Читать онлайн Как две капли воды, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как две капли воды - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 196)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как две капли воды - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как две капли воды - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Как две капли воды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Остаток дня Оливия провела как во сне, не находя себе места. Она бесцельно бродила из комнаты в комнату, думая о сестре. «Лузитания» уже вышла в море, и хотя Оливия сильно нервничала, все же хотела, чтобы Джеффри и Чарлз поскорее пришли. Тогда ей хотя бы не будет так одиноко. Виктории, наверное, немного легче. Она уже однажды уезжала, и вот теперь все повторяется. Но Оливия чувствовала себя потерянной и несчастной без сестры.
Кроме того, когда Чарлз с сыном вернутся, ей придется безупречно сыграть свою роль. Театр одного актера… Письма для Джеффа и отца готовы. Оливия даже написала себе записку, в которой пыталась объяснить, почему уехала в Калифорнию. Она якобы села на поезд до Чикаго, не попрощавшись с сестрой.
Постепенно она немного успокоилась, и вернувшийся Чарлз остановился на пороге, с ужасом глядя на жену. Он мгновенно понял: случилось нечто ужасное, и, забыв обо всех спорах и недоразумениях, бросился к жене.
– Ты заболела?
Она была смертельно бледна и полулежала в кресле.
– Что стряслось?
– Олли… – выдавила жена.
Олли? Но это наверняка не несчастный случай, иначе Виктория была бы в больнице рядом с сестрой. Какой бы бессердечной подчас ни казалась жена, Чарлз знал, как она обожает сестру.
– Олли уехала!
– Домой? – удивился Чарлз. – И это все? Виктория – или женщина, которую он считал женой, – выглядела так, словно кто-то умер. Значит, дело не в этом. Произошло что-то еще.
– Вы поссорились?
Последнее время Виктория набрасывалась на всех подряд, без разбора. Неужели на этот раз ее жертвой стала Олли?
Оливия покачала головой. Ей было так плохо без сестры, что она даже не притворялась.
– Отец заболел?
Вместо ответа Оливия вручила ему письмо, адресованное Виктории. Почерки у сестер были так схожи, что никто, даже Берти, не мог их различить.
В письме говорилось, что, как Оливии ни тяжело, она вынуждена уехать на несколько месяцев, так как жизнь ее стала невыносимой без Виктории. Осознав, что она слишком зависима от сестры и угнетена пустотой существования в Кротоне, Оливия решила уединиться и хорошенько все обдумать. Она даже добавила, что, возможно, уйдет в монастырь, поскольку все равно решила не выходить замуж.
– Господи, – в ужасе пробормотал Чарлз, – какой кошмар!
Он порылся в карманах и поспешно открыл бумажник.
– Денег достаточно. Я еду в Чикаго и попытаюсь ее вернуть. Она не может так поступить! Это убьет Эдварда!
Оливия тоже этого боялась. Оставалось надеяться, что Чарлз – плохой пророк.
– К тому времени когда ты попадешь в Чикаго, – заметила она, – Оливия уже будет на пути в Калифорнию. – Не хватало еще, чтобы Чарлз отправился искать ветра в поле! – Все равно ты ее не найдешь.
Чарлз почти рухнул на стул. Как могла Оливия сотворить такое! Представить невозможно!
Знай он жену лучше, мгновенно заподозрил бы нечестную игру, но все дело в том, что жену он так и не успел узнать.
– Тебе известно, куда она отправилась? И к кому? Что это за подруга? – бормотал Чарлз, очевидно, вне себя от тревоги, и Оливия почувствовала себя вдвойне негодяйкой оттого, что обманывает такого прекрасного человека. Как он переживает за свояченицу!
– Она ужасно скрытная, – всхлипнула Оливия и залилась слезами, охваченная тоской по сестре и угрызениями совести.
– О, дорогая, – посочувствовал Чарлз, обнимая ее, и это потрясло Оливию. Такого она не ожидала. – Мне очень жаль. Может, она передумает и через несколько дней вернется? Не стоит пока говорить отцу, подождем, что будет.
– Ты не представляешь, как она упряма, Чарлз! – пожаловалась Оливия. – Она совсем не такая, какой кажется.
– Очевидно, – вздохнул он, неодобрительно качая головой. – Думаешь, твой отец ее совсем измучил? Я всегда считал несправедливым, что она прикована к нему и не имеет ни собственной жизни, ни друзей, ни поклонников.
Она никуда не выезжает, а ему, кажется, все равно – главное, чтобы она сидела дома и заботилась о нем. И вот к чему это привело!
– Возможно.
Оливия не думала ни о чем подобном, но Чарлз отчасти прав. Что, если отец тоже так посчитает? Вряд ли…
Но Оливия тем не менее чувствовала себя преступницей.
– Но если она написала, что пробудет там несколько месяцев, значит, так тому и быть. Она оставила отцу письмо. Я хотела отвезти его завтра.
