусти волосы.
– Сейчас? Я же их никогда не уложу снова. – Кейт пришла в ужас.
– В этом и смысл, глупышка. Давай. К этому платью идут длинные волосы. – Он сел рядом на диван, наслаждаясь ее замешательством.
– Ты поступаешь так с каждой, которая приходит на шоу? – протянула она разочарованно.
– Конечно, нет. Но не всякий приходит на шоу с такой мощной поддержкой, как собака и погода.
– Прекрати, пожалуйста! – Теперь она расплылась в улыбке. И снова отметила про себя, что ей нравятся его лучистые глаза.
– Распусти волосы. – Он смотрел на нее, как старший брат, дающий дельные советы. Кейт не хотела капризничать и дала себя уговорить.
– Хорошо, но я буду растрепанной.
– Ты ничего не понимаешь.
– А ты сумасшедший.
Ник пошел в ванную комнату побриться, а Кейт стала перед зеркалом расчесывать волосы. Потом он завязал галстук. Она смотрела на него и улыбалась, волосы падали ей на плечи мягкими, нежными волнами. Он ласково улыбнулся, оценивающе оглядывая ее.
– Легкий беспорядок, но великолепно. Сама взгляни. Она посмотрела в зеркало и нахмурилась.
– Я будто только что встала с постели.
Он хотел возразить, но промолчал. Просто улыбнулся еще шире:
– Ты выглядишь бесподобно. Считай, что уже продала свою книгу половине мужчин Америки. Другая половина или слишком стара, или слишком молода. Но те, что еще не лягут спать и будут смотреть шоу, тут же бросятся ее покупать.
– Ты находишь, что я хорошо выгляжу?
– Очень. – Ему очень понравилось платье. Кейт была в нем изысканна. Высокая и изящная, элегантная и сексуальная. Сама она этого не осознавала, но она относилась к числу тех женщин, за которых мужчины готовы драться. За ее юмором крылись тонкость и застенчивость, в ней уживались умение держаться и неуверенность в себе. Ник не устоял и взял ее руку. – Готова?
Ей не мешало бы заглянуть в туалет, но нельзя же ему в этом признаться. Кейт с улыбкой кивнула.
– Готова. – Она едва дышала.
– Тогда вперед в «красную» комнату.
Там было шампанское, кофе и бутерброды. Лежали журналы, аспирин и какие-то другие лекарства. И там были люди, с которыми Кейт никогда не предполагала оказаться рядом. Журналист из Нью-Йорка, комик, которого она знала всю свою жизнь, только что прилетевший из Лас-Вегаса для участия в шоу, звезда эстрады, знаменитая актриса и писатель, проживший четыре года в Африке, работая над книгой о зебрах. Все эти люди были на слуху и на виду. Здесь не было ни одного неизвестного человека. Кроме нее, усмехнулась она про себя.
Ник представил ее и подал стакан имбирного пива. Ровно без пятнадцати семь он вышел из комнаты. Знаток зебр сел напротив, болтая о всяких пустяках, а звезда эстрады не спускала с Кейт глаз, разглядывая ее с головы до пят.
– Похоже, продюсер к вам неравнодушен, милочка. Старая страсть или новая? Вы поэтому попали на шоу? – ядовито осведомилась звезда, а актриса ухмыльнулась. В городе появилось новое лицо, и им это не понравилось.
Кейт улыбалась, но ей хотелось умереть. Положив ногу на ногу, она подумала, не видят ли они, как дрожат ее колени. И вдруг ее выручили журналист и комик, как будто их Бог послал с небес специально для этой цели. Журналист попросил помочь ему с паштетом, а комик засыпал ее забавными анекдотами. Все трое весело общались друг с другом, оставив двух женщин кипеть от ярости. Кейт больше их не замечала, занятая болтовней. Ник был прав: каждый мужчина в этой комнате дал бы свою руку на отсечение, лишь бы уйти вместе с ней с этого шоу. Но Кейт так волновалась, что не понимала, какое произвела впечатление.
Комик смотрел на Кейт с улыбкой; она со смехом отхлебнула пиво. О Господи, а что, если она начнет икать? Кейт быстро поставила стакан и схватила бумажную салфетку влажными руками.
– Не волнуйся так, детка. Тебе понравится, – тихо прошептал комик с теплой улыбкой. По возрасту он годился ей в отцы, но она почувствовала, что его рука легла ей на коленку. Она не сказала бы, что ей это понравилось, но тут наступило эфирное время. Море огней, казалось, обрушилось на комнату, и все замолчали.
