Читать онлайн Поцелуй, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Самолет приземлился в аэропорту имени Шарля де Голля в два часа с минутами. У Изабель не было с собой никакого багажа, только небольшой саквояж, где лежали туалетные принадлежности и несколько книг, а также фотографии детей и Билла. Едва взглянув на ее паспорт, таможенник махнул рукой – можете идти. В аэропорту Изабель никто не встречал. Сам Гордон, конечно, и не собирался, а Софи он не сообщил номер рейса.
Начав путь к присланной за ней машине, Изабель была поражена собственной слабостью – она едва передвигала ноги. Конечно, отчасти это нервы, но до полного выздоровления ей явно еще было далеко. Настояв, чтобы она села в инвалидную коляску, сиделка повезла ее через здание аэропорта. Всю дорогу Изабель думала только о Билле. Перед тем как забраться в машину, она попыталась ему позвонить, но дежурная сестра сообщила, что он спит. Собственно говоря, Изабель нечего было ему сказать, не считая того, что она его любит и страдает без него. Ей действительно очень его недоставало, а ведь она еще даже не доехала до дома! Впрочем, когда она туда доберется, радость от встречи с детьми наверняка хоть на время вытеснит грустные мысли.
По дороге в Париж они с сиделкой почти не разговаривали. Задав своей подопечной несколько вопросов, та погрузилась в чтение какой-то книги. Ее наняли в той же лондонской больнице – сопровождение Изабель для нее было просто подработкой. В шесть часов вечера она собиралась улетать обратно в Лондон. Билл считал присутствие сиделки очень разумным. В конце концов, Изабель столько времени провела в постели. Если бы у нее закружилась голова, если бы она упала или чего-то испугалась, присутствие сопровождающего могло оказаться просто необходимым.
Проезжая по городу, Изабель испытывала странное ощущение – ее вовсе не радовала встреча с Парижем, а знакомый вид Эйфелевой башни не вызвал в ее душе никакого отклика. Сейчас ей хотелось быть на другом берегу Ла-Манша, в больнице – рядом с Биллом. Нет, так нельзя, и усилием воли она заставила себя думать о Тедди и Софи. Но когда машина повернула на улицу Гренель, Изабель вдруг испытала непонятное возбуждение – наконец-то она увидит детей!
Ведущие во внутренний двор большие бронзовые ворота сегодня были открыты – по-видимому, для нее. Когда машина въехала во двор, Изабель окинула взглядом окна, но ничей силуэт не маячил за стеклом. Правда, комнаты детей, как и ее собственная, выходили в сад, а Гордона в такой час она и не ожидала застать дома. Он предупредил ее, что приедет, как обычно, в шесть – у него сегодня очень много работы. Изабель сказала, что понимает, и она действительно его понимала. Таким образом, муж давал ей понять, что изменить что-либо в его жизни не в ее власти.
Когда Изабель вышла из автомобиля, никто не поздравил ее с возвращением; только консьерж поклонился и молча коснулся рукой фуражки. Поднявшись на крыльцо (сиделка неотступно шла следом), Изабель позвонила в дверь, и через несколько секунд на пороге появилась домоправительница, Жозефина. Она взглянула на хозяйку, заплакала и бросилась ее обнимать.
– О, мадам… – Женщина уже не чаяла узреть Изабель, которую мысленно похоронила. За те годы, что она прослужила в этом доме – а это было без малого двадцать лет, – Жозефина успела ее искренне полюбить.
– Так приятно снова вас видеть! – проговорила Изабель. Войдя в знакомый холл, она оглянулась по сторонам. Все здесь, как ей показалось, изменилось – стало монументальнее, темнее и даже как будто печальнее. Странно, но дом больше не казался ей уютным, скорее, каким-то чужим. Единственное, что удерживало ее здесь, – это дети.
Поблагодарив сиделку за то, что она ее проводила, Изабель стала медленно подниматься по лестнице. Постояв немного на середине, чтобы перевести дух, она двинулась дальше и вдруг услышала в отдалении голоса. На мгновение все вокруг нее словно померкло, остался только голос сына, который с кем-то разговаривал. Подойдя к его комнате, она без стука открыла дверь.
Тедди заметил ее не сразу. Лежа в постели, он разговаривал со своей любимой сиделкой, Мартой. Еще не видя сына, Изабель по голосу определила, что он чувствует себя не слишком хорошо. Ни слова не говоря, она с улыбкой переступила порог.
Вскрикнув от радости, Тедди вскочил с постели, подбежал к матери и обнял ее так крепко, что она чуть не потеряла равновесие.
– Мама! Ты вернулась! – Он все обнимал и целовал ее, так что сиделка даже предупредила: мол, надо поосторожнее.
– Боже мой, я так по тебе скучала… – со слезами на глазах говорила Изабель. – Не могу поверить… Тедди, мой хороший… – Наконец она все-таки почувствовала, что вернулась домой. На миг оторвавшись от сына, Изабель присела на кровать и тут обратила внимание, какой он бледный. Тедди похудел и выглядел не слишком бодрым, а когда начал кашлять, то никак не мог остановиться.
Длинный ряд стоящих на тумбочке пустых флакончиков из-под лекарств и сиропов подтверждал, что дела идут плоховато. А ведь перед ее отъездом в Лондон Тедди был в такой прекрасной форме! Да, эти два месяца не прошли для него даром.
– Почему ты в такое время в постели? – забеспокоилась Изабель.
