Читать онлайн Поцелуй, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Когда Гордон уехал в Санкт-Мориц, а Софи в Куршевель, в доме воцарилась мертвая тишина. Изабель весь день просидела в комнате Тедди. На улице было темно и пугающе холодно. В помещении тоже было прохладно, поэтому Изабель надела на Тедди теплый свитер и закутала его в одеяла.
На Рождество мальчик получил в подарок кучу всяких книг и новых игр. Изабель также купила ему большого плюшевого медведя. Жаль, что она не могла подарить ему здоровье.
В отсутствие Гордона Билл звонил почаще – дважды в день, пару раз Изабель звонила ему сама. У нее не было никакого желания выходить из дому и с кем-то общаться. Разбирая после отъезда Гордона почту, Изабель с удивлением обнаружила там приглашение, присланное на имя мадам и месье Форрестье. Приглашение было от одной известной в обществе супружеской пары, с которой, однако, сама Изабель вроде бы никогда не сталкивалась. Впрочем, Гордон вполне мог познакомиться с ними и без нее, а возможно, его связывали деловые отношения с мужем, который когда-то возглавлял крупный банк. Сейчас этот владелец графского титула был очень стар, жена, намного моложе его, подвизалась в области высокой моды. Очень красивая открытка приглашала на свадьбу их дочери, которая должна была состояться в январе. Решив, что нужно отправить новобрачной подарок, Изабель вскоре забыла об этом. Она больше не посещала подобных мероприятий, да и Гордон ее с собой не приглашал.
Следующие несколько дней Изабель общалась исключительно с Тедди, время от времени разговаривая с Биллом. Новый год он собирался отмечать в реабилитационном центре, где намечалось большое празднество. Билл обещал позвонить ей в полночь по парижскому времени, чтобы они могли встретить Новый год вместе, а Изабель намеревалась связаться с ним в полночь по времени нью-йоркскому. Когда раздался звонок, она как раз ожидала намеченного «свидания» с Биллом.
– Ой, какая же я дура! – смущенно заявил слегка пьяный женский голос. – Прошу прощения, я набрала не тот номер. Я хотела сообщить, что опоздала на рейс. – С этими словами таинственная дама повесила трубку. Кто она такая и куда собиралась лететь, осталось загадкой. Решив, что незнакомка и вправду ошиблась, Изабель тоже повесила трубку.
Вскоре позвонил Билл, и они вместе выпили за Новый год в Париже Тедди к этому времени уже спал. Потом в шесть часов утра Изабель сделала ответный звонок, и они встретили Новый год еще раз. Это было довольно нелепо, но обоим очень понравилось. Побеседовав с Биллом, Изабель спустилась вниз, чтобы выпить чашку чаю и почитать газету, затем снова поднялась наверх. Сиделку она по случаю Нового года отпустила, так что о сыне ей нужно было заботиться самой.
В этот день Тедди проснулся поздно, поэтому, чтобы скоротать время, Изабель снова принялась за газету. В колонке сплетен она с удивлением обнаружила имя Гордона – речь шла о его пребывании в Санкт-Морице. Среди его друзей упоминались Ага-Хан, принц Чарлз и прочие знаменитости. В заметке также сообщалось, что в канун Нового года к компании должна присоединиться графиня де Линье. Именно она приглашала на свадьбу своей дочери, из чего Изабель сделала вывод, что они с Гордоном друзья. И тут она вспомнила ночной звонок и женщину, заявившую, что она опоздала на рейс. Изабель насторожилась. Впрочем, зачем этой даме звонить Гордону домой? И почему это была именно мадам де Линье? Как следовало из заметки, графиню звали Луизой. Изабель не могла припомнить, чтобы Гордон когда-либо упоминал ее имя, возможно, она дружила с кем-то другим из отправившейся в Санкт-Мориц компании. Но это вроде бы нечаянное совпадение весь день не выходило у нее из головы. В шесть часов она решилась на совершенно безумный поступок – она захотела услышать голос графини де Линье. Позвонив в справочную, она без проблем узнала интересующий ее номер, потом, с полчаса просидев перед аппаратом, наконец, набрала этот номер. На том конце провода ответили после первого же гудка.
– Да?
– Это мадам де Линье? – спросила Изабель, намеренно игнорируя ее титул.
– Да.
– Я звоню, чтобы получить подтверждение вашего вылета в Санкт-Мориц, – заявила Изабель, совершенно не представляя, что она скажет дальше.
– Я уже говорила вам час назад, что до завтра вылететь не смогу. Мой муж очень болен, – раздраженно ответила та. Изабель узнала все, что хотела. Это был тот самый голос, который она слышала вчера ночью.
– О, прошу прощения. Должно быть, моя напарница все перепутала. Ну да, конечно. Извините, мадам де Линье.
– От меня еще что-нибудь требуется? – надменно осведомилась графиня. В ее голосе звучали пренебрежительные нотки, очень напоминающие Гордона. «Да они просто близнецы», – подумала Изабель.
– Нет, спасибо. Желаю приятного путешествия, – любезно сказала Изабель и повесила трубку. Внезапно ее начала бить дрожь. Почему графиня звонила Гордону? Конечно, не следовало делать никаких далеко идущих выводов, но подозрения ее не оставляли. Более того, какое-то шестое чувство подсказывало Изабель, что у Гордона с этой графиней связь. Видимо, она собиралась позвонить ему в Санкт-Мориц, но была чересчур пьяна и по ошибке набрала Париж.
– С кем ты разговаривала? – спросил Тедди, входя в комнату матери, что делал довольно редко. Увидев выражение ее лица, мальчик вздрогнул. – Что-то случилось?
– Нет, я… я просто звонила папе в Санкт-Мориц. Он куда-то вышел.
– Наверное, катается на лыжах, а может, пошел на какой-нибудь прием, – рассудительно сказал Тедди, и Изабель согласно кивнула.
Когда через некоторое время позвонил Билл, она поделилась с ним своими сомнениями.
– По-моему, все это несколько притянуто за уши, – осторожно прокомментировал он. – Но женщины в этой области проявляют потрясающую интуицию. Я больше доверяю твоему чутью, чем своему рассудку. Правда, и я всегда чувствовал, когда Синтия с кем-то переспала. Она после этого даже выглядела по-другому и вообще становилась более дружелюбной и общительной. Я сразу понимал, что она развлекалась где-то на стороне. – Такое случалось не раз, и всегда Билл оказывался прав.
– Даже не знаю, почему я ей позвонила. Она ведь и вправду могла ошибиться номером. Но тогда она просто повесила бы трубку. И потом, зачем она пригласила нас на свадьбу дочери?
– Если твоя теория верна, то, значит, он ее заверил, что ты не придешь. Она, видимо, помешалась на хороших манерах, – сухо заметил Билл, – ей нужно было просто пригласить его одного.
– А что, если принять приглашение?
– А тебя это так зацепило? – заинтересовался Билл. Изабель уже много лет не спала с мужем, а после аварии он так отвратительно с ней обращался, принимая вид оскорбленной добродетели, что ей, видимо, тоже захотелось иметь какие-то козыри на руках. Сколько можно быть изгоем в собственном доме?!
– Я сама толком не пойму, что сейчас чувствую, – призналась Изабель. – Боль, гнев, облегчение, унижение – все сразу. А может, они просто друзья?
– Было бы неплохо в этом убедиться, – тихо сказал Билл.
– Но как? Он ведь никогда не сознается надо быть сумасшедшим, чтобы в этом признаться. А откуда мне знать, чем он занимается, где бывает, с кем встречается?
