Читать онлайн Лучший день в жизни, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лучший день в жизни - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.13 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лучший день в жизни - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лучший день в жизни - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Лучший день в жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

В следующие несколько дней Коко и Джейн несколько раз созванивались с матерью. Джейн по-прежнему тревожил ее молодой любовник, и хотя Лиз с Коко дружно убеждали ее, что мать имеет полное право встречаться с кем пожелает, Джейн все так же считала эту связь неприличной и унизительной. К тому же втайне Джейн продолжала подозревать, что он нацелился на деньги. Но она согласилась после возвращения на Западное побережье познакомиться с Гейбриелом. Это произойдет лишь через несколько месяцев. Джейн пока не говорила матери о своей беременности, еще успеется, впереди много времени. Но через несколько дней Лиз переубедила ее, Джейн уступила и сообщила матери, что скоро у нее будет внук. Флоренс изумилась и возликовала.
– Знаешь, что меня особенно опечалило, когда ты объявила, что лесбиянка? – спросила Флоренс и призналась: – Я сразу подумала, что у тебя не будет детей. Мне и в голову не приходило, что эта проблема решается так просто. А тебя не волнует, – добавила она в порыве откровенности, – что отец ребенка – неизвестно кто?
– Вообще-то нет. Мы тщательно выбрали донора спермы. Нам известна история его семьи, этническая принадлежность, состояние здоровья, образование, личные предпочтения. И сам донор, и его отец учились в Йеле.
Подобно родителям, во всем, что касалось образования, Джейн отличалась снобизмом и ни за что не выбрала бы донора, который не учился в колледже и не защитил диплом. Ее избранником оказался медик – молодой, здоровый, с шведскими корнями. О нем Джейн и Лиз знали все, кроме имени и фамилии.
Джейн сообщила матери о своем намерении согласиться на амниоцентез и выяснить, нет ли у ребенка генетических отклонений, а заодно узнать и его пол. Она и Лиз хотели девочку. Флоренс поверить не могла, что станет бабушкой, потом вдруг задумалась, а если Гейбриел начнет относиться к ней иначе? Зато дочери в последние несколько дней успели порадовать и удивить ее.
Разговор с младшей дочерью дался Флоренс гораздо легче, но от нее не ускользнуло, что и Коко тревожится. К счастью, Коко уже успела свыкнуться с мыслью, что у матери молодой любовник, после того как увидела их в «Бель-Эйре».
– Спасибо, что не сердишься, – тихо произнесла мать, вспоминая, что Коко всегда была добра к ней.
– Не сержусь, просто волнуюсь за тебя, – объяснила Коко. Они с матерью будто поменялись ролями. Оказалось, Флоренс гораздо легче довериться младшей дочери, чем старшей, и это тоже стало неожиданностью. Коко всю жизнь казалось, что мать и Джейн особенно близки– от части из-за возраста Джейн; кроме того, они были вместе еще до рождения Коко. Поэтому Коко вечно страдала от того, что Джейн опередила ее, получила фору, а теперь мать со старшей сестрой не принимают ее в свой тесный кружок. Она просто не смогла бы вписаться в него: эти две родные женщины даже мыслили одинаково, любили критиковать, отличались самоуверенностью, придерживались общих принципов. В детстве Коко остро сознавала свою обособленность и непохожесть на мать и сестру. С самого рождения думала, что в семье она чужая. И сколько себя помнила, завидовала близким подругам – матери и Джейн.
Джейн уехала в колледж, когда Коко было всего шесть лет, но вместо того чтобы превратиться в единственного обожаемого ребенка, та осталась отверженной: ее воспитывали няни, а мать работала. Писать книги Флоренс было гораздо интереснее, чем возиться с младшей дочерью. Ради Джейн она всегда была готова бросить работу, ей она уделяла время, с ней ездила повсюду, особенно когда та подросла. А Коко всегда чувствовала себя так, словно не заслужила родительскую любовь. Но теперь вдруг пятно вины легло на всегда безупречную, идеальную, знающую все и вся, решающую, что плохо, что хорошо, знаменитую Флоренс Флауэрс. И она бросилась за утешением к более ласковой младшей дочери.
