Читать онлайн Лучший день в жизни, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лучший день в жизни - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.13 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лучший день в жизни - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лучший день в жизни - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Лучший день в жизни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Самолет вылетел из Сан-Франциско ровно в десять, приземлился в лос-анджелесском аэропорту в одиннадцать, а Лесли ждал гостью в отеле «Бель-Эйр» к полудню. Он отправил за Коко в аэропорт машину с шофером, надеясь провести с ней два свободных обеденных часа между совещаниями, а затем вернуться к работе. На вечер у них были большие планы только для двоих, но на следующий день Лесли предстояло появиться на ужине, который продюсер устраивал в честь всей съемочной группы. Сопровождать Лесли в дом продюсера должна была Коко. Впервые актеры, получившие роли в новом фильме, собирались вместе, среди них было немало звезд, в том числе самая яркая – Лесли. Для этого знаменательного выхода в свет, своего дебюта, Коко купила сексуальное маленькое черное платье и дорогие туфли на шпильках.
Как и было условлено, шофер ждал ее в аэропорту и сам понес ее багаж. По дороге в отель «Бель-Эйр» Коко старалась думать не о завтрашнем дне, а о том, что скоро увидится с Лесли. А если здесь он успел стать совсем чужим? Может, за несколько прошедших дней он изменился до неузнаваемости? Что, если Джейн была права? Этого Коко особенно боялась.
На этот раз они заняли в «Бель-Эйре» номер-люкс еще просторнее, чем раньше. В парке отеля лебеди по-прежнему плескались в ручье и бродили по его берегам. Пока шофер выгружал багаж Коко, она оглядывалась по сторонам, потом дверь распахнулась, и она увидела Лесли, который спешил к ней с сияющей улыбкой на лице. Он боялся, что в последнюю минуту Коко передумает и отменит поездку, но теперь, когда выяснилось, что опасения напрасны, сжал . ее в объятиях с такой силой, что у Коко перехватило дыхание. Они напоминали двух детей, разлученных войной и наконец встретившихся вновь. Четыре мучительных дня, проведенных в разлуке, показались обоим вечностью.
– А я думал, ты не приедешь! – прошептал Лесли, еще раз крепко прижал Коко к себе, а затем отстранился, чтобы взглянуть на нее. Коко казалась повзрослевшей. Джинсы, мягкий белый свитер и замшевый пиджак подчеркивали стройность фигуры, эту одежду дополняли туфли на высоких каблуках. Распущенные волосы были тщательно расчесаны, в ушах мерцали крохотные бриллиантики. Лесли, который еще ни разу не видел Коко одетой так элегантно, поразился ее хорошему вкусу и удивительной собранности. В Сан-Франциско они не считали нужным наряжаться, даже когда отправлялись куда-нибудь поужинать. Нынешний облик Коко был для Лесли в новинку. – Вот это да! – восхищенно воскликнул он. – Ты неотразима!
– Я чувствую себя Золушкой на балу. Того и гляди, превращусь в тыкву.
– В таком случае, моя тыковка, я буду разыскивать тебя по всему королевству, чтобы примерить хрустальный башмачок! – Кстати, туфлям от Лубутена, выбранным Коко, позавидовала бы любая звезда: Лесли, среди знакомых которого было немало стильных женщин, узнал фирменную красную подошву. – Между прочим, те, которые на тебе, мне определенно нравятся. – От восхищения он был готов засыпать Коко похвалами.
По мнению Коко, Лесли выглядел как настоящая звезда: идеально сшитая на заказ английская рубашка, джинсы, мокасины из кожи аллигатора и кашемировый свитер, наброшенный на плечи. Для съемок ему уже сделали новую стрижку и подкрасили волосы, чтобы скрыть проседь. Теперь его волосы казались еще темнее, чем прежде. Такого Лесли Бакстера Коко сотни раз видела на экране. Но его глаза говорили: он по-прежнему принадлежит ей. Ничего другого Коко не требовалось.
