Читать онлайн Прекрасная незнакомка, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная незнакомка - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.37 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная незнакомка - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная незнакомка - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Прекрасная незнакомка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Следующие два месяца Рафаэлла словно была погружена в воду. Любое ее движение стало скованным, затрудненным, замедленным. Ни шевельнуться, ни задуматься, ни шагнуть, трудно даже поддерживать разговор с мужем, который терялся в догадках, что же могло произойти в Нью-Йорке. Какая-то до враждебности неприятная размолвка с матерью, семейный скандал, фамильная тяжба? Лишь по прошествии нескольких недель он решился обсудить эту тему, но когда попытался, Рафаэлла вроде не услышала его.
– Что-то случилось с твоей мамой, маленькая моя? Она настаивала, чтобы ты проводила больше времени в Испании? – Напрасно дожидался он ответа, стремясь понять, что порождает такое страдание во взоре Рафаэллы.
– Нет, нет… ничего такого. – А что-то ведь было. Но что?
– Кто-нибудь заболел?
– Нет. – Она набралась отваги улыбнуться. – Вовсе нет. Просто я очень утомилась, Джон Генри. А ты не беспокойся. Мне надо чаще бывать на воздухе.
Но и продолжительные прогулки не помогли. Сколько ни бродила она из конца в конец Пресидио, у маленького пруда близ Дворца пяти искусств и даже вдоль берега залива, легче не становилось. Нет, забыть Алекса она не в силах. Она ловила себя на том, что сутки напролет только и думает о том, чем он занят, в каком настроении, на работе он или в своем домике на Вальехо. Выходило, что ей постоянно надо знать, где находится Алекс. При этом она понимала, что в любом случае не увидит его больше, не коснется, не обнимет. Осознание этого причиняло сильную боль, обострившуюся наконец до такой степени, что ей казалось, будто она окоченела, а взор остекленел.
В День благодарения она сидела у Джона Генри, двигалась словно робот, глаза были отсутствующие и тоскливые.
– Еще индейки, Рафаэлла?
– А? – Она уставилась на него, но вроде и не поняла вопроса.
Одна из горничных стояла рядом, держа блюдо, и безуспешно пыталась привлечь ее внимание, пока это не взял на себя Джон Генри. Праздничный ужин проходил в его спальне, подавали с подносов, чтобы хозяин мог оставаться в постели. Он еще ослаб за последние два месяца.
– Рафаэлла!
– Да! А… Нет… Извини…
Глядя вбок, она мотнула головой, села к нему поближе, чтобы поддержать беседу, но сегодня он явно переутомился. Через полчаса после ужина голова упала на грудь, веки сомкнулись, он издал тихий храп. Сиделка, стоявшая рядом, аккуратно убрала поднос с кровати, сменила ему позу, положив ниже в постели, и дала знак Рафаэлле, что можно уйти. Медленно-медленно пересекла Рафаэлла длинный зал, направилась в свои комнаты, в мыслях ее царил Алекс, и тут она, словно под гипнозом, приблизилась к телефону. Неверный шаг, самой было понятно. Но можно ведь позвонить, наконец, поздравить с Днем благодарения. Что дурного? Да все, если уж она собралась избегать Алекса. Даже звук его голоса, взгляд его глаз, его прикосновение – от всего этого она вновь попадет в сладостные силки, из которых так нелегко было высвободиться. Из чести, из чувства долга она отчаянно старалась это сделать, а теперь, набирая номер его телефона, чувствовала, что старания пошли прахом. Не хотелось ни минуты более оставаться вдали от него. Не могла она. Ну не могла. Сердце часто забилось, когда в трубке раздались гудки. Казалось, миновала вечность, прежде чем он ответил.
– Алло?
Она зажмурилась, услышав Алекса. Облегчение, страдание и возбуждение поглотили ее.
– Да-да. – В первое мгновение он не узнал ее голос, потом от неожиданности словно онемел, потом воскликнул: – О Бог мой!
– Нет, – улыбнулась она мягко. – Всего-навсего я. Звоню, чтобы поздравить тебя с Днем благодарения.
Возникла пауза.
– Спасибо. – Голос звучал напряженно. – Как живешь?
– Я?.. Прекрасно…
И сразу приняла решение высказать ему все. Пусть он передумал, пусть разлюбил ее, пусть завел себе другую. Она должна сказать ему все. Хотя бы напоследок.
