Читать онлайн Поцелуй, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Билл покинул больницу через пять дней после Изабель. Проведенные без нее дни подействовали на него крайне угнетающе. Он чувствовал себя ужасно одиноким, но к этому надо было привыкать. Его ожидал собственный Эверест. Врачи наметили план на предстоящий год, сразу предупредив, что надеяться на чудо не следует. Вероятность встать на ноги была ничтожно мала, и хотя медики одобряли решимость Билла, они старались уберечь его от горького разочарования, если достичь цели ему не удастся. Учитывая характер травм, было удивительно, что он вообще что-то чувствует. Однако ощущать, что у тебя есть ноги, и пользоваться ими – разные вещи.
Сестры провожали его со слезами на глазах. Все они поголовно были в него влюблены и растроганы его глубокой привязанностью к Изабель. То, что оба выжили после аварии, вселяло в сотрудников отделения реанимации оптимизм и позволяло и дальше надеяться на лучшее.
Билл обещал всем прислать открытки из Нью-Йорка и каждому заказал в «Харродз» подарки: сестрам – красивые золотые браслеты, а лечащему врачу часы «Патек Филипп». Он зарекомендовал себя щедрым и добрым человеком, и медики не сомневались, что будут по нему скучать.
Сестра и санитар доставили его в аэропорт и посадили в самолет, а представители реабилитационного центра должны были встретить его в нью-йоркском аэропорту имени Кеннеди. Перед отлетом Билл позвонил дочерям, и обе обещали назавтра навестить его в реабилитационном центре. Синтии он намеренно звонить не стал, стараясь общаться с ней поменьше. Раз они разводятся, так будет лучше. Документы на развод Билл оформил месяцем раньше, оставив ей загородный дом, несколько машин и внушительный портфель ценных бумаг. Синди была ошеломлена его оперативностью и щедростью и решила, что причина спешки – желание поскорее жениться на Изабель. Но Билл объяснил ей, что она ошибается. Не подозревая о глубине его чувств к Изабель, она должна была ему поверить.
Первые несколько часов полета Билл ощущал себя вполне комфортно, но потом у него начали болеть спина и шея, и тогда он прилег, радуясь тому, что летит на собственном самолете. Доктор посоветовал ему в дороге не есть и не пить, и Билл следовал его совету. Доктор также настаивал на присутствии сиделки, но Билл желал доказать самому себе, что может ни от кого не зависеть, и теперь глубоко сожалел о своем упрямстве. В момент приземления он был уже на пределе.
В аэропорту его ждали два санитара и водитель автофургона, оснащенного каталкой. Таможню Билл прошел без всякой проверки. Он хотел было остановиться и позвонить Изабель, но решил подождать до тех пор, пока не доберется до реабилитационного центра. Все болело, и ужасно клонило в сон.
– Ну как, лучше? – спросил один из сопровождающих, устроив его в автомобиле, и Билл в ответ улыбнулся:
– Это был дьявольски долгий полет. – Сейчас даже лежать ему было трудно. Разложенное кресло превратилось в кровать, но все равно спинка оставалась слегка наклоненной, что доставляло Биллу адскую боль. Это обстоятельство снова напомнило о том, как еще далеко до выздоровления, но он по-прежнему не терял уверенности, что, в конце концов, своего добьется.
Встречающие привезли ему кофе в термосе, прохладительные напитки и сандвич. Когда машина тронулась, Билл почувствовал себя значительно лучше. Стоял прекрасный осенний день, припекало солнце.
На дорогу до реабилитационного центра, располагавшегося в одном из предместий Нью-Йорка, ушло полчаса. Светлое, просторное здание больше походило на загородный клуб, чем на больницу, но у Билла уже не осталось сил, чтобы смотреть по сторонам. Единственное, о чем он мечтал, – это поскорее добраться до постели. По пути ему попадались мужчины и женщины в инвалидных колясках и на костылях. Две команды, также в инвалидных колясках, играли в баскетбол, а лежавшие на каталках зрители подбадривали их одобрительными криками. Атмосфера казалась весьма дружеской, люди вокруг были полны энергии, но все равно обстановка угнетала Билла. На ближайший год здесь будет его дом, и он чувствовал себя ребенком, которого послали учиться в интернат. Он скучал по Изабель, по больнице Святого Фомы, по знакомым лицам. О своем доме в Коннектикуте Билл не позволял себе и думать – эту часть прошлого следовало вычеркнуть из памяти.