Она похвалила обстановку номера, выбранного лично продюсером.

– Он предложил нам на выходных погостить у него дома в Малибу. Там нас никто не потревожит. Дом на территории Колонии

l:href="#n_4" type="note">[4]
, так что опасаться нечего. – Лесли позаботился обо всем, лишь бы угодить Коко и уберечь ее от любопытных глаз. Он разлил по бокалам шампанское. – За наше будущее! – весело предложил он и поцеловал Коко. Она полакомилась гигантской клубничиной, вторую скормила Лесли, и через десять минут оба были уже в постели. Казалось, прошла вечность с тех пор, как они в последний раз держали друг друга в объятиях, а потому теперь спешили наверстать упущенное. Они даже не удосужились заказать обед и нехотя расстались только потому, что Лесли надо было спешить в студию на очередное совещание, обсудить изменения, которые режиссер внес в сценарий. После его ухода Коко приняла ванну. Лесли обещал вернуться к шести.
Утром Коко позвонила матери и узнала от секретаря, что она работает над новой книгой. Коко не стала сообщать, что она в Лос-Анджелесе, и весь день провела, бродя по парку отеля и читая привезенную с собой книгу. Стояла теплая погода. Лесли вернулся на час позже, чем обещал, к семи. Вечером они никуда не выходили из номера: заказали ужин, посмотрели телевизор, обсудили совещание. Лесли остался доволен и подбором актеров, и продюсером; с режиссером он был давно знаком и объяснил, что характер у него не из легких, но каждый его фильм становится шедевром. Они и раньше работали вместе. Самым горячим обещал стать период съемок в Венеции. Лесли мимоходом пожаловался на одного из своих партнеров по фильму и заметил, что Мэдисон Олбрайт, исполнительница главной женской роли и звезда первой величины, о чем знала и Коко, очень симпатична.
– У меня есть причины для беспокойства? – спросила Коко, когда они лежали на диване в гостиной номера. Лесли положил голову на колени Коко. Она гладила его по голове, он казался довольным, словно сонный кот, и чуть ли не мурлыкал от наслаждения. За прошедшие четыре дня он истосковался по Коко.
– Ни малейших. Ни о ком и ни о чем не беспокойся, – посоветовал ей Лесли. – Как только ты приехала, я сразу понял, что это мне надо быть настороже.
Коко развесила свою новую одежду в стенном шкафу и отдала коктейльное платье в прачечную отеля, чтобы его отгладили к завтрашнему приему у продюсера. Лесли еще не сообщил ей, что на вечеринке будет пресса, – не хотел сразу перепугать ее до смерти. Впрочем, волноваться было еще рано. Увидев Коко с Лесли в первый раз, ее наверняка примут за случайную знакомую. И только после нескольких подобных выходов в свет о них заговорят, объявив Коко новой пассией звезды. Бывшая подруга Лесли, та самая шизофреничка, уже помолвлена, так что его предыдущий роман канул в Лету и больше никого не интересовал. Голливудским романам вообще свойственно легко возникать и так же легко заканчиваться, хотя финалы некоторых бывают скандальными. Но Лесли, к счастью, удалось скрыть подробности своего разрыва от прессы, а заявлениям его бывшей и намекам на ориентацию Лесли никто не придал значения. За несколько месяцев их успели забыть.
Лесли и Коко легли спать пораньше, так как на следующий день ему предстояло раннее совещание. Перед сном позвонила Хлоя и сообщила, что с ней сидит няня, а мама куда-то ушла. В тот день у Хлои начались занятия в школе, малышку переполняли впечатления. Она уже успела подружиться с целым классом. Коко она сообщила, что названный в ее честь медвежонок поживает хорошо. Слушая девочку, Коко вновь ощутила привкус идиллии минувшего лета.
