Читать онлайн Потрясающая красота, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Потрясающая красота - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Потрясающая красота - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Потрясающая красота - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Потрясающая красота

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Концерт в Лас-Вегасе имел оглушительный успех. На выступление Мелани прилетел Том, и она опять исполнила песню, написанную для него. Зал на этот раз был гораздо меньше, чем в «Голливуд Боул», зато спецэффекты оказались впечатляющими. Публика неистовствовала. Мелани пела на бис, сидя на краю сцены, так что Том со своего места в первом ряду мог запросто, протянув руку, коснуться ее. Охрана еле сдерживала напор фанатов, давивших со всех сторон. Выступление заканчивалось яркой вспышкой света, и одновременно с этим Мелани на специальной платформе взлетала ввысь. Том никогда не видел такого потрясающего зрелища. Его настроение омрачило лишь одно — Мелани, спускаясь с платформы, подвернула ногу и растянула лодыжку, тогда как на следующий день должна была отработать еще два концерта.
В следующий раз Мелани вышла на сцену с раздувшейся до размера дыни ногой, но по-прежнему в своих серебристых босоножках на платформе. Когда концерт закончился, Том отвез ее в травмпункт. Они уехали, ничего не сказав матери. В больнице Мелани сделали укол кортизона, чтобы она смогла выйти на сцену завтра. Последние три концерта в Лас-Вегасе были короче. В выходные, когда уезжал Том, Мелани уже передвигалась на костылях.
— Мелани, побереги себя. Ты слишком много работаешь. — Том смотрел на нее с тревогой. Несмотря на то, что Мелани почти все время то репетировала, то выступала, выходные прошли замечательно. В первый вечер им даже удалось выбраться в казино. Апартаменты, которые занимала Мелани, поражали роскошью. Том ночевал во второй спальне, и две ночи им удавалось сдерживать себя. Но в последнюю ночь природа и чувства взяли свое. Они долго оттягивали этот момент, но он неизбежно наступил. Теперь, когда Том уезжал, Мелани ощутила, насколько ближе они стали друг другу. — Если ты не сбавишь темп, с ногой у тебя будет беда, — предостерег он ее.
— Завтра сделаю еще один укол. — Мелани привыкла к травмам на сцене, они случались и раньше, но Мелани, как профессионал, выступала, невзирая на боль, и никогда не отменяла концертов.
— Мелли, ты должна беречь себя. — Том не на шутку встревожился. — Нельзя без конца колоть кортизон. Ты же не футболист. — Нога все также болела, а отек, несмотря на вчерашний укол, не уменьшился. Укол просто притупил боль, позволив ей махнуть на все рукой и снова выступать в туфлях на высоких каблуках. — Отдохни сегодня вечером.
Утром Мелани улетала в Феникс на очередной концерт.
— Не волнуйся, — с улыбкой отозвалась Мелани. — Никто обо мне не печется так, как ты. Всем остальным до моего здоровья нет дела: они ждут от меня одного — живая или мертвая я должна выходить на сцену и петь. Едва ступив на эту платформу, я сразу же почувствовала, что она шатается. Веревка оборвалась, как только я спрыгнула. Вот я и упала. — О том, что могло произойти, порвись веревка чуть раньше, страшно было подумать. Мелани могла бы разбиться насмерть. — Это называется обратная сторона шоу-бизнеса.
Они стояли, ожидая его рейса. Мелани отвезла Тома в аэропорт в длинном белом лимузине, выделенном ей отелем на время пребывания в городе. Условия в Лас-Вегасе предоставили просто фантастические. В гастрольном турне такого комфорта она уже не увидит. В Лос-Анджелесе ее не будет десять недель — до самого сентября. Том пообещал прилететь к ней поскорее.
— Перед отъездом обязательно сходи к врачу. — Объявили его рейс. Том бережно, чтобы не задеть костылей, привлек Мелани к себе и нежно поцеловал. У нее захватило дух. — Я люблю тебя, Мелани, — тихо проговорил он. — Помни об этом.
— Буду помнить. Я тоже тебя люблю. — Они встречались уже больше месяца — срок, в общем, небольшой, но с тех пор, как они приехали в Лас-Вегас, их отношения стали стремительно развиваться. Парня лучше Тома она не встречала. — Скоро увидимся.
— Обязательно! — Снова поцеловав ее, Том последним сел в самолет, а Мелани кое-как доковыляла на костылях через терминал до выхода и забралась в ожидавший ее на улице лимузин. Нога болела невыносимо. Мелани не хотела показывать это Тому.