– Не считаешь, что лучше все-таки подождать с недельку? – всполошился Чарлз.
– Ах, Чарлз, все это абсолютно бесполезно. Отец не заслужил, чтобы ему лгали.
– Я отвезу тебя, – вздохнул он, и Оливия кивнула.
– Она что-нибудь говорила вчера вечером? И даже не намекнула?
– Ничего; – сокрушенно вздохнула Оливия, и у Чарлза не хватило духу сказать, что самоубийцы тоже ведут себя подобным образом. Может, это к лучшему, что свояченица всего-навсего сбежала, а не выкинула что похуже! Но он впервые за много месяцев почувствовал к жене нечто вроде жалости. Она выглядела такой несчастной и убитой горем, что неожиданно напомнила ему Оливию.
Но настоящая трагедия разыгралась, когда вернулся Джефф. Он безудержно рыдал, узнав об исчезновении тетки, и едва не бился в истерике, прочитав письмо.
– Совсем как мама, – всхлипывал мальчик, пряча голову на плече отца, и Оливия, не выдержав, залилась слезами.
– Она никогда не вернется, я знаю!
– Вернется, – твердо пообещала Оливия. – Вспомни, что она тебе говорила… Куда бы она ни уехала, все равно будет любить тебя и обязательно приедет.
Мальчик даже не спросил, откуда ей известно, что сказала тетка, но Оливия тут же напомнила себе, что следует следить за своими словами.
– Она не лгала, Джефф, – продолжала девушка уже спокойнее, подражая сестре. – Оливия действительно любит тебя как сына, которого у нее нет и не будет. Нужно только набраться терпения и подождать.
Но Джефф отказывался ей верить, и позже Оливии пришлось объяснить, что его мать обязательно приехала бы, если бы могла.
Было уже довольно поздно, и она играла с собакой, лежа на постели Джеффа, постоянно ощущая непривычный вес колец Виктории на пальце.
– Неправда, она могла бы вернуться, но не захотела! – рассерженно выпалил Джефф. Он злился на Оливию, покинувшую его, и та не осуждала ребенка, просто удивилась неожиданному взрыву.
– О чем ты, Джефф? – недоуменно осведомилась она.
– Могла бы сесть в шлюпку рядом со мной и осталась бы жива!
– Она уступила место ребенку и спасла ему жизнь. Это очень мужественный поступок.
Мальчик нерешительно посмотрел на нее, пожал плечами, и по его щекам скатились две слезинки.
– Я все еще скучаю по ней, – прошептал он. Обычно Джефф не откровенничал с Викторией, но на этот раз так расстроился, что забыл о привычной сдержанности.
Оливия осторожно коснулась его руки.
– Знаю. И знаю, как тебе недостает Олли. Мне тоже… но может быть, теперь мы сумеем стать друзьями.
Он как-то странно уставился на нее, и Оливия поспешно отвернулась, в который раз напомнив себе, что заходит слишком далеко. Поцеловав мальчика, она вышла и направилась в спальню. Вечер выдался на редкость тяжелым, и все из-за сестры!
– Как он? – немедленно спросил Чарлз.
Он места себе не находил из-за сына, неожиданно потерявшего женщину, заменившую ему мать. Виктория почти не обращает внимания на Джеффа, хотя сегодня была чуточку внимательнее, и это радовало Чарлза. Он боялся представить, что было бы, останься она и сегодня равнодушной к пасынку. Но видимо, и в ней есть нечто, похожее на человечность.
– Он очень расстроен, – тихо заметила Оливия. – И трудно его осуждать. В толк не возьму, что это на нее нашло. Для меня это такая же тайна, как и для него.
Она устало опустилась на постель, от всей души желая Виктории свалиться с приступом морской болезни. Так ей и надо бы! Только сейчас Оливия по-настоящему осознала, в какую ужасную ловушку позволила себя поймать. А завтра предстоит еще разговор с отцом.
– Может, она тайно влюблена в кого-то?
Оливия искренне рассмеялась. Какой вздор! Ей вообще никто не нравился, кроме Чарлза, и то она всеми силами старалась скрыть это унизительное, постыдное чувство.
– Ни за что не поверю! Такие вещи просто ее не интересуют. Оливия очень застенчива, – как ни в чем не бывало заверила Оливия, и муж ответил насмешливым взглядом.
–. Совсем как ты, дорогая? – саркастически хмыкнул он.
– Что ты хочешь этим сказать?! – взвилась Оливия. Именно так поступила бы сестра, поэтому долго раздумывать не приходилось.
– По-моему, тебе это известно не хуже меня. Вряд ли можно утверждать, что наша совместная жизнь полна романтики, не так ли?
– Не знала, что именно этого тебе недостает, – отпарировала Оливия, и, судя по виду, Чарлз, нашел ее сарказм совершенно естественным.