– Найми частного детектива, – предложил Билл.
– Если он об этом узнает, то придет в бешенство и станет мучить меня еще больше. – Что ж, такое вполне вероятно.
– Ну, тогда будь настороже. Читай прессу.
– Гордон слишком хитер, чтобы так подставляться, – ответила Изабель.
Она уже повесила трубку, когда ей в голову пришла мысль. В мире высокой моды у нее была одна давнишняя знакомая – Натали Вивье. Они вместе ходили в школу и в юности были очень близки, но Изабель не видела ее много лет – после рождения Тедди.
Снова позвонив, в справочную, Изабель узнала номер телефона Натали. Подруга так и не вышла замуж. В мире высокой моды Натали была влиятельной фигурой – примерно такой же, как Луиза.
Полная решимости, наконец, раскрыть мучившую ее тайну, Изабель, дождавшись подходящего времени, набрала номер Натали. Та сама подошла к телефону. Когда Изабель представилась, Натали была потрясена:
– Боже мой, сколько лет мы с тобой не общались?! Как твой мальчик?
Изабель рассказала ей, что сын все четырнадцать лет проболел и вся ее жизнь крутится вокруг него.
– Я подозревала что-нибудь в этом роде. Все в один голос утверждают, что ты стала настоящей затворницей. А рисовать продолжаешь?
– Некогда. – Некоторое время они еще обменивались накопившимися за эти годы новостями. Мать Натали умерла, ее отец снова женился, она сама десять лет прожила с одним сенатором, который в конце концов вернулся к умирающей жене. Детей у нее не было. Казалось, время повернуло вспять. В школе они с Изабель были лучшими подругами и разошлись только тогда, когда Изабель вышла замуж. Натали Гордон не нравился, она находила его высокомерным и чересчур самоуверенным и считала, что он женился на Изабель только из-за ее связей. Она никогда не говорила об этом Изабель и сейчас не стала бы вспоминать о нем, но…
– Я должна спросить у тебя ужасную вещь, – наконец решилась Изабель. – Отвечать ты не обязана, Нат, я просто хочу кое-что узнать, а больше мне не к кому обратиться. – Наступило долгое молчание, пока Натали обдумывала, насколько откровенным должен быть ее ответ. Звонок Изабель ее совершенно не удивил, удивляло только то, что она до сих пор находилась в неведении.
– И что ты хочешь узнать? – осторожно спросила Натали.
– Мне нужна кое-какая информация об одной женщине, клянусь, я никому не передам твоих слов. Скажи мне правду, что тебе известно о Луизе де Линье?
– Ну, она очень талантлива, – вздохнув, начала Натали, – очень умна, прекрасно выглядит, хотя и немного постарше нас, иногда бывает очень грубой. Держится высокомерно. Чрезвычайно амбициозна. Говорят, ее дом моделей купается в деньгах. Вероятно, муж купил ей его. Мужу лет сто, он полный маразматик и очень болен. Когда он умрет, она унаследует большую сумму. До нее он был женат, и его дети, по слухам, ненавидят ее всеми фибрами души. Но она сумела, насколько возможно, рассорить их с мужем и открыто этим хвастается. Луиза вышла за него из-за денег, когда ему было лет восемьдесят, и родила от него ребенка, чтобы обеспечить свое будущее. Долго он не протянет. Де Линье – один из самых богатых людей во Франции. – Это была интересная информация, но совсем не та, которую хотела узнать Изабель.
– А что еще ты о ней можешь сказать?
– Изабель, не надо искать себе лишних забот. Жизнь и без того полна неприятностей. Зачем тебе это?
– Я хочу знать правду. Тебе ведь что-то известно, не так ли?
Натали снова надолго замолчала.
– Ну, это секрет полишинеля, – наконец со вздохом промолвила она. – Об этом знает пол-Парижа. – Сердце Изабель лихорадочно забилось.
– Она как-то связана с Гордоном? – наконец выдохнула Изабель.
Натали только засмеялась в ответ. Надо же, Изабель осталась все такой же наивной! За это Натали в детстве ее и любила, но теперь пора бы и повзрослеть.
– Она его любовница лет десять или двенадцать. Они всюду появляются вместе совершенно открыто. Просто удивительно, что тебе до сих пор никто об этом не сообщил.
– Дело в том, что я ни с кем не общаюсь, – ошеломленно сказала Изабель.
– Ты это серьезно?
– Конечно. Он покупает ей драгоценности, недавно купил машину. Думаю, у них есть квартира на левом берегу. Кажется, на улице Бак. Летом они отправляются в «Отель дю кап». В прошлом году я наткнулась на них в Сен-Тропезе. – Оказывается, у мужа есть другая жизнь, в которой ей совершенно нет места. Дело обстоит еще хуже, чем она предполагала. – Он что, от тебя уходит? – поинтересовалась Натали. – Если да, ты должна потребовать у него кучу денег. По слухам, он потратил на нее целое состояние.
– Не могу в это поверить! Как такое возможно? Ты не ошибаешься?
– Нет. Хочешь проверить – позвони десяти старым знакомым, и они скажут тебе то же самое. Гордон с Луизой уже много лет живут как муж и жена.
– Он от меня не уходит, – задумчиво произнесла Изабель. – Я только вчера кое о чем догадалась, но не предвидела масштабов бедствия. – Она думала, что в худшем случае столкнется со случайной изменой, а оказывается, ее муж целых двенадцать лет жил с другой женщиной, пока она сидела дома с больным сыном.
– У него пока нет оснований от тебя уходить. А вот когда он захочет на ней жениться, тогда это сделает. Она богата и могущественна. Пока граф не умер, они вынуждены ждать. Хотя, кто знает, может быть, Гордон ей уже надоел. В любом случае будь поосторожнее, она настоящая сука. Если она решит, что ты представляешь для нее опасность, то поведет войну всерьез. Я уже наблюдала, как она действует в мире высокой моды. Когда она встретила старика, то была никем и ничем, а он сделал ее графиней и купил для нее модельный бизнес. Впрочем, надо признать, там она на своем месте. Но повторяю: если она решит, что ты ей мешаешь, то ни перед чем не остановится. Если он ей нужен, она уведет его прямо из-под твоего носа. – Обе понимали, что, по сути, она уже это сделала.
– Чем я могу ей мешать? – с болью произнесла Изабель.
Какой же слепой идиоткой она все это время была! Ко всему прочему он еще и недоволен ею. Что за низость!
– Мне очень жаль. – Натали действительно чувствовала себя крайне неловко. Она всегда любила Изабель.
А Изабель никак не могла до конца поверить, что Гордон ее практически бросил. Может, она сама в этом виновата, столько внимания уделяя сыну? По словам Натали, это началось десять или двенадцать лет назад. А ведь Гордон именно тогда выбросил ее из своей спальни, из своего сердца и из своей жизни. Пожалуй, все сходится.
– Тебе надо от него уходить, – откровенно сказала Натали. – Он законченный эгоист, в нем нет ни капли человечности. – Изабель рассказала ей об аварии, умолчав при этом о Билле, и они договорились вскоре снова созвониться. Что ж, спасибо за правду, пусть даже горькую. Повесив трубку, она долго сидела, отрешенно глядя в пространство, затем набрала номер Билла. Ей пришлось его разбудить, но Изабель не терпелось поделиться.