Они уснули на удобной широкой постели, словно усталые дети, а в семь часов на следующее утро их разбудили из службы сообщений отеля. Лесли должен был явиться в студию не позднее восьми, предстоял длинный день. Он с сожалением предупредил, что не сможет пообедать с Коко: работа продлится до шести или до семи, иначе им не рассмотреть все поправки режиссера. Вечеринка начнется в восемь, Лесли заедет в отель переодеться и захватит Коко. К этому времени она должна быть уже одета. Сегодня днем она планировала сделать прическу.
– Значит, ты не против побыть сегодня одна? – встревожено уточнил Лесли, заканчивая завтракать. Чтобы взбодриться, он пил кофе, а Коко предпочла чай.
– Со мной все будет в порядке, – улыбнулась она. – Пройдусь по магазинам, загляну в музей.
В этом городе она выросла, поэтому хорошо знала его. Она могла бы проведать давних знакомых, но не хотела. В Лос-Анджелес она приезжала так редко, что потеряла связь почти со всеми. К тому же в отличие от нее многие одноклассницы стали домохозяйками с Беверли-Хиллз или работали в шоу-бизнесе актрисами или продюсерами. Только Коко выбрала другую дорогу. Вдобавок большинство ее знакомых не мыслили жизни без Лос-Анджелеса.
Лесли поцеловал Коко на прощание и ушел, сообщив напоследок, что ее будет ждать машина с шофером, Коко приняла душ, оделась и покинула отель в десять. Никто не обратил на нее внимания: о том, что она живет в одном номере с Лесли, еще никто не знал. Никому не известная и не интересная, она побродила по магазинам в районе Мелроуз, пообедала в ресторане «Фред Сигал», зашла в Лос-Анджелесский музей искусств. В парикмахерскую отеля она явилась к четырем, в номер вернулась к шести. Ей хватило времени, чтобы выкупаться, сделать макияж и одеться, прежде чем в семь вернулся Лесли. Он выглядел изнуренным, его залистанный сценарий распух от тысячи закладок с пометками. На следующий день актерам должны были раздать новые сценарии с уже внесенными в них изменениями. Лесли думал о том, как много сложных реплик придется заучивать наизусть.
– Как у тебя прошел день? – спросил он, целуя Коко. Встреча с ней после напряженного рабочего дня словно воскресила Лесли. Она казалась ему тихой, уютной гаванью, где можно укрыться от постоянных стрессов, неизбежных при его работе. Как бы он хотел, чтобы Коко всегда была в его жизни! О большем он не смел и мечтать и надеялся, что она ему не откажет.
– Весело! – отозвалась Коко спокойным и жизнерадостным тоном. Лесли оглядел ее и восхищенно улыбнулся. Она встретила его в узких черных трусиках и кружевном лифчике, на шпильках, с серьгами в ушах и свежей прической. Платье она собиралась надеть в последнюю минуту, чтобы не помять.
– Изысканный наряд, – пошутил Лесли, любуясь ее длинными стройными ногами и точеной фигуркой. Он находил ее бесподобной. Коко успела не только к парикмахеру, но и на маникюр и педикюр. Даже без платья она выглядела ухоженно и элегантно. «Собачья нянька», в которую Лесли влюбился в Сан-Франциско, превратилась в лебедя. Ему нравилась и прежняя Коко, но он не мог не признать, что эта, новая, вскружила ему голову.
Лесли поспешил в душ, затем побрился и уже через несколько минут вернулся свежевыбритым, с влажно поблескивающими волосами, застегивающим белоснежную рубашку. С черными слаксами он надел черный кашемировый блейзер и черные мокасины из кожи аллигатора, а Коко тем временем легко проскользнула в узкое платье. Оно выглядело и сексуально, и в то же время скромно, в вырезе был виден лишь намек на соблазнительную ложбинку, и ничего более. При виде Коко в черном платье у Лесли перехватило дыхание, они замерли, восхищенно глядя друг на друга. Сегодня им впервые предстояло появиться на публике, показаться людям его мира.