Вернувшись в номер отеля «Пэрис», она положила на ногу лед, но, не почувствовав существенного облегчения, приняла мотрин, чтобы уменьшить отек. В полночь мать нашла ее на диване в гостиной. Мелани призналась, что еле выносит боль.
— Тебе завтра нужно лететь в Феникс, — предупредила мать. — Там все билеты уже распроданы. Придется утром сделать еще один укол. Концерт нельзя отменить, Мел.
— А что, если выступать сидя? — предложила Мелани. Она дотронулась до лодыжки и поморщилась от боли.
— Тогда платье на тебе будет выглядеть тряпкой, — сказала мать. Мелани за свою карьеру не отменила еще ни одного концерта, и Дженет ничего не желала слышать. Вся эта история может разрушить репутацию звезды. Однако нога у дочери действительно болела, и мать это видела. Мелани умела преодолевать боль и никогда не жаловалась, но сейчас травма казалась серьезнее предыдущих.
Ближе к ночи ей позвонил Том и сказал, что уже соскучился. Чтобы не волновать его, она солгала, что ей лучше. Заснула Мелани с его фотографией на своей подушке.
Утром нога распухла до угрожающих размеров, и Пэм повезла Мелани в больницу. Главный врач травмпункта сразу же узнал ее и, осмотрев, сказал, что нога ему не нравится. Решено было сделать повторный снимок. Первый показал просто сильное растяжение. Но теперь сомнения главврача оправдались: на новом снимке виднелась тоненькая, как волос, трещина. Доктор предупредил, что на ногу придется наложить гипс и следующие четыре недели Мелани должна в гипсе как можно меньше передвигаться.
— Ну конечно! — Мелани хотела было рассмеяться, но тут же застонала от боли — нога при малейшем движении болела немилосердно. Вечернее выступление обещало обернуться пыткой, если только оно вообще состоится. — Сегодня в восемь я выступаю в битком набитом зале в Фениксе, — пояснила она. — Не могу не поехать. Но люди платили не за то, чтобы смотреть, как я ковыляю по сцене в гипсе, — сказала Мелани, чуть не плача.
— А как вы смотрите на ортопедический ботинок? — предложил врач. В его практике встречались и упавшие со сцены артисты. — Перед выходом на сцену снимете. Но о высоких каблуках или платформе забудьте. — Он хорошо знал артистическую братию.
После его слов на лице Мелани появилось виноватое выражение.
— Мои костюмы с солдатскими ботинками будут смотреться тряпкой, — сказала она.
— Еще хуже вы будете выглядеть в инвалидном кресле, когда нога вообще не влезет ни в какую обувь. Ботинок должен помочь. А на сцену наденьте обувь на плоской подошве. И без костылей вам не обойтись, — вынес свой вердикт врач.
Выбора не оставалось. Лодыжка нестерпимо болела, и опираться на больную ногу было невозможно.
— Ладно, попробуем ботинок, — сдалась Мелани. Ботинок из какой-то черной пластмассы доходил ей до колена. Опершись на ногу в ботинке, Мелани тотчас почувствовала облегчение. Пока она на костылях и в ботинке хромала к выходу, Пэм оплатила счет.
— А что, смотрится довольно пикантно, — весело и небрежно бросила Дженет, помогая Мелани забраться в лимузин. Времени у них почти не оставалось — только захватить вещи и, собравшись с группой, отправиться в аэропорт. Гастрольное турне началось. За следующие десять недель Мелани предстояло объехать все Штаты.
В самолете она положила ногу на подушку. Музыканты уселись играть в «веришь — не веришь» и покер. Дженет присоединилась к ним. Время от времени она, взглянув на дочь, подходила к ней, чтобы устроить ее поудобнее. В конце концов Мелани приняла обезболивающее и уснула. Пэм разбудила ее, когда самолет приземлился в Фениксе. Один из музыкантов вынес ее на руках по трапу. Она еще не совсем проснулась и выглядела немного бледной.
— Ты как? — спросила Дженет, когда они сели в лимузин, тоже белый, как и в Лас-Вегасе. В каждом городе, где проходил концерт, их ждали роскошные лимузины и апартаменты.
— Нормально, — ответила Мелани.
Когда группа расселилась по номерам, Пэм заказала всем обед, а Мелани позвонила Тому.
— Мы на месте, — сообщила она, стараясь придать бодрости своему голосу. Мелани все еще чувствовала слабость после обезболивающих, но в ботинке ходить было легче. Хотя обойтись без костылей она не могла.
— Как нога? — озабоченно спросил Том.