Певица вышла первой. Она спела две песенки и удалилась, поболтав с Джаспером пять минут, который был «безмерно благодарен за то, что она вовремя остановилась». Следующим был журналист. Будучи регулярным участником шоу, он вел себя непринужденно и был очень забавен. Затем актриса. Комик. А затем... О, Боже мой... нет! Человек в дверях с наушниками на голове подозвал Кейт. Меня? Сейчас? Но я не могу!
Кейт онемела. Она не слышала, что ей говорят. И что всего хуже, не слышала себя. Ей хотелось завыть, но, к своему изумлению, она обнаружила, что смеется, болтает, объясняя детали, которые она опустила, когда писала книгу, рассказывает о своих чувствах, которые испытывает, живя в деревне. Оказалось, что детство Джаспера прошло в местах, похожих на описанные ею. Кейт говорила о писательском труде, о самодисциплине, которой требует эта профессия, и даже о том, как приятно оказаться в Лос-Анджелесе. Она отпускала шуточки в адрес дамочек, которых видела возле бассейна, позволила себе сделать некий возмутительный намек, а пауза после него усилила значение, и зрители легко все поняли. Она была потрясающа, все время оставаясь сама собой. А где-то в стороне, среди прожекторов, неразберихи и камер стоял Ник, делал ей одобрительные знаки и с гордостью улыбался во весь рот. Она справилась!
Потом к ней присоединился специалист по зебрам, а Кейт к этому времени уже чувствовала себя как дома, смеясь и получая удовольствие от участия в беседе. Журналист и комик поддерживали ее, а она и Джаспер так спелись, что, казалось, знали друг друга много лет. Это было одно из тех шоу, которое удалось с самого начала до конца, и Кейт стала его бриллиантом. Она все еще находилась в ударе, когда кончился эфир. Джаспер расцеловал ее в обе щеки.
– Ты была великолепна, моя дорогая. Надеюсь увидеть тебя снова.
– Спасибо! Это было замечательно! И так просто!
Она вся пылала от возбуждения и вдруг оказалась в объятиях комика. Он отпускал свои шуточки, и она заразительно хохотала. Она любила их всех! Потом с сияющей улыбкой появился Ник, и у нее внутри все оборвалось.
– Ты справилась! Ты бесподобна! – проговорил он слишком тихим для этой дикой неразберихи голосом.
– Я забыла рассказать о собаке и погоде. – Они обменялись понимающими улыбками. Сейчас она чувствовала себя с ним немного застенчиво; она снова стала Кейт, а не миссис Харпер.
– Нам надо будет вернуть тебя в шоу.
– Спасибо, что не напугал меня.
Он засмеялся и положил ей руку на плечо. Прикосновение доставило ему удовольствие.
– В любое время, Кейт, в любое время. У нас есть еще десять минут до отъезда на банкет. Кстати, ты готова?
Она чуть не забыла.
– А где Стю? Я его увижу?
– Он звонил до твоего прихода. Мы с ним встретимся на банкете. Знаешь, сегодня день рождения Джаспера. Там будут все.
Золушка на балу. Почему нет? Ей до смерти хотелось отпраздновать.
– Чудесно.
– Хочешь поехать в одном из этих коричневых бананов или смоемся одни? – Он отвернулся, чтобы подписать какую-то бумагу. А потом посмотрел на часы.
– Коричневые бананы? – удивилась Кейт.
– Один из них я посылал за тобой. Коричневый «мерседес». У нас их два. Все гости шоу и Джаспер едут в этих двух авто. Но мы можем избежать толкотни и поехать на моей машине.
Так было проще, но страшновато: она потеряет поддержку группы. С другой стороны, Кейт чувствовала неловкость из-за комика, хватавшего ее за коленки. Все-таки поехать с Ником удобнее.
– Можно взять с собой цветы?
Он улыбнулся. Кейт вспомнила. Больше никто так не сделал. Все оставляли свои цветы в гримерных, и горничные забирали их домой.
– Конечно, можешь. Немного воды машине не повредит. – Они рассмеялись, и он проводил ее в гримерную.
Никогда в жизни она не испытывала такого подъема. Во всяком случае, долгое время. Очень долгое.