Изо всех сил пытаясь проснуться, он слушал ее не перебивая. К тому времени, когда она закончила свой рассказ, сна не было ни в одном глазу. Новость его ошеломила. Как это по-французски! Десять лет иметь постоянную любовницу для Штатов это нонсенс. Обычно в таких ситуациях разводятся. Правда, графиня ждет смерти мужа, чтобы получить наследство.
– Жуткая история! Ты уверена, что это правда? – Новые сведения лишь подтвердили его мнение о Форрестье – подонок из подонков.
– Натали всегда в курсе всего. Но почему же до меня ничего не донеслось? – Как унизительно: эта история известна всему Парижу, кроме нее!
– Вероятно, все полагали, что тебе об этом известно, так зачем бередить рану? – Кстати, о связях Синтии ему тоже никто не рассказывал, он сам все понял.
– Как ты думаешь, что мне теперь делать? – Голос Изабель звучал растерянно.
– А как бы ты хотела поступить? – рассудительно спросил Билл.
– Не знаю. Хочется бросить это ему в лицо, когда он приедет домой, или позвонить в Санкт-Мориц, но это же неразумно. – Тогда он станет охотиться на нее, словно тигр.
– Думаю, следует подождать и выдать ему все, когда он снова станет тебя мучить. Ты хочешь от него уйти? – Ответ был известен. Такие перемены плохо отразятся на Тедди, к тому же нет гарантии, что Гордон станет их обеспечивать. Так что лучше пока подождать, как и советует Билл.
– Если все всё знают, то и особого скандала наш развод, наверное, не вызовет?
– Еще как вызовет! Одно дело – иметь любовницу на стороне, даже если это ни для кого не секрет, и совсем другое – когда разъяренная жена тебя публично обвиняет, обращается в прессу, настраивает определенным образом общественность. С больным ребенком ты вообще похожа на Деву Марию. В моей практике такое случалось. Если кто-то из моих кандидатов попадал в подобный переплет, я советовал ему затаиться, во что бы то ни стало сохранить брак и постараться выглядеть как можно респектабельнее – удочерить слепую монахиню, например. Главное – ни в чем не признаваться и не разводиться. Гордону шум ни к чему, так что он в твоих руках. Зачем ему развод, раз его любовница несвободна. Когда ее муж умрет, тогда он захочет уйти, но тихонько и ни на минуту раньше. Зная его натуру, могу предположить, что он не станет извиняться, а постарается возложить всю вину на тебя. Если ты бросишь ему вызов, он уверит тебя в твоей непорядочности и постарается до смерти запугать. Если загонишь его в угол, он перегрызет тебе горло. Будь очень осторожна, милая. Я знаю этот тип – он скорее убьет, чем уступит. По каким-то причинам ему нужно быть женатым. Возможно, ей так удобнее и она не хочет огорчать перед смертью старика. Там наверняка много такого, о чем ты и не подозреваешь, поэтому еще раз предупреждаю: будь осторожна и сильно не жми.
Изабель совет приняла, но ответа на свой вопрос так и не получила. Что же ей все-таки делать с полученной информацией? Значит, Гордон частенько не ночевал дома, предпочитая общество графини и ту квартиру, о которой говорила Натали. Она перебирала в памяти «поездки с друзьями», которые предпринимал Гордон, отпуска, проведенные им якобы в одиночестве. Натали совершенно права, это действительно началось лет двенадцать назад.
– Как все странно, правда? – потрясенно подытожила Изабель. Своего мужа, как выяснилось, она совершенно не знала. А Луиза де Линье оказалась гораздо умнее ее. Это же надо – годами не замечать, что творится у тебя под носом!
– Нужно как следует все обдумать. Ничего пока не предпринимай, – задумчиво проговорил Билл. Самое главное – чтобы она себе не навредила.
– Не буду.
– Помни, если ты загонишь его в угол, он ударит. Это я знаю наверняка. – Изабель с готовностью согласилась. Она уже много лет назад обнаружила, что Гордона лучше не трогать: если пытаешься его атаковать, он приходит в неистовство.
В последующие дни они с Биллом еще несколько раз обсуждали ситуацию, но ни к какому выводу так и не пришли. Когда Гордон вернулся домой, он выглядел очень довольным и вел себя на удивление добродушно. Он даже поинтересовался, как себя чувствует Тедди, и Изабель заверила его, что прекрасно. О графине де Линье она не проронила ни слова.
Единственное, что Изабель себе позволила, – это, отдавая почту, небрежно упомянуть о полученном приглашении. С абсолютно невинным видом она сообщила, что приняла это приглашение от имени их обоих.
– Доктор Тедди говорит, что мне нужно почаще выходить из дома, и он, конечно, прав. Как я понимаю, с де Линье ты знаком, а поскольку приглашение было адресовано нам обоим, я решила пойти – если ты не возражаешь.
– Нисколько не возражаю, – совершенно спокойно ответил Гордон, и Изабель на миг было решила, что Натали ошибается. Но тут он заботливо добавил: – Правда, они немного утомительны, эти де Линье, они ведь очень старые. Тебе наверняка будет скучно. Если уж ты решила вновь выходить в свет, тебе стоило бы начать с чего-то более интересного.
– Как же они могут быть старыми, если у них дочь невеста? – невинным тоном спросила Изабель.
– Но это не означает, что она молоденькая, – пожал плечами Гордон, – вероятно, какая-нибудь старая дева, к тому же весьма непривлекательная. Лично меня все это не слишком забавляет.
А вот Изабель это впервые за все время позабавило – уж очень настойчиво Гордон старался не пустить ее на эту свадьбу.
– Ты прав, там вряд ли будет особенно интересно. Может, тогда сообщить, что мы не сможем прийти, или это неудобно?
– Я сам обо всем позабочусь. Кстати, а где это приглашение?
– На моем столе.
– Я заберу его, когда буду уходить, пусть моя секретарша им займется.
– Спасибо, Гордон. Я пошлю им хороший подарок.
– Об этом тоже позаботится Элизабет. Тебе и без того хватает хлопот.
Изабель очень мило его поблагодарила, и Гордон отправился в банк. Когда Изабель в лицах пересказала беседу Биллу, он долго смеялся.
– Ты просто чудовище! Но помни, что я сказал. Будь с ним осторожнее, он не дурак. Теперь он станет за тобой приглядывать, решив, что до тебя дошли какие-то слухи, если твоя подруга права и об этом знает весь Париж.
– Я не собираюсь ничего предпринимать. – В последующие дни она только проверяла, ночует ли Гордон дома. Ее предположения подтвердились – Гордон отсутствовал, он, вероятно, был с Луизой на улице Бак.
Весь следующий месяц они играли в кошки-мышки, но внешне ничто не изменилось. Все было как прежде, только теперь стало ясно, что большую часть времени Гордон проводит с другой женщиной. Пожалуй, он был женат скорее на графине, чем на Изабель, точно так же, как она больше ощущала себя женой Билла.
К этому времени тот провел в реабилитационном центре уже пять месяцев. Он уже давно не чувствовал себя таким сильным и здоровым. Шея больше не доставляла ему неудобств, плечи окрепли, бедра стали стройными, так что в плавках он теперь походил на юношу. Но он по-прежнему не мог не только ходить, но даже стоять. Его подводили ноги, не выдерживавшие веса тела. Не помогали и специальные приспособления – с ними он падал еще быстрее. Сделка, которую Билл заключил с самим собой насчет Изабель, с каждым днем все больше его тяготила.