— Пока на месте. Перед отъездом из Лас-Вегаса мне надели на нее нечто вроде съемного гипса. Так что я сейчас похожа на Дарта Вейдера
l:href="#n17" type="note">[17]
и Франкенштейна одновременно. Но в ботинке все же лучше. Перед выходом на сцену я сниму его.
— А стоит ли? — усомнился Том.
— Все будет нормально. — Ничего другого Мелани скачать не могла. Однако по совету врача в тот день выступала в туфлях на плоской подошве. От эпизода с подъемной платформой они отказались: Мелани не хотела больше рисковать. Поднимаясь на ней, Мелани чувствовала себя канатоходцем, только без страховочной сетки. Она уже не первый раз падала с нее, но серьезную травму получила впервые. Нога, конечно, болела, но могло быть и хуже.
В этот вечер на сцену она вышла на костылях и, положив их на пол, села на высокий табурет, приготовленный для нее заранее. Она еще пошутила по этому поводу со зрителями — сказала, что ногу повредила, занимаясь сексом, чем весьма позабавила зал. Однако стоило ей запеть, публика забыла обо всем на свете. Большую часть концерта Мелани была вынуждена сидеть на сцене, но никто, казалось, этого не замечал. На ней были короткие, плотно облегающие бедра шорты, чулки в сеточку и красный лиф с блестками. Даже в туфлях без каблуков она выглядела шикарно. На бис в этот раз она пела мало — так хотелось поскорее доползти до номера и принять еще одну таблетку. Проглотив ее, Мелани сразу же легла спать, даже не позвонив Тому, чтобы рассказать, как прошел концерт. Том предупредил ее, что собирается этим вечером поужинать с сестрой в Лос-Анджелесе, а потому тоже не звонил. Хотя обычно они разговаривали по мобильнику каждый день.
Через два дня концертная группа вылетела в Даллас и Форт-Уэрт. В каждом из этих городов прошло по два концерта, потом один в Остине и один в спортивном комплексе «Астродом» в Хьюстоне. Все время между выступлениями Мелани добросовестно носила ботинок, и нога вроде стала болеть меньше. Наконец у группы выдалась пара свободных дней, которые они провели в Оклахома-Сити. Это было настоящее блаженство. Они облетели с концертами всю страну, и Мелани выкладывалась по полной. Выступления с травмой — просто очередная трудность, которую приходилось преодолевать во время гастролей, и не только ей. Один человек из техперсонала сломал руку, а у звукорежиссера сместился межпозвоночный диск, когда он тащил тяжелое оборудование. Однако что бы ни случилось, все знали, что шоу должно продолжаться. Гастрольная жизнь нелегка. Репетиции изматывали, концерты требовали нечеловеческого напряжения, а однообразие гостиничных номеров набило оскомину. Всегда, если удавалось, они снимали апартаменты. В каждом аэропорту их встречали длинные лимузины. Только ездить на них было некуда, разве что от концертной площадки до гостиницы. Во многих городах они выступали на стадионах. Вечные переезды и жизнь на колесах стали для них привычны. Через некоторое время все города для группы сливались в одно целое, и они забывали, где находятся. Стояла особенно жаркая, знойная ночь в Канзас-Сити.
— Хочется отдохнуть, — сказала Мелани матери. Концерт прошел успешно, но Мелани неудачно соскочила со сцены, подвернув травмированную ногу, и боль стала невыносимой. — Мама, я устала.
Мать с беспокойством и в то же время с раздражением посмотрела на нее:
— Если хочешь и впредь получать платиновые диски, надо гастролировать. — Дженет хорошо разбиралась в шоу-бизнесе, и Мелани знала, что она права.
— Знаю. — Мелани не стала спорить с матерью, но по возвращении в отель чувствовала себя вконец измотанной. Она поспешила поскорее принять горячую ванну и лечь в постель. Усталость все больше давала о себе знать. В Чикаго группа наконец получила выходной. Обещал прилететь Том, и Мелани, мечтавшая о передышке, с нетерпением его ждала.
— Что-то она неважно выглядит, — сказала Пэм. — Выступать с больной ногой все же не шутка.
В каждом городе для Мелани на сцене ставили табурет, но лодыжка никак не заживала. За пределами сцены Мелани передвигалась на костылях в своем черном ботинке. В нем ходить было, безусловно, легче, но нога продолжала болеть. И отек не спадал. Словом, лучше не стало. Если б еще не было самолета, то вообще беда. В своем самолете она по крайней мере могла лежать во время перелета. Лететь коммерческим рейсом со всем оборудованием было немыслимо. Чтобы проверить весь багаж и оборудование, не хватит времени, отведенного на посадку. А так — просто загружались и летели.