– Совсем не прекрасно… ужасно… Не могу…
Перехватило дыхание, когда она вспомнила двухмесячные мучения и опустошенность.
– Не могу больше так жить. Не могу это вынести… О, Алекс…
Неожиданно для себя она принялась плакать – от огорчения и в равной степени от облегчения. Наконец-то опять говорит с ним. И пусть мир разом сгинет. Такой радости она не знала долгие месяцы.
– Ты где? – спросил он резко.
– Дома.
– Жду тебя на углу через пять минут.
Она собиралась возразить, собиралась заявить, что этого нельзя, но не было сил бороться дальше. И желания такого не было. Молча кивнула в подтверждение, потом произнесла:
– Приду.
Забежав в ванную, плеснула себе на лицо холодной водой, второпях вытерлась огромным полотенцем, провела расческой по темным волосам, распахнула шкаф, накинула манто и выбежала из комнаты вниз по лестнице, вон из дома. На сей раз она не оставила ни поручений, ни объяснений, да и не знала, надолго ли уходит. То ли на пять минут, то ли на час. В настоящее время Джон Генри не нуждается в ней. Спит. У него есть сиделки, слуги, врачи, а ей всего разочек требуется нечто большее. Она осознала это, пока торопливо бежала к тому месту, где ее ждал Алекс. Черные волосы развевались, манто было распахнуто, губы застыли в полуулыбке, глаза искрились. Повернув за угол, Рафаэлла сразу увидела его, в темных брюках и широком свитере, с лохматой головой, с блестящими глазами. Он подбежал к ней, обнял с такой силой, что она едва не задохнулась. Алекс поцеловал ее губы, и оба застыли, казалось, навсегда. Отчаянная затея – вести себя так здесь, на углу улицы, но, к счастью, их никто не видел, хотя теперь Рафаэллу в жизни ничто не пугало.
Словно по молчаливому соглашению, они направились к его дому. Когда Алекс закрыл входную дверь, Рафаэлла огляделась, свободно вздохнула.
– Добро пожаловать домой.
Он пока не стал рассказывать, как скучал по ней. Алекс расскажет ей об этом, когда они будут рядышком лежать в его постели. Два месяца они провели в небытии, едва живые между оцепенением и неотступной болью. Два месяца оказались самыми тяжелыми в жизни Рафаэллы. Алексу тоже было не легче, но теперь казалось, что ничего такого и не происходило, будто и не было этих бесконечных дней. Он хотел спросить, что с ней случилось, но не решался. Алекс наслаждался моментом и надеялся, что теперь Рафаэлла осмелится на большее.
– Поздравляю с праздником, дорогая моя… – Он снова сжал ее в объятиях, и они предались любви.
Лишь в начале одиннадцатого Алекс вспомнил, что у него в духовке жарится индейка. Немного пережарилась, но это не беда. Рафаэлла была в его купальном халате, он в голубых джинсах и рубахе, они ели индейку, беседовали и смеялись. Настоящий вечер встречи, и в отличие от первого ужина в честь Дня благодарения Рафаэлла ела так, будто ее год не кормили.
– А твоя работа? Хорошо идет? – Счастливая тем, что они сидят вместе, она улыбалась беззаботно и радостно, как дитя.
– Я бы не сказал, – виновато проговорил он. – Если бы я работал у кого-нибудь другого, то наверняка лишился бы места за последние два месяца.
– Не верю, Алекс.
– Но это правда. Я не мог ни на чем сосредоточиться. Она тоже стала серьезнее:
– И я не могла. – Вновь посмотрела на него, взгляд стал ласковым. – Думала лишь о тебе. Словно какая-то душевная болезнь, из которой не выбраться.
– А тебе этого хотелось?
– Да. Только чтобы прекратились мучения. Это было, – волнуясь, она отвела взгляд, – очень трудное для меня время, Алекс. Я боролась со своей совестью с того самого дня, когда мы виделись в последний раз.
– А что произошло сегодня? Что заставило тебя позвонить?
– Стало невыносимо. Почувствовала, что умру, если не поговорю с тобой сейчас же.
Он кивнул, ему хорошо было знакомо это чувство. И перегнулся через стол, чтобы поцеловать Рафаэллу.
