Читать онлайн Путешествие, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Путешествие - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Путешествие - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Путешествие - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Путешествие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Мэдди привезли в больницу и поместили в травматологическое отделение, где лежали остальные пострадавшие при взрыве. Она сразу же спросила о ребенке, об Энди. Ей сказали, что с ним все в порядке, он поправляется. К удивлению врачей, у Мэдди не оказалось ни переломов, ни каких-либо внутренних повреждений, ничего серьезного, если не считать небольшого сотрясения мозга, нескольких синяков и царапин. Билл не мог поверить своему – и ее – везению. Он сидел рядом с ней на больничной койке и рассказывал о том, что узнал. Пока известно лишь одно: какие-то воинствующие экстремисты взорвали бомбу. За час до этого они передали послание президенту, в котором заявляли, что это их предупреждение правительству. Заявление напоминало послание безумцев. И эти безумцы убили триста человек, половина из которых – дети. Слушая рассказ Билла, Мэдди содрогнулась от ужаса.
В свою очередь, она рассказала, как на нее обрушился потолок, и что она почувствовала, оказавшись в западне под развалинами с Энн и младенцем. Сейчас она отчаянно надеялась на то, что и матери, и сыну тоже удастся выжить. Она очень переживала за Энн, однако ее переживания не шли ни в какое сравнение с тем, что испытал за прошедшую ночь Билл. Для него это было так же ужасно, как тогда, когда похитили Маргарет. Мэдди ласково ему сказала, что дважды в жизни такое человеку не выпадает.
Вскоре за ней пришли. Врачи хотели сделать еще кое-какие анализы, чтобы окончательно убедиться в том, что с ней все в порядке. Они с Биллом решили, что ему лучше уйти. Если вдруг появится Джек, Мэдди не оберется неприятностей, а у нее их и так не счесть.
– Я вернусь через несколько часов. – Он наклонился и поцеловал ее. – Отдыхай, ни о чем не беспокойся.
– И ты тоже. Поспи немного.
Она еще раз поцеловала его и с трудом выпустила его Руку. После ухода Билла врачи провели дополнительное обследование и сделали анализы.
Вернувшись, Мэдди застала в палате Рафа Томсона и своих коллег из отдела новостей. Оказывается, их послал Джек.
Раф промолчал о том, что, по его мнению, Джек ведет себя как последний подонок: он не потрудился прийти к жене сам. О Билле он тоже не спросил – все и так ясно. Что бы ни случилось, нет никаких сомнений в том, что эти двое любят друг друга.
Мэдди рассказала перед телекамерами все, что могла, особо остановилась на Энн, на том, как храбро она держалась.
– А ведь ей всего шестнадцать!
В этот момент она заметила какое-то странное выражение в глазах Рафа.
– Вы о ней что-нибудь слышали, Раф? – спросила она, когда отключили камеры. – С Энн все в порядке?
Несколько секунд он молчал, не зная, что ответить. Сначала хотел солгать, но не решился. Это будет несправедливо по отношению к Мэдди. И потом... она ведь все равно узнает правду.
– С ребенком будет все в порядке, Мэд. А вот мать вытащить не удалось.
– Что вы хотите сказать? Как это – не удалось вытащить?!
Она почти кричала, сама не замечая этого. Она заставила Энн продержаться целых четырнадцать часов, а теперь Раф говорит, что ее «не удалось вытащить»! Нет, в это невозможно поверить!
– Когда вас забрали оттуда, Мэд, она лежала в коме. Жизнь в ней поддерживали еще некоторое время, но примерно через полчаса она умерла. У нее оказались раздавлены легкие и сильное внутреннее кровотечение. Врачи-реаниматоры сказали, что ее все равно не удалось бы спасти.
Мэдди издала звук, похожий на звериный рык. Она испытывала такое чувство, словно Энн была ее родной дочерью. Мысль о том, что девушка погибла, казалась невыносимой. А как же ребенок?.. Раф ответил, что о ребенке он ничего не знает.