Встретив Мелани в Чикаго, Том поразился ее усталому, бледному виду. Она казалась совершенно больной.
Когда в субботний вечер группа приехала из аэропорта, он уже ждал их в гостинице. Подхватив Мелани на руки, Том закружил ее вместе с ее тяжелым ботинком, а затем осторожно усадил на стул. Мелани светилась от счастья. За полчаса до приезда он зарегистрировал Мелани и сам зарегистрировался в сьюте. Гостиница была вполне респектабельной, и апартаменты оказались просто гигантскими. Но Мелани уже тошнило от гостиничной обслуги, от желающих получить автограф и бесконечных ежевечерних выступлений, которые, несмотря на нестерпимую боль, никогда нельзя было отменить. Ее раздувшаяся нога поразила Тома.
Следующий концерт намечался на вторник. Том улетал в понедельник — его ждала работа в Лос-Анджелесе. Он вышел на службу сразу же после отъезда Мелани, работа ему нравилась. Командировка, которую обещали, казалась Тому чрезвычайно привлекательной. Ехал он вместе с одним из градостроителей. Направляя все свои усилия на получение прибыли, их компания, однако, не забывала о программе помощи развивающимся странам. Так что новая работа, можно сказать, полностью соответствовала как специализации Тома, так и его наклонностям. Участие Тома в благотворительной программе и его работа по душе радовали Мелани. Она гордилась им. Вернувшись в Пасадену, Том активно занимался поисками работы, готовый даже каждый день мотаться в Лос-Анджелес. После землетрясения в Сан-Франциско он с радостью вернулся домой. И подвернувшаяся работа явилась для него просто подарком.
В тот вечер Том повел Мелани ужинать. Она проглотила гигантских размеров гамбургер с кольцами жареного лука. Вернувшись в гостиницу, они не могли наговориться. Мелани рассказала ему все: какие города они объехали, какие приключения пережили в пути. Ведь они во время гастролей иногда напоминали детей, выезжающих в летний лагерь, или солдат-новобранцев.
Постоянные переезды, временное жилье — вот из чего состояла их жизнь. Это утомляло, хотя иногда было весело благодаря теплым отношениям в группе. Чтобы разнообразить жизнь на колесах, музыканты с техническими менеджерами забавлялись как могли — швыряли друг в друга бомбочки с водой или бросали их прямо из гостиничных окон в прохожих, не зная, чем развлечься. Однажды это заметил менеджер гостиницы. Он поднялся к ним и устроил нагоняй. В свободное время технический персонал с музыкантами частенько захаживали в топлесс-бары и стриптиз-клубы, зависали там и, напиваясь, бедокурили. Том любил поболтать с ними и считал веселыми ребятами. Но время, проведенное с Мелани, было для него бесценным. Он все тяжелее переживал разлуку с ней. А Мелани призналась Пэм, что ее чувство к Тому крепнет. Ничего подобного у нее ни с одним из бойфрендов не было, и она, по ее собственному признанию, считала, что ей с ним необыкновенно повезло. Однако Пэм напомнила, что ведь и Мелани не из последних — звезда и очень милый, приятный человек. Пэм познакомилась с Мелани, когда той было шестнадцать, и сразу попала под обаяние этой доброй души, совсем не похожей на мать, которая часто грубила окружающим. Пэм считала Мелани с Томом удачной парой — у обоих схожие характеры, оба умны и доброжелательны, легки в общении. И Том, кажется, ничуть не завидует Мелани и не ревнует к успеху, а это большая редкость. Пэм знала, что такие люди встречаются не часто. Именно из-за Мелани она так любила свою работу.
Том с Мелани отлично провели время в Чикаго — ходили по магазинам, в кино, бродили по музеям, обедали в ресторанах. По улице Мелани передвигалась на костылях, в своем огромном черном ботинке. Так хотел Том. Выходные они провели чудесно. Мелани радовалась, что Том при его загруженности смог-таки вырваться к ней. Он использовал все свои «бесплатные мили». Постоянное предвкушение встречи с ним и радость совместных открытий новых мест заметно скрашивали нелегкую гастрольную жизнь Мелани. Дальше путь концертной группы лежал на Восточное побережье, потом в Вермонт и Мэн. Выступление намечалось в Провиденсе и Мартас-Виньярд. Том пообещал, если удастся, попытаться прилететь к ней в Майами и Нью-Йорк.