– Как ты познакомилась с Гейбриелом, мама? – как-то спросила Коко. Раз уж он занял такое место в жизни матери, сумел там остаться, Коко хотелось знать о нем все. Флоренс ошибочно приняла ее вопрос за знак одобрения и преисполнилась благодарности. Джейн наговорила ей немало обидных слов, но хотя потом извинилась, оскорбления уже прозвучали: Флоренс выжила из ума, у нее болезнь Альцгеймера, она просто старуха, глупостью которой пользуется мужчина, жаждущий ее денег и славы. Коко понимала, что это вполне может быть правдой, но старалась тщательнее выбирать слова. Ее отношения с матерью складывались трудно, тем не менее Коко, добрая по натуре, не хотела ее ранить.
– В прошлом году я продала одну из книг «Коламбии», снимать фильм по ней поручили Гейбриелу. Мы сблизились, пока работали над сценарием, хотя съемки отложили до следующего года. Совместная работа увлекла нас. Гейбриел очень интересный и чуткий человек. – Голос матери вдруг зазвучал застенчиво, что удивило Коко. Прежде она не замечала за матерью способности стесняться. – То же самое он говорит обо мне. В колледже у него была подруга старше его, но не настолько, – добавила Флоренс. – А в восемнадцать лет он встречался с тридцатилетней.
Очевидно, Гейбриел с юности предпочитал партнерш постарше.
– Не могу дождаться, когда познакомлюсь с ним, – негромко ответила Коко. Она и вправду ждала знакомства, сразу по нескольким причинам. Не признаваясь матери, она тем не менее продолжала относиться к Гейбриелу с подозрительностью. С его стороны было неправильно и ненормально встречаться с женщиной на двадцать четыре года старше, хотя Флоренс выглядела моложе и он не знал ее точный возраст. Но даже если он по-прежнему считал, что их разделяет семнадцать лет, это все равно слишком много. Неужели в расчете именно на такую связь Флоренс сделала вторую подтяжку лица после смерти мужа? Скорее всего нет, просто так совпало. Кроме того, она отважилась на абдоминопластику и липосакцию. От недостатка тщеславия Флоренс не страдала. В душе Коко восставала против ее попыток скрыть свой возраст, хотя и знала, что в Голливуде это принято. Джейн тоже тщеславна, но в меньшей степени. За последние несколько лет старшая сестра уже несколько разделала инъекции ботокса. Коко даже представить себе не могла, что когда-нибудь последует их примеру. Тщеславие и самовлюбленность такого рода были ей совершенно чужды.
– Он тоже хочет познакомиться с тобой, – сказала Флоренс, сдерживая вздох облегчения: она уже стала бояться; что дочери раз и навсегда прекратят общаться с ней. Джейн действительно подумывала об этом, но Лиз ее отговорила.
– А как тебе новость про ребенка? – спросила Коко, меняя тему. Представить свою мать в роли бабушки ей никак не удавалось. Должно быть, Флоренс чувствует себя неловко.
– Я рада за них обеих. Хотя всегда думала, что из моих дочерей дети будут только у тебя. В голову не приходило, что для таких случаев есть донорская сперма. Правда, немного странно не знать, кто отец ребенка…
Но и в поведении самой Флоренс были странности.
– Джейн не стала просить о помощи кого-нибудь из друзей во избежание осложнений. А так ребенок будет принадлежать только им с Лиз. Еще бы, иметь ребенка от знакомого человека было бы не менее странно. Но еще долго ждать – целых полгода! Думаю, за это время мы все свыкнемся с мыслью, что не знаем отца ребенка.