– Ты красивее всех женщин на свете, – благоговейно заверил Лесли, когда они выходили из номера. Коко держала под мышкой маленький клатч из черного атласа. Все, что она купила для поездки, выглядело эффектно, каждый аксессуар подчеркивал ее внешность. Лесли предложил ей руку; пока они приближались к ждущему лимузину, кто-то сфотографировал их. На миг Коко растерялась, но взяла себя в руки и невозмутимо села в машину. Она промолчала, а Лесли ласково похлопал ее по руке и всю дорогу до дома продюсера, который жил по соседству, развлекал Коко беседой.
Особняк продюсера напоминал дворец с обслуживаемой стоянкой для машин. Видимо, гостей прибыло больше, чем ожидалось поначалу. Собранный для съемок состав был поистине звездным. Лесли поспешил увести Коко в дом, пока их не заметили папарацци, и через минуту оба уже стояли в мраморном холле с великолепной лестницей и коллекцией произведений искусств, которой мог бы гордиться даже Лувр: два Ренуара, Дега, Пикассо. В гостиной, украшенной бесценным антиквариатом и шедеврами современного искусства, уже собралась целая толпа. Продюсер тепло приветствовал гостей и поцеловал Коко в щеку.
– Наслышан о вас, – сообщил он с дружеской улыбкой. – Вашего отца я хорошо знал, он много лет был моим агентом. Я знаком также с вашей матерью и сестрой. Дорогая, вы из семьи голливудских легенд!
Слушая его, Лесли улыбался приближающейся к ним женщине, поражающей яркой, броской красотой. Коко мгновенно узнала ее: это была Мэдисон Олбрайт, исполнительница главной женской роли в будущем фильме.
– Мэдди, с удовольствием представляю тебе Коко, – произнес Лесли, подведя женщин друг к другу.
Тем временем хозяин дома отошел встречать других прибывающих гостей, поток которых не иссякал.
– Всю прошлую неделю он только о вас и говорил, – с улыбкой сказала Мэдисон, глядя на Коко. На актрисе были джинсы, туфли на шпильках и свободный топ, украшенный сверкающими стразами. Она щеголяла изумительно красивой фигурой и гривой длинных белокурых волос, и хотя была ровесницей Коко, нежная кожа и огромные глаза придавали ей вид восемнадцатилетней девушки.
Болтая с новой знакомой, Коко старалась не показать, какое впечатление производят на нее окружающие. Она напоминала себе, что со многими из них виделась в доме родителей, правда, давным-давно, и хотя внешне выглядела невозмутимой, ее волнение не утихало. Лесли не отходил от нее ни на шаг, знакомил со всеми подряд, обнимал за талию, напоминая, что он рядом и всегда готов поддержать ее. Он знал, как трудно сейчас Коко.
Перед самым ужином откуда-то из толпы, словно из-под земли, вынырнули журналисты и принялись фотографировать всех звезд подряд. Первым в их списке явно значился Лесли. Репортерша, отыскавшая его, вопросительно уставилась на Коко и подняла бровь. Заглядывая в глаза Лесли, она задала вопрос, ответ на который наверняка захотели бы услышать поклонницы:
– Новая знакомая?
– Не такая уж и новая, – со смехом ответил Лесли. – Мы давно знаем друг друга. Я уже много лет дружу с ее семьей. – Объясняясь, он продолжал обнимать Коко за талию. Почувствовав, как она дрожит, он взял ее за руку.
– Как зовут? – спросила его репортерша.
– Колетт Баррингтон, – вмешалась Коко, назвавшись полным именем.
– Одна из дочерей Флоренс Флауэрс? – уточнила репортерша, что-то поспешно царапая в блокноте.
– Да.
– Я прочла все ее книги до единой. А фильмы вашей сестры я обожаю, – с улыбкой барракуды объявила репортерша. Коко хорошо знала людей такого типа. – Чье на вас платье?
Коко подмывало ответить «мое», но она знала, что обязана включиться в игру. Если уж согласилась сопровождать Лесли, следует вести себя так, чтобы ему не пришлось ее стыдиться. Уж это она для него сделает.
– Оскар де ла Рента.