Вскоре телевизионщики ушли. На прощание Раф, с трудом сдерживая рыдания, сказал, как он счастлив оттого, что она жива.
И Лиззи говорила то же самое, захлебываясь слезами. Мэдди позвонила ей в Мемфис, чтобы сообщить, что с ней все в порядке. Всю прошлую ночь Лиззи не отходила от телевизора. Не увидев мать в программе новостей, она стала звонить ей домой, но никто не брал трубку. И тогда Лиззи поняла, что Мэдди там, в развалинах.
Потом позвонила Филлис Армстронг. Сказала, что они с президентом счастливы за Мэдди. Говорила о страшной трагедии. Особенно ужасно, что погибли дети. Они обе не могли удержаться от слез. Положив трубку, Мэдди спросила медсестру об Энди. Та ответила, что малыш в детском отделении больницы и пробудет там еще несколько дней. За ним хороший уход. А потом его поместят в приют для детей-сирот.
Медсестра вышла из палаты, а Мэдди тихонько встала и пошла в детское отделение взглянуть на ребенка.
Он так исхудал, что казался новорожденным. Его искупали, расчесали, завернули в голубую пеленку. Мэдди попросила разрешения его подержать. У него оказались светлые волосы и голубые глаза. Какой красавчик, думала Мэдди. Энн, наверное, была очень хорошенькой. Энн... Девушка просила ее, Мэдди, позаботиться о ребенке. Иначе его отдадут в сиротский приют. Его ждет та же судьба, что и ее собственную дочь. Кочевать из одного приюта в другой, от одних приемных родителей к другим, и никто на свете не полюбит его так, как может любить только родная мать. У Мэдди разрывалось сердце... и вдруг она встретила пристальный, наряженный взгляд младенца. Может быть, он узнал ее голос? на ведь столько времени ворковала для него там, в развалинах. Однако через некоторое время он потерял к ней интерес дремал. Мэдди тихо плакала, думая об Энн. Какой странный поворот судьбы, оставившей их вместе под грудой обломков...
Она осторожно положила ребенка на место и вернулась к себе в палату. Все тело у нее болело, и передвигалась она с трудом. И все же ей невероятно повезло! Мэдди смотрела в окно, думая о превратностях судьбы, щадящей одних и карающей других без видимой на то причины. Ну почему она оказалась в числе счастливчиков, в то время как Энн так ужасно не повезло! А ведь у нее впереди была почти вся жизнь, не то, что у Мэдди... Так она размышляла о загадках человеческого бытия, когда в палату вошел Джек. На его лице застыло какое-то торжественное выражение.
– Ну, кажется, на этот раз мне не нужно спрашивать, где ты провела ночь. Как ты себя чувствуешь, Мэдди?
«На этот раз»... Как это характерно для него! Но держался Джек как-то смущенно.
С самою начала Джек никак не хотел поверить, что Мэдди оказалась под развалинами. Для него все разговоры об этом звучали чистейшей истерией. Узнав же, что это и в самом деле так, он, прежде всего, страшно удивился. А затем почувствовал облегчение, узнав, что она жива.
Сейчас он наклонился и поцеловал жену. Нянечка в это время внесла огромную вазу с цветами от президентской четы.
– Тебе, видимо, пришлось несладко.
– Да, страшновато было...
Как ни искусно он умел свести на нет, принизить все ее поступки и переживания, но то, что произошло с Мэдди в эту ночь, не умалишь. Провести четырнадцать часов под обломками взорванного здания... Как ни крути, это серьезная травма. Она хотела было рассказать Джеку об Энн и ее ребенке, о том, что она перенесла под развалинами, но вовремя остановилась. Он все равно не поймет.
– Все о тебе волновались. А я решил, что ты куда-то поехала. Никак не мог предположить, что... Как ты вообще там оказалась?
– Заехала купить упаковочной бумаги.
Она внимательно за ним наблюдала. Он отошел в дальний конец палаты, словно желая сохранить определенную дистанцию между ними. Мэдди тоже к этому стремилась – для собственной безопасности.