– Доктор не разрешает мне вставать, – не отрывая от нее счастливых глаз, ответил Тедди – так небрежно, словно это не имело никакого значения. Теперь, когда мама вернулась домой, совершенно не важно, как он себя чувствует. – Я говорил ему, что это глупо. Вчера я хотел выйти в сад, а Софи мне не разрешила. Она беспокоится обо мне еще больше, чем ты, – вообще ничего не дает делать.
– Это не так уж плохо, – улыбнулась Изабель. – Значит, пока меня не было, она хорошо о тебе заботилась.
– Ас тобой все в порядке? – озабоченно спросил Тедди. Он перестал кашлять, но, присмотревшись, Изабель заметила, что руки мальчика дрожат. Скорее всего это было вызвано каким-то лекарством. Такое с ним и раньше бывало, когда он принимал средства для облегчения дыхания. Они к тому же плохо действовали на сердце, и Изабель старалась их избегать. Но Софи об этом не знала. – Папа сказал, что ты была в коме, а потом очнулась и теперь с тобой все в порядке.
– Так оно и есть. К сожалению, это произошло не слишком быстро, но теперь у меня действительно все в порядке.
– Каково это – быть в коме? – со странной задумчивостью поинтересовался Тедди. – Там красиво? Ты что-нибудь помнишь?
– Нет. Я помню только один сон, в котором видела тебя. Там был ослепительно яркий свет, я шла к нему, но ты заставил меня вернуться. – Это был тот самый сон, о котором они столько раз вспоминали с Биллом. Изабель вновь ощутила острую тоску. Жаль, что он не может познакомиться с Тедди, они столько о нем говорили. Просто несправедливо, что они никогда не встретятся, хотя… кто знает?
– Тебе было очень больно? – продолжал спрашивать мальчик. С мягкими вьющимися волосами, Тедди напоминал Маленького принца из книги Сент-Экзюпери. В свои четырнадцать лет он, никогда не бывал в школе, редко выходил из дома, не завел друзей. У него вообще не было никого, кроме родителей и Софи. А больше всех он доверял именно Изабель.
– Больно было только вначале. А потом я много отдыхала, сдавала анализы и принимала лекарства. Когда почувствовала себя совсем хорошо, то уехала домой – к тебе.
– Я ужасно по тебе скучал, – просто сказал он. Но эти слова не могли передать, как стремился он к ней и как боялся, что она никогда не вернется домой.
– Я тоже по тебе скучала, – промолвила Изабель. В его комнате она чувствовала себя вполне уютно – не то, что в холле или даже в собственной спальне. Именно здесь она обычно проводила все свое время. – А где Софи?
– Ей нужно сделать несколько заданий. Она ведь на следующей неделе начинает учиться. Ты вернулась как раз вовремя. Папы постоянно не было дома, и Софи это просто бесило.
– Что ж, тогда мы с тобой вволю почитаем, и еще есть несколько замечательных головоломок. Пусть все занимаются своими делами, а мы будем общаться друг с другом, – внешне спокойно произнесла Изабель, хотя известие о том, что Гордон все время отсутствовал, ее всерьез взволновало. Где же он был? Впрочем, Тедди мог и преувеличить.
Они все еще разговаривали, смеялись и обнимались, когда в комнату со стопкой журналов вошла Софи. Увидев маму, лежащую на кровати рядом с братом, она вскрикнула от восторга:
– Мамочка! – Уже бросившись к ней, она сообразила, что надо быть поосторожнее, чтобы не причинить матери боль. Изабель показалась ей крайне изможденной. – Как ты похудела!
– В больнице ужасно кормили, – улыбнулась Изабель. Она не стала говорить, что Билл несколько раз заказывал чудесные обеды. Просто у нее не было аппетита. Одежда теперь болталась на Изабель как на вешалке.
– Ты хорошо себя чувствуешь? – встревожилась Софи. Пока мать была в больнице, девушка успела стать семейным ангелом-хранителем.
– Сейчас, когда снова вас вижу, я чувствую себя замечательно, – искренне ответила Изабель. Прошел еще час, прежде чем она отправилась в свою комнату, чтобы полежать. С непривычки она, конечно, устала, и Марта напомнила, что неплохо бы немного позаботиться и о себе.
Сбросив туфли, Изабель прилегла и привычно огляделась. Стены комнаты были обиты шелковыми обоями – розовые и белые цветы лаванды на светло-желтом фоне. Вся мебель была в стиле Людовика XV. Все-таки приятно вернуться домой. Когда она увидела детей, у нее немного отлегло от сердца, но тоска по Биллу не проходила и даже усилилась. Ей хотелось слышать его голос, видеть его улыбку, почувствовать прикосновение его рук. Когда теперь они встретятся? Очень и очень не скоро.
Собираясь прилечь всего на несколько минут, Изабель против ожидания крепко заснула и проснулась, только когда пришла Софи и осторожно коснулась ее плеча:
– Тебе нехорошо, мама? – За это лето она стала совсем взрослой, в одночасье распрощавшись с детством. С Изабель она обращалась по-матерински заботливо. Повернувшись на спину, Изабель улыбнулась: как близка ей стала Софи.
– Я чувствую себя прекрасно, милая. Просто немного устала, вот и заснула.
– Не позволяй Тедди тебя утомлять. Он так счастлив тебя видеть, что ведет себя как игривый щенок. Недавно у него опять поднималась температура, – с беспокойством добавила Софи.
– Он очень похудел, – заметила Изабель, жестом приглашая дочь присесть.