– Честно говоря, я не ожидал такого финала. Как, впрочем, и ты, – грустно вздохнул он, и Оливия сочувственно взглянула на него.
Чарлз удивленно поднял брови – такого он не ожидал – и поспешил сменить тему. Виктория достаточно натерпелась за сегодняшний день, не стоит изводить ее ненужными ссорами. Кроме того, какой смысл? Все равно их брак окончательно распался, и остается лишь поддерживать видимость.
– Когда ты собираешься к отцу?
– Дорога достаточно долгая, придется ехать с утра. Ты не против поехать со мной?
Оставалось надеяться, что он не передумал. В отличие от сестры Оливия не умела водить машину. Придется звонить Доновану и солгать, что она слишком расстроена и боится сесть за руль.
– Я с радостью тебя отвезу. Не возражаешь, если мы возьмем Джеффа?
Чарлз немного побаивался, что жена начнет возражать, поскольку мальчик неизменно ее раздражал, и уже приготовился было к отказу, но был приятно разочарован.
– Разумеется, нет, – заверила жена. Положительно, исчезновение сестры благоприятно повлияло на нее. Она словно бы смягчилась, казалась куда беззащитнее, и в ней появилось нечто неуловимое, чему трудно было подобрать название. Виктория казалась более покорной и словно бы съежилась. Стала чуть-чуть менее вызывающей.
Надев ночную рубашку Виктории, Оливия улеглась, отодвинулась как можно дальше от мужа и почти всю ночь продрожала на краю постели. Она впервые спала рядом с мужчиной и, не будь так перепугана, наверняка нашла бы это забавным. Правда, она страшно боялась, что Чарлз каким-то образом обнаружит подмену и вышвырнет ее из дома в одной рубашке. Но конечно, ничего подобного не произошло. Он смотрел на нее в темноте, гадая, будет ли уместным обнять жену, но так и не посмел. Она повернулась к нему спиной и, похоже, плакала. Наконец Чарлз осторожно положил ей руку на плечо.
– Не спишь? – прошептал он. Оливия покачала головой, но ничего не ответила.
– У тебя все в порядке? – не отставал Чарлз, и на этот раз она улыбнулась, радуясь, что он ничего не заметил.
– Более или менее, – тихо ответила она. – Просто все время думаю о ней.
Это было чистой правдой. У нее из головы не шла Виктория.
– С ней все будет в порядке. Она умеет постоять за себя, – рассудительно заметил Чарлз. – Немного отдохнет и вернется. Не навсегда же она исчезла.
«Хорошо, что он не понимает, о ком говорит», – грустно подумала Оливия.
– А если с ней что-нибудь случится?
Жена едва ли не впервые обратилась к нему за помощью, и Чарлз осмелился подвинуться чуть ближе.
– Не думаю. Индейцы давно покорены, большинство разбрелись по циркам и всяким шоу. За девять лет там не было ни одного землетрясения. Скорее всего Оливия проведет там прекрасное лето.
– А если снова землетрясение? Или пожар? Или… или война?
– В Калифорнии?! Вряд ли мы в ближайшее время объявим Калифорнии войну.
Он повернул жену лицом к себе и в холодном лунном свете увидел, что она действительно плачет. Совсем как одинокая обиженная девочка.
– Тебе лучше уснуть и хоть на время перестать волноваться. Твой отец, возможно, немедленно наймет армию сыщиков, и через несколько дней ее привезут домой.
Но Виктория так далеко от Калифорнии! Как Оливия могла отпустить ее? Может, послать на судно телеграмму и объяснить, что она передумала и что сестра должна немедленно вернуться? Она еще успеет сделать это, прежде чем «Лузитания» бросит якорь в ливерпульской гавани.
И тут Оливия вспомнила о германских подводных лодках, взявших британские порты в кольцо. О чем она думала, когда соглашалась на эту авантюру?!
От ужаса она заплакала еще громче и, сама того не сознавая, позволила Чарлзу обнять ее и прижать к себе. От него едва уловимо, приятно пахло мылом и одеколоном. Очевидно, он побрился перед сном. Оливия на миг застыла, завороженная теплом и мужской силой, но тут же сконфуженно отстранилась. Что она делает? Такие вольности просто неуместны!
– Прости, мне так неловко, – смущенно пробормотала она.
– Ничего страшного, – с некоторым удивлением выговорил Чарлз, не сознаваясь самому себе, что ему это понравилось.
Оливия снова отодвинулась на самый край. Чарлз уснул первым. Она промучилась почти до утра.
Утром она встала раньше и успела умыться и одеться, прежде чем проснулся Чарлз. Позже она облегченно вздохнула, видя, как он вежлив и внимателен и не делает никаких попыток снова ее приласкать. Виктория права, все это не так уж сложно.