Когда коляску Билла вкатили в его комнату, глаза его повлажнели от слез: еще никогда в жизни он не чувствовал себя таким одиноким.
– Все в порядке, мистер Робинсон?
Он мог только кивнуть.
Помещение, в котором ему предстояло жить, походило на стандартный номер респектабельного отеля. Несмотря на умопомрачительную цену, постояльцев не баловали какими-то особыми удобствами. Приличная современная мебель, опрятное ковровое покрытие, односпальная кровать вроде той, на которой он спал рядом с Изабель, на стене одна-единственная картина. В его распоряжении была собственная ванная, имелись факс, розетка для подключения компьютера и телефон. Микроволновую печь пациентам иметь не разрешалось, очевидно, из опасений, что пациенты захотят изолироваться от прочих, питаясь отдельно. Биллу предстояло есть в кафетерии, участвовать в спортивных состязаниях и завести себе друзей – все это являлось частью процесса реабилитации. Не важно, кто он такой и кем был в прошлом, сейчас он должен стать активным членом здешнего сообщества.
Оглядывая комнату, Билл вспомнил, что следует позвонить своей секретарше. За последние два с половиной месяца его политическая деятельность свелась практически к нулю. Находясь на больничной койке, он забросил все дела, и секретарше пришлось отложить все ранее намеченное. Он не мог знакомить людей друг с другом, планировать кампании или контролировать их проведение. Оглядевшись еще раз, Билл понял, что если и сможет когда-нибудь вернуться к своему основному занятию, то это произойдет не раньше чем через год.
В углу комнаты стоял маленький холодильник, как в хорошем отеле, наполненный прохладительными напитками, разными закусками и шоколадными плитками. Билл был чрезвычайно обрадован, обнаружив в нем две небольшие бутылки вина. Когда сопровождавшие его санитары ушли, он открыл бутылку кока-колы и посмотрел на часы. Он хотел позвонить Изабель – но вдруг Гордон дома? Тем не менее, Билл сейчас чувствовал себя таким одиноким, что отказаться от общения с Изабель было выше его сил. Он решил, что если трубку поднимет Гордон, то он просто даст отбой.
После второго гудка он услышал родной голос. В Париже было одиннадцать часов, но она как будто еще не спала.
– Я как, вовремя? – сразу поинтересовался Билл, и Изабель засмеялась:
– Смотря для чего! Нет, очень даже вовремя, я как раз о тебе подумала. Гордон уехал в Мюнхен. Как ты перенес дорогу?
– Было больно, – честно признался он. – А здесь я как в тюрьме. – Он снова огляделся по сторонам – хотя комната выглядела совсем неплохо, здешняя обстановка была ему явно не по душе. – Мне здесь не нравится, – подытожил он тоном соскучившегося по дому школьника.
– Ну, ничего, ты скоро привыкнешь. Вот увидишь, все будет хорошо, – попыталась утешить его Изабель. Точно такими же словами она подбадривала Софи, когда та уезжала в школу. – Может, тебе придется там провести всего несколько месяцев. – Но Билл явно был мрачно настроен, и сердце Изабель сжалось от сочувствия. Она очень хотела ему помочь, но не представляла, как это сделать на расстоянии. Каждому из них придется самому вести свою битву, и на долю Билла, пожалуй, выпала задача потруднее.
– А вдруг я пробуду здесь года два? – с той же обиженной интонацией произнес он.
– Готова поспорить, что ты скоро оттуда выйдешь. Кстати, что там за люди? – Когда они обсуждали будущее, то опасались, что в реабилитационном центре будут преобладать пожилые полупарализованные пациенты, с такими Билл вряд ли нашел бы общий язык. Но, насколько он успел заметить, большинство пациентов достаточно молоды – даже моложе, чем он. В центре в основном находились жертвы автомобильных аварий и травм, полученных на горнолыжной трассе или в гимнастическом зале. У них впереди была еще долгая жизнь.