Кейт осторожно взяла вазу с розами. Еще раньше она положила карточку в сумку. Сувенир с бала Золушки.
– Спасибо тебе и за это тоже, Ник. – Хотелось спросить, всегда ли он такой внимательный, но она не посмела. Это прозвучало бы неуместно.
Представление окончено. Они снова превратились в обычных людей. Он больше не продюсер, она не звезда. Кейт почувствовала некоторую неловкость, когда они медленно шли к его машине, но когда остановились, она даже присвистнула, что совсем не соответствовало ее внешности.
– Это твоя? – Перед ней стоял длинный, низкий, темно-синий «феррари», обитый внутри кожей кремового цвета.
– Признаюсь, я перестал есть, когда купил ее.
– Надеюсь, это стоило того.
Судя по тому, как он смотрел на машину, она поняла, что не ошиблась. Он тоже по-своему был большим ребенком. Ник открыл перед ней дверцу и подождал, пока она заберется внутрь. В машине даже запах стоял дорогой: густая смесь хорошей кожи и хорошего мужского одеколона.
Когда их машина влилась в общий поток, Кейт уютно откинулась на спинку сиденья и стала приходить в себя.
– Почему ты вдруг притихла? – поинтересовался Ник.
– Просто отдыхаю.
– Повремени с этим. То ли еще будет на банкете.
– Сумасшедший дом?
– Без сомнения. Надеюсь, ты выстоишь?
– Это в некотором роде дебют для деревенской девушки, мистер Уотерман. – Но он видел, что ей это нравилось.
– Что-то подсказывает мне, Кейт, что ты не всегда была деревенской девушкой. Ведь для тебя это все не в новинку, верно?
– Наоборот, в новинку. По крайней мере раньше на меня никогда не направляли прожектор.
– А на людей, находящихся рядом?
Кейт так и подскочила на месте, а он с тревогой посмотрел на нее. Что такого он сказал? Но она отвернулась и тряхнула головой.
– Нет. Я вела совсем другую жизнь. – Он почувствовал, как она ускользает от него. Она снова замкнулась в себе. И вдруг неожиданно взглянула на него с теплой улыбкой, блеснув глазами. – Я никогда не разъезжала в «феррари», это уж точно.
– Где ты жила до деревни?
– В Сан-Франциско. – Она колебалась только долю секунды.
– Тебе там нравилось?
– Я любила его. Около месяца назад побывала там после долгого перерыва, а потом повезла туда своего маленького мальчика, и он тоже влюбился в него. Такой аккуратный город.
– Есть шанс, что вы вернетесь туда? – поинтересовался он.
Она пожала плечами:
– Пока не знаю.
– Это плохо. Мы подумываем перенести туда наше шоу.
– Из Голливуда? Почему? – удивилась Кейт.
– Джасперу здесь не нравится, он хочет жить в более «цивилизованном» месте. Мы предложили ему Нью-Йорк, но он от него устал. Он прожил там десять лет. Ему нравится Сан-Франциско. Не сомневайся, – он посмотрел на нее с улыбкой на губах, – если он чего-то очень хочет, обязательно добьется.
– А что ты думаешь?
– Нормально, привыкну. У меня здесь есть свои пассии, но они быстро стареют.
– Тогда тебе надо переключиться на весталок! – пошутила она, а он игриво потрепал ее по волосам.
– Весталки, вот как? Ты, наверное, думаешь, я употребляю их десятками в день.
– А разве нет?
– Черт возьми, нет. Больше нет! Поверь, больше восьми – девяти дам в день я не выдерживаю. Возраст, должно быть, сказывается.
– Вероятно.
Они играли, прощупывая друг друга. Кто ты? Что хочешь? Что тебе надо? К чему ты клонишь? Но какое это имеет значение? С упавшим сердцем она осознала, что, может быть, вообще никогда больше его не увидит после сегодняшнего вечера. Может, через пять лет, и то, если она напишет книгу, которая будет иметь успех. Если он к тому времени еще останется в шоу, если само шоу останется в эфире... Если...
– Испугалась?
– Что?
– Ты посерьезнела. Я подумал, ты нервничаешь из-за банкета.
– Есть немного, но это ерунда. Меня никто не знает, я могу остаться незамеченной.
– Вряд ли, дорогая. Я не думаю, что тебе это удастся.
– Чушь собачья.