Они вместе спустились к завтраку. Джефф, естественно, был мрачнее тучи и даже отказывался ехать в Кротон, и они еле его уговорили. Все равно мальчика не с кем было оставить: горничная и кухарка по воскресеньям отдыхали. Но Джефф упрямо твердил, что не желает видеть Кротон без Олли, и даже дед его не интересовал.
Поездка была долгой и невеселой. Оливия лихорадочно размышляла, что сказать отцу и, хотя прорепетировала свою речь сотни раз, все же отшатнулась при виде искаженного скорбью лица Эдварда. Какое счастье, что Чарлз рядом! Она с таким же успехом могла выстрелить в отца!
Они помогли Эдварду сесть в кресло, и зять налил ему бренди. Отец машинально глотнул жгучей жидкости и устремил взор на дочь.
– Это я во всем виноват. Я спрашивал ее позавчера, хотел знать, из-за меня ли она так несчастна. Это не жизнь для молодой девушки. Но Оливия всегда твердила, что иного она не желает. А я молчал, потому что так было легче для меня… я безмерно тосковал бы без нее… и вот теперь она ушла…
Он тихо заплакал, и Оливия прокляла себя. Что она сделала с отцом!
Но тут Эдвард поднял голову и взглянул на Чарлза.
– Думаю, она втайне любила тебя, но боялась признаться, а потом было уже поздно.
Оливии показалось, что она сейчас лишится сознания. Ноги подкашивались, голова кружилась. Он знал!
– Отец, ты наверняка ошибаешься! Она никому не говорила… – жалобно пробормотала она, заливаясь краской. Хоть бы никто не заметил ее неуместного румянца!
– Этого и не требовалось, – перебил Эдвард, вытирая глаза и поднося к губам стакан. – Я и без того все видел. Для этого не нужно быть семи пядей во лбу. Знал, но принес ее в жертву, потому что нужно было спасать тебя.
Губы Чарлза были плотно стиснуты. Он словно окаменел, и у Оливии не хватило мужества взглянуть на своего мнимого супруга.
– Не может этого быть. Она призналась бы мне, – твердила Оливия, пытаясь спасти остатки гордости.
– Но не призналась! – прогремел старик. – В таком случае не воображай, что знаешь все на свете, Виктория Доусон!
Господи, Чарлз наверняка посчитает, что свояченица сбежала из-за него! Необходимо как можно скорее и убедительнее разуверить его!
Но Чарлз, похоже, разделял мнение жены.
– Невозможно понять мотивы многих поступков, Эдвард. Мозг – это невероятно сложное устройство, не говоря уже о сердце. А близнецы связаны, кроме того, еще и взаимной интуицией и необычайной близостью. Вы сами не раз наблюдали, как они чувствительны и проницательны, когда речь идет о ком-то из двоих. Возможно, Оливия с трудом перенесла замужество сестры и теперь пытается стать самостоятельной и найти себя.
– В монастыре? – возмущенно обронил Эдвард. Не такой судьбы он хотел для своей дочери. – Я угрожал этим тебе, Виктория, да и то не всерьез.
– А я посчитала, что ты не шутишь, – откровенно призналась девушка. – Да и сестра была того же мнения.
– Я не смог бы сделать такое с тобой.
Не смог? Зато вынудил Викторию выйти замуж. И та не вынесла жизни с нелюбимым. Но у Оливии не хватит духу признаться.
Как и предсказывал Чарлз, Эдвард решил нанять сыщиков и попросил Чарлза заняться этим в понедельник. Они собрали все ее письма и отдали Чарлзу, а Оливия пообещала припомнить имена девочек-одноклассниц и попытаться узнать, кто из них переехал в Калифорнию.
Берти вместе с Джеффри тихо плакали на кухне. Берти уже прочла письмо и была так расстроена, что не подумала внимательно рассмотреть воспитанницу. Наспех поцеловав ее в щеку, Оливия выбежала. Не стоит чаще, чем нужно, попадаться Берти на глаза. Она даже не поднялась в свою комнату, опасаясь чем-нибудь выдать себя.
Эдвард предложил им переночевать, но Чарлз сказал, что нужно выехать сегодня – завтра он должен быть в суде и, кроме того, собирается как можно скорее переговорить с частными детективами. «Виктория» и Джефф, разумеется, могли бы остаться, но Оливия откровенно боялась, что Берти ее разоблачит, как только придет в себя, а этого допускать нельзя. Пока все идет прекрасно, а дальше – кто знает?
Расставаясь с дочерью, отец снова заплакал, и Оливия готова была убить себя. Джефф тоже был так угнетен, что даже не покатался верхом. Берти и Эдвард помахали им на прощание, и машина укатила.
– Неужели она не понимает, какой удар нанесла отцу? – вздохнул Чарлз. Хорошо еще, что Эдвард воспринял новость куда более стойко, чем они ожидали. Что же касается утверждения тестя, что свояченица была влюблена в него… все это попросту старческие бредни!