– Ну, они выглядят неплохо. – Вздохнув, он посмотрел в окно на большой, олимпийского стандарта плавательный бассейн, в котором плавало множество народу. На бортике стояли инвалидные коляски. – Просто не хочется здесь находиться. Я лучше бы поехал в Вашингтон, чтобы поработать, или в Париж чтобы побыть с тобой. Такое ощущение, что жизнь проходит мимо. – Но и в тех местах, куда он стремился, Билла на самом деле не ожидало ничего хорошего. Чтобы вернуться к работе, он должен самостоятельно передвигаться и сам о себе заботиться, выдерживать долгие заседания, сохраняя при этом мобильность и ясность ума. Кроме того, Билл боялся, что теперь его станут воспринимать по-другому. Возможно, кое-кто решит, что он уже вышел в тираж и не сможет провести успешную избирательную кампанию, – человеческие предрассудки иногда принимают самые причудливые формы. Поэтому, в частности, следовало научиться передвигаться на собственных ногах.
Для Изабель это не имело никакого значения и на ее любовь никак не влияло, но она всячески желала ему успеха. Стремление ни от кого не зависеть: ни от собственных детей, ни от жены, ни от коллег по работе или друзей, ни тем более от Изабель – стало для Билла навязчивой идеей. Если он не сможет защищать Изабель, заботиться о ней, заниматься с ней любовью, то он исчезнет из ее жизни. Он не вдавался в подробности, но Изабель чувствовала, что в этой игре ставки очень высоки. Но что она могла для него сделать? Только вести с ним телефонные беседы и молиться.
– Как себя чувствует Тедди? – заботливо спросил Билл. – И как себя чувствуешь ты?
– Со мной все замечательно. Софи вчера уехала на занятия. Тедди еще чересчур слаб, и я тревожусь за его сердце. Иногда возникает ощущение, что наступило ухудшение, но назавтра все опять вроде бы приходит в норму. Так что сама не пойму. Но настроение у него хорошее. – Это была истинная правда, однако инстинкт подсказывал Изабель, что с Тедди творится что-то неладное.
– Оливия и Джейн на прошлой неделе начали учиться, но обещали навестить меня в ближайшие выходные.
– А Синтия тоже приедет? – Изабель все-таки немного ревновала, хотя и не признавалась в этом. Билл это улавливал и чувствовал себя польщенным. Синди действительно собиралась приехать к нему вместе с дочерьми, хотя Билл всячески ее отговаривал. Он не стал объяснять этого Изабель, так же как и упоминать о разводе. Он все еще верил, что так ей будет легче: она не станет думать о том, что это из-за нее. Конечно, он будет ее ждать – вдруг она все же решится расстаться с Гордоном? Но говорить об этом не стоит. В общем, пусть думает, что брак с Синди по-прежнему сохраняется.
– Кажется, она куда-то уехала, – небрежно заявил он. Такой чересчур независимый образ жизни Изабель находила весьма странным, но, как всегда, не стала высказываться на этот счет.
– Гордон сейчас в Мюнхене на какой-то конференции. Но выходные он собирается провести дома, видимо, у него здесь какие-то дела, – сообщила, в свою очередь, Изабель. В свое расписание он ее уже давно не включал, и она была этому только рада. После Лондона муж стал для Изабель совершенно чужим, и ее больше не задевало то, что он везде ходит без нее. Очевидно, он счел, что она предпочитает оставаться дома, с сыном, и был прав. К тому же она все еще очень слаба, рано ложится спать, и весь день проводит с Тедди. Вчера, когда Изабель спустилась, чтобы пообедать с Софи, она ощутила ужасную слабость. По словам доктора, пройдет еще несколько месяцев, прежде чем она станет прежней. А Биллу понадобится еще больше времени. Теперь он знал это точно. Полет был для него настоящей пыткой, такой боли он давно не испытывал. Даже сейчас, когда он разговаривал с Изабель, его еще не до конца отпустило.
– Какие у тебя на сегодня планы? – мягко поинтересовалась Изабель, чувствуя по голосу Билла, как он устал и как опечален.
– Наверное, лягу спать. Есть я не хочу. – От боли у него пропал аппетит, а обезболивающих он старался избегать, боясь, что может к ним привыкнуть. Он уже несколько недель как от них отказался.
– Может, тебе стоит разведать обстановку? – Если он останется один в своей комнате, тогда он совсем впадет в депрессию.