Изменив первоначальное решение, он все-таки продолжал встречаться с доктором Харкорт, утверждая, что интерес его чисто теоретический. Воспоминания о постигшей его неудаче были для Билла чересчур мучительными, и он не желал повторения. Тем не менее беседы с доктором доставляли ему удовольствие. Кроме того, Линда постоянно снабжала его интересной литературой, которая, впрочем, его тоже не убеждала.
В дополнение к его кошмарным снам в марте к нему пришли Джейн и Джо и заявили, что собираются обручиться. Несмотря на свою симпатию к молодому человеку, Билл расстроился. Эту тему он несколько раз подолгу обсуждал по телефону с Синтией. Она была настроена совсем иначе, и они постоянно спорили. Наконец Билл имел продолжительную беседу с Джейн, которая приехала из университета его навестить.
– Папа, мы знаем, что делаем. Мы не дети. Я сюда езжу уже семь месяцев и хорошо понимаю, на что иду. – Джо не ходил, регулярно принимал лекарства и владел только одной рукой. Правда, доктора предполагали, что, возможно, когда-нибудь он сможет завести детей.
– Нет, ты не понимаешь, на что идешь, – возразил Билл. – Он будет полностью от тебя зависеть – как физически, так и морально.
– Это не так. Джо обо мне заботится, он единственный мужчина, который так себя ведет, не считая тебя. Он собирается стать юристом, он инвестировал деньги, полученные в качестве компенсации за аварию, и теперь у него миллион долларов в акциях крупнейших компаний. Мамин брокер ознакомился с его выбором и сказал, что он все сделал правильно. А то, что он не может лазать по скалам или танцевать вальс, меня совершенно не волнует.
– Возможно, когда-нибудь начнет волновать.
– Вы с мамой тоже этим не занимались, хотя ты мог ходить.
– Он инвалид, – настаивал Билл, – и это будет для тебя колоссальным бременем. А что касается твоей мамы, то если бы тогда я был таким, как сейчас, мне бы и в голову не пришла мысль о свадьбе.
Билл неожиданно пожалел о том, что познакомил ее с Джо. Он считал, что это знакомство будет вполне безобидным, и оказался не прав. Проспорив две недели с Синтией, Изабель и дочерьми, Билл, наконец, решился поговорить с Джо. Он совершенно не был готов к тому, что услышал.
– Я понимаю вас, Билл, – спокойно заявил Джо, который был уже в курсе событий.
Вне себя от ярости, Джейн выразила готовность пойти против воли отца, но Эндрюс слишком уважал Билла, чтобы так поступить. – Мы оба знаем, что нам придется нелегко. И я это осознаю в еще большей степени, чем Джейн. К тому же мы оба молоды, а брак вообще вещь нелегкая. Мои родители разведены, вы с Синтией тоже. Жизнь не дает никаких гарантий, ничего нельзя предсказать наверняка. Но я все же считаю, что нас с Джейн связывают особые отношения, и очень надеюсь, что у нас все получится. Я изо всех сил постараюсь защищать ее, любить ее и заботиться о ней. – В глазах его стояли слезы, и Билл отвернулся, чтобы ненароком не смягчиться. – Но я слишком вас уважаю, чтобы идти вам наперекор. И ценю ваше мнение, даже если с ним не согласен. По-моему, мы с вами имеем такое же право на хорошую жизнь и нормальную семью, как и все остальные. То, что я не могу ходить и пользоваться левой рукой, не значит, что у меня надо отнять любовь. Надеюсь, вы тоже так считаете. Но если вы не хотите, чтобы я женился на Джейн, если вы возражаете, я скажу ей, что передумал. Я не стану насильно входить в вашу семью. В общем, вам решать.
Билл слушал его с тяжелым сердцем. Он хотел бы верить Джо, но еще больше он хотел защитить свою маленькую девочку. С Джейн рядом должен быть мужчина, способный гулять с ней до рассвета – на собственных ногах.
– А если вы так и не сможете завести детей? – Для Билла это было очень важно, когда-нибудь это станет важным и для Джейн.
– Тогда мы усыновим ребенка. Мы с Джейн уже говорили об этом. Ведь многие пары не могут иметь детей – даже те, у которых на вид все в порядке. Такое решение нам обоим кажется правильным.
Билл знал, что лучшего парня трудно сыскать. Джо порядочный, вежливый, умный, образованный, сдержанный, обеспеченный, до безумия любит Джейн, но при всем при этом он до конца жизни будет прикован к инвалидной коляске. Биллу предстояло принять самое трудное в жизни решение, и он его принял. Выслушав Джо, он со слезами на глазах обнял его.
– Ну ладно, маленький негодяй, – дрожащими губами произнес Билл. – Пусть будет по-вашему. Но если когда-нибудь она станет несчастной, знай: я тебя убью.
– Клянусь, я сделаю для нее все, что в моих силах! – От будущего зятя было невозможно требовать большего. Утерев слезы, они улыбнулись друг другу, и Билл достал из холодильника бутылку вина.
– И когда вы собираетесь пожениться? – спросил он, разливая вино по бокалам. Он чувствовал себя так, словно только что покорил горную вершину, и Джо ощущал в точности то же.
– Думаю, в июне или июле. Я начну посещать занятия в университете, так что мы сможем получить семейное общежитие. – Осенью ей будет двадцать, она перейдет на предпоследний курс. Ему исполнится двадцать три. Конечно, они еще молоды, но, в конце концов, не они первые. Билл надеялся, что они окажутся в числе счастливчиков, которых судьба одарит удачей.
– А когда ты собираешься отсюда уезжать? – спросил он.
– Через месяц-два. Я пробыл здесь уже год, большего мне отсюда не выжать. Некоторое время я хочу побыть дома, в Миннеаполисе. – Билл кивнул.
Все это звучало достаточно разумно, и если бы Джо не сидел в инвалидной коляске, Билл сейчас прыгал бы от восторга.
Они еще немного выпили, а вернувшись к себе, Джо позвонил Джейн. Юноша очень боялся этого разговора, но все прошло на удивление хорошо. Джейн, выслушав новость, разразилась слезами радости. Отцовское благословение значило для нее немало.
Через пять минут Джейн позвонила Биллу и принялась благодарить его, смеясь и плача, а потом передала трубку Синтии.
– Ты правильно поступил. Я немного беспокоилась, но ты поступил правильно. – Голос ее звучал удивительно спокойно – за прошедший год не только дети, но и они сами повзрослели.
– Почему ты так в этом уверена? – все еще озабоченно спросил Билл.
– Ты же видишь, что у них все всерьез, видишь, но боишься. Он вполне ей подходит. А дальше уж пусть решает судьба.
– Я предупредил, что ему придется держать ответ передо мной.
– Я горжусь тобой, – сказала Синтия.
– Не надо. Просто он такой хороший парень, что я не смог ему отказать.
– Я очень рада.
То же самое заявила и Изабель.
– Я никогда бы тебе не простила, если бы ты не согласился, – горячо проговорила она. Всю ночь она не могла заснуть, а утром встала в четыре часа, чтобы позвонить в Нью-Йорк. Уж очень беспокоилась за влюбленных. Биллу оставалось только надеяться, что жизнь обойдется с ними не слишком строго. Джо, пожалуй, уже за все расплатился вперед.
В Париж уже пришла весна. За последние два месяца в жизни Изабель внешне ничто не изменилось, хотя ее отношение к Гордону стало совершенно другим. Она уже не считала себя перед ним виноватой и сама старалась держаться от него подальше. Для Изабель он стал просто соседом, живущим с ней в одном доме. Билл беспокоился, что Гордон почувствует происшедшие в ней изменения, но пока он как будто ничего не замечал.