Они снова рассмеялись, и он свернул на Беверли-Хиллз. Уже десять минут они ехали мимо гигантских дворцов и наконец остановились у одного из них.
– Господи. Это дом Джаспера? – Он казался таким же огромным, как Букингемский дворец.
Ник мотнул головой:
– Хилли Уинтерса.
– Кинопродюсера?
– Да, мэм. Пойдем?
Трое из обслуги в хрустящих белых пиджаках ждали, чтобы отвести от подъезда машины, а дворецкий и горничная впускали гостей в дом. Пока двери открывались и закрывались, можно было видеть сияние ярко освещенного холла. У Кейт разбегались глаза. Она не знала, заглядывать ей внутрь или следить за нескончаемой вереницей «роллс-ройсов», останавливающихся у подъезда. Стало ясно, почему Ник купил себе «феррари». Ему необходимо соответствовать миру, так не похожему ни на какой другой.
Дверь перед ними отворилась, и их взорам открылось бушующее море роскошных нарядов. Собралось не менее трехсот человек, и Кейт чуть не ослепла от множества свечей, канделябров, бриллиантов, рубинов, мехов и шелков. Она узнавала кинозвезд, знакомых ей по фильмам или газетам.
– Неужели они на самом деле так живут? – прошептала Кейт, оказавшись среди всей этой толпы. Зал был весь в зеркалах, привезенных по кускам из замка на Луаре. Это казалось неправдоподобным.
– Есть люди, которые действительно всегда так живут, Кейт. Кто-то некоторое время. Большинство не может продержаться долго. Они делают на кино состояние, а потом с легкостью проматывают его.
Он увидел стайку рок-звезд в атласных обтягивающих костюмах; жена их солиста облачилась в чрезвычайно открытое платье телесного цвета и соболя до пола. Несколько жарковато для танцевального зала, но выглядела она счастливой.
– Такой тип звезд приходит и уходит, а вот такие, как Хилли, будут царить вечно.
– Это должно быть забавно. – Она смотрела на все, как маленькая девочка, которую по ошибке пустили на бал.
– Тебе тоже этого хочется?
– Нет. Мне вообще не хочется менять ту жизнь, которую я веду.
Ах да, друг, который балует ее ребенка. Вспомнив об этом, он почувствовал горечь. Кейт ему нравилась. Даже слишком. Она была наивна. Ник представил себе, что будет, если он сейчас схватит ее в охапку и поцелует. Возможно, она даст ему пощечину. Великолепный, старомодный жест. Мысль об этом рассмешила его. Он поставил пустой бокал из-под шампанского на поднос и вдруг заметил, что ее нет рядом. Поискал глазами и увидел в двадцати шагах от себя с каким-то парнем в коричневом бархатном вечернем пиджаке. Он был одним из завсегдатаев. Чей-то парикмахер, чей-то любовник, чей-то сын. В Голливуде таких ребят пруд пруди. Ник стал пробираться сквозь толпу.
– Харпер? А, да. Писательница из сегодняшнего шоу Джаспера. Мы вас видели.
– Очень мило.
Кейт старалась быть вежливой, но давалось ей это с трудом. Парень был уже изрядно пьян. Она никак не могла понять, как ее так далеко оттеснили от Ника, но народу было так много, что танцевальный зал скорее походил на шумную ярмарку. Джаз заиграл какой-то крутой рок.
– Как это ты сумела написать о футболе?
– А почему бы и нет? – Она посмотрела в сторону Ника. Добраться до него не было никакой возможности, но он сам уже медленно протискивался к ней.
– Знаешь, несколько лет назад был футболист с такой же фамилией. Харпер. Билл Харпер. Джо Харпер. Что-то в этом роде. Он спятил. Пытался убить кого-то, а вместо этого попал в себя. Ну и чокнутый, все они чокнутые. Убийцы. Он тебе не родственник? – Он посмотрел на Кейт бессмысленным взглядом и рыгнул.
Все кончено! Это случилось! Кто-то вспомнил! Кто-то. Ник заметил на ее лице панический ужас.
– Не родственник? – Парень был настойчив, на губах играла ухмылочка.
– Что... Нет. Конечно, нет!
– Сомнительно.
Кейт не слышала, что он сказал. Она рванулась навстречу Нику, протискивавшемуся к ней сквозь толпу.
– Что с тобой? Этот парень сказал тебе что-то неприятное?