– Я отложу это на завтра. Собственно, особого выбора у меня и нет. Терапия начинается в семь утра, и до пяти в свою комнату я не вернусь. – Режим здесь строгий, но именно из-за него Билл и выбрал этот центр, считая, что чем больше будет работать, тем быстрее достигнет результатов. Но сейчас, еще не начав лечение, он уже стремился отсюда уехать. – Я позвоню тебе утром, когда встану. – В Париже будет полдень, это очень удачное время. А вот если он позвонит ей, когда освободится, у нее часы покажут уже одиннадцать вечера, и трубку вполне может снять Гордон. Тогда Изабель ждут крупные неприятности.
– Я тоже могу тебе иногда звонить, – предложила Изабель, но Билл отказался, заявив, что лучше не рисковать.
– До завтра, милая, – завершил разговор он, у него не было сил общаться даже с ней. Ему казалось, что он на другой планете. Вот он, наконец, снова в Штатах, ну и что в этом хорошего? Он один, на необитаемом острове, и здесь ему предстоит провести целый год. Эта мысль не приносила Биллу радости.
– Я люблю тебя, дорогой, – прошептала Изабель. Положив трубку, она еще долго без сна лежала в постели и думала о Билле. Сейчас ей больше всего на свете хотелось его обнять, но на таком расстоянии оставалось только мысленно желать ему всего хорошего.
На следующее утро Билл встал ровно в шесть часов. Он спал не раздеваясь и проснулся по звонку будильника. Он едва мог двигаться. Вызвав санитара, Билл с его помощью взгромоздился на коляску и отправился в душ. Через полчаса, почувствовав себя лучше, он позвонил Изабель.
– Как ты себя чувствуешь, милый? – озабоченно спросила она. По сравнению со вчерашним днем его голос звучал гораздо бодрее.
– Намного лучше. За дорогу я совершенно выбился из сил.
– Это естественно. – Она улыбнулась. Тедди сегодня проснулся в хорошем настроении, а на дворе стоял чудесный сентябрьский день.
– Прости за то, что я вчера так расхныкался. Я чувствовал себя словно ребенок, попавший в интернат.
Изабель снова улыбнулась – у нее возникли такие же ассоциации.
– Да. Мне хотелось прилететь и забрать тебя домой, – призналась она.
– Матери так и поступают. А вот отцы всегда лишь советуют держаться. Мужская реакция сильно отличается от женской. Когда девочки уезжали в лагерь, то очень скучали по дому. Синди всегда предлагала забрать их пораньше, а я считал, что они должны взять себя в руки.
– И кто же побеждал? – с интересом спросила Изабель.
От Синтии она никак не ожидала подобной мягкости. Сама она на ее месте предложила бы то же самое. До тех пор пока Софи не уехала учиться, Изабель никогда не расставалась со своими детьми.
– Конечно, она. Стоило мне уехать, как она поступала по-своему. К тому времени, когда я возвращался, они уже были дома.
– Она молодец!
– В общем, да. Но мне, пожалуй, уже пора отправляться. Интересно, какие пытки тут для меня припасли? Наверное, весьма утонченные.
К тому, что его ожидало, Билл оказался совершенно не готов. Он словно проходил курс молодого бойца где-нибудь в морской пехоте. Прямо в инвалидной коляске он занимался ритмической гимнастикой, поднимал тяжести и работал на тренажерах. Специальные упражнения были также предусмотрены для шеи и для ног. За полчаса, отведенные на ленч, он едва успел добраться до кафетерия и обратно, а к пяти часам так устал, что еле двигался. Вернувшись в свою комнату, он не смог даже перебраться с кресла на кровать, так что пришлось вызвать санитара.
– Ну что, хорошо поработали, мистер Робинсон? – с улыбкой слушая его стоны, спросил молодой афро-американец. Бывший спортсмен, пять лет назад получивший травму, он теперь учился на физиотерапевта. Билл с удовлетворением отметил, что парень находится в прекрасной форме – никаких следов прежних травм.
– Вы шутите! – с несчастным видом промолвил Билл. – По-моему, меня сегодня хотели убить.
– Через пару недель это пройдет. Для вас это станет удовольствием. – Сделав пациенту массаж, он ушел, а Билл решил остаться в постели и пропустить ужин. Он уже дремал, когда в дверь постучали. Он сонным голосом спросил, кто там, а когда открыл глаза, в его комнату уже въехал молодой человек в инвалидной коляске.
