Читать онлайн Хочу “Оскар”!, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хочу “Оскар”! - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.52 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хочу “Оскар”! - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хочу “Оскар”! - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Хочу “Оскар”!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Две следующие недели прошли спокойно. Таня, как и обещала, приезжала домой, и Питер, похоже, успокоился. Он сознался, что выходные, проведенные в Лос-Анджелесе, лишили его душевного равновесия, но как только он снова увидел Таню в Россе, дома, он опомнился. А Тане ради того, чтобы каждую неделю появляться дома, пришлось пропустить два важных обсуждения, но она не стала говорить об этом Питеру. Она твердо сказала Дугласу и Максу, что никак не может остаться – домашние дела требовали ее присутствия. Им это совсем не понравилось, но поскольку съемки еще не начались, Тане разрешили уехать.
Съемки начались первого ноября, и с этого момента жизнь Тани превратилась в кромешный ад. Съемки шли днем и ночью, с выездами на натуру, в арендованных киносъемочных павильонах, и зачастую Таня ночью сидела на улице на складном стуле и лихорадочно вносила изменения в сценарий. Большую часть времени она импровизировала по обстоятельствам. Работать с Джин оказалось нелегко, зато с Нэдом – одно удовольствие. Джин постоянно забывала свои реплики и хотела, чтобы Таня подогнала их под нее. Таня работала вместе с Максом над каждой сценой, в то время как Дуглас то уходил, то приходил, часто подолгу задерживался, наблюдая за съемками.
На первый уик-энд после начала съемок Тане удалось каким-то чудом вырваться домой. Она обещала постоянно держать телефон при себе на тот случай, если на съемочной площадке вдруг произойдет что-то непредвиденное. Она сказала, что сможет вносить изменения, находясь дома, оставила свой электронный адрес. Но потом она никак не могла уехать. Четыре сцены требовалось переписать, съемки велись не в хронологической последовательности, и группа как раз приступила к самым трудным сценам в фильме. Макс обещал Тане, что она сможет воспользоваться этими днями позднее. Но сейчас она ему необходима. Таня не посмела настаивать. Девочки были очень огорчены, Питер тоже не обрадовался, но он все понимал – или, во всяком случае, говорил, что понимает. У него через несколько недель должно было состояться заседание суда по делу, которое он вел, и Питер пропадал на работе до позднего вечера.
Таня вернулась домой на День благодарения и едва не расплакалась от радости и волнения, когда вошла в дом. Была среда, вторая половина дня, и Питер только что закупил все, что нужно было для Дня благодарения. Рейс, которым летела Таня, задержался на два часа из-за нелетной погоды, и Таня уже начала бояться, что не попадет домой. Джейсон тоже должен был приехать этим вечером. Он собирался привезти с собой друзей. И Джеймс, сын Алисы, тоже должен был приехать на праздник домой.
– О господи, как же я рада вас видеть, – сказала Таня, поставив сумку посреди кухни. У нее было такое чувство, словно она отсутствовала тысячу лет – а ведь прошло всего две недели.
Питер бросился к Тане.
– Слава богу, ты дома! – воскликнул он.
Девочки тоже были здесь, они помогали отцу разбирать покупки. Питер купил все, что ему велела Таня. Таня, не откладывая, занялась приготовлением индейки для завтрашнего обеда. Индейка была огромная.
Молли обняла мать, Мэган неподвижно стояла в стороне. Таня заметила, что Мэган выглядит расстроенной и глаза у нее красные. Таня предпочла не говорить ничего такого, что могло бы расстроить дочь еще сильнее. Она подошла к Мэган и поцеловала ее, но та ничего не сказала. Через несколько минут она, все так же молча, ушла.
– Что-то случилось? – спросила Таня у Питера, когда они покончили с делами на кухне и поднялись наверх.
– Я точно не знаю. Мэган после школы заходила к Алисе и пришла незадолго до тебя. Мы с Молли закупали продукты без нее. Попробуй расспросить Алису. Мне Мэган ничего не говорила.
«И мне тоже», – подумала Таня. Год назад это было бы просто немыслимо, но с тех пор, как она уехала в Лос-Анджелес, многое изменилось. Теперь Мэган поверяла свои тайны Алисе, а Таня превратилась в мать-прогульщицу, и Мэган больше не делилась с ней своими радостями и горестями. Тане оставалось лишь надеяться, что когда-нибудь это изменится.