– Ты же всегда ненавидела толкотню, распродажи, базары.
– И, кажется, теперь я понимаю почему. Они чертовски опасны.
Оба рассмеялись. Однако напряжение не проходило. После страшной ночи Мэдди еще не успела привести в порядок свои мысли. Там, среди развалин, рядом с Энн и ее плачущим ребенком, ей пришло в голову, что если она выдержит, если спасется, значит, она переживет величайший ужас и опасность в своей жизни, и больше ей уже бояться нечего. В эту ночь она впервые взглянула в глаза смерти. Ничего страшнее быть не может. Впредь она никогда не будет терзаться и казнить себя. Она поклялась себе, что больше не станет этого делать. Сейчас, глядя на Джека, сидевшего в неловкой позе на другом конце палаты, она думала о том, что у него нет к ней ни капли любви – он не подошел, не обнял, не сказал, что любит. Может быть, он ее и любит по-своему, так, как умеет, но это совсем не то, что ей нужно.
Словно разгадав мысли Мэдди, он встал, подошел к ее кровати и протянул бархатную коробочку. Она молча взяла ее и открыла. Внутри лежал тонкий изящный браслет с бриллиантами Пантами. Мэдди не знала, что сегодня утром, покидая «Ритц-Карлтон», Джек купил два одинаковых браслета – один для нее, другой для блондинки, с которой провел ночь.
Но, даже подозревая об этом, она протянула ему браслет обратно:
– Извини, Джек, я не могу принять твой подарок.
Его глаза сузились, как у хищника, почуявшего, что добыча ускользает. На мгновение Мэдди показалось, что он сейчас ударит ее. Однако он удержался.


– Не можешь? Это еще почему?
– Я ухожу от тебя.
Она сама поразилась своим неожиданным словам. И все же не так, как Джек.
– Какого черта! Что это значит?
– Я больше так не могу.
– О чем ты? Объясни.
Он начал мерить палату крупными шагами, как разъяренный тигр. Но в эту минуту Мэдди почувствовала, что больше не боится Джека. Почти не боится. Здесь она в безопасности. За дверью люди, много людей.
– Объясни, в чем дело?! Не можешь жить в роскоши, дважды в год ездить в Европу, летать на личном самолете, получать в подарки драгоценности всякий раз, когда я настолько дурею, что покупаю их тебе? Ах, какая невыносимая жизнь для потаскухи из Ноксвилла!
Он снова принялся за свое...
– В том-то и дело. Джек. Я не потаскуха из Ноксвилла и никогда ею не была. Даже тогда, давным-давно, когда жила в бедности.
– Да ну?! Что-то я не припоминаю, чтобы ты когда-нибудь принадлежала к другим слоям общества или хотя бы понимала, что это такое. Да ты стала шлюхой с самого детства, можно сказать. Вспомни о своей Лиззи!
– Вот именно. Она прекрасная девочка, несмотря на тяжелую жизнь, которую вела из-за меня. Я перед ней в долгу. И перед собой тоже.
– Ты в долгу только передо мной! Мне ты обязана всем. Надеюсь, ты понимаешь, что, уйдя от меня, ты потеряешь работу?
Его глаза сверкнули холодным стальным блеском.
– Посмотрим. Этим займутся мои адвокаты. У меня контракт с твоей телекомпанией. Ты не можешь меня уволить, не предупредив заранее и не выплатив компенсации.
Оказывается, борьба за жизнь там, в развалинах, сделала ее намного храбрее. И неужели он всерьез думает ее удержать запугиванием! Однако когда-то именно такие методы на нее действовали и, как это ни печально, усмиряли.
– А ты мне не угрожай! Ты от меня ни гроша не получишь! Не забывай, что из моего дома ты уйдешь голышом. Твоего там ничего нет. Даже твои чертовы колготки принадлежат мне. Попробуй только уйти от меня, Мэд. Останешься в одном больничном халате!