– Привет! Меня зовут Джо Эндрюс. Я живу в соседней комнате. Хочу пригласить вас поиграть в баскетбол – это будет в восемь часов. – Эндрюс, красивый парень лет двадцати с небольшим, похоже, мог пользоваться только одной рукой. Полгода назад он попал в автомобильную катастрофу, в которой погибло четыре человека.
– В баскетбол? Да вы шутите! Разве что в качестве мяча – я не то, что двигаться, я даже сидеть сейчас не могу.
– Поначалу приходится тяжко, – улыбнулся Джо Эндрюс, – а потом становится легче. Это замечательное заведение. Полгода назад я мог двигать только глазами и был бы счастлив, если бы смог почесать нос. – После таких слов Биллу ничего не оставалось, как, преодолев сопротивление организма, со стоном сесть.
– У вас есть плюс – возраст, – заметил он. – А я уже старик.
– Здесь такого понятия не существует. Капитану баскетбольной команды восемьдесят два года, но у него отличный бросок. Шестьдесят лет назад он играл за «Янки».
– Для меня это, пожалуй, чересчур.
– Потом будет легче, но самое интересное не это. Тут есть очень даже симпатичные женщины.
Билл словно снова попал в. колледж. Мальчишка ему нравился. У него были смеющиеся глаза, приятная улыбка и ярко-рыжие волосы.
– Похоже, вы тут времени не теряете. – Это было слишком сильно сказано, но по крайней мере, Джо снова стал засматриваться на женщин. Девушка, с которой он был помолвлен, погибла в той самой автомобильной катастрофе, но он предпочел не говорить об этом Биллу.
– По выходным я езжу в Нью-Йорк. Если хотите, как-нибудь съездим вместе. Тут всего двадцать минут на поезде.
– Мысль неплохая, но в данный момент я даже пошевелиться не могу.
– Тогда хоть посмотрите, как играют. Я вас кое с кем познакомлю. – Он был полон решимости не оставлять Билла в покое. Джо с удовольствием согласился стать старшим по этажу, в чьи обязанности входило как раз то, чем он сейчас занимался, – считалось очень важным, чтобы пациенты не замыкались в себе. Именно так в свое время оттащили от края и его. Когда он приехал в реабилитационный центр, то собирался покончить с собой, а теперь, пройдя через самое страшное, вновь ощутил вкус к жизни.
– Так что насчет девушек? – шутливо поинтересовался Билл.
– Вы женаты? – Джо окинул его оценивающим взглядом. Он умел находить подход к людям и сразу понравился Биллу, тем более было горько видеть его в инвалидной коляске.
– Нет. То есть я развожусь.
– Печально. Ну, в команде есть две девушки, одной из них восемнадцать лет.
– Боюсь, что это не по мне. А сколько второй?
– Шестьдесят три, – усмехнулся Джо.
– Эту я беру. Она больше подходит мне по возрасту.
– А вам сколько?
– Пятьдесят два. А сегодня кажется, что уже стукнуло девяносто.
– Вы еще не ужинали?
– Пожалуй, сегодня я пропущу ужин. – Вчера он тоже пропустил. Раз уж он добрался до своей комнаты, стоит ли опять выходить?
– Это вы зря. Я зайду за вами в половине седьмого, а после ужина решите, пойдете ли на игру. – Прежде чем Билл успел что-либо возразить, Джо развернул коляску и выехал в коридор.
Эндрюс неплохо поработал. В шесть пятнадцать Билл уже сидел в полной боевой готовности, значительно более бодрый, чем час назад. Он принял душ, побрился, причесался, надел тенниску и джинсы. По дороге в столовую Джо представлял своего подопечного всем, кто попадался на пути, похоже, тут не было человека, которого бы он не знал. Билл уже выяснил, что Джо двадцать два года и что он из Миннеаполиса. Юноша недавно окончил колледж и собирался на следующий год поступать в университет, на юридический факультет. У него было две сестры и брат-близнец, который управлял машиной в ту ночь, когда случилась катастрофа. Брат и невеста Джо погибли на месте, как и два человека в другой машине. Подобные душераздирающие истории могли рассказать и другие обитатели здешнего заведения: дети, которые просто дурачились, не подозревая ни о чем дурном, женщина, получившая пулю в позвоночник во время банального ограбления магазина, куда зашла средь бела дня, чтобы купить своим малышам кока-колы, и тому подобное. Многие из пациентов нуждались не только в физиотерапии, но и в помощи психиатра, как в свое время тот же Джо. Но, покидая реабилитационный центр, все они уже были уверены в том, что смогут вести полноценную, нормальную жизнь.