Они с Питером немного поговорили, обмениваясь новостями. Таня рассказала мужу о том, как идут съемки, какая это напряженная работа, как они решают текущие проблемы, и об этом сумасшедшем доме, в котором его завсегдатаи, похоже, ничему не удивлялись. Чуть позднее к ним пришла Молли и рассказала, что Мэган рассталась со своим парнем, потому что он изменил ей с другой девушкой. Мэган отправилась плакаться к Алисе, и у Тани упало сердце. У нее было такое чувство, будто она теряет дочь, потому что та предпочла ей ее же лучшую подругу. Таня понимала, что ее чувства не имеют под собой рациональной основы, она была благодарна Алисе, что та заменила ее, но так больно было сознавать, что Мэган больше не доверяет ей свои секреты. Таня понимала, что за это нельзя порицать дочь – доверие ей придется заслужить заново. Она покинула дом и заплатила за это доверием дочери. Ей еще повезло, что у Молли другой характер. Глупо было признаваться в этом, но Таня вдруг приревновала Мэган к Алисе. То, что Таня потеряла, Алиса приобрела.
Мэган не вернулась домой даже к ужину. Тане пришлось позвонить Алисе и попросить ее отправить Мэган домой.
– Как она там? – обеспокоенно спросила Таня.
– Расстроена, – тихо ответила Алиса. – Думаю, она справится. Банальная ситуация, парень, правда, дерьмецо, но в этом возрасте такие драмы часто случаются. Он загулял с ее лучшей подругой – вот что расстроило Мэган.
– С Мэгги Арнольд? – изумленно спросила Таня. Мэгги всегда казалась ей очень славной девочкой.
– Нет, – отозвалась Алиса уверенно, – с Донной Эберт. С Мэгги Мэган уже давно не общается, они поссорились в самом начале учебного года.
Этого Таня тоже не знала, а Алиса знала все. Таня окончательно пала духом.
Тем вечером они поужинали на кухне. Девочки помогли накрыть стол в столовой для завтрашнего дня, они достали хрусталь и фарфор, и скатерть, которую стелили на стол в этот день каждый год, – она принадлежала еще бабушке Питера. Мэган так ничего и не сказала матери о своих переживаниях. Она отсидела за столом положенное время и ушла к себе. Она вела себя с Таней, как с посторонним человеком. Всякий раз, когда Таня пыталась заговорить с Мэган, та отвечала односложно, явно пытаясь поскорее отделаться от разговора и вопросов матери.
Она уже наполовину подготовила пакет документов для колледжа вместе с Алисой, даже не сказав Тане об этом.
– Со мной все в порядке, ма, – бросила Мэган, – не суетись!
Общий язык, обретенный было в Лос-Анджелесе, был забыт. За время, прошедшее после начала съемок, когда Таня не могла приехать домой, она снова утратила связь с Мэган. Таня была не в силах перебросить мост через разделяющую их пропасть, а Мэган не желала ей помочь. Она просто замкнулась и при малейшей возможности исчезала в своей комнате. У Тани ныло сердце. Ей казалось, что она никудышная мать, хотя Молли постоянно твердила, что дело не в этом. Девочки относились к ней совершенно по-разному. Наконец, к радости Тани, появился Джейсон, расставшийся с друзьями, и направился прямиком к холодильнику. По дороге он поцеловал мать.
– Привет, ма! Умираю от голода.
Таня улыбнулась, заслышав знакомое приветствие, и предложила Джейсону приготовить для него чили. Джейсон пришел в восторг и уселся пока за стол, прихватив стакан молока. Возможность приготовить ужин сыну вернула Тане равновесие – она снова почувствовала себя полезной. Пока Таня ставила сковородку в духовку, Джейсон и Молли разговаривали о школе. Пришел Питер, и на кухне сразу возникла приподнятая атмосфера. Разговор оживился. Через несколько минут появилась и Мэган.
Она посмотрела на брата и, даже не поздоровавшись, сообщила ему:
– Я порвала с Майком. Он обманывал меня с Донной.
Но матери она так и не сказала об этом ни слова. Мэган без колебаний делилась своими проблемами со всеми, но только не с Таней.
– Ну и ну! – воскликнул изумленный Джейсон. – Да он просто тупица. Она его кинет и недели не пройдет.
– Я не собираюсь с ним мириться, – отрезала Мэган.
Она разговаривала с братом об этом, пока он ел. Теперь на кухне собралась вся семья, но Таня чувствовала себя лишней. Она была словно человек-невидимка – а ведь раньше все вращалось вокруг нее. Раньше все они нуждались в ней. А теперь они научились справляться без нее. Таня чувствовала себя совершенно ненужной. Она ни на что не годилась – разве что открыть банку консервов и разогреть их в духовке, больше от нее никакого толка. Таня посмотрела на Джейсона. Джейсон разговаривал с Питером о своем месте в теннисной команде, попутно выслушивая отчет Мэган о ее личной жизни. К Тане же никто не обращался. У нее было такое чувство, словно ее здесь нет. Родные, даже не желая того, закрылись от нее в своем мире, где ей не было места.