– И ты тоже, – окинула ее внимательным взглядом Софи. Действительно, Изабель сильно изменилась, как будто явилась из какого-то другого мира. Собственно, так и произошло. Она чуть не умерла, а потом заново родилась. Кроме того, она полюбила замечательного человека. Перемены эти, оказывается, были заметны даже ее восемнадцатилетней дочери.
– Ты прекрасно заботилась о Тедди, – похвалила Изабель, и похвала была совершенно заслуженной. Лучше, чем кто-либо другой, Изабель знала, как нелегко ухаживать за таким больным ребенком. Пусть он добрый и ласковый, но у него масса потребностей, и за ним нужно постоянно наблюдать. Его опекун не имеет буквально ни минуты покоя. – Прости, что я так задержалась в Лондоне, – мягко проговорила Изабель.
– Я рада уже тому, что ты жива, – устало улыбнулась Софи.
– Тебе необходимо хоть немного отдохнуть, – озабоченно произнесла Изабель. – Завтра я снова составлю Тедди компанию. А ты перед учебой немного развлекись.
На этот раз улыбка Софи соответствовала ее возрасту. Ей не хотелось рассказывать матери, как тяжело ей пришлось, какой одинокой она себя ощущала. И не с кем было поделиться своими заботами – разве что с подругами, по телефону. Правда, сначала они ее навещали, но через несколько недель им это надоело. К тому же летом в основном все девочки были в отъезде. Да, для Софи эти два месяца выдались очень трудными, тем более что отец ей совершенно не помогал. Он не желал ничего слышать о Тедди и вел себя так, будто у него вообще нет семьи. Все это время он весьма редко снисходил до разговора с Софи, и она чувствовала себя не столько его дочерью, сколько постоянно перерабатывающей подчиненной.
Изабель встала, умылась, причесалась и собралась позвонить Биллу, но решила, что не успеет переговорить с ним до приезда Гордона. Муж, однако, приехал лишь около семи. Изабель сидела в комнате у Тедди и читала ему сказку, когда мимо, не останавливаясь и не издав ни звука, прошествовала знакомая высокая фигура, – Гордон с ней даже не поздоровался!
Дочитав страницу, Изабель отложила книгу. Софи недавно ушла куда-то с подругами – впервые за последние два месяца. Нежно поцеловав в щеку уставшего Тедди и пообещав вскоре вернуться, Изабель вышла в коридор. Мужа она нашла в его гардеробной – он с кем-то разговаривал по телефону. Увидев жену, он как будто удивился, словно забыв о ее возвращении домой. Изабель это покоробило, хотя такое невнимание было вполне в его стиле. Уезжая, он никогда не заходил попрощаться, а по возвращении обыкновенно сразу уходил к себе. Сегодняшний день, видимо, не представлялся ему каким-то необычным. Рассудив, что она находится у Тедди, он решил, что успеет увидеться с ней, когда сочтет нужным. Он явно никуда не спешил.
– Как прошла поездка? – спросил Гордон, не двигаясь с места.
– Прекрасно. – Они говорили так, будто этих двух месяцев не было вовсе, точнее, будто он не заметил ее двухмесячного отсутствия и того, что его жена чуть не умерла. – Спасибо сиделке. Без нее поездка оказалась бы очень трудной. Дети как будто выглядят неплохо, – тихо заметила Изабель. Если не считать того, что Тедди сильно похудел и только что оправился от лихорадки, а Софи на пять лет повзрослела. Но она знала, что муж не желает об этом слышать, – то, что касалось дома и детей, его не волновало.
– Как ты себя чувствуешь? – озабоченно спросил он, и это удивило Изабель – она ожидала, что Гордон сделает вид, будто она и вовсе не болела. Болезнь навевала на него воспоминания о детстве, накрепко связанные с болезнью матери.
– Хорошо, только устала. Думаю, понадобится еще некоторое время, чтобы окончательно прийти в себя. – На прошлой неделе доктор предупредил ее, что при малейшей головной боли следует обратиться к врачу. По его словам, полное выздоровление может наступить не раньше чем через год.
– Ты прекрасно выглядишь, – желая показаться любезным, промолвил Гордон. По целому ряду причин он хотел бы вычеркнуть из памяти эти два месяца. Он так и не подошел к жене, а она так и осталась стоять в дверях. Изабель не понимала, сердится ли он на нее. Ведь теперь он знал о них с Биллом. Тем не менее, он не задал ей никаких вопросов, а о Билле не упоминал вовсе. Видимо, эта тема отныне является запретной. – Ты поужинала? – холодно осведомился муж.
Она покачала головой, что вызвало слабое головокружение и напомнило, что любые резкие движения ей пока противопоказаны.
– Еще нет. Я ждала тебя. Тедди уже поел, а Софи пошла погулять.
– Я считал, что ты сразу по приезде ляжешь в постель, – нахмурился Гордон. – Для тебя этот день был очень тяжелым. А у меня сегодня деловой ужин – с одним важным клиентом из Бангкока.
– Что ж, хорошо, – кивнула Изабель. Он так и не пригласил ее войти. Гордон давно уже требовал, чтобы в его комнаты никто не входил без особого приглашения, и это распространялось даже на нее. – Я сейчас попрошу Жозефину, чтобы она принесла мне поесть. Хотя я вовсе не голодна. – Пожалуй, ей вполне хватит тарелки супа или, может быть, тостов с яйцом.