– Думаю, что она не представляла, к чему приведет ее бегство, иначе не отважилась бы, – заметила Оливия, думая при этом о сестре. Она все больше и больше жалела, что поддалась на уговоры, и идея послать телеграмму казалась все более правильной.
Они добрались домой только в десятом часу, и, поскольку никто даже не обедал, Оливия велела Джеффри надеть пижаму и поесть супа на кухне, а сама проверила, какие припасы есть в кладовой, и десять минут спустя на плите уже разогревался куриный бульон с овощами, а на столе красовались тосты с маслом и свежеприготовленный салат.
– Когда ты успела? – удивился Чарлз. – Вижу, у тебя от меня немало секретов.
– Гораздо больше, чем ты думаешь, – улыбнулась Оливия, но Чарлз недовольно нахмурился.
Тут появился Джефф, который немного оживился только после того, как съел суп и вторую порцию салата.
– Очень вкусно, Виктория, – удивленно протянул он, застенчиво улыбаясь, но Оливия не могла позволить себе лишний раз улыбнуться мальчику, боясь, что он в два счета ее раскусит. Она поскорее отвернулась и достала блюдо с шоколадным печеньем.
– Это ты испекла? – поразился мальчик, и Оливия, смеясь, покачала головой:
– Нет, кухарка.
– У Олли лучше получается, – пролепетал мальчик с полным ртом.
Оливия убрала на кухне, а Чарлз тем временем укладывал сына. Приведя все в порядок, она поднялась наверх. Джефф уже лежал в постели, и она долго стояла в дверях, глядя на ребенка и гадая, почему сестра не ценит выпавшего ей на долю счастья. Вместо того чтобы качаться в скорлупке посреди бушующего океана, могла бы сидеть дома и радоваться на мужа и пасынка.
– Подоткнуть тебе одеяло? – небрежно спросила она, и Джефф пожал плечами. Он все еще расстраивался, хотя уже немного свыкся с утратой. И на обратном пути громко рассуждал о том, как все будет хорошо, когда Олли вернется. Он смело смотрел в будущее и в конце концов поверил, что тетка сдержит слово.
– Конечно, – выговорил он наконец, откладывая обезьянку и удерживая Чипа, чтобы тот не спрыгнул с кровати. Но щенок вильнул хвостом и лизнул руку Оливии. Уж он-то ее признал!
– Спокойной ночи, – прошептала она и вернулась к себе, устало потирая спину. День снова выдался нелегким, и усталость давала о себе знать.
Ты будешь завтра в суде? – как бы между делом поинтересовалась она, расчесывая волосы. Чарлз удивленно поднял брови. Она едва ли не впервые заговорила о его работе.
– Да, но ничего особенно важного, – бросил он, углубившись было в бумаги, но тут же поднял голову. – Спасибо за ужин.
Оливия улыбнулась, не зная, что ответить. Для нее это было обычным делом, но Виктория, очевидно, не баловала домашних.
– Твой отец держался молодцом, учитывая все случившееся, – добавил Чарлз.
– Я тоже, – печально обронила Оливия.
– Завтра же пришлю к нему детективов. До сих пор не в силах поверить, что она отважилась на такое. Оливия так хладнокровна и рассудительна. На нее это совершенно не похоже. Должно быть, она чувствовала себя такой несчастной!
– Знаю, – кивнула Оливия.
Впервые за последние несколько недель Чарлз сумел поговорить с женой спокойно, без ссор и скандалов.
Они, как обычно, разделись в своих гардеробных и улеглись спинами друг к другу. Уже засыпая, Оливия подивилась, как можно так жить. Вроде бы они вместе и в то же время совершенно друг другу чужие!
Наутро она сама приготовила завтрак. Обычно это делала горничная, но Оливия решительно взяла на себя ее обязанности, хотя понимала, что Виктория ни за что бы так не поступила. Но это казалось такой малостью!
Тем не менее Чарлз заметил перемены в жене. Она стала заботиться о нем и сыне, и это втайне ему нравилось. Только вот Джефф как-то странно посматривал на мачеху. Оливия тоже заметила взгляд, устремленный на ее руку, но в этот момент она как раз держала полотенце, чтобы прихватить сковороду и не обжечься. Она знала, что высматривает Джефф. Ничего, родинка очень мала, и, если постоянно следить за собой, мальчик ничего не заметит.
– Учись хорошо и слушайся учителя, – машинально велела она, но намеренно не нагнулась, чтобы поцеловать Джеффа. И Чарлзу ничего не сказала на прощание. Нужно быть осторожнее. Виктория наверняка не слишком нежничала по утрам.
Чарлз не знал что и подумать, когда, вернувшись, застал жену дома. Джефф вообще ошалел, увидев, как она чинит отцовские носки.
– Что это ты делаешь? – выпалил он, и Оливия густо покраснела.