Таня села за стол и попыталась участвовать в разговоре всякий раз, как подворачивалась такая возможность. Наконец Джейсон закончил есть, встал и поставил тарелку в посудомоечную машину. И вместе с сестрами он ушел с кухни, оживленно разговаривая. Уже на пороге Джейсон оглянулся через плечо и сказал:
– Спасибо за чили, ма.
– На здоровье, – отозвалась Таня и посмотрела на Питера. Тот молча наблюдал за ней.
– Ты управляешься куда лучше меня. У меня каждый вечер образуется бардак на кухне.
Питер улыбнулся. Он был счастлив, что Таня наконец дома. Между их последней встречей и сегодняшним днем прошли долгие две недели.
– Хорошо наконец оказаться дома, – улыбнувшись мужу, сказала Таня. – Хотя и странно как-то, – призналась она. – У меня такое чувство, будто дети больше не берут меня в расчет. Я понимаю, что это глупо, но мне вдруг стало до чертиков обидно, что Мэган рассказывает Алисе о своей личной жизни, а мне ни слова не говорит. Раньше она рассказывала мне обо всем.
– И снова будет, когда ты вернешься домой. Они знают, что ты очень занята, Тан, и не хотят тебя беспокоить. Алиса же здесь рядом – под боком. Она скучает по своим детям и рада, что она может помочь нашим.
– У меня такое чувство, словно меня отсюда уволили, – сокрушенно сказала Таня, поднимаясь по лестнице в свою комнату. Питер следовал за ней. Из комнаты Джейсона доносились голоса детей: Джейсон и девочки оживленно разговаривали и смеялись. Джейсон включил музыку. Дом снова ожил.
– Не говори глупостей! Ты просто в отъезде. Когда ты вернешься, все будет по-прежнему: они снова будут делиться с тобой, как сейчас делятся с Алисой или с подругами. Они растут.
Питер был прав, девочки взрослеют, меняются, а Тани нет рядом. Хуже всего было то, что она покинула родное гнездо первой – она, а не девочки. Это шло вразрез с естественным ходом вещей. Что ж, Мэган можно понять, Таня не винила дочь. Ее саму терзало чувство вины.
– Я кажусь себе отвратительной матерью. Видишь, Мэган быстро нашла мне замену – она уже привязалась к Алисе всерьез.
– Алиса хороший человек, Тан. Она не посоветует Мэган дурного. Надо только радоваться их дружбе.
– Дело не в этом. Дело в том, что мать Мэган – я, а не Алиса. А Мэган, кажется, забыла об этом.
– Нет, не забыла. Просто ей нужен кто-то рядом, с кем она может откровенно поговорить. Со мной она о своих личных делах не говорит.
– Она может в любой момент позвонить мне на мобильный, Молли же звонит. И ты тоже.
– Дай ей время, Тан. Она перенесла твой отъезд тяжелее всех нас. Она простила тебя, просто она отвыкла от тебя.
Таня кивнула. Это было правдой. И слышать эту правду было больно.
Тане казалось, что она теряет дочь. Привязанность Молли ничто не смогло поколебать, и Джейсон неизменно звонил ей хотя бы раз в несколько дней, поболтать, если выдавалась свободная минута, или спросить совета касательно учебы. В некотором отношении он был ближе к матери, чем к отцу. А Мэган в новых обстоятельствах поспешила оттолкнуть мать от себя словно в отместку за то, что Таня их оставила. Таня боялась, что возникшая между ними пропасть не исчезнет уже никогда. Все, на что она годилась сейчас, – познакомить дочь с кинозвездами. Таня даже не предполагала раньше, что будет так страдать, у нее было такое чувство, что она лишилась руки или ноги. Конечно, и Мэган тоже переживала, но старалась не показать этого Тане. Питер считал, что нужно просто дать Мэган время, но Тане казалось, что это не решит проблему, а еще больше отдалит дочь от нее. Она теряла дочь. Та променяла ее на Алису. И виновата в этом была не Алиса и не Мэган, а она, Таня.
– Не мучайся ты так, – снова и снова твердил ей Питер. – Думаю, когда ты вернешься домой, все наладится.
– Но до этого еще несколько месяцев! – сказала Таня. – Они уже почти закончили готовить документы для колледжа, а я им не помогала, потому что меня здесь не было.
Настроение у Тани было хуже некуда. Она чувствовала, что пропускает что-то самое важное в жизни дочерей. Влюбленности, ссоры, подготовка к колледжу, их радости и разочарования и все мелочи их будничной жизни, которыми девочки теперь охотно делились с Алисой и Питером. Это угнетало Таню больше, чем она могла себе представить.