– Правильно, так и сделай. Вместе мы поужинаем завтра. – Раньше Изабель сочла бы нормальным то, что Гордон никак не реагирует на ее возвращение домой, пусть даже после долгого отсутствия. Теперь же, после продолжительного общения с Биллом, черствость мужа ее поражала. Ни поздравлений по случаю выздоровления, ни цветов. Он даже ни разу не обнял ее. Поэтому Изабель очень удивилась, когда муж на минуту заглянул к ней перед выходом из дома. На нем были темно-синий костюм, белая рубашка и темно-синий галстук от Гермеса.
– Ты поела? – Этот вопрос служил признаком небывалой заботливости, так что Изабель была даже тронута. В прошлом таких ничтожных знаков внимания ей вполне хватало.
– Я съела яйца и немного супа, – вежливо ответила она, и Гордон одобрительно кивнул.
– Отдыхай. Не надо всю ночь проводить у Тедди. У него ведь есть сиделка.
Изабель с радостью отправилась бы к Тедди, но сознавала, что для этого ей пока не хватает сил.
– Он уже заснул, – сообщила она Гордону.
Она заходила к сыну как раз перед тем, как лечь в постель.
– Тебе стоит сделать то же самое, – сказал он, по-прежнему не приближаясь. Он редко к ней прикасался, никогда не обнимал, уже много лет не целовал и вообще держался от нее на расстоянии, даже находясь в одной комнате. Свою привязанность он за последние годы выразил ей только раз, и то на публике. Тогда она решила, что он смягчился, но когда они приехали домой и закрыли за собой дверь спальни, Гордон снова стал так же холоден, как обычно. Конечно, такое поведение резко контрастировало с поведением Билла, в каждом движении которого сквозила нежность. – Увидимся завтра, – немного помедлив, пообещал Гордон. Изабель вдруг показалось, что он собирается к ней подойти, но вместо этого он развернулся и поспешно вышел. Да, не о таком замужестве она мечтала, но тут уж ничего не изменишь, надо вновь к этому приспосабливаться.
Через несколько минут после ухода мужа она подняла трубку и набрала Лондон. На этот раз ее быстро соединили с Биллом. Голос его звучал мрачно, но, узнав ее, Билл страшно обрадовался.
– Я вот лежу и думаю о тебе, – бодро сообщил он, и Изабель невольно сравнила его интонацию с бесстрастным тоном Гордона. – Как там дети?
– Прекрасно, – улыбнулась она. Билл говорил так, словно был ее мужем, который находится в командировке и беспокоится о доме. – Были очень рады меня увидеть. Бедная Софи выглядит совсем уставшей.
– А как Тедди?
– Очень похудел. У него опять повысилась температура. Но сегодня ему как будто стало немного лучше. Завтра я собираюсь провести с ним весь день.
– Не перетрудись. Тебе еще рано набирать полную скорость.
– Я знаю, милый. А как у тебя прошел день?
День прошел ужасно, но он не стал ей этого говорить. После ее отъезда Билл чувствовал себя очень одиноким, но к этому следовало привыкать. Теперь у них оставались только телефонные звонки – собственно, как и раньше, но после двух месяцев совместной жизни это казалось такой малостью!
– Прекрасно, – солгал он. – Только очень скучал по тебе. На следующей неделе меня хотят выписать. Я чувствую себя так, словно собираюсь отправиться в камеру пыток. – Он выбрал реабилитационный центр с самой жесткой программой восстановления, так как считалось, что именно такой подход может дать наилучшие результаты. От этого зависело его будущее – их с Изабель совместное будущее. Билл все еще надеялся, что в Штатах он услышит что-нибудь более обнадеживающее, тамошним врачам он больше верил.
Они еще немного поговорили о ее возвращении домой, о детях и о том, что сегодня звонила Джейн, которой удалось немного поднять ему настроение. И только в конце разговора Билл упомянул Гордона:
– Как там он?
– Гордон есть Гордон. Он поздно вернулся с работы, а потом куда-то уехал. Ну, ничего страшного. – Свое сердце она оставила в Лондоне, за исключением той его части, которая принадлежала детям. Для мужа не осталось ничего. Так было бы, даже если бы она не встретила Билла. От ее брака осталась лишь одна видимость, пустая оболочка.
– Он на тебя не сердится? – Билла это беспокоило. Когда Форрестье приезжал в Лондон, то очень злился на Билла.
– Внешне – нет. – Но он никогда не стал бы этого показывать. Свои эмоции он обычно проявляет совершенно неожиданно. Расплата, по-видимому, наступит позже. – Пока что все спокойно. Гордон держится отчужденно, но так он ведет себя всегда.
– Не дай Бог, он возьмет тебя в оборот из-за того, что ты оказалась со мной в машине. Я знаю, что это его сильно расстроило. И не без оснований. – А теперь оснований стало еще больше, правда, Форрестье об этом не знает.
– Ты говорил с Синтией? – как бы между прочим поинтересовалась Изабель. Она еще в Лондоне заметила, что жена никогда ему не звонит. Втайне от Изабель Билл в больнице несколько раз встречался со своим адвокатом и заполнил необходимые для развода документы.
– Джейн сказала, что она сейчас в Саутгемптоне. Я увижусь с ней уже в Нью-Йорке.
– Надеюсь, что так. – Его невнимание к жене поразило Изабель.