Здесь постоянно жили двести пациентов, а еще триста проходили амбулаторное лечение. «Аборигены» составляли тесное сообщество, очень похожее на большую семью. Стоявший в кафетерии шум напоминал Биллу даже не о колледже, а о коктейль-парти в полном разгаре. Все смеялись, разговаривали, строили планы, одновременно хвастаясь своими последними достижениями или жалуясь на то, что чересчур перетрудились. Билл уже давно не видел столько улыбающихся лиц. Уж чего-чего, а этого он не ожидал.
– На следующей неделе проводится теннисный турнир. Не хотите поучаствовать? – осведомился Джо, поддерживая беседу сразу с шестью собеседниками, из них четыре девушки. Примерно половина присутствующих относилась к мужскому полу в возрасте от двадцати до тридцати лет, а вообще мужчины составляли добрых три четверти пациентов – они больше рисковали, слишком быстро вели машину, играли в опасные игры. Были здесь и сверстники Билла. За столиком с ним сидела изумительно красивая девушка, чья речь, однако, звучала весьма невнятно. Она работала моделью и во время съемок упала с лестницы, сильно повредив голову. Она пробыла в коме восемь месяцев. Наконец-то Билл оценил, как повезло им с Изабель. Девушку звали Елена, лучшей ее подругой была молодая балерина, попавшая в автомобильную катастрофу и тем не менее полная решимости снова выйти на сцену. Эти люди, прилагавшие громадные усилия для того, чтобы преодолеть превратности судьбы, не могли не вызвать у него восхищения.
К тому времени, когда ужин закончился, Билл уже почти освоился. Джо и Елена уговаривали его принять участие в игре, но Биллу не хотелось, вполне достаточно поприсутствовать в качестве зрителя.
– У них неплохо получается, – улыбнулась ему Елена. В шортах и сандалиях, открывавших взору безупречный педикюр, она тоже сидела в инвалидной коляске, но не потому, что не могла сама ходить. Головокружения настигали ее совершенно неожиданно, и в коляске ей было спокойнее. Билл находил, что Елена похожа на Изабель. Джо рассказал ему, что девушка работала в Нью-Йорке, Париже и Милане, а перед аварией ее портрет появлялся на обложке таких журналов, как «Вог» и «Харперс базар». – Ничего, в следующий раз вы обязательно сыграете, – подбодрила она Билла.
– Почему бы и нет? – согласился он. Судя по длине ног, Елена была выше большинства мужчин, тем не менее, многие сейчас не сводили с нее восторженных глаз. Впрочем, сама она не смотрела ни на кого, собираясь, как только выпишется, выйти замуж за фотографа, с которым работала в день той роковой съемки. На руке у фотомодели красовалось обручальное кольцо.
Болельщики поддерживали обе команды восторженными криками, независимо от того, кто вел в счете. Зрители, как на подбор, находились в прекрасном настроении: уже сам факт, что матч вообще состоялся, расценивался как победа.
– Вы женаты? – поинтересовалась Елена.
Это было простое любопытство – каждый знал, что она без ума от своего жениха.
– Разведен. То есть почти разведен – все будет подписано через несколько месяцев.
– Что ж, очень жаль! – посочувствовала она и с усмешкой добавила: – Тогда вы будете здесь очень популярны. – Билл в этом сомневался: кругом полно симпатичных ребят, вдвое его моложе. Впрочем, он вовсе не считал себя свободным, он любил Изабель. – А подруга у вас есть? – Он чуть было не сказал «нет», но потом решил быть честным.
– Да.
– И вы намереваетесь на ней жениться? – Елена решила расставить все точки над i.
– Нет. – Внезапно Билл решил отбросить всякую осторожность. Здесь ему нечего скрывать. – Она замужем и разводиться не собирается. Тут ничего не изменишь.
– Почему? – Она внимательно смотрела на него, пропустив, судя по всему, один из самых увлекательных моментов игры. Вокруг стоял оглушительный шум, но Елену больше интересовал ответ Билла.