– Олли научила меня штопать.
– Но ты никогда этого не делала!
– Ну, если так и дальше будет продолжаться, твоему отцу придется ходить на работу босиком, – улыбнулась она, и Джефф, засмеявшись, принялся набивать рот печеньем с молоком, прежде чем идти делать уроки. До каникул оставался всего месяц, и ему не терпелось вырваться на свободу.
Остаток недели пролетел без особых событий. Оливия почти не разговаривала с ними и следила за каждым своим словом и поступком. Нужно получше узнать Чарлза и Джеффа. Одно дело – приезжать в гости, и совсем другое – постоянно жить в доме. Любой неверный шаг – и ее разоблачат. И в пятницу Оливия с величайшим облегчением узнала, что Джефф собирается переночевать у друга, а Чарлза пригласил на ужин иногородний клиент. Правда, он пригласил адвоката с женой, но Чарлз знал, как она ненавидит подобные сборища.
Она была безмерно рада остаться в одиночестве и порыться в вещах сестры. Понять, какие книги любит читать Виктория, какие статьи вырезает, прочесть письма и приглашения от нью-йоркских знакомых. Кто знает, чего Виктория не успела ей сказать?
За этими мирными занятиями время прошло довольно быстро, но вскоре после девяти ей стало не по себе. Такое ощущение, что она теряет равновесие, словно ноги ее не держат. Неужели она заболела?
Вскоре у нее ужасно разболелась голова, и виски невыносимо ломило. Странно, ни жара, ни озноба, и утром она прекрасно себя чувствовала. К тому времени как вернулся Чарлз, она была в постели, и он сразу же заподозрил неладное: уж очень бледной была жена. И выглядела отвратительно.
– Может, ты съела что-то? – участливо предположил он. Чарлз тоже устал, но был доволен: переговоры прошли удачно, и он заполучил нового клиента.
– Не знаю, – выдавила Оливия, с трудом превозмогая головокружение. Комната медленно вертелась перед глазами.
По крайней мере мы твердо знаем, что ты не беременна, – саркастически бросил он, но Оливия не потрудилась ответить – слишком плохо ей было. Ночью она долго не могла уснуть, а когда наконец забылась, увидела во сне, что тонет. Девушка проснулась, чувствуя, что задыхается. Она безуспешно втягивала воздух и, поняв, что сейчас умрет, вскочила. Чарлз сонно пошевелился и сел в постели.
– Что с тобой? – промямлил он, и Оливии удалось качнуть головой. Он быстро вскочил и принес ей стакан воды. Оливия сделала глоток, закашлялась, и Чарлз торопливо помог ей сесть.
– Не знаю, что случилось… я видела сон…
Она не успела рассказать, в чем дело, как внезапная волна паники нахлынула на нее и подхватила. И тут Оливия поняла. Что-то случилось с сестрой. Она подняла голову, и Чарлз по глазам понял, о чем думает жена.
– Ты просто переутомилась, – уверил он, в который раз пораженный телепатической связью между близнецами. Похоже, им вообще не следует разлучаться – слишком тяжелое это испытание для обеих.
– Уверен, она сейчас в безопасности, где бы ни была, – спокойно заметил он.
Но Оливия с силой вцепилась в руку Чарлза.
– Нет, я знаю, что это не так!
– Ничего подобного, – утешал Чарлз и попытался уложить ее в постель, но она принялась сопротивляться.
– Я не могу дышать, – испуганно охнула она. Невозможно представить, чтобы такой большой корабль… но… что, если Виктория больна? Или… или… Что-то, несомненно, произошло, и Чарлз видит, как ей тяжело сейчас.
Оливия безудержно разрыдалась. Чарлз испуганно уставился на жену.
– Может, позвать доктора, Виктория? – спросил он, и Оливия едва не подскочила при упоминании имени сестры.
– Не знаю, – пролепетала она, снова начиная плакать. – О, Чарлз… я так боюсь…
Он подошел к жене, опустился на колени. Чарлз никогда не видел ее в таком состоянии и не представлял, что делать. Наконец он сел рядом, взял ее руку и все-таки сумел отнести ее в постель и сам лег рядом. Но не успела она закрыть глаза, как снова закричала, что тонет.
– Прости, – всхлипнула она, – но что бы ты ни говорил, а Оливия в опасности.
– Тебе кажется, – твердил он, пытаясь утешить ее. Какой прелестной и беспомощной она казалась!
Оливия так и не заснула, но к утру немного успокоилась. Она лежала абсолютно неподвижно, словно в трансе, но чуть встрепенулась, когда Чарлз заговорил с ней.
– Хочешь чаю, Виктория? – спросил он.
Ему казалось, что жена по-прежнему выглядит больной. Наверное, все-таки придется послать за доктором. За одиннадцать месяцев совместной жизни она впервые была нездорова, и это отчего-то удивило Чарлза. Обычно к Виктории не приставала никакая хворь. Возможно, это последствия шока, пережитого после побега сестры.