Он обещал позвонить ей на следующий день – она никуда не собиралась выходить. Пока это не составляло проблемы – между Парижем и Лондоном всего час разницы во времени. Когда он уедет в Нью-Йорк, будет труднее, но Изабель считала, что они справятся, не в первый раз. Прежде чем повесить трубку, Билл сказал, что любит ее, и потом, лежа в постели в своей комнате, она снова почувствовала себя здесь чужой. Ее дом был в Лондоне, с Биллом.
В эту ночь она не слышала, как Гордон возвратился домой, и неудивительно – она спала очень крепко. Изабель столкнулась с ним на следующий день в коридоре, направляясь к Тедди. Проснулась она позже обычного, только в девять часов. Гордон приветственно махнул рукой, продолжая говорить по сотовому телефону. Через минуту она услышала шум отъезжающей машины.
С Тедди они прекрасно провели время. Изабель читала ему, лежа рядом, и это немного напоминало ей о лондонской больнице. Кроме того, они разговаривали и играли в разные игры, а после ленча вместе вздремнули. Их разбудил пришедший к Тедди доктор. Осмотрев мальчика, он нашел, что с приездом матери его состояние несколько улучшилось, но когда они вышли в коридор, лицо доктора помрачнело.
– Вы понимаете, что его дела неважны, Изабель?
Она надеялась, что это лишь временно. Теперь, по возвращении домой, Изабель была полна решимости вернуть сына в то состояние, в котором он находился два месяца назад. В ее отсутствие Софи хорошо за ним присматривала, но она не знала всех тонкостей, ведомых Изабель.
– Он бледный, он похудел, но вы сами заметили, что ему сегодня лучше, – с надеждой сказала она.
– Он просто рад вашему появлению. Но он постепенно слабеет, вы должны это понимать. Сердце работает все хуже, а легкие все лето были в плохом состоянии.
– И что же? – с беспокойством спросила Изабель.
– Его организм за ним не поспевает. По мере того как он растет, легким и сердцу приходится все труднее.
– А если сделать пересадку?
– Он ее не выдержит, а без этого его дни сочтены. – Да, дома ее ждали не слишком приятные вести, а ведь она сама еще тоже не пришла в норму. – Было бы неплохо, если бы он хоть немного набрал вес, – продолжил доктор, – да и вы тоже, Изабель.
– Я постараюсь. Мы будем толстеть вместе, – улыбнулась она, обдумывая его слова. Для Тедди это лето выдалось очень трудным, но теперь, когда они снова вместе, она приложит все усилия и переломит ситуацию. Она уверена, что сможет это сделать.
– Через день-два я к вам заеду. Если будут какие-нибудь проблемы, звоните, не стесняйтесь.
Но возникшие у нее проблемы были связаны вовсе не с Тедди. Причиной их послужил Гордон. Этим вечером он пришел домой сильно не в духе, но ничего объяснять не стал. Поужинал один, в своей комнате, вниз не спускался. С Изабель он не разговаривал, к ней в комнату не заходил. А позднее, когда она уже лежала в постели, размышляя над происходящим, она услышала, как хлопнула входная дверь. Она не имела представления, куда он в такое время направился, и снова увидела его лишь утром. Изабель наткнулась на него, когда спускалась вниз, чтобы позавтракать. Гордон сидел в столовой с чашкой кофе и читал газету. Долгое время он делал вид, что ее не замечает. У Изабель создалось впечатление, что он на нее злится, но она не представляла за что.
– Ты разговаривала со своим лондонским другом? – вдруг резко спросил он, и она вздрогнула от неожиданности. Она не собиралась ему лгать, но и не хотела обсуждать эту тему.
– Да, – кивнула она. То, что Гордон упомянул о Билле, ее сильно удивило. До этого он не сказал о нем ни слова, но теперь, похоже, был в бешенстве.
– Тебе не кажется, что это неприлично, Изабель? Я думал, у него есть хоть какая-то совесть. Ведь он чуть тебя не убил, черт возьми!
– Нас обоих чуть не убил автобус. Он ни в чем не виноват.
– Если бы ты с ним не поехала, этого бы не произошло. Вряд ли тебе было бы приятно, чтобы твои дети узнали, что в момент аварии ты была с чужим мужчиной. – В его словах звучала скрытая угроза – он ее предупреждал.
– В этом ты прав, а в остальном – нет. Мы были с ним всего лишь друзьями, – спокойно проговорила она, хотя ее сердце бешено стучало.
– То есть ваша дружба кончилась?
– Я этого не говорила. Мы многое пережили вместе. – Она осторожно посмотрела на мужа. Зная его мстительность, Изабель не желала начинать с ним войну. Если война начнется, то он обязательно выиграет. Он всегда побеждает. Власть и сила на его стороне. Значит, не стоит раскрывать перед ним все карты. – С его стороны тебе нечего бояться. Я ведь уже дома.
– Дело не в этом. Я предупреждаю: не играй с огнем, Изабель. Ты рискуешь меня рассердить. Я этого не потерплю.
– У меня нет желания тебя злить. Мне жаль, что сложилась такая неловкая ситуация. – Говоря это, она опустила глаза.
– Любопытные у тебя формулировки! – пристально глядя на нее, произнес Гордон. – Да уж: попасть в катастрофу в тот момент, когда обманываешь мужа, – действительно неловко.
– Я тебя не обманывала. Я просто ездила поужинать, – мягко поправила она.
– И потанцевать. Ведь было два часа ночи!