– Я помогал им готовить документы, – успокоил ее Питер, – последние две недели. И, насколько я знаю, Алиса тоже. Кажется, они планируют справиться с этим делом за рождественские каникулы. Тогда и ты им поможешь. Но я думаю, у них и так неплохо получается.
– Я смотрю, Алиса везде поспела! – раздраженно бросила Таня.
Питер бросил на жену удивленный взгляд.
– Алиса ни в чем не виновата, – упрекнул жену Питер.
Таня со вздохом присела на кровать.
– Я понимаю. Просто я вне себя от бессилия, я сама во всем виновата. Спасибо, что дал мне поныть.
Питер в этой ситуации держался молодцом, впрочем, он никогда не падал духом – ни по какому поводу. Таня отдавала себе отчет в том, как ей повезло с мужем. Она понимала, если бы не Питер, ее голливудская одиссея вообще не могла бы состояться. Только Таня не знала поначалу, какую цену ей придется за это заплатить. Цена окажется слишком высока, если в результате взаимоотношения Тани хотя бы с кем-то из ее детей окажутся разрушены. Но идти на попятную было поздно, оставалось лишь двигаться вперед и надеяться на лучшее.
– Можешь ныть, когда тебе угодно, – Питер улыбнулся, сел рядом с Таней и обнял ее. – Во сколько ты собираешься встать, чтобы приготовить индейку?
– В пять утра, – устало отозвалась Таня. За время съемок ей случалось вставать и раньше – как и ложиться позже. Это была безумная работа и совершенно сумасшедший образ жизни. Теперь Таня понимала, почему в кинобизнесе так редко встречаются длительные взаимоотношения или крепкие браки. Эта жизнь была совершенно особенной, и ей сопутствовали огромные искушения. Таня уже видела, как на съемочной площадке завязывались романы – даже с участием тех, кто уже состоял в браке. Казалось, будто люди, работающие над фильмом, на это время забывают обо всех иных узах и помнят лишь о тех, кто сейчас рядом с ними. Нечто подобное происходило с людьми и в плавании на круизном теплоходе или во время космических полетов. Реальными оставались только люди, которые были рядом каждый день. Все, что было вне съемочной площадки, словно переставало существовать. С Таней этого не произошло – и она знала, что с ней такого и не случится, но наблюдать за этим было увлекательно и немного страшно.
– Разбуди меня, когда встанешь, – попросил Питер. – Если хочешь, я составлю тебе компанию, когда ты начнешь возиться на кухне.
Таня покачала головой.
– И за что мне только так повезло? – сказала она, поцеловав мужа. – Нет, я не собираюсь тебя будить. Ты что, шутишь? Тебе нужно выспаться. Но спасибо за предложение.
– Тебе тоже нужно выспаться. А кроме того, мне приятно быть рядом с тобой.
– И мне с тобой. Но я быстро управлюсь, а потом вернусь обратно в постель.
Наконец все разговоры были закончены. Таня прижалась к Питеру, она так и заснула в его объятиях.
Таня встала, как и наметила, в пять утра, поставила индейку в духовку, переделала все, что собиралась, и вернулась в постель еще на четыре часа. Она спала, крепко прижавшись к Питеру. Это было намного приятнее, чем спать в одиночестве в ее расчудесном бунгало в «Беверли-Хиллз». Таня потянулась, взглянула на Питера и улыбнулась. День начался чудесно.
– Как хорошо, что ты дома, Таня, – ликовал Питер.
Они занялись любовью, а после этого встали. Питер принял душ, оделся и спустился вниз. Таня последовала за ним, накинув халат, – проверить, как там дела на кухне. К ее удивлению, она обнаружила на кухне Мэган и Алису. Мэган была с головой поглощена разговором с Алисой. Алиса делала себе кофе, она сидела на кухне, словно у себя дома, и появление Питера и Тани застало ее врасплох. Рядом с Алисой на столе лежала книга. Алиса улыбнулась им и обратилась к Питеру:
– Я принесла твою книгу. Отличная вещь. Никогда не читала ничего интереснее… Кстати, с праздником вас, – сказала она Питеру и Тане, и у Тани снова появилось такое чувство, будто ее вытеснили из собственной жизни. Как будто она умерла и вернулась домой в виде призрака. На мгновение у нее возникло ощущение, будто Алиса смотрит сквозь нее.
– Позавтракаешь с нами? – предложила Таня, стараясь не давать волю вспышке ревности, которую у нее вызвала беседа Алисы и Мэган.
– Нет, спасибо. Я уже завтракала. Джеймс с Мелиссой явились