Он спустился вниз, заварил чай, но, прежде чем успел принести жене, та спустилась вниз босиком, уселась и развернула газету, надеясь, что чтение отвлечет ее от мыслей о сестре. Но, бросив взгляд на заголовки, ахнула и схватилась за сердце. Буквы раскаленным клеймом отпечатались в душе. «Лузитания» была торпедирована в тринадцати милях от побережья Ирландии и всего через восемнадцать минут затонула. Пока о трагедии было известно лишь со слов очевидцев, наблюдавших крушение с берега, но репортеры опасались огромных людских потерь, поскольку до сих пор не было спасено ни одного человека, зато волны выбрасывали на берег множество трупов.
– О Боже… О Господи… Чарлз… – едва выговорила Оливия.
Он поднял удивленные глаза, вскочил и еле успел поймать жену, лишившуюся чувств. В кухню как раз вошла горничная, и он приказал ей немедленно позвонить доктору и попросить прийти как можно скорее. Миссис Доусон тяжело больна и лежит без сознания.
Чарлз отнес жену наверх, положил на постель и поднес к ее носу флакончик с нюхательной солью, оставшийся еще с тех времен, когда Сьюзен ходила беременной. Оливия медленно выплыла из тумана.
– Я… что случилось… кажется… Чарлз…
«Лузитания» пошла ко дну, а вместе с ней и сестра. Жива она или нет? Мало того, что у Оливии нет никаких возможностей узнать наверняка, она даже не имеет права поделиться своим горем.
Она беспомощно рыдала, и Чарлз, смертельно напуганный, пытался успокоить жену.
– Не разговаривай, Виктория, и закрой глаза.
Но жена была так возбуждена, так металась по кровати, что Чарлз едва дождался появления врача. Хорошо, что Джеффри дома не было, не хватало еще, чтобы мальчик видел мачеху в таком состоянии!
– Что произошло? – профессионально-жизнерадостно осведомился доктор, хотя сразу увидел, что дело неладно.
– Простите, доктор, – извинилась Оливия, но тут же снова зарыдала. Чарлз тяжело вздохнул. Все это казалось ему очень странным. Вообще Виктория превратилась в совершенно другого человека со времени побега Оливии. Должно быть, у нее нервный срыв.
Оливия пыталась объяснить доктору, что чувствует, но все симптомы, о которых она говорила, казались глупыми и ничтожными. Одна она знала, в чем дело. Ей стало плохо именно в тот момент, когда судно затонуло. Она крайне нуждалась в хорошем совете, ободрении и уверенности, что Виктория спаслась, но никто ей не мог этого дать.
Доктор поговорил с Чарлзом с глазу на глаз и согласился с его мнением. Миссис Доусон сильно перенервничала из-за сестры. Так бывает, когда насильно разлучают близнецов. Удивительно, что подобного не произошло во время свадебного путешествия. Доктор припомнил случаи, когда после смерти одного близнеца другой терял рассудок и назывался его именем.
Чарлз сразу понял причину перемен в жене. Она словно бы вообразила себя Оливией. Доктор рекомендовал побольше отдыхать и надеялся на скорое выздоровление. Ну а пока ничто не должно ее расстраивать. Никаких тревожных известий, ничего неприятного. Чарлз объяснил, что жена упала в обморок, узнав о гибели «Лузитании».
– Ужасно, не правда ли? Проклятая немчура!
Но, вспомнив, что жена Чарлза погибла на «Титанике», поспешно переменил тему и предложил не пускать к ней пасынка денек-другой. Кроме того, доктор осторожно осведомился, уж не беременна ли миссис Доусон. Чарлз сначала решительно отрицал такую возможность, но потом осекся. Кто знает?
– Я поговорю с ней. Может оказаться, что вы правы, – бесстрастно пробормотал он.
Доктор пообещал приехать в понедельник и прописал снотворное, но пациентка решительно отказалась его принимать.
– Обойдусь, – простонала она, смущенная до глубины души всей суматохой. Ей хотелось поскорее остаться одной, но прежде узнать новости о «Лузитании». Она едва дождалась ухода врача, однако ей не понравилось выражение лица Чарлза: оскорбленное, мрачное, словно она чем-то его обидела.
– Что-то случилось? – мягко поинтересовалась она, думая, уж не догадался ли он обо всем. А что, если тело сестры нашли и кто-то успел позвонить? Сердце Оливии тревожно забилось.
– Не совсем, – пробормотал он, – во всяком случае, надеюсь, что нет. Врач задал мне вопрос, на который я не смог ответить.
– Какой именно?
Неужели доктор что-то заподозрил? Господи, у нее сейчас начнется истерика! Оливия едва сдерживалась, чтобы не закричать.