Она не стала спрашивать, где ночевал он сам. Она никогда ни о чем не спрашивала – не смела. В самом начале их семейной жизни как-то само собой решилось: только он устанавливает правила и обладает свободой. По молчаливому уговору она не должна была задавать вопросы или сомневаться в его праве на власть или независимость наказание было бы ужасным. В их семье всегда царил диктат, и теперь тоже ничто не изменилось. Изабель это понимала. Единственное, что ее сейчас удивляло: как она долгие годы мирилась с подобным укладом? Разве это семья?
– Ты ведь замужняя женщина, – напомнил ей Гордон, – и должна соответственно себя вести. Надеюсь, ты сделала выводы.
Изабель не могла понять, в чем, собственно, должны состоять эти выводы. В том, что на нее обязательно налетит автобус, если она будет ужинать с посторонним мужчиной? Любопытно, что бы он сделал с ней, если бы узнал, что в больнице они практически жили в одной комнате с Биллом? Впрочем, он высказался достаточно определенно. Он ожидает от нее образцового поведения и за любое непослушание будет беспощадно наказывать молчанием, угрозами, оскорблениями, а возможно, даже разводом. А если он с ней разведется, это отразится на Тедди – единственное, что по-настоящему трогало Изабель.
– Твое счастье, что я готов тебя простить. Но если я узнаю, что ты позволяешь себе что-то неподобающее или что он тебя навещает, наши отношения окажутся под угрозой. Ты должна сказать ему, чтобы он перестал звонить.
Но Изабель знала, что никогда этого не сделает. Их телефонные разговоры – это все, что у нее есть. От Гордона ей не дождаться ни поддержки, ни даже обычного человеческого отношения.
Встав из-за стола, он взял свой портфель и вышел из комнаты. Он сделал все, что хотел, – выразил ей свое недовольство.
Изабель еще долго сидела в столовой, пытаясь собраться с мыслями. Если раньше она не могла разобраться в ситуации, то теперь зато ориентировалась великолепно. Сейчас она словно заключенный, выпущенный на поруки, и если снова совершит какой-то проступок, ее накажут по всей строгости. Гордон может, например, развестись с ней и забрать себе Тедди – худшего кошмара Изабель не могла и представить. А ведь он на такое способен. Ей хотелось позвонить Биллу, но она не смела и поэтому ждала его звонка.
Билл позвонил ровно в полдень, после физиотерапии. Голос его звучал устало, но достаточно бодро.
– Привет, детка, чем ты там занимаешься? – весело поинтересовался он, но, услышав ее, сразу понял: произошло неладное. – Что случилось?
– Нет, все в порядке, – солгала она, но когда Билл стал настаивать, не выдержала и все рассказала.
– Он просто пытается тебя запугать. Пытается править с помощью террора. – Значит, Гордон не показывался в больнице именно для того, чтобы наказать жену и вселить в нее неуверенность и беспокойство. Однако он не предполагал, что для них это обернулось подарком судьбы. – Он ничего не сможет сделать. Он не сможет забрать Тедди. – Билл тщетно старался ее подбодрить, но страх по-прежнему звучал в голосе Изабель.
– Здесь суды настроены в пользу отцов. Возможно, он сумеет убедить их, что я плохая мать. – Ее тревожный тон разрывал Биллу сердце.
– И как же он убедит их, что ты плохая мать? Рассказав, что ты четырнадцать лет день и ночь ухаживала за сыном? Милая, не говори глупостей. Он просто пытается тебя запугать, и у него это получается.
Гордон с первой встречи внушал ей безотчетный страх. Он казался Изабель таким всесильным и всезнающим!
– Ему всегда удавалось воздействовать на меня.
– А на меня нет! – зло бросил Билл. Он бы с удовольствием поговорил по душам с Форрестье насчет его отношения к жене. Ничего особенного этот надутый индюк собой не представляет. – Просто старайся не обращать на него внимания и занимайся своими делами.
– Я так и делаю.
– Ты сегодня с ним ужинаешь?
– Не знаю. Он никогда меня не предупреждает.
Страдания Изабель сводили Билла с ума, но он ничем не мог ей помочь. Он знал, что она по собственной инициативе никогда не разведется с Гордоном. Ей было что терять, к тому же она слишком боялась мужа, что ему и требовалось. Билл попытался это ей объяснить, но Изабель возражала, что полностью от него зависит. У нее нет своих денег, а на руках ребенок-инвалид, которому необходимо крайне дорогое лечение. Ее слова ужасно расстроили Билла. Он с радостью женился бы на ней и позаботился о ее сыне, но теперь это было невозможно, по крайней мере до поры до времени. Такие люди, как Гордон, всегда находят средство, чтобы добиться своих целей. В данном случае это страх. Только теперь Билл начал догадываться о том, каким унижениям Изабель подвергалась все эти годы. А их получившая огласку встреча в Лондоне еще более укрепила позицию Гордона. Какое несчастье, что он об этом узнал!
– Старайся не попадаться ему на глаза. А я буду тебе звонить. – Его номер телефона не должен фигурировать в счетах на оплату – ведь Гордону только это и нужно. – Звони мне сама лишь в крайнем случае, – добавил Билл.
Они поговорили еще немного, пока ему не пришла пора отправляться на процедуры. Перед тем как повесить трубку, он обещал снова ей позвонить – до того, как вернется с работы Гордон.
Но на этот раз Гордон преподнес ей сюрприз. Он приехал домой рано, в четыре часа, с таким видом, будто хотел застать Изабель врасплох. Однако его расчет оказался неверным. К тому времени она уже поговорила с Биллом и теперь прилегла на кровать Тедди и играла с ним в карты. Тедди, хоть и любил раскладывать пасьянс, предпочитал играть вдвоем с матерью.