– Я пока не знаю, – честно призналась Флоренс. – Слишком много забот навалилось сразу. Вдобавок я начала работу над новой книгой. – Голос ее понемногу приобретал прежнюю самодовольность. Флоренс редко забывала о том, кто она такая, хотя гнев Джейн на пару дней выбил ее из колеи и поубавил самомнения. Временами Флоренс казалось, что Джейн нарочно решила сделать ее бабушкой именно сейчас, когда в ее жизни появился молодой мужчина. Но все знакомые знали: что бы ни случилось, Флоренс Флауэрс останется верна себе. В свой личный мирок она пускала лишь Джейн, да и то изредка, а с появлением ребенка все должно было измениться. Флоренс с горечью сознавала, что теперь почти все внимание и преданность Джейн будут доставаться ее ребенку и Лиз. Внезапно Флоренс с особой остротой осознала свое одиночество. И ее с новой силой потянуло к Гейбриелу.
В тот вечер она рассказала ему, как прошли разговоры с дочерьми. Гейбриел знал о них со слов Флоренс и заранее опасался скандала. Он не верил, что дочери Флоренс могут одобрить ее связь с ним, и был прав.
– Значит, обе по-прежнему обеспокоены? – расспрашивал он вечером, ужиная с Флоренс на террасе в «Айви». Флоренс в белых джинсах, золотых босоножках на шпильках и бирюзовой шелковой рубашке была неотразима. Глядя на нее, никто бы не подумал, что она извелась от переживаний. Она ответила Гейбриелу влюбленным взглядом.
– Они успокоятся, если уже не успокоились, – заверила Флоренс. – Коко известие застигло врасплох, но она все равно была мила со мной – сказала, что желает счастья, и попросила разрешения познакомиться с тобой в следующий свой приезд. А вырваться сюда она сможет еще не скоро – сейчас присматривает за домом старшей сестры. – Флоренс ни словом не обмолвилась о ребенке и даже не собиралась этого делать, пока не возникнет крайняя необходимость. Гейбриел не должен воспринимать ее как бабушку. Разница в возрасте между ними и без того велика, незачем усугублять ее. И даже если поначалу Флоренс эта разница не смущала, Джейн ясно дала матери понять, какая пропасть отделяет ее от Гейбриела. – Со старшей дочерью сложнее, – продолжала Флоренс после того, как ее спутник заказал шампанское. Им и вправду было что праздновать: наконец-то исчезла необходимость прятаться от дочерей Флоренс. Кроме того, скрываться приходилось и от газетчиков: Флоренс принадлежала к числу знаменитостей первой величины, а ее роман с молодым мужчиной мог показаться любой бульварной газете и журналу лакомой добычей. До сих пор влюбленным везло, но они не забывали об осторожности.
–Джейн сильно злится на тебя? – Встревожено хмурясь, Гейбриел поднял свой бокал. К футболке и белым джинсам он подобрал надетые на босу ногу мокасины из коричневой кожи аллигатора. Эти мокасины Флоренс подарила ему месяц назад и каждый раз радовалась, видя, что Гейбриел с удовольствием носит их. Встречаясь с ней, он старался почаще надевать ее подарок. Вместе с коричневыми мокасинами Флоренс преподнесла ему еще одни, черные.
– Поначалу да, – не стала скрывать Флоренс. – По-моему, она и представить себе не могла, что я начну с кем-то встречаться. Они потрясены: с тех пор как умер отец, ты первый мужчина, с которым я общаюсь. – Всей правды Флоренс не сказала, но ей хотелось лучше выглядеть в глазах Гейбриела. Через год после смерти Базза у Флоренс было два кратких романа, о которых она даже не упоминала дочерям, – два романа с невозможными занудами, к которым Флоренс не питала никаких чувств. Но в Гейбриела Уайсса она без памяти влюбилась с первого дня знакомства. И он утверждал, что любит ее. Страсть разгорелась стремительно и жарко и до сих пор продолжала пылать. – Они привыкнут, – продолжала Флоренс. – У Джейн очень милая и разумная подруга. Когда я виделась с ней в прошлый раз, она пообещала мне попытаться помирить нас с Джейн. И кажется, сдержала обещание. А саму Лиз наш роман ничуть не удивил.
Гейбриел улыбнулся, сочувствуя Флоренс, которой пришлось выдержать нелегкий разговор с дочерьми. С Джейн Баррингтон он был знаком и слышал от других знакомых, что характер у нее непростой.