Билл по-прежнему звонил ей каждый день, но вскоре ему предстояло принять окончательное решение. В реабилитационном центре он провел семь месяцев, и, хотя стал значительно сильнее и здоровее, принципиальных улучшений не произошло. Первоначально он собирался провести здесь год, но врачи заверили, что он практически готов к выписке. Дальнейших перемен к лучшему ждать уже не приходилось. Никакая чудодейственная операция его не спасет, он до конца жизни будет прикован к инвалидной коляске. Ему ничего не остается, кроме как примириться со своим нынешним состоянием. Это был тяжелейший удар – хуже была бы только смерть Изабель. Неспособность ходить означала, что он больше никогда ее не увидит. Скоро ему придется сказать Изабель, что все кончено. Он дал клятву самому себе и уже не передумает.
Друзья все еще звонили ему из Вашингтона, а перспективный кандидат в сенаторы просил возглавить его избирательную кампанию. Через четыре года он собирался баллотироваться в президенты и знал, что Билл способен добыть ему президентское кресло.
Он говорил об этом с Изабель, и та посоветовала ему вернуться к работе. Пребывание в реабилитационном центре его здорово разочаровало – хотя врачи и сделали все от них зависящее, – и теперь ему просто необходима была какая-то перспектива.
Ее самочувствие к этому времени уже наладилось. Головные боли случались редко, на теле не осталось никаких следов, кроме длинного тонкого шрама на левой руке, где зашивали порванную артерию. И о больнице она теперь вспоминала не иначе как в связи с Биллом. Изабель все еще сильно по нему скучала. Но когда она попросила его после выписки приехать в Париж, он ответил как-то неопределенно. Вероятно, ему еще рано говорить о каких-то поездках.
Биллу, как и Изабель, прошедшие семь месяцев казались вечностью. Он мечтал встретиться с ней, но уверял себя, что это неправильно. После приговора врачей для него все изменилось. Даже их телефонные разговоры больше не казались ему безобидными. Он постоянно чувствовал себя обманщиком зная, что ему нечего предложить ей, кроме эмоциональной поддержки. А это одни слова. А еще ему не нужна ее жалость. Значит, нужно убедить Изабель, что он выздоровел, иначе она его не отпустит. Но каждый раз, когда он говорил себе «Пора!», сердце его разрывалось, как ни твердил себе Билл, что действует ради ее же блага. Если Джо и Джейн достаточно безумны, чтобы пытаться строить совместное будущее, то он на такое не способен.
Пока Билл разбирался со своими проблемами, в жизни Изабель неожиданно наступили радостные перемены. Состояние здоровья Тедди за последние два месяца радикально улучшилось. Было ли это связано с погодой, или объяснялось простым везением, но мальчик выглядел совершенно иначе. Несколько раз он даже спускался в столовую, чтобы поужинать вместе с матерью, а в апреле впервые за несколько лет Изабель вывезла его в Булонский лес. В зоологическом саду они остановились, чтобы поесть мороженого. Со времен раннего детства Тедди ничего подобного не происходило, и когда Изабель рассказывала об этом Биллу, в ее голосе звучал настоящий восторг. Первого мая Тедди исполнилось пятнадцать лет, и Изабель благодарила Бога за всю ту радость, которую она испытала благодаря сыну.
На следующий день Билл начал готовить почву для отступления. Сегодня он впервые ей солгал. Это было ужасно, но Билл считал, что совершает необходимое. Он так любил Изабель, что готов был пожертвовать собой. Для исполнения задуманного более подходящего случая может и не представиться: Тедди стало лучше, Гордон на несколько месяцев оставил жену в покое и почти не появляется дома. С бьющимся сердцем Билл заявил, что у него есть фантастические новости. Он боялся, что Изабель, слишком хорошо его знавшая, догадается об обмане, но каким-то чудом она ему поверила. Он сообщил ей, что, наконец, наступили решительные сдвиги и сегодня он сделал первые самостоятельные шаги. Изабель была так за него рада, что заплакала от счастья, и от этого он почувствовал себя еще хуже. Тем не менее, он считал, что поступает правильно. Ему казалось, что он выпускает на волю прекрасную птицу.
Они проговорили еще долго. Изабель все расспрашивала, как он себя чувствовал, когда встал, было ли ему страшно, и Билл вдохновенно импровизировал. В дальнейшем он постепенно развивал этот сюжет. Номер Изабель он каждый раз набирал с тяжелым сердцем – ему было нелегко ее обманывать. Она такая милая, отзывчивая и доверчивая, он так ее любит! Но что тут можно изменить? Билл считал себя получеловеком. Нет, в таком состоянии никаких отношений с женщиной поддерживать не стоит.
В промежутках между разговорами с Изабель он начал подготавливаться к будущей жизни в Вашингтоне. Он уже обещал кандидату в сенаторы в конце июня заняться его избирательной кампанией. До этого он хотел подыскать себе квартиру и собрать о кандидате всю возможную информацию. Свадьба Джо и Джейн намечалась в июне. У невесты будет с полдесятка подружек, в том числе Оливия, а отмечать событие намеревались в гринвичском доме, точнее сказать, перед домом, триста гостей разместятся в разбитой на лужайке огромной палатке. Приготовления уже шли полным ходом, и Синтия постоянно разрывалась между портнихами и цветочницами.
Жених и невеста пребывали в состоянии эйфории. Они уже подали заявление на семейное общежитие в Нью-Йоркском университете, Джейн съездила в Миннеаполис, чтобы познакомиться с родителями Джо. Медовый месяц новобрачные собирались провести в Италии. Постоянно общаясь с Джо, Билл все больше ужасался тому, что ему предстояло совершить по отношению к Изабель. Но пути назад не было.
– С вами все в порядке? – спросил как-то Джо, когда они после занятий лечебной физкультурой направлялись к себе. – Вы что-то чересчур притихли. – Он сам уже через все это прошел, но состояние Билла его очень беспокоило. У всех наступает такой момент, когда приходится взглянуть правде в глаза, и эта правда бывает очень горькой. Нелегко смириться с тем, что улучшения больше не предвидится.
– Просто готовлюсь вернуться в реальный мир. Сразу после свадьбы меня ожидает куча работы, – пояснил Билл, но Джо понимал, что дело не только в этом. В последний месяц его будущий тесть перестал проявлять интерес к тренировкам и отказался от встреч с Линдой Харкорт. Хотя Билл и согласился провести в реабилитационном центре еще месяц, но мыслями он был уже далеко. Он часто бывал рассеян, не обращал внимания на окружающих и вообще походил на человека, пребывающего в глубокой депрессии.
Однажды в конце мая Билл буквально наткнулся на Елену, которая в слезах выезжала из столовой, – она едва не опрокинула его коляску.
– Эй, сбегать с места аварии – это преступление! – шутливо крикнул Билл. Остановившись, она, не глядя на него, уткнулась лицом в ладони. Подъехав поближе, Билл положил ей руку на плечо: – Ну, что случилось? Могу я чем-нибудь помочь? – Она молча покачала головой. Внезапно Билл заметил, что у нее на пальце нет обручального кольца, которое девушка все время носила, – того самого, с огромным бриллиантом. Все стало ясно. – Не хотите немного поговорить? – осторожно предложил он, и Елена кивнула. Они тут же направились в его комнату, где Билл протянул ей салфетки. Взяв их, она сквозь слезы улыбнулась:
– Простите меня. Я всем доставляю одни огорчения. – Даже плачущая, она все равно оставалась прекрасной.