Проходя мимо, Гордон помахал им, но не остановился. Именно с таким поведением все лето сталкивалась Софи, и теперь она смотрела на отца совсем другими глазами. Она заметила, что он может разговаривать с ней и при этом полностью игнорировать Тедди, словно тот какой-то невидимка или же вообще не существует. Чувствуя его отношение, мальчик, в свою очередь, почти не питал к отцу ни уважения, ни привязанности. Только сейчас Софи начала видеть картину целиком.
– Почему ты позволяешь ему так с собой обращаться? – спросила она вечером у Изабель. Софи желала, чтобы мать вела себя более независимо, и огорчалась, видя реальное положение вещей. Несмотря на недавние размолвки, дочь теперь была ее главным союзником.
– Он это делает не со зла. Просто такая у него натура. – Изабель всегда защищала мужа перед детьми, хотя, по существу, они были правы. – Он так ведет себя не для того, чтобы покрасоваться, – пояснила она, но Софи это не убедило. За лето она многое узнала о своем отце – пожалуй, больше, чем хотела бы, – и это полностью разрушило все ее прежние иллюзии. Теперь ее симпатии всецело принадлежали матери.
– Он постоянно демонстрирует свою черствость. Он ужасно относится к тебе и совершенно безразличен к Тедди! – со злостью воскликнула Софи.
– Ну что ты говоришь… – попыталась прервать ее Изабель.
– Он заботится только о себе. Я ему тоже безразлична.
– Он очень тобой гордится.
Софи не стала с этим спорить, но было ясно, что мать ее не убедила.
– Даже если в этом ты права, он все равно не имеет права так обращаться с тобой или с Тедди. – К дочери Гордон всегда относился чуточку лучше, но в последнее время он, похоже, охладел и к ней. Он так и не поблагодарил ее за приложенные усилия, не похвалил за то, что она нежно заботилась о брате. Софи теперь считала отца холодным, бесчувственным, безжалостным человеком, и была совершенно права. Эти черты характера дали ему возможность достигнуть больших высот в бизнесе, но дома их было трудно выносить.
– Пожалуйста, не волнуйся! – упрашивала её Изабель. – Твой отец хороший человек. – Она знала, что лжет, и Софи это тоже знала. Гордон не был ни хорошим, ни добрым. – Мы с твоим отцом давно притерлись друг к другу. Все не так плохо, как кажется со стороны.
Но Софи не сомневалась, что на самом деле все обстоит еще хуже. Теперь она понимала, почему у родителей отдельные спальни. Пока Изабель была в больнице, отец вряд ли провел дома даже один вечер, а зачастую и вовсе не ночевал. Матери об этом она говорить не стала, не желая ее расстраивать. Софи не думала, что отец завел себе любовницу – он как будто был не из таких, – но тогда куда же он все-таки ездил? Он не оставлял ей никаких телефонных номеров.
– Все нормально, – повторила Изабель, однако дочь осталась при своем мнении.
– Он всегда был такой? – Софи не могла припомнить, чтобы отец когда-нибудь обращался с матерью по-другому. Неужели было время, когда между ними существовали взаимная привязанность и теплота? Пожалуй, на ее памяти отец ни разу не обнял и не поцеловал маму. А после рождения Тедди они стали спать в разных спальнях. Правда, мать утверждала, что это из-за того, что по ночам она бегает к Тедди и беспокоит отца, но Софи смутно догадывалась, что дело не только в этом. Как же она раньше ничего не замечала? С раннего детства она больше любила отца и теперь упрекала себя за это. Пока мамы не было дома, Софи многое поняла, очень повзрослела, а то, что Изабель чуть не умерла, заставило дочь ценить ее больше, чем когда-либо прежде. – А когда вы только поженились, он был другой? – спросила Софи, печально глядя на мать. Сейчас она испытывала к ней бесконечную нежность.
– Когда мы поженились, он был очень заботлив. Такой сильный, такой решительный, я думала, он меня любит. Тогда я была еще очень молода. И когда ты родилась, он вел себя просто замечательно. Он был так счастлив! – Она не стала говорить Софи, что Гордон хотел мальчика. Потом у нее был выкидыш, а через четыре года после Софи родился Тедди. И тогда все кончилось. Гордон упрекал ее за преждевременные роды, утверждая, что она сама их чем-то спровоцировала, а следовательно, это ее вина.
Муж с самого начала не пожелал иметь ничего общего с больным ребенком. А через несколько месяцев он отдалился и от самой Изабель. А она так нуждалась в его любви и поддержке, для нее настало очень трудное время. В первые два года жизни Тедди несколько раз чуть не умер, что страшно напугало Изабель. Сын был таким маленьким и хрупким, казалось, так легко его потерять, а Гордон снова и снова твердил ей, что это она во всем виновата, что она ни на что не способна. Он полностью лишил ее уверенности в себе – как матери, как женщины, как жены. За эти два года он совсем отошел от нее. И хотя Изабель толком не понимала, в чем она провинилась, ощущение вины прочно поселилось в ее душе. Ей казалось, что если бы она вела себя правильно, то он до сих пор бы ее любил, и все у них было бы хорошо. Даже сейчас у нее временами возникало подобное чувство. Вот и сегодня утром, когда Гордон привычно возложил на нее всю вину, Изабель опять была готова ее признать, только благодаря Биллу эта готовность теперь несколько ослабла. Она понимала, что тайно встречаться с ним в Лондоне было нехорошо, вот, пожалуй, и все. Далее они ничего предосудительного не делали – вплоть до больницы. Все изменилось только после аварии. А теперь она так сильно любила Билла, что вина не казалась ей непомерной расплатой за то, чтобы сохранить его в своей жизни.