– Очень мило, – заметила репортерша, записала и эту информацию, а затем повернулась к Лесли. Тем временем фотограф сделал еще один снимок – так, чтобы в кадр попала рука Лесли, обнимающая Коко. – У вас это серьезно, Лесли, или как?
Очевидно, под «или как» подразумевалась «просто очередная смазливая мордашка».
– Мисс Баррингтон любезно согласилась сопровождать меня сегодня вечером, а это счел бы за честь любой воспитанный человек, – сверкнув улыбкой, разъяснил Лесли. – Полагаю, пока у нас нет никаких причин пятнать ее репутацию, – добавил он, и репортерша покатилась со смеху, явно довольная ответом.
– Когда вы уезжаете в Венецию? – продолжала она допрос.
– На следующей неделе. – Все ответы у Лесли были наготове, к тому же он умел уклоняться от вопросов, отвечать на которые не желал.
– Вас радует перспектива съемок вместе с Мэдисон Олбрайт?
– Чрезвычайно, – с преувеличенным восторгом отозвался он, и репортерша снова рассмеялась. – Вы только взгляните на нее! Такую уйму стразов трудно не заметить. И не ослепнуть от блеска. – Лесли вновь посерьезнел: – Она талантливая актриса, сниматься с которой честь для меня. Уверен, Мэдисон прекрасно справится с ролью.
– Удачи вам с фильмом, – пожелала репортерша и отправилась на поиски новой жертвы. Она задавала всем приглашенным одни и те же вопросы, тем же занимались еще полдюжины представителей прессы, приглашенных в святая святых – домой к продюсеру. Репортеров тщательно отобрали, рассчитывая на самые благоприятные публикации. Лесли шепнул на ухо Коко, что происходящее напоминает ему выставку скота. С десяток фотографов шныряли по комнате и снимали всех подряд. Все они по очереди сфотографировали Лесли и Коко и вместе, и поодиночке, трое пожелали снять его с Мэдисон. Никто из присутствующих и не думал отказываться. Наконец репортеров и фотографов выпроводили, а на столах, расставленных возле бассейна, подали ужин. Каждый стол был украшен букетами орхидей, сотни цветов плавали в бассейне. Садясь на свое место, Лесли внимательно посмотрел на Коко:
– Как ты?
Она прекрасно держалась перед журналистами, была в меру вежлива и любезна, тепло улыбалась, не распространялась ни о чем, кроме своего платья. Лесли вдруг понял, какое это облегчение для него – быть рядом со спутницей, которая не липла к нему, не бросалась целоваться прилюдно, не висла у него на руке и не обвивалась вокруг него всем телом, словно змея, как делали многие актрисы, убежденные, что это пойдет на пользу карьере. Коко не пыталась оттеснить Лесли на второй план, не афишировала их отношения, какими бы они ни были. Элегантная и сдержанная, она вела себя так, что никто не смог бы определить, насколько серьезна их связь. За эту сдержанность Лесли был особенно благодарен ей. Наблюдая за Коко, он пришел к выводу, что ей привычна обстановка, в которой она очутилась. Видимо, Коко и сама не подозревала, насколько легко способна вписаться в нее.
– Отлично, – отозвалась она и улыбнулась. Если бы не пресса, вечер удался бы на славу, но избежать интервью было невозможно. Коко подозревала, что Лесли мог бы уступить ей и не появляться в гостях у продюсера, но попросить не решилась, предпочла не запугивать себя понапрасну и отогнала неприятные мысли.
– Ты была великолепна, – прошептал он, а затем представил Коко соседям по столу. Рядом с ними сидели актеры, занятые в фильме, и другие сотрудники съемочной группы.
Прощаясь, Коко и Лесли поблагодарили продюсера и его жену за чудесный вечер. Они покинули дом одними из первых: Лесли устал, считал, что отработал положенное время, и видел, что Коко тоже утомилась.
Четыре фотографа ждали возле дома, когда начнут разъезжаться гости. Заметив Лесли, они бросились к нему. Он и бровью не повел, направляясь к машине и держа Коко за руку.