Выходные промелькнули как одна минута — они даже оглянуться не успели. Мелани заранее переживала отъезд Тома. Стоял удушливый зной, когда она вышла проводить Тома до такси. Небольшой отдых и ортопедический ботинок помогли. Нога болела меньше. На ночь Мелани ставила ботинок возле кровати. Словно отстегнутый протез, думала она. Устав от шуток Тома по этому поводу, она как-то даже запустила в него этим ботинком, чуть не сбив с ног.
— Эй, полегче! Веди себя прилично! — проворчал Том и спрятал ботинок под кровать. Они веселились, как дети, им хорошо было вместе. Их чувства крепли с каждым днем. Словом, это лето принесло Тому много открытий и радости.


У Сета с Сарой в Сан-Франциско объявились первые покупатели на их дом. Поступило выгодное предложение. Переселявшаяся сюда из Нью-Йорка семья спешила обзавестись домом. Они заплатили сверх запрашиваемой суммы, желая, чтобы дом освободился как можно скорее. Как ни тяжело было Саре расставаться с домом, они с Сетом испытали облегчение. Вырученные деньга сразу же пошли на счет в банке, а имеющие художественную ценность вещи, подлежащие продаже, Сара отправила на «Кристиз». Обстановку хозяйской спальни, несколько предметов из гостиной, детскую одежду и еще кое-что из мебели она перевезла в свою новую квартиру на Клэй-стрит. Теперь у них будет не так много места. Все файлы и бумаги из кабинета Сета отправились в «Отель разбитых сердец» на Бродвее. Сету достались половина кухни, диван и два кресла. Все остальное было отправлено на хранение. Их дом стремительно распадался, так же как и вся жизнь. Он опустел за несколько дней, превратившись в разоренное, заброшенное жилище. Глядя на него, Сара думала о том, что с браком ее покончено. Просто удивительно, каким непрочным он оказался. Перед отъездом она последний раз с тяжелым сердцем обошла дом. Сет стоял посреди своего кабинета, такой же подавленный, как и она. Сара только что спустилась из детской убедиться, что все вещи погружены в грузовик. Детей на эту ночь забрала к себе Пармани, чтобы Сара могла разобраться в квартире на Клэй-стрит.
— Как же не хочется уезжать, — сказала Сара, глядя на Сета. Тот кивнул и с грустью заглянул ей в глаза.
— Прости, Сара… я не думал, что у нас так выйдет.
Сара отметила про себя, что Сет в первый раз за долгое время сказал «у нас» вместо «у меня».
— Может, все еще утрясется. — Она не знала, что еще сказать. И Сет тоже. Тогда она подошла к нему и, желая успокоить, обняла. Он долго стоял так, с безвольно опущенными руками, а потом обнял ее. — Приезжай к детям, когда захочешь, — искренне сказала она.
Она еще не встречалась со своим адвокатом по поводу развода. Теперь пришло время обсудить этот вопрос, хотя принимать участие в суде она будет в любом случае. Генри Джейкобс сказал, что ее присутствие там, пусть даже безмолвное, сыграет положительную роль в защите ее мужа. Они наняли еще двух адвокатов в помощь Генри. Для защиты Сета нужно было использовать все возможные ходы — положение слишком серьезное.
— Как ты будешь одна? Справишься? — спросил озабоченно Сет. Впервые за долгое время он наконец стал замечать вокруг кого-то еще, не только себя. Для Сары это было очень важно. После ареста Сета им пришлось несладко.
— Все будет в порядке, — сказала Сара. Они в последний раз стояли в своей столовой.
— Если понадоблюсь, звони в любое время, — печально проговорил Сет, и оба вышли на улицу. Таково было окончание их совместной жизни! Сет обернулся в последний раз взглянуть на кирпичный особняк, который они так любили, и увидел слезы на глазах Сары. Она оплакивала не дом, а их семью, любовь, их несбывшиеся мечты. Что-то у Сета сжалось внутри. — Я завтра заеду и заберу детей, — хриплым голосом сказал он. Сара, отвернувшись, кивнула, потом села в машину и отправилась на Клэй-стрит. У нее начиналась новая жизнь. В зеркало заднего вида она видела, как Сет подошел к своему новенькому серебристому «порше», деньги за который еще даже не были выплачены, и уехал. Саре стало больно. Ей показалось, что мужчина, которого она любила, за которого вышла замуж и от которого родила двоих детей, умер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Потрясающая красота - Стил Даниэла


Комментарии к роману "Потрясающая красота - Стил Даниэла" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100