– Что тебе от меня нужно? Почему пытаешься меня удержать? Ты же меня ненавидишь.
– А ты ничего, кроме ненависти, не заслуживаешь. Ты меня за нос водила, врала мне. У тебя есть дружок, он тебе звонит каждый день! Я это знаю. Ты что, считаешь меня идиотом?
Не идиотом... злобным подлецом. Этого она вслух не произнесла. Пусть она и осмелела, но не до такой степени.
– Никакой он не дружок! Мы с ним друзья. Пока. И я тебя никогда не водила за нос. Солгала только насчет Лиззи.
– Ничего себе «только»! Но я готов тебя простить. В данном случае я обманутый, я жертва, а вовсе не ты. И все же я согласен помириться. Ты просто не знаешь, как тебе повезло. Бот погоди, будешь еще подыхать от голода в какой-нибудь дыре в Мемфисе или Ноксвилле вместе со своей шлюшкой дочкой. Ты еще будешь умолять, чтобы я позволил тебе вернуться!
Он говорил и медленно приближался к ее койке. В его – азах появилось выражение, какого она никогда раньше не видела. Мэдди вспомнила все, о чем говорили женщины в их группе. Когда садист почувствует, что жертва от него ускользает, он пойдет на все, чтобы ее удержать. На все.
Он остановился у самой кровати.
– Никуда ты от меня не уйдешь, Мэд! Храбрости не хватит. К тому же ты не такая дура, чтобы швырнуть псу под хвост свою роскошную жизнь и карьеру. Правда? – В его голосе зазвучала неприкрытая угроза. – Ты слишком сильно ударилась головой, Мэд? Может, есть смысл вышибить из тебя всю эту дурь, чтобы прочистить твои мозги? Как ты на это смотришь, Мэд?
При этих словах она почувствовала, как внутри у нее все взбунтовалось. В эту минуту она знала твердо: если он до нее дотронется, она его убьет. Она не позволит ему затащить себя обратно и снова мучить, унижать, внушать ей, что она дерьмо и ничего лучшего не заслуживает.
– Попробуй только пальцем до меня дотронуться, и я тебя убью! Клянусь. Все, Джек, больше я от тебя ничего терпеть не стану. Все это время ты мной полы подтирал, но теперь этому конец. Я к тебе не вернусь. Найди себе кого-нибудь другого, кого ты сможешь мучить и унижать.
– Вы только послушайте! Такая большая девочка и угрожает своему папе! Бедная моя. Ну что, ты меня боишься, Мэдди?
Он расхохотался ей в лицо. Мэдди соскочила с постели и встала с ним лицом к лицу. Все. Игры окончены.
– Нет, я тебя больше не боюсь, сукин сын! Меня тошнит от тебя! Убирайся вон из палаты, Джек, иначе я позову охранников, и тебя отсюда вышвырнут!
Долгое мгновение он молча смотрел на нее, потом подошел поближе, так близко, что она могла бы сосчитать волоски в его бровях.
– Грязная сука! Надеюсь, ты скоро подохнешь. Ты это заслужила!
Он круто повернулся и вышел. Мэдди не могла бы сказать, была ли это прямая угроза. Она не на шутку испугалась, но своего решения не изменила. Однако глядя вслед Джеку, на одно короткое мгновение она внезапно почувствовала безумное, сумасшедшее желание его остановить и умолять, чтобы он ее простил. Она знала, это в ней говорит та часть ее существа, которая вечно чувствует свою вину неизвестно за что, которая хочет вернуться назад, которая жаждет его любви любой ценой. Та часть ее существа, которая над ней больше не властна.
Когда Джек ушел, Мэдди упала на кровать, захлебываясь слезами. Ее охватило невыносимое чувство вины и страшной потери. Джек – как раковая опухоль на ее сердце. Сможет ли она когда-нибудь его забыть? Сможет ли он когда-нибудь простить ее?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Путешествие - Стил Даниэла



роман суперский
Путешествие - Стил Даниэлаваля
29.08.2012, 2.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100