– Слава Богу, что ты позвонила. Думаю, я бы долго не выдержал. Отчаянно хотелось позвонить тебе. Сто раз брался за телефон. Дважды звонил, но ты не отвечала, и я вешал трубку. Боже, думал, у меня ум за разум зайдет.
Она молча, понимающе кивнула, и, приглядевшись к ней, он решился на следующий шаг.
– А что теперь?
Пугающие слова, но их необходимо было произнести. Должен же он рано или поздно знать ответ на этот вопрос.
– Знаешь ли, как тебе быть теперь, Рафаэлла?
Решать он предоставлял ей, но сам не был намерен отпускать ее так легко на сей раз. После всего, что они пережили. Однако теперь сражаться за нее не пришлось. Она нежно улыбнулась ему, взяла за руку.
– Так, как нам нужно… быть вместе сколько удастся.
Он сидел, не сводя с нее глаз, словно боясь поверить ее словам.
– Ты точно решила?
– Да. Я тебе еще нужна? В том смысле, как прежде?
В ответ он поднял ее, привлек к себе с такой силой и страстью, что ей стало трудно дышать.
– Алекс!
– Ты получила ответ? – В его глазах пылали огонь и восторг. – Боже мой, малышка, как я люблю тебя! Да, ты нужна мне. Я обожаю тебя, хочу тебя. И я согласен на любой выход из положения, лишь бы нам быть вместе сколько удастся, но чтобы не повредить тебе или..
Она кивнула, поняв, что он избегает называть Джона Генри по имени.
– И вот… – Он снова встал, пересек кухню, открыл ящик и вынул оттуда ключ. – Это ключ от дома, дорогая, и я прощу тебя находиться здесь при любой возможности, сколько тебе захочется, есть я тут или нет.
Слезы навернулись ей на глаза, он нежно обнял ее, и скоро они побрели снова наверх. Ключ от дома лежал у нее в кармане халата, во взгляде светилась улыбка, какой не бывало до сей поры. Такого счастья Рафаэлла в жизни не знала.
Следующие три часа они провели, предаваясь любви вновь и вновь, наконец, когда они лежали рядом, не совсем еще насытясь друг другом, Рафаэлла удивленно вздрогнула, услышав телефонный звонок. Алекс поморщился, пожал плечами, затем поднял трубку, лениво сев на постели. И тут, слушая, он стал морщиться все сильнее, безотчетно поднялся, не выпуская телефон, с ужасом на лице.
– Что?.. Когда?.. О Господи. Как она?
Брови были сжаты, рука дрожала, когда он нащупывал ручку. Дальше разговор представлял собой обрывочные сдавленные звуки, потом Алекс повесил трубку и с тихим стоном спрятал лицо в ладонях. Рафаэлла испуганно взглянула на него. В голову ей пришло одно: что-то случилось с его матерью.
– Алекс… – заговорила она робко и нежно, – милый… что такое? Что произошло?.. Скажи мне… ну пожалуйста…
Ее руки нежно легли ему на плечи, потом она мягко погладила его по голове, по шее, а он начал плакать. Прошло много времени, прежде чем он поднял на нее свой взгляд.
– Это с Амандой, моей племянницей, – хрипло вырывались слова.
Затем, с огромным усилием, он изложил ей подробности. – Она изнасилована. Ее только что обнаружили.
Он глубоко вздохнул, на секунду закрыл глаза, прежде чем продолжить:
– После праздничного обеда она к вечеру пошла на каток… одна… в парк… и… – Голос дрогнул. – Рафаэлла, она вся избита. И моя мать сказала, что… – Он не скрывал слез, говоря остальное: – Все лицо разбили и… – он перешел на шепот, – изнасиловали… маленькую Мэнди…
Не было сил продолжать, Рафаэлла обняла его и сама расплакалась.
Лишь часом позже они несколько опомнились, и она приготовила ему чашку кофе. Алекс, сидя на кровати, маленькими глотками выпил его, закурил сигарету. Рафаэлла следила за ним, насупясь.
– Ты успеешь на вечерний самолет?