– Я должен сам догадаться, в чем дело, или вы мне скажете?
– Это все из-за Серджо. Он… в общем, в последнее время дела складывались как-то странно. Он работал в Милане, и я никак не могла ему дозвониться. Несколько месяцев назад по его просьбе мы отложили свадьбу… Черт возьми, Билл, ведь мы встречались шесть лет… но пока со мной не случилось несчастье, так и не обручились. Я тогда подумала, что его сподвигло на это чувство вины, – ведь я в тот день работала именно с ним. Он заставлял меня отступать все дальше и дальше, пока я не упала с лестницы и… А теперь он мне сказал, что мы не можем пожениться, что чересчур много проблем и мне придется уделять слишком много внимания. Он говорит, что ему нужна более самостоятельная женщина. И все из-за этого! – Она хлопнула ладонями по коляске и снова залилась слезами. За прошедшие девять месяцев речь Елены значительно улучшилась, но в остальном, все осталось по-прежнему. Именно такого поворота событий и опасался Билл в случае с Джейн и Джо, именно поэтому он хотел сейчас дать свободу Изабель.
– Возможно, он просто испугался, – понимающе кивнул Билл. Серджо считался одним из самых преуспевающих молодых фотографов – ему было всего двадцать девять лет. Сейчас с ним согласилась бы работать любая модель, не прикованная к инвалидной коляске. Конечно, было бы прекрасно, если бы он выполнил данное Елене обещание, но если это выше его сил, убеждал ее Билл, то лучше осознать это сразу. – Знаете, Елена, если он не чувствует в себе достаточно мужества и терпения, то он поступил правильно. Значит, он не тот, кто вам нужен, и хорошо, что вы узнали об этом сейчас. – Поступок Серджо только подтверждал его предположения – «полноценные» люди не должны связывать свою жизнь с теми, кто под это определение не подходит. – Поверьте мне, Елена, когда-нибудь вы будете только рады, что так случилось. – От этого утешения она заплакала еще сильнее. Рассуждения Билла нисколько ее не убедили. Она любила Серджо и до сих пор считала, что это взаимно. К свадьбе все было готово: и подвенечное платье, и фотограф, и оркестр. Но оказывается, кое-чего не хватало.
– И почему же я буду этому радоваться? – сквозь слезы скептически, проговорила Елена.
– Потому что иначе вы стали бы ему обузой, и он бы вас за это возненавидел.
– Я не стала бы ему обузой! – с яростью воскликнула она. – Я такая же, какой была раньше! Я нисколько не изменилась. – Тут Джо и Джейн, очевидно, стали бы ей аплодировать, но Билл придерживался противоположного мнения.
– К сожалению, мы все изменились, иначе и быть не могло. И теперь наша жизнь ограничена определенными рамками. Есть вещи, которые нам не под силу, – тихо сказал он, думая об Изабель.
– Например? Танцевать? Кататься на лыжах? Ездить на роликах? Да кого это волнует? – Она шмыгнула носом.
– Серджо, очевидно, волнует. Он, по крайней мере, поступил честно, вы должны это ценить.
– Не стану я его ценить! Он просто дерьмо. За что он меня бросил? Ведь я не сделала ему ничего плохого.
– Конечно, не сделали. Просто вам не повезло. Нам всем не повезло – поэтому мы здесь.
– И нас никто никогда не полюбит из-за того, что мы такие? Ну, нет, вы ошибаетесь! Посмотрите на Джо и Джейн!
– Вы старше их и должны быть умнее. – Ей было двадцать восемь, она хотела жить, иметь семью, мужа, детей. – Я по-прежнему считаю, что они поступают легкомысленно и когда-нибудь за это расплатятся. Вдруг Джейн, как Серджо, поймет, что все это ей невмоготу? И что тогда? Ведь к тому времени у них будут дети, и это разрушит и их жизнь.
– Вы и вправду считаете, что мы никому не нужны? Но это же полная ерунда, и вы сами это прекрасно понимаете. Мы имеем такое же право на нормальную жизнь, как и все прочие.
– Не уверен, – мрачно заявил Билл. – Не смею говорить за других, но лично я считаю, что не имею права обременять кого-то еще своими проблемами. Это было бы несправедливо. – Оба знали, что он говорит об Изабель.
– Вы с ума сошли, Билл? – спросила она, уже больше беспокоясь о нем, чем о себе. – Вы несете ахинею. Серджо – настоящее дерьмо. Возможно, вы и правы: хорошо, что он ушел сейчас. Но это частность, не имеющая никакого отношения ко всем нам. Может, он меня вообще не любит или мечтает о другой жене…
– Моя точка зрения неизменна, – с вызовом проговорил Билл, и в глазах Елены появилась злость.
– Какая там точка зрения! Вы просто ощущаете растерянность и одиночество, вам неудобно в инвалидной коляске, вам кажется, что вы не вправе быть любимым. Я так не считаю и никогда считать не буду. В мире слишком много хороших людей, которых абсолютно не волнует, держат нас ноги или нет. Конечно, нынешнее мое состояние меня огорчает, я бы с удовольствием, например, бегала или носила туфли на высоких каблуках. Я этого не могу. Ну и что? Вы хотите сказать, что раз вы инвалид, то не можете любить женщину? Неужели вы такой слабый? Я этому не верю! – Она посмотрела на него испытующим взглядом.
– Может, и не такой, – уклончиво ответил Билл. В глубине души он понимал, что в словах Елены есть немалая доля правды. Если бы Изабель была прикована к инвалидной коляске, он любил бы ее не меньше, даже, может быть, еще больше. – Я просто хотел сказать, что эта ноша не для всех. И нужно тщательно взвесить, способен ли человек ее нести. Если сильно любишь, жаль взваливать на любимого такую тяжесть. – Он явно говорил о себе.
– Тогда пусть нас поместят куда-нибудь в ледяную пустыню, и проблема будет решена. В этом случае другим не придется проявлять сострадание или хотя бы прилично себя вести. Знаете что? Я преклоняюсь перед Джейн и Джо. Они верят друг другу, и они абсолютно правы. Все остальное не имеет значения, по крайней мере, для меня. Пусть мой муж окажется глухим, немым или слепым – если он хороший человек и мы оба любим, он мне подойдет. И эта инвалидная коляска тоже ничего для меня не значит.
– Хорошо, тогда выходите за меня замуж, – пошутил Билл, и Елена улыбнулась сквозь слезы.
– С вами хлопот не оберешься! – засмеялась она. – К тому же у вас ужасные взгляды. Смотрите, будьте осторожнее, не то наделаете каких-нибудь глупостей. – Она тоже была пациенткой Линды Харкорт и прилежно с ней занималась.
– Например? – слегка смутившись, спросил Билл.
Елена ему нравилась, она была очень милой девочкой.
– Например, расстанетесь с дорогими для вас людьми, считая, что вы будете для них обузой. Почему вы сами за них решаете? Кто вам это позволил?
– Если кого-то любишь, то стремишься защитить его.
– Так не годится! – твердо произнесла Елена. – Люди имеют право на собственные решения. Тут все дело в уважении.
– Может, вы и правы, – задумчиво проговорил Билл. – У меня нет готовых ответов, у меня одни вопросы. К тому же я гораздо старше вас. В вашем возрасте я, наверное, тоже был бы смелее. Возможно, и вправду Серджо просто дерьмо. Следовательно, вам не стоит связывать с ним свою жизнь, и хорошо, что вам об этом уже известно.