– Он спросил меня, не беременна ли ты.
Оливия в ужасе уставилась на него. Виктория заверила, что между ней и мужем уже давно нет никаких физических отношений. Что Чарлз вообще имеет в виду?!
– Разумеется, нет, – едва слышно выдохнула она.
– Я точно знаю, что от меня ты никак не могла забеременеть, разве что это второй случай непорочного зачатия, что весьма сомнительно. Но я хотел бы точно знать, видишься ли ты с Уиткомом. Сначала он послал тебе цветы, потом записку, так что все может быть. Но я все-таки твой муж, хотя ты, возможно, по-прежнему придерживаешься мнения, что подобные вещи меня не касаются.
Виктория действительно пропадала где-то целыми днями и никому не говорила, куда уходит, но Оливия от неожиданности потеряла дар речи.
– Как ты можешь! – взорвалась она наконец. Он не смеет ее оскорблять! Правда, Оливия была крайне шокирована, услышав, что Тоби имел наглость послать сестре цветы и осаждать просьбами о свидании. – Как смеешь обвинять меня в подобных вещах! Я слышать о нем ничего не желаю!
Оливия от всей души надеялась, что говорит правду, поскольку не могла представить, что сестра оказалась настолько глупа, чтобы вновь попасться в ту же ловушку.
– Нет, Чарлз, – возмущенно заверила она, – я не встречаюсь с Тоби и уж тем более не беременна.
Она была уверена, что не обманывает Чарлза. Слишком тяжело ранена сестра, слишком зла на мужчин, слишком жаждет свободы. Оливия чувствовала, что Виктория скорее умрет, чем вернется к Тоби после такого предательства.
– Прости, если оскорбил тебя, но ты должна признать, что такое вполне вероятно. Однажды ты попала в его лапы и по наивности можешь совершить ту же ошибку, – с некоторым облегчением заметил Чарлз, по какой-то причине сразу же поверивший жене.
– Возможно, я и наивна, – холодно ответила Оливия, представив себе, что именно ответила бы сестра, – но не глупа.
– Рад это слышать, – обронил Чарлз и поспешно вышел, надеясь, что не слишком расстроил жену. Правда, она выглядит немного лучше.
Но когда он позже решил ее проведать, она вновь рыдала, вне себя от тревоги. Едва Чарлз уехал в контору, Оливия прокралась вниз и прочла все, что было напечатано о злополучном корабле. Она даже послала горничную за вечерней газетой, но не узнала почти ничего нового, если не считать, что сотни несчастных утонули недалеко от побережья Квинстауна. Тела то и дело вымывало на берег, и Оливия снова едва не потеряла сознание, читая про все ужасы. Оставалось ждать до понедельника, а потом надеяться, что газеты опубликуют список спасшихся, И что среди них окажется ее имя. Ну а пока самое главное – держать Чарлза на расстоянии и молиться, чтобы он не посчитал жену сумасшедшей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Как две капли воды - Стил Даниэла



Этот роман оставил в моей душе неизгладимое впечатление!Любовь сестёр друг к другу такая огромная,что не сравнится ни с чем.Прочитайте обязательно- не пожалеете!
Как две капли воды - Стил ДаниэлаЮлия...
1.10.2011, 15.20





Неплохой романrnСначала довольно нудно, но потом захватываетrnНикаких розовых соплей
Как две капли воды - Стил ДаниэлаТаня
17.02.2012, 23.39





что за извращение,бред
Как две капли воды - Стил ДаниэлаМарго
9.09.2012, 21.55





Отличная книга,интересный интригующий жизненный сюжет,читала на одном дыхании,всем советую,просто супер.
Как две капли воды - Стил ДаниэлаАнна
28.06.2013, 13.12





Читайте и рыдайте. Прямо как я.
Как две капли воды - Стил ДаниэлаЛена
29.10.2013, 12.33





Хороший роман! Наплакалась, правда, в волю...
Как две капли воды - Стил ДаниэлаТатьяна
2.11.2013, 19.06





Очень глупый роман, ладно девушки молодые и не опытные, так взрослый мужчина далеко от них не ушел
Как две капли воды - Стил ДаниэлаВалентина
15.07.2014, 17.46





На мой взгнляд начало романа да и середина нудновые,конец скомкан. Идея замаенить друг друга идиотская. Да и в такую любовь сестер не верю: по идее в конце романа Оливия должна умереть ведь она не может жить без сестры
Как две капли воды - Стил ДаниэлаТатьяна
20.08.2014, 21.06





ОООчень нудно!
Как две капли воды - Стил ДаниэлаОльга
14.09.2014, 19.28





Очень надуманно и неправдоподобно
Как две капли воды - Стил ДаниэлаТатьяна
12.12.2015, 15.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100