Глаза ее расширились, потемнели, увлажнились, лицо словно излучало магический внутренний свет. И оно вдруг будто сняло его гнев, вся ярость улетучилась просто потому, что рядом была Рафаэлла. Не отвечая на ее вопрос, он подался к ней, заключил в объятия, такие крепкие и долгие, словно намеревался никогда их не разнимать. Так они лежали какое-то время, Рафаэлла осторожно поглаживала его по спине. Оба молчали. Потом он осторожно высвободился, еще раз посмотрел ей в глаза:
– Ты поедешь со мной в Нью-Йорк, Рафаэлла?
– Сейчас?
Она замерла. Среди ночи? Что она скажет домашним, Джону Генри? Как можно ей уехать с ним? У нее не было возможности подготовить это. Мысли путались. С отчаянием во взгляде Рафаэлла ответила:
– Алекс… Я бы хотела… Я не против. Но не смогу.
Она и так совершила сегодня вечером трудный шаг. И еще не готова на большее. Нельзя же внезапно оставить Джона Генри.
Он медленно кивнул:
– Я понимаю.
И обернулся к той женщине, которая принадлежала не ему, а другому, но которую он так полюбил.
– Наверно, пробуду там некоторое время.
В свою очередь, кивнула она. Ей безумно хотелось отправиться с ним, но обоим было ясно, что этого она не сможет сделать. Ей оставалось прижимать его к себе, утешая:
– Мне жаль, Алекс.
– И мне. – Он несколько пришел в себя. – Сестрицу мою высечь надо за то, как она следила за своей дочкой.
– Ее ли это вина? – Рафаэлла была поражена.
– Отчего девочка была одна? Есть у нее мать, черт возьми? И где был отец?.. – Алекс вновь разрыдался, Рафаэлла обняла его с новой силой.
Трижды за ночь они звонили в больницу, и Аманда находилась по-прежнему в критическом состоянии. Оба были в полном изнеможении, но Рафаэлла еще помогла ему уложить вещи. Они долго сидели и беседовали, уставясь на огонь. Алекс вспоминал, какой была Аманда в раннем детстве. И Рафаэлле стало ясно, как он любит свою племянницу и как ему горько, что издавна у родителей не находилось времени ею заниматься.
– Алекс… – обратилась она к нему в задумчивости. – Почему бы не перевезти ее сюда, когда ей станет лучше?
– Сюда, в Сан-Франциско? – поразился он. – Как мне удастся это сделать? Я не готов… не готовился… – Добавил со вздохом: – Целыми днями в конторе. Дел полно.
– И у ее матери тоже, а разница в том, что ты любишь Аманду.
Рафаэлла мягко улыбнулась, и ему подумалось, что никогда при нем не выглядела она такой красивой, как сейчас.
– Когда погиб мой брат, а мать вернулась в Санта-Эухению к своим сестрам, мы с отцом остались вдвоем. – Мысли ее ненадолго обратились в прошлое. – Думаю, мы принесли немалую пользу друг другу.
Алекс, выслушав ее, задумался.
– Я сомневаюсь, что родители позволят мне увезти ее сюда от них.
Рафаэлла начала успокаивать его:
– После того, что произошло, им ли выбирать? Разве нет их вины в том, что мало заботились о дочери, что позволяли ей туда ходить, да и вообще знали ли они, где она бывает?
Он ничего не сказал, лишь согласно кивнул. Как раз о том же думал он этой ночью. Во всем винил сестру. И ее безумные амбиции, с давних пор заслонившие ей все прочее.
– Я обдумаю это – Потом пристально взглянул на нее.
– Мы ведь можем подготовить для нее третий этаж, правда?
Она усмехнулась:
– Да, мы можем. Я спокойно смогу устроить все за несколько дней. Однако, Алекс…
В глазах ее был невысказанный вопрос, и на сей раз усмехнулся Алекс:
– Она тебя полюбит. В тебе есть все, в чем отказывала ей родная мать.
– Но матери, Алекс, такое может не понравиться. В конце концов, я… не… – отрывисто и нервно говорила она, но он возразил:
– Что? Какое это имеет для нас значение? Она не согласилась:
– А для других, для тех, кто важен для Кэ, это покажется неприемлемым.
– Ничего не желаю знать! – резко ответил Алекс. При этом он пронзительно посмотрел на Рафаэллу, рассуждая о своих родственниках и о поездке в Нью-Йорк: – Хотелось бы, чтоб ты отправилась со мной.