– Как ее зовут? – крикнул кто-то.
– Золушка! – отозвался Лесли. – Берегись, а то превратишься в крысу, – пошутил он, плавным движением сел в машину и быстро притянул к себе Коко. Дверца захлопнулась, автомобиль тронулся с места. Лесли со вздохом облегчения повернулся к спутнице. – Дорогая, да будет тебе известно, я тоже терпеть не могу вечеринки. Чертовски тяжкая работа, прямо каторга. Так и кажется, что у меня отвалится голова, если я улыбнусь еще хотя бы раз.
– Ты держался прекрасно! – восхитилась Коко.
– Ты тоже. Но, наверное, в глубине души поминутно проклинала это сборище, – озабоченно добавил он.
– Нет, – честно призналась Коко. – Как ни странно, это было даже забавно. Правда, развлечение слишком уж затянулось. Мэдисон бесподобна, – заметила она, стараясь не выдать тревоги. Тем не менее тревога точила ее, в ушах звучали слова сестры о Лесли и его партнершах по фильмам.
– А, по-моему, ей до тебя далеко, как до неба. В своем топе она выглядела вульгарно. А ее новая грудь великовата размера на четыре – ручаюсь, она увеличилась вдвое с тех пор, как мы виделись в прошлый раз. Ты выглядела гораздо изящнее и элегантнее, чем она. А я чуть не лопался от гордости потому, что ты со мной! – Это была чистая правда. – Спасибо, что выдержала.
– Мне все равно, где быть, лишь бы с тобой, – ответила Коко, с удивлением обнаружив, что даже газетчики не вызывают у нее отвращения. – Если и дальше так пойдет, я справлюсь.
Лесли огорченно нахмурился, но обманывать не стал.
– Бывает гораздо хуже. Сегодня все они вели себя благопристойно, иначе в два счета вылетели бы оттуда, и не только оттуда. – Он опять улыбнулся.
Подъехав к отелю, оба постарались войти внутрь как можно быстрее, на случай если кто-нибудь из фотографов выследил их, но, кажется, обошлось. Иногда Лесли нанимал на вечер телохранителей, однако сегодня решил, что это ни к чему: на таком вечере можно было не опасаться неожиданностей.
Лесли сбросил пиджак и туфли, рухнул на диван, внезапно вспомнил разговор с продюсером и пошарил в кармане.
– Кстати, ключи от дома в Малибу уже у меня. На эти выходные коттедж наш! – победно объявил он и бросил ключи на стол. На следующий день, в субботу, Лесли собирался увезти Коко в Малибу пораньше, но прежде надо было как следует выспаться.
Коко разделась, аккуратно повесила платье и направилась в спальню. Вечер прошел успешно, ей удалось пережить его. Присутствие Леслк вдохновляло ее, Коко чувствовала, как он гордится ею, и сама испытывала похожие чувства. Через несколько минут оба с наслаждением растянулись в постели. Каким бы приятным ни был вечер, он оказался изнурительным даже для Лесли, и теперь оба радовались, что все уже позади. До конца выходных их никто не потревожит. Лесли настолько устал, что уснул раньше, чем Коко успела погасить свет. Она ласково поцеловала его в щеку, но он даже не шелохнулся. Мир перестал существовать для него. День выдался чересчур длинным. На следующее утро, едва проснувшись, они попросили принести в номер газету, и Лесли внимательно изучил ее, а затем молча протянул Коко. На газетной странице красовался большой снимок, на котором оба беседовали с Мэдисон Олбрайт. Под фотографией были указаны имена всех троих, этим и ограничивался текст. Все выглядело вполне пристойно.
– Неплохо, – довольно заметил Лесли.
Через полчаса они покинули отель и направились в Малибу. Дом продюсера отыскали без труда. Холодильник был забит до отказа, нашлись все припасы, какие только могли им понадобиться. Дом стоял на самом берегу, на пляже Колонии. Коко снова почувствовала себя Золушкой. Рядом с Лесли ее жизнь превращалась в сказку.