– Потому что я не хочу навязывать ей свои проблемы. У нее больной ребенок, и ей ни к чему еще и муж в инвалидной коляске. – Биллу это казалось само собой разумеющимся.
– Но почему? Какое это имеет значение? Она действительно так думает?
– Вероятно, нет. Это мое мнение. Не хочу быть для нее обузой.
– С вашей стороны это очень мило. А как насчет них? – Она указала на игроков, на полной скорости носившихся по площадке, на их блестящие от пота счастливые лица. Чувствовалось, что они страшно горды собой. – Они вам тоже кажутся обузой?
– Я не собираюсь на них жениться, – пошутил Билл. – Послушайте, Елена, я не могу танцевать, ходить по улице, не могу стоять, я даже не знаю, смогу ли снова работать. К чему ей все это? – Он умолчал о том, что к тому же еще не в состоянии удовлетворить женщину.
– А кем вы были? Конькобежцем? – с иронией спросила она.
Умная девочка, Биллу нравилась ее манера.
– Я занимался политикой.
– А разве ею нельзя заниматься сидя? Это для меня новость.
– Вы понимаете, что я имею в виду.
– Конечно. Я тоже так себя чувствовала, а потом осознала, как глупо это было. Да, я плохо говорю, кое-что забываю, иногда замолкаю прямо посреди разговора. Я не знаю, смогу ли работать так, как прежде. Но будь я проклята, если из-за этого потеряю интерес к жизни! Я могу заниматься чем-нибудь другим. Я ведь все еще выгляжу не слишком плохо, – скромно заметила она, и Билл одобрительно кивнул. Они уже стали друзьями – дружба здесь завязывалась быстро, все равно как на борту корабля. – Я отнюдь не поглупела, хотя иногда и выгляжу как дура. А если кому-то это не нравится, то пусть катится ко всем чертям. Моего жениха это не волнует, а если бы волновало, я бы с ним рассталась. Вероятно, вам следует дать этой леди возможность решать самой.
– Все немного сложнее.
– Да? – без особого интереса произнесла Елена и замолчала. С минуту понаблюдав за игрой, она снова повернулась к Биллу. – Вам стоит все же убедиться в своей правоте. Готова поспорить на свою задницу, что если она достойна вашей любви, ей абсолютно все равно, сможете вы ходить или нет. – Билл знал, что она права. Но проблема с Тедди все равно оставалась. Да и вообще, ничто не поколеблет его решения – он будет видеться с Изабель только если встанет на ноги.
– Знаете, Елена, на это я готов с вами поспорить, – засмеялся Билл. Но он был искренне тронут ее словами.
– На что?
– На вашу задницу, – пояснил он, и она тоже громко рассмеялась:
– Успокойтесь! Вы влюблены, а я обручена.
– Это ужасно! – добродушно заявил он.
Остаток игры они просидели рядышком, как добрые друзья.
Команда Джо выиграла, и он присоединился к ним, донельзя счастливый. Потом они втроем отправились в кафетерий, где уже находились обе команды и болельщики. Вечер удался на славу.
– Ну что, она разрывает свою помолвку? – с усмешкой спросил Джо, когда Елена, наконец, отправилась к себе.
– Пока нет, но все еще впереди, – в тон ему ответил Билл. Шутки шутками, но свадьба Елены была намечена на весну, и будущая новобрачная собиралась прийти к алтарю на собственных ногах. Судя по той решимости, которую она прямо-таки излучала, все у нее должно было получиться.
– У Елены есть сестра, которая приезжает ее навестить, – заметил Джо, когда они поднимались на свой этаж. – Так вот, она похожа на лягушку. – Билл расхохотался. – Кажется, у них разные матери или что-то в этом роде. Когда Елена меня с ней познакомила, я был очень удивлен. Но сама она чрезвычайно мила. – Они обменялись понимающими взглядами.
– Так вы будете играть с нами в следующий раз? – спросил Джо, когда они подъехали к своим комнатам.
– Мне пришлась по вкусу роль зрителя. – Беседа с Еленой его заинтересовала, но не поколебала его решимости. Он не собирался быть в тягость кому бы то ни было, а тем более Изабель. Не нужна ей такая головная боль. Ей и без того хватает забот.
– Не хотите завтра съездить со мной в Нью-Йорк? Мы едем небольшой компанией, собираемся там поужинать и посетить шоу.