Он заговорил об этом вновь, глядя, как она одевается, чтобы идти домой, теперь он повторил это в последний раз, шепотом, когда она приготовилась оставить его и пройти в одиночестве последний квартал, отделяющий ее от дома.
В утренней дымке ее глаза блеснули, впрочем, Рафаэлле показалось, что и глаза Алекса увлажнились. Они оба думали об Аманде, сберегая ее живой в мыслях и в беседах, устремляясь душой к девочке, лежавшей избитой и униженной в далеком Нью-Йорке. Но не об Аманде думала Рафаэлла, вновь целуя Алекса и касаясь на прощание его щеки.
– Мне бы тоже следовало поехать.
Вновь ощутила она всю жестокость обстоятельств, вес и груз обязанностей, которые должна выполнять по отношению к Джону Генри. Но теперь Рафаэлла благодарила судьбу, что в ее жизнь вернулся Алекс и можно делить с ним хоть ночь. Об одном она действительно сожалела – что не может быть ему помощницей в нелегкой поездке в Нью-Йорк.
– Ты там справишься?
Он кивнул, но невесело. Справится. А вот как Аманда? Они решили поселить ее в Сан-Франциско, но останется ли она в живых? Эта мысль пронзила обоих в тот момент, когда Рафаэлла ласково касалась губами его глаз.
– Можно, я позвоню тебе?
Он кивнул, заулыбавшись. Оба понимали, как много переменилось в их отношениях с начала этого вечера. Вместе они совершили этот шаг, рука об руку.
– Я думаю остановиться у матери.
– Передай ей мой самый нежный привет. – Их глаза встретились, и она в последний раз поцеловала его. – И не забывай, как сильно я тебя люблю.
Долгим и крепким был его поцелуй, и вот она уходит, на этот раз окончательно. Пролетит минута-другая, хлопнет тяжелая дубовая дверь, и Алекс заспешит домой, чтобы, ополоснувшись и одевшись, отбыть в семь ноль-ноль рейсом до Нью-Йорка.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прекрасная незнакомка - Стил Даниэла



вот это да! Читала 2 раза. Потрясла меня эта история. Сколько же им пришлось вынести. Тут есть все и подлость сестры , отца и страдания гл.героев ,включая старого больного мужа. И конечно преданная любовь гл. героя. Спасибо.
Прекрасная незнакомка - Стил Даниэлаlelik
2.09.2011, 8.57





Всегда читаю эти романы взахлеб. И хотя всегда знаешь, что все закончится хорошо, но переживаешь за героев вновь и вновь.
Прекрасная незнакомка - Стил ДаниэлаВалентина
21.09.2012, 12.07





Изумительная книга, первая из книг Д.Стил, которую я прочитала за несколько часов не отрываясь. А потом еще много много других ее книг.
Прекрасная незнакомка - Стил ДаниэлаНаталья
12.01.2016, 18.22





Ну не знаю, такие отзывы восторженные, а мне вообще не понравился роман. Одним словом- хождение по мукам( И не верю что родной отец, который любит свою дочь (при том единственную)будет заставлять её хранить верность 77летнему мужу, и вообще не очень верю, что они могли пожениться с такой разницей в возрасте. А у главного героя постоянно слёзы на глазах, не люблю такое. Роман на любителя
Прекрасная незнакомка - Стил ДаниэлаЕ
4.06.2016, 14.24





В детстве читала Стил - впечатление осталось, что во всех ее романах девственница выходит замуж за любимого ею по какой-то причине старого пердуна, через пару лет он играет в ящик и она находит себе мужчину помоложе пердуна, но все равно намного старше еее (как правило. это бизнесмен, и сама она бизнесвуменша) Вот и вся Стил.
Прекрасная незнакомка - Стил ДаниэлаСуни
4.06.2016, 14.43





Сун , полностью с вами согласна читала несколько ее романов и сценариийодин ,тот, окотором вы говорили. Принципиально не читаю ее романы.
Прекрасная незнакомка - Стил Даниэлаирина
4.06.2016, 16.37





Прекрасный автор!!!Узнала о Стил от мамы,точнее книги,которую мне посоветовала прочитать мама☺,,Большая девочка"🔥Сколько мучений испытывают её герои;)
Прекрасная незнакомка - Стил ДаниэлаБэлла
26.09.2016, 8.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100