– Должно быть, их шокировал мой возраст, – пояснил он. – Но когда мы сблизились с тобой, я об этом даже не думал. – Он обнял Флоренс, не сводя глаз с ложбинки в вырезе, не заметить которую было невозможно. Ему нравилось, как она одевается – и сексуально, и в то же время элегантно. Более обольстительной женщины он никогда не встречал. – Мне всегда кажется, что мы ровесники. – Именно эти слова хотела услышать Флоренс и верила им безоговорочно. Может, она и вправду спятила, но она не сомневалась, что Гейбриел откровенен с ней. Лиз права: будь Флоренс мужчиной, никого бы не возмутил их роман, наоборот, все ей бы завидовали.
– Джейн успокоится, – снова заверила она. – У нее масса других забот. На съемках фильма начались забастовки, ей хватает и этой головной боли. Меньше всего она захочет вспоминать о нашем романе.
К тому же Джейн должна думать о ребенке, о котором Гейбриел ничего не знает и, если повезет, не узнает еще долго. Может быть, к тому времени они даже успеют пожениться. Гейбриел говорил о свадьбе все лето, Флоренс нравилась эта мысль. Осталось преодолеть единственное препятствие – сопротивление девочек. Но Флоренс пока не осмеливалась заговаривать с ними о своем будущем браке. Пусть сначала познакомятся с Гейбриелом и перестанут подозревать его во всех грехах сразу.

Они разговорились о фильме, над которым работал Гейбриел. Флоренс несколько месяцев корпела вместе с ним над сценариями и дала немало ценных советов. Из них получилась отличная слаженная команда. В сущности, они дополняли друг друга во всем. Отставляя тарелку, Флоренс заметила, с какой завистью поглядывают на них другие посетители. Женщины сначала обращали внимание на нее, потом переводили взгляд на Гейбриела, широко раскрывали глаза и снова смотрели на Флоренс – с неприкрытым восхищением, как ей казалось. Никому и в голову не приходило, что они вполне могут быть матерью и сыном. Гейбриел выглядел чуть старше своих лет. Могло показаться, что разница между ними составляет не двадцать четыре, а десять лет. А женщина в сопровождении мужчины на десять лет моложе ее – обычное явление в наше время. Деми Мур и Эштон Катчер

l:href="#n_2" type="note">[2]
проложили путь для таких пар, как, они сами. Флоренс считала, что ей должны завидовать, вместо того чтобы стыдить или критиковать.
После ужина они вернулись к ней, как обычно. Уже несколько месяцев почти все ночи Гейбриел проводил у Флоренс. Время от времени, когда им хотелось сменить обстановку, они переселялись на выходные в отель «Бель-Эйр», номер в котором неизменно оплачивал Гейбриел. Он никогда не позволял Флоренс платить за него, разве что изредка принимал подарки. Отмечая шесть месяцев со дня их знакомства, он преподнес ей бриллиантовый браслет и надеялся в следующем году подарить в честь помолвки кольцо, только Флоренс об этом пока не знала. Гейбриел даже выбрал кольцо заранее, лелея мечту, что после знакомства с ним дочери Флоренс сменят гнев на милость. Он не хотел становиться причиной ссоры матери и дочерей, но безумно любил Флоренс и считал ее неповторимой.