– Я бы с удовольствием, – мягко сказал Билл, – но завтра ко мне приедут дочери.
– А сколько им лет? – заинтересовался Джо. К девушкам он был явно неравнодушен, хотя после смерти невесты еще ни с кем не встречался.
– Девятнадцать и двадцать один. Я с удовольствием вас познакомлю, если вы будете поблизости.
– Мы выезжаем только в шесть часов. Завтра у меня соревнования по плаванию. – В колледже он был капитаном сборной по плаванию.
– Я вас найду, – пообещал Билл, и они разъехались по своим комнатам. Как жаль, что он не успел позвонить Изабель, но теперь уже поздно. В Париже пять часов утра. Он решил подождать еще часок и позвонить, когда она встанет.
Он лег и целый час пытался читать, борясь со сном, а в полночь набрал ее номер. Изабель сразу сняла трубку, в голосе ее слышалось явное облегчение.
– С тобой все в порядке? Я уже начала беспокоиться.
– Более чем. Ходил болеть на баскетбольный матч. Меня совершенно вымотали разными упражнениями, но вообще здесь очень любопытно. – Он рассказал ей о людях, которых встретил, и историях, которые слышал, а также о «пытках», которым весь день подвергался.
– Боже мой, да я ничего из этого сделать не смогу! – ахнула Изабель.
– Я сам себе удивляюсь. Да, завтра приезжают девочки, я по ним соскучился. – Он не видел их уже два месяца. Как ни странно, он соскучился и по Синтии, но об этом не стоило упоминать. Очевидно, за эти годы присутствие Синди стало привычным. – А как у тебя дела, милая?
– Прекрасно. Я только что встала, а Тедди пока спит. – Они еще немного поболтали, потом, услышав, что мальчик зашевелился, Изабель простилась с ним. Все еще думая о Билле, она дала Тедди утреннюю дозу лекарств, и тот опять заснул. Пройдя затем в свою комнату, Изабель оделась и долго-долго стояла у окна, глядя на осенний сад. Как не скоро они увидятся с Биллом! Может быть, через год…
Засыпая, Билл думал об Изабель и улыбался. Слова Елены теперь казались ему разумными, но только в теории. Про себя он уже все решил. А Елена молода и красива, к тому же она женщина… она просто не может его понять, у него все по-другому. Если он не сможет войти в жизнь Изабель на собственных ногах, ему незачем ее тревожить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй - Стил Даниэла



книга очень понравилась
Поцелуй - Стил Даниэлагалина
22.12.2012, 7.25





Боже мой! случайно начала читать этот роман. На этом сайте я перечитала уже очень много любовных романов и откровенно говоря многие похожи один на другой и так банально предсказуемы, но этот шедевр не легкомысленное чтиво! Затронуты такие чувства и такие жизненные коллизии! Право же сразу свою жизнь хочется переосмыслить. Читайте!
Поцелуй - Стил ДаниэлаИрина
10.03.2016, 12.27





Однозначно 10 баллов ! Какой сильный , но тяжелый роман . Какие судьбы , сколько боли ... Читать дамам за 40 .
Поцелуй - Стил ДаниэлаMarina
10.03.2016, 20.59





Хороший, душевный роман: 8/10.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЯзвочка
10.03.2016, 20.16





Нет слов...Эмоции переполняют душу.Давно я не читала подобного.12 из 10.
Поцелуй - Стил Даниэла777
12.03.2016, 15.07





Очень трогает.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЕлена
13.03.2016, 20.17





Очень хороший роман. У Д.Стил других и не бывает.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЛена
16.03.2016, 18.13





Да...,тяжеловат, но хорош.А легкая грусть остается, несмотря на смелость и настойчивость Изабель.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
13.05.2016, 0.48





Прекрасный роман!!! Согласна с комментариями, что тяжеловат, плакала, но главное гг герои счастливы, а это главное, не смотря на то, что роман оставляет в душе легкую грусть. 10/10, он этого заслуживает. Читайте.
Поцелуй - Стил Даниэламэри
13.05.2016, 20.48





Отличный роман. Я в восторге! 10 из 10.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЛюбовь
14.05.2016, 9.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100