– Я... нет, ничего подобного. – Но в глазах у нее стояли слезы, и она отвернулась. – Прости, Ник. Я себя неважно чувствую. Должно быть, от перенапряжения, от шампанского. Я... я вызову такси. – Она прижимала к груди сумочку и нервно озиралась по сторонам.
– Не выдумывай. Ты уверена, что этот тип тебя не обидел? – Ник был готов его убить. Что такое он мог ей сказать?
– Нет, нет. – Он понимал, что она не скажет ему правду, и это его бесило. – Просто я хочу домой. – Она сказала это, как ребенок, и он без слов обнял ее за плечи и вывел в фойе, а потом на улицу, забрав в гардеробе ее шаль.
– Кейт, – он не сводил с нее глаз, пока они ждали машину, – пожалуйста, скажи, что произошло.
– Ничего, Ник. Ничего.
Он повернул к себе ее лицо, не произнося ни слова, и вдруг неожиданно по ее щекам полились слезы.
– Я просто испугалась, вот и все. Я давно не была на людях.
– Извини, детка. – Он прижал ее к себе и держал так, пока не подошла машина.
Кейт стояла, вдыхая аромат его одеколона в ночном воздухе. Это был запах пряностей и лимона; рядом с ним было тепло и надежно. Когда подъехала машина, она отступила, глубоко вздохнула и улыбнулась.
– Прости, что я по-дурацки себя вела.
– Вовсе нет. Мне жаль, что так получилось, у тебя мог быть прекрасный вечер.
– Не переживай, все было великолепно, – сказала Кейт, глядя ему в глаза, и полезла в машину.
Она пересилила себя, участвовала в шоу, пошла на банкет. Никто не виноват, что кто-то все-таки вспомнил Тома, но на сердце не становилось спокойнее. Почему люди не помнят хорошего? Почему помнят только конец? Она подняла глаза и увидела, что Ник внимательно смотрит на нее.
Ему хотелось отвезти ее к себе домой. Но он понимал, что этого делать нельзя.
– Хочешь, заедем куда-нибудь выпить на сон грядущий? – Она покачала головой. Ник мог бы догадаться, что она откажется. Ему тоже не хотелось пить. А что еще предложить? Погулять? Поплавать? Он был в растерянности. Он так хотел побыть с ней еще. – Тогда в отель?
Она с сожалением кивнула, и Ник увидел на ее лице благодарную улыбку.
– Какой ты замечательный, Ник.
Отказ. Ему хотелось пнуть ногой машину. А она не поняла его молчания, пока он вез ее в отель. Она боялась, что он злится. Но он был полон грустных мыслей. А может, и обиды. Впервые в жизни Ник чувствовал себя беспомощным.
– Знаешь, я так хочу угостить тебя рожком мороженого...
– Неужели здешние жители предаются таким простым удовольствиям по ночам?
– Нет, но для тебя я бы нашел.
– Нисколько не сомневаюсь. – Она сказала это с теплотой в голосе. Они уже подъехали к отелю.
– Боюсь, у Золушки сегодня был трудный бал. На твоем месте я бы тоже сбежал, пока реактивный самолет не превратился в тыкву. – Они оба рассмеялись, и Кейт взяла свой букет роз с заднего сиденья. – Смотри-ка, они даже не завяли. – Он следил за ней. Наконец их глаза встретились.
– Спасибо, Ник, спасибо за все. – Но ни он, ни она не могли двинуться с места. Она колебалась. Ей хотелось до него дотронуться. До его рук. До его лица. Хотелось снова позволить ему обнять себя за плечи. Но все изменилось. Она понимала, что больше не увидит его.
– Это тебе спасибо, Кейт, – сказал он со значением.
– Спокойной ночи, – прошептала она, коснувшись его руки нежным, легким, как ветерок, движением, и открыла дверцу машины. Вышла, швейцар закрыл за ней дверцу «феррари», но Ник словно впал в ступор. Не вышел, не позвал ее, не двинулся с места. Он просто долго сидел и смотрел ей вслед.
Когда он на следующее утро позвонил ей, она уже уехала домой. Потребовались все его связи, чтобы через шоу выяснить у менеджера, что она вызвала такси после часа ночи. Значит, сразу после того, как он привез ее в отель. Это теперь не имело никакого значения, но ему хотелось знать. Все из-за того сукина сына на банкете. Проклятие. Он ведь даже не знал, где она живет. Надо узнать у Уэйнберга.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100