– Да, с этим я согласна, – печально кивнула она, – но все равно больно.
– Больно, – сказал он, – но такова жизнь. В ней есть много всего, что доставляет боль. Некоторые люди устроены так, чтобы разочаровывать, так что лучше всего как можно раньше с ними расстаться. – Билл сейчас думал о Синтии, к инвалидной коляске это не имело никакого отношения.
– Наверное, Серджо как раз из таких, – философски заметила Елена.
– Возможно, в следующий раз у вас будет кольцо поменьше, а парень побольше. – Она снова кивнула.
Они еще немного поболтали, и Елена отправилась в свою комнату, но у Билла их разговор не выходил из головы. Она так убежденно говорила, что для тех, кто любит, физические недостатки не имеют значения… Впрочем, она молодая женщина, и если какой-то мужчина захочет о ней заботиться, это будет вполне естественно. А вот у Билла ситуация другая. Он мужчина, и это ему предназначено взять на себя заботу о ком-то, а не наоборот.
Вскоре ему позвонила Изабель.
– У тебя усталый голос. – Она мгновенно угадала его настроение. – Ты что, слишком много ходил? – Она не сомневалась в истинности его рассказов, и теперь Билл чувствовал себя виноватым. Он сам лишил себя возможности когда либо, снова увидеть Изабель.
– Да, наверное. Перед отъездом у меня еще много дел, – расплывчато пояснил Билл.
– У вас там прекрасные врачи, – с восхищением сказала Изабель, и сердце Билла снова сжалось. Как верно заметила Елена, Изабель имела право на собственное решение, а он, получается, ее этого лишил. Но Изабель слишком добра, чтобы самой его бросить.
Надо сказать, в последние дни Изабель чувствовала в его голосе какие-то странные нотки и никак не могла понять, в чем тут дело. Вероятно, думала она, Билл просто нервничает из-за того, что ему нужно покинуть надежные стены реабилитационного центра и начать новую жизнь. Он зря тревожится теперь, когда он может ходить, все быстро наладится.
– Как идет подготовка к свадьбе? – поинтересовалась она, надеясь отвлечь его от неприятных мыслей.
– Синтия прямо-таки сходит с ума, а я стараюсь держаться в стороне. Моя роль заключается в том, чтобы оплачивать счета, и это далеко не самое страшное. – Самое страшное ему предстоит сделать с Изабель, но она об этом еще не подозревает. – Как там Тедди? – поспешил он переменить тему. В последние дни он так часто поступал, словно не хотел что-либо подробно обсуждать. Это было совсем не похоже на Билла.
– Великолепно, – сказала Изабель, и Билл сразу почувствовал облегчение. Если бы Тедди был плох, он не посмел бы осуществить задуманное. Изабель сама определила свою судьбу. – Он еще никогда не чувствовал себя лучше.
– Я рад. – Когда он обмолвился о том, что собирается подыскать квартиру в Вашингтоне, Изабель снова спросила его о Париже.
– Может, после свадьбы заедешь сюда? Всего на несколько дней – перед тем, как начнешь работать. – Изабель боялась, что когда Билл погрузится в дела, у него ни на что не останется времени.
– Не знаю. Возможно, на той неделе мне уже придется заняться избирательной кампанией. – Это была еще одна ложь. До конца июня у него было свободное время, но он не может ей в этом признаться. – Там посмотрим, – только и промолвил Билл.
Когда разговор закончился, у Изабель на душе скребли кошки. Она совершенно определенно чувствовала, что Билл от нее как-то ускользает, и не могла понять причины. Это ощущение впервые появилось у нее несколько дней назад – Билл внезапно стал относиться к ней по-другому. Она, конечно, не могла знать, что именно в тот день врачи объявили Биллу свой окончательный приговор. Для него это был своего рода рубеж. Когда-то он обещал себе, что, если такое случится, он перестанет ей звонить, но пока не смог сдержать свое обещание. Перебирая в памяти их последние разговоры, Изабель пыталась вспомнить, не обидела ли его чем-нибудь, но нет, Билл как будто на нее не сердился, он просто отдалился от нее. С того дня, как они расстались, прошло уже девять месяцев, и Изабель ужасно хотела, чтобы он приехал. О том, чтобы ей самой полететь в Штаты, не могло быть и речи – ее крепко привязывал к французской земле Тедди.
В канун свадьбы Джейн Изабель уже впала в настоящую панику. Билл пропустил несколько звонков, отговорившись тем, что был очень занят. Он нашел себе квартиру в Вашингтоне и уже встретился с кандидатом в сенаторы. О предстоящей кампании Билл говорил с большим воодушевлением. После свадьбы он снова перестал звонить, а Изабель проявлять инициативу почему-то не смела.
Свадьба была замечательная. Когда жених и невеста – Джо сидел в инвалидной коляске, а Джейн, стоя рядом, держала его за руку – произносили перед алтарем свои клятвы, все плакали. И горше всех плакал Билл, который тоже сидел в коляске – рядом с Синтией, в конце первого ряда.
– С тобой все в порядке? – спросила она, когда начался праздничный обед. – Ты весь какой-то напряженный.
– Просто думаю о работе. Через несколько дней я покидаю реабилитационный центр и отправляюсь в Вашингтон. – Он выглядел прекрасно, но она чувствовала, что его что-то беспокоит.
– У тебя расстроенный вид. – Возможно, его грустное настроение объясняется волнением отца, выдающего уже взрослую дочь замуж?
В разгар празднества, когда Джейн нужно было по обычаю танцевать с отцом, ей пришлось танцевать со своим дедушкой. Джо смотрел на них и улыбался, его это как будто совершенно не трогало, а вот Билла трогало, да еще как! Прекрасное венчание, замечательная свадьба, все веселятся, а он… Возвращаясь вечером в реабилитационный центр, Билл думал только об Изабель.
Следующие два дня он не выходил из своей комнаты и даже пропустил занятия лечебной физкультурой. Изабель беспокоилась, несколько раз звонила. Билл знал, что это она, и не брал трубку. В такие минуты ему хотелось умереть. Наконец, набравшись храбрости, он сам набрал парижский номер.
– Где ты был? – спросила Изабель, и в голосе ее звучала тревога. – Я уже решила, что ты вместе с новобрачными отправился в свадебное путешествие, – пошутила она. Но Билл чувствовал, что она испугана и обижена, и ненавидел себя за это. А ведь беспокойство, которое она сейчас испытывает, несравнимо с той болью, которую ей еще предстоит ощутить. После пяти лет знакомства казалось просто немыслимым вычеркнуть ее из своей жизни. Но он считал это своим прощальным подарком. – Как прошла свадьба? – как бы между прочим осведомилась Изабель, и Билл вздохнул.
– Прекрасно. Во время церемонии все плакали, а потом веселились от души.
– Расскажи поподробнее. – Тедди все еще спал, в последнее время он вставал позднее, и у нее появилось много свободного времени.
Описав свадьбу, Билл задержал дыхание – как перед прыжком с вышки.
– Изабель, я должен тебе кое-что сказать. – У нее замерло сердце: она уже наперед знала, что он сейчас произнесет нечто ужасное. – Мы с Синтией решили снова жить вместе. – Изабель хотелось закричать, но она сдержалась и вежливо ждала дальнейших объяснений. – За то время, что я провел в центре, многое изменилось. Мы решили, что для девочек это будет важно. – Одна из них только что вышла замуж, а второй уже исполнилось двадцать два года. Неужели две взрослые женщины будут шокированы, если их родители разойдутся? Но какое это имеет значение? Важен результат.