– Это, конечно, не Болинас, но сойдет, – усмехнулась она.
В огромном доме, построенном по проекту знаменитого архитектора и отделанном не менее известным дизайнером интерьеров, все вокруг было белым и бледно-голубым, большую часть спальни занимала исполинская кровать под балдахином.
Это были идеальные выходные. Коко и Лесли бродили по берегу, дремали в удобных шезлонгах на террасе, играли в карты, смотрели кино, занимались любовью и болтали обо всем на свете. Именно такой отдых и требовался обоим, а на следующие выходные Лесли твердо пообещал свозить Коко в Болинас. В Венецию он собирался вылететь из Сан-Франциско, правда, при этом маршрут усложнялся, но Лесли дорожил каждой минутой, проведенной рядом с Коко.
– Так ты приедешь ко мне, как только я устроюсь на новом месте? – сонно спросил он, когда они нежились на террасе после долгой прогулки по пляжу.
– Только после того как Лиз и Джейн вернутся домой. Не знаю, сумею ли я надолго найти себе замену, но попытаюсь. Ты же все равно будешь выматываться на съемках, – напомнила Коко. Лицо Лесли стало разочарованным: неужели за время съемок в Италии они ни разу не увидятся?
– Это не значит, что я вообще не буду появляться в отеле. А ты можешь или присутствовать на съемках, или гулять по Венеции. Этот город чарует и завораживает.
Но чарам Венеции не сравниться с обаянием Лесли, мысленно возразила Коко.
– Я обязательно постараюсь приехать. – Лиз говорила, что через две недели они уже будут дома, а значит, она освободится через неделю после отъезда Лесли. – Попробую уговорить Эрин подменить меня.
В эти выходные Эрин работала за Коко и, похоже, была рада и работе, и деньгам не меньше, чем Коко – возможности повидаться с Лесли. Если Эрин не станет возражать, Коко могла бы и впредь обращаться к ней. Но у той была еще одна работа на неполный день, поэтому график предстояло согласовать.
– Без тебя я сойду с ума, – грустно произнес Лесли. – Терпеть не могу расставаться с тобой, – добавил он. Коко испытывала те же чувства. Четыре дня без него она провела как в аду. И это было лишь начало. Лесли часто уезжал на съемки, которые иногда длились по многу месяцев подряд.
– Я буду скучать по тебе. – Коко старательно отгоняла от себя мысли о новых расставаниях. Хорошо еще, если он приедет к ней в Болинас на следующие выходные.
Лесли хотелось спросить, не надумала ли она переселиться к нему в Лос-Анджелес, но он не отважился на этот вопрос, казавшийся преждевременным. Не всегда все складывается так удачно, как накануне вечером. Вчера Коко увидела не что иное, как тщательно отрепетированное представление, показуху. Но когда журналисты предоставлены самим себе, они легко способны сорваться и войти в раж. Лесли понимал, как неприятна будет подобная ситуация Коко и ему самому. Правда, для него это часть работы, а вот Коко вовсе не обязана терпеть выходки прессы. Ей незачем мириться с ними, даже если ему, Лесли, не остается ничего другого. В худшем проявлении все это напоминало безумие, в атмосфере которого здравомыслящий человек просто не способен существовать.
В воскресенье днем они вернулись в отель. Возле входа ждал одинокий фотограф, который успел снять выходящую из машины пару. Коко видела, что Лесли раздосадован, тем не менее он успел ослепительно улыбнуться, глядя в объектив. Он считал, что если уж папарацци выследили тебя, остается лишь предстать на снимках в наиболее выгодном свете, а не с искаженным яростью лицом. Вот почему Коко почти всегда видела его в газетах улыбчивым и приветливым.