– Не понимаю, почему ты вышла за него замуж, мама, – уже собираясь уходить, проговорила Софи.
– Потому что любила, – печально сказала Изабель. – Мне тогда был двадцать один год, и я думала, что наша совместная жизнь будет прекрасной. Он был красивым, умным и преуспевающим. Мой отец на него только что не молился. Он считал, что Гордон будет мне идеальным мужем, и я ему поверила. – В свои тридцать восемь лет Гордон уже возглавлял банк, а у Изабель было положение в обществе. На первых порах связи ее родителей очень ему помогали. Но, войдя в определенный круг, Гордон отодвинул Изабель в сторону, а лет через пять и вовсе перестал проявлять свою любовь или хотя бы привязанность. Каким очаровательным он был вначале и каким грубым стал потом!
К тому времени как умер ее отец, семейная жизнь превратилась для Изабель в настоящий кошмар, но она никому в этом не признавалась. Во-первых, ей было стыдно, а во-вторых, Гордон убедил ее в том, что она сама во всем виновата. С той поры Изабель изливала свою любовь только на детей. По крайней мере, думала несчастная женщина, тут она делает все как надо. А вот Билл в отличие от ее мужа считал, что она прекрасно справляется со своими обязанностями. Изабель все еще удивляло, что двое мужчин видят ее столь по-разному, но Биллу она доверяла, а Гордону нет. Тем не менее, ради детей она собиралась терпеть этот кошмар до конца жизни.
Вскоре Софи ушла. На этот раз Гордон и Изабель ужинали вместе, но после утренней стычки в основном молчали. Она не хотела его злить, а он всем своим видом давал понять, что с ним лучше не заговаривать. Даже обычную беседу он сейчас рассматривал как некую уступку со своей стороны. Да и о чем им было говорить? Обычно Изабель рассказывала ему о детях, и это его только раздражало. Так и не сказав ни слова, Изабель после кофе отправилась наверх, к Тедди, а Гордон, как обычно, забаррикадировался в своих апартаментах, пояснив, что должен еще поработать. Позже, лежа в постели, Изабель долго размышляла над словами Софи. Эту умную, отзывчивую девушку ужасало поведение отца, но поведение матери раздражало еще больше. Софи хотела, чтобы Изабель бросила ему вызов, а она вместо этого его защищала.
Изабель не слышала, как ушел Гордон, а когда утром стала его искать – был очень важный звонок из Нью-Йорка, – то обнаружила его постель нетронутой. Она не могла представить, где он находился всю ночь, а спросить было не у кого. И тут ей вдруг пришло в голову, что такое могло происходить и раньше, просто теперь она перестала закрывать на все глаза. Изабель сообщила ожидавшему ее собеседнику, что тому следует звонить в банк. Ей очень хотелось самой позвонить Гордону и спросить, где он ночевал, но она не стала унижаться, а занялась, как и советовал Билл, собственными делами. Когда вечером Гордон приехал домой, Изабель ни о чем его не спросила, так как конфронтация была не в ее стиле, но отныне безразличие мужа ее не трогало. У нее был Билл. После ужина она сразу легла спать, а Гордон осторожно вышел из дома, заботясь о том, чтобы его никто не услышал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуй - Стил Даниэла



книга очень понравилась
Поцелуй - Стил Даниэлагалина
22.12.2012, 7.25





Боже мой! случайно начала читать этот роман. На этом сайте я перечитала уже очень много любовных романов и откровенно говоря многие похожи один на другой и так банально предсказуемы, но этот шедевр не легкомысленное чтиво! Затронуты такие чувства и такие жизненные коллизии! Право же сразу свою жизнь хочется переосмыслить. Читайте!
Поцелуй - Стил ДаниэлаИрина
10.03.2016, 12.27





Однозначно 10 баллов ! Какой сильный , но тяжелый роман . Какие судьбы , сколько боли ... Читать дамам за 40 .
Поцелуй - Стил ДаниэлаMarina
10.03.2016, 20.59





Хороший, душевный роман: 8/10.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЯзвочка
10.03.2016, 20.16





Нет слов...Эмоции переполняют душу.Давно я не читала подобного.12 из 10.
Поцелуй - Стил Даниэла777
12.03.2016, 15.07





Очень трогает.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЕлена
13.03.2016, 20.17





Очень хороший роман. У Д.Стил других и не бывает.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЛена
16.03.2016, 18.13





Да...,тяжеловат, но хорош.А легкая грусть остается, несмотря на смелость и настойчивость Изабель.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
13.05.2016, 0.48





Прекрасный роман!!! Согласна с комментариями, что тяжеловат, плакала, но главное гг герои счастливы, а это главное, не смотря на то, что роман оставляет в душе легкую грусть. 10/10, он этого заслуживает. Читайте.
Поцелуй - Стил Даниэламэри
13.05.2016, 20.48





Отличный роман. Я в восторге! 10 из 10.
Поцелуй - Стил ДаниэлаЛюбовь
14.05.2016, 9.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100