Гейбриел по-хозяйски разлегся на постели Флоренс он и вправду завладел и постелью, и ее хозяйкой. Секс с ним оказался для Флоренс полной и приятной неожиданностью. За все тридцать шесть лет жизни с Баззом секс никогда не сводил ее с ума, даже в ранней молодости. Гейбриел был бесподобным любовником. Недавно он рассказал об этом романе своей матери, и она встревожилась и возмутилась, как Джейн, но уже начинала понимать, что придется смириться. Гейбриел признался, что он влюблен и уже принял решение. Мать прекрасно знала своего сына: ничто не могло заставить его свернуть с однажды выбранного пути. Свет не видел более упрямого человека, чем Гейбриел. Свое недюжинное упорство он проявил, завоевывая Флоренс, которая поначалу пыталась сопротивляться, но вскоре сдалась. Махнув на все рукой, она бросилась в вихрь наслаждения. В списке общих удовольствий секс занимал не самое важное место, а лишь одно из таких мест; Гейбриелу нравилось болтать с Флоренс, смеяться вместе с ней, слушать ее рассказы, часами обнимать ее после любви. Он обожал ее всю, целиком и полностью – ее разум, тело, стиль, силу, славу, репутацию и незаурядный талант. С ней никто не мог сравниться, ни одна женщина не могла бы встать вровень с ней. Поначалу рядом с ней он чувствовал себя ничтожеством, но она сумела во многих отношениях поднять его до своего уровня, помогла расти. Он многому научился у нее – писательскому мастерству, дисциплине, умению пользоваться своим даром, чувству юмора. Благодаря Флоренс его литературный стиль стал значительно ярче, так же как и режиссерский талант. Гейбриел сам видел это и слышал подтверждения от Флоренс. Часто он казался самому себе учеником у ног мастера и отчасти был прав.
Он сам снял с ног Флоренс сексуальные золотые босоножки и поставил их на пол. Затем пришла очередь белых джинсов и бирюзовой шелковой блузки. Когда Флоренс осталась в одних узких трусиках и кружевном бледно-голубом лифчике, Гейбриел окинул ее взглядом и улыбнулся.
– Ты самая сексуальная женщина в мире, – восхищенно объявил он. Ее тело было еще стройным и упругим. Каждый день она занималась с одним из лучших инструкторов города, а наградой ей служили ночи любви с Гейбриелом. Флоренс сумела открыть ему тайны секса, о существовании которых он не подозревал.
Она медленно раздела его, сводя с ума каждым чувственным движением, и через несколько минут они уже лежали обнаженные, сплетясь в объятиях. Флоренс отпускала на ночь прислугу, поэтому в теплую погоду они иногда предавались любви в бассейне. Но сегодня им было довольно и постели – широкой, под пологом на четырех столбиках. За год Гейбриел успел привыкнуть к этой кровати.
Флоренс осыпала его поцелуями, заскользила по его телу, оседлала, и вскоре Гейбриел протяжно застонал. Она и дразнила, и ублажала, и соблазняла его; а затем легким движением привстала, передвинулась на постели и продолжала ласкать его ртом. Он отплатил ей той же монетой, медленно распаляя и умело доводя до грани безумия. Прошло немало времени, прежде чем оба насытились; Флоренс блаженствовала в объятиях Гейбриела, а он, казалось, совсем выбился из сил. Прижав ее к себе, он счастливо засмеялся. Он не знал, что думают о нем дочери Флоренс, и в этот момент не желал знать. Еще никогда ему не доводилось любить женщину так, как сейчас. Через несколько минут они крепко уснули, не разжимая объятий, как будто были одни в целом мире.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лучший день в жизни - Стил Даниэла



Как всегда, очень увлекательный и современный роман.Не устаю восхищаться творчеством и мастерством автора - моей землячке по Калифорнии. Успехов ей!
Лучший день в жизни - Стил ДаниэлаТатьяна Лаврушенко
18.07.2012, 3.51





еще не читала
Лучший день в жизни - Стил Даниэлаирина
19.08.2012, 12.56





Море драйва от прочитанного романа, прекрасно-интересно описан сюжет 10 из 10, от души понравился.
Лучший день в жизни - Стил ДаниэлаЛара Кий
26.06.2013, 12.19





Монотонное развитие событий вначале насторожило. Но потом мягкое изложение сюжета захватило и "поволокло"!!! Понравилась "блудная дочь" Коко, переборовшая свой страх, понравился Лесли, сумевший полюбить и оценить то, что приподнесла ему судьба. Казалось бы, изложена обычная житейская история, но после прочтения на душе осталось удивительное спокойствие. Мне понравилось!!! Удивляюсь, почему нет комментариев.
Лучший день в жизни - Стил ДаниэлаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
16.04.2016, 20.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100