– И когда вы так решили? – Она вся дрожала, но голос ее звучал на удивление спокойно.
– Несколько недель назад. – Билл старался не думать о том, что сейчас с ней происходит.
– Я чувствовала неладное. – Тут она была права. Она прекрасно его изучила, что после пяти лет знакомства вовсе не удивительно. – Так ты, поэтому не собираешься приезжать в Париж? – Теперь ей все стало ясно. – И что же это означает для нас с тобой?
– Я думаю, мы больше не должны общаться. – Его слова ранили сильнее, чем налетевший на них автобус. На мгновение Изабель лишилась дара речи, ей показалось, что она умирает. Не хватало воздуха, сердце перестало биться. Слова Билла совершенно ее уничтожили, но надо же как-то отреагировать. Ничего подобного она не ожидала, но Билла ни в чем не винила. В конце концов, это она отказалась оставить Гордона. Кроме телефонных разговоров, ей нечего предложить Биллу, поэтому вполне логично, что он решил воссоединиться с Синтией, хотя это и доставляет ей боль. Но она так его любит, что желает ему добра – при любых обстоятельствах.
– Не знаю, что и сказать. Я рада за тебя, Билл. – Он слышал, что она плачет, но зато потом ей будет легче. Своими словами он и себе разрывает сердце – такую жертву он ей принес.
– Береги себя. Не позволяй Гордону брать над собой верх. Держи в кулаке свои козыри и, если он станет тебя мучить, пускай их в ход. Он стерпит – пока муж Луизы жив, он не станет разводиться. – Это было единственное, что сейчас беспокоило Билла. Он боялся оставлять ее на съедение Гордону, а ведь теперь о происходящем у них он и не узнает. И никак не сможет ее защитить.
– Как мило, что ты об этом беспокоишься, – дрожащим голосом ответила Изабель. – Но я не понимаю… ты не говорил мне, что твои отношения с Синтией улучшились. Как же это случилось?
– Сам не знаю. Возможно, когда дети решили пожениться, мы пришли к выводу, что и нам стоит попробовать наладить жизнь. – На самом деле они развелись еще в марте, как раз после того, как Джейн и Джо сообщили о своих серьезных намерениях. Синтия встречалась со своим новым партнером уже девять месяцев, и Билл был за нее очень рад.
– Я желаю тебе счастья, Билл, – великодушно сказала Изабель, – с кем бы то ни было. Я всем сердцем тебя люблю.
– Я это знаю. – По его щекам текли слезы, но голос звучал по-прежнему ровно. – Я тоже тебя люблю, Изабель. – Он чуть было не добавил, что всегда будет ее любить, но сдержался. – Береги себя. Если что-то понадобится, смело звони мне. Я всегда тебе помогу.
– Синтии это вряд ли понравится.
– Тридцать лет – очень большой срок. Трудно разорвать эти путы. – На самом деле его это не остановило. Его сердце принадлежало и всегда будет принадлежать только Изабель, что бы она теперь о нем ни думала.
– Я буду ужасно по тебе скучать, – послышалось сдавленное рыдание. – Но будь счастлив… Билл… Ты этого заслуживаешь. – За то, что он сейчас с ней делал, он заслуживал сгореть в аду, но это не поколебало его уверенности. Когда-нибудь она это поймет.
– До свидания. – Он осторожно опустил трубку на рычаг, а Изабель разразилась долгими рыданиями, словно оплакивала умершего. И это было правдой – ее жизнь только что кончилась.
– Что случилось, мамочка? – В комнату, задыхаясь, влетел встревоженный Тедди. Мамин плач он услышал из коридора – впервые в жизни.
Сначала она не могла говорить, но потом кое-как произнесла:
– Только что умер один мой старый друг. – Она не знала, как еще объяснить, тем более что в какой-то мере это так и было. Билл для нее умер. Навсегда потерян. Изабель не могла представить, как теперь будет жить, не могла представить свою жизнь без его звонков. У нее остались только дети. Она встала, подошла к Тедди и обняла его. Потом протянула руку за пальто. – Все хорошо, просто мне стало грустно. Пойду немного прогуляюсь. – Она отвела сына в его комнату, а сама вышла из дому. Вернулась она только через несколько часов, перед самым обедом, бледная как смерть, с глазами, полными тоски. Даже сиделка Тедди, увидев ее, испугалась.
– С вами все в порядке, мадам? – почтительно осведомилась она. За прошедшие годы она ни разу не видела Изабель в таком состоянии.
– Да, – вымученно улыбнувшись, машинально кивнула Изабель. Слов не было. Но после обеда, когда она читала вслух Тедди, по ее щекам снова потекли слезы. Не зная, чем утешить, сын молча погладил ее по руке. Вечером, когда Изабель обняла его, укладывая спать, у нее снова вырвались сдавленные рыдания.
– Мне очень жаль, мамочка, – мягко сказал Тедди и крепко ее обнял. Она печально улыбнулась.
– Мне тоже, милый.
В эту ночь она думала только о Билле. Никогда еще Изабель не чувствовала себя такой опустошенной. Ей больше не на что было надеяться, не к кому обратиться. Пусть она до конца жизни останется узницей Гордона Форрестье – ее это больше не волновало. Ее уже ничто больше не волновало. Ради Тедди и Софи она как-нибудь доживет остаток дней.
В эту ночь Билл так и не заснул. Положив трубку, он неподвижно лежал на своей койке и молча плакал. Он знал, что поступил правильно, и это сейчас служило ему единственным утешением.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй - Стил Даниэла



книга очень понравилась
Поцелуй - Стил Даниэлагалина
22.12.2012, 7.25





Боже мой! случайно начала читать этот роман. На этом сайте я перечитала уже очень много любовных романов и откровенно говоря многие похожи один на другой и так банально предсказуемы, но этот шедевр не легкомысленное чтиво! Затронуты такие чувства и такие жизненные коллизии! Право же сразу свою жизнь хочется переосмыслить. Читайте!
Поцелуй - Стил ДаниэлаИрина
10.03.2016, 12.27





Однозначно 10 баллов ! Какой сильный , но тяжелый роман . Какие судьбы , сколько боли ... Читать дамам за 40 .
Поцелуй - Стил ДаниэлаMarina
10.03.2016, 20.59





Хороший, душевный роман: 8/10.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЯзвочка
10.03.2016, 20.16





Нет слов...Эмоции переполняют душу.Давно я не читала подобного.12 из 10.
Поцелуй - Стил Даниэла777
12.03.2016, 15.07





Очень трогает.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЕлена
13.03.2016, 20.17





Очень хороший роман. У Д.Стил других и не бывает.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЛена
16.03.2016, 18.13





Да...,тяжеловат, но хорош.А легкая грусть остается, несмотря на смелость и настойчивость Изабель.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
13.05.2016, 0.48





Прекрасный роман!!! Согласна с комментариями, что тяжеловат, плакала, но главное гг герои счастливы, а это главное, не смотря на то, что роман оставляет в душе легкую грусть. 10/10, он этого заслуживает. Читайте.
Поцелуй - Стил Даниэламэри
13.05.2016, 20.48





Отличный роман. Я в восторге! 10 из 10.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЛюбовь
14.05.2016, 9.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100