Разумеется, в отель за ними никто не последовал: в «Бель-Эйре» не жаловали папарацци. До самого отъезда Коко оба просидели в номере, закрыв жалюзи. Они занялись любовью, потом подремали, а затем Лесли нехотя разбудил Коко, она уложила вещи, приняла вместе с ним душ и оделась. В Сан-Франциско она улетала последним рейсом. Эрин больше не могла подменять ее. Все, что досталось Коко и Лесли, – три неполных дня, а теперь его ждала целая неделя согласований перед началом съемок.
Чтобы не вызывать посыльного, Лесли сам донес до выхода багаж Коко, передал его водителю, а когда повернулся, чтобы попрощаться, обоих ослепило сразу несколько вспышек. Заклацали затворы, Коко на мгновение ослепла, почувствовала удар и вдруг поняла, что ее буквально впихнули в машину. Лесли ввалился следом, громко отдал приказ водителю, и машина тронулась с места. С трудом отдышавшись, Коко повернулась к Лесли, который уже выпрямился и пытался сесть поудобнее.
– Что это было? – изумленно спросила она.
– Папарацци. Целая свора. Все, дорогая, твоя репутация безнадежно испорчена. Статус спутницы на один вечер утрачен безвозвратно. Ну, теперь начнется… – Лесли тяжело вздохнул. Все это он уже проходил много раз, а Коко получила лишь приблизительное представление о том, что ее ждет. – Я не ушиб тебя, когда втолкнул в машину? – с беспокойством спросил он. Коко покачала головой.
– Все произошло так быстро, что я даже не поняла, кто меня толкнул, то ли они, то ли ты.
– Я боялся, что они обступят тебя сплошным кольцом. С них станется – возле отеля их собралось не меньше десятка. Похоже, кто-то пустил слух или они просто ждали на всякий случай. И дождались своего, так что теперь ринутся по свежему следу. Хорошо, что ты уже уезжаешь. Они не дали бы тебе покоя.
К счастью, папарацци понятия не имели, где искать Коко в Сан-Франциско. Лесли вел себя так, словно инцидент у дверей отеля ничуть не встревожил его, и Коко попыталась последовать его примеру. Но оба понимали, что их тайна раскрыта. Добро пожаловать в мир Лесли! Он прав: не всегда общение с прессой проходит так гладко, как накануне вечером. Сегодня Коко спасли только вмешательство Лесли, его опыт и большая практика общения с папарацци.
В аэропорту он довел ее до выхода на посадку и поцеловал. Сюда фотографы еще не добрались. Только пассажиры обращали внимание на Лесли, присматривались, узнавали его и начинали шептаться. Но попросить автограф один из них решился лишь после того, как Лесли поцеловал Коко и двинулся к выходу. Он помахал ей, она улыбнулась и вскоре скрылась из виду. Она уже скучала по нему, а теперь, шагая по коридору аэропорта, чувствовала, как ее сказочная карета превращается в тыкву.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лучший день в жизни - Стил Даниэла



Как всегда, очень увлекательный и современный роман.Не устаю восхищаться творчеством и мастерством автора - моей землячке по Калифорнии. Успехов ей!
Лучший день в жизни - Стил ДаниэлаТатьяна Лаврушенко
18.07.2012, 3.51





еще не читала
Лучший день в жизни - Стил Даниэлаирина
19.08.2012, 12.56





Море драйва от прочитанного романа, прекрасно-интересно описан сюжет 10 из 10, от души понравился.
Лучший день в жизни - Стил ДаниэлаЛара Кий
26.06.2013, 12.19





Монотонное развитие событий вначале насторожило. Но потом мягкое изложение сюжета захватило и "поволокло"!!! Понравилась "блудная дочь" Коко, переборовшая свой страх, понравился Лесли, сумевший полюбить и оценить то, что приподнесла ему судьба. Казалось бы, изложена обычная житейская история, но после прочтения на душе осталось удивительное спокойствие. Мне понравилось!!! Удивляюсь, почему нет комментариев.
Лучший день в жизни - Стил ДаниэлаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
16.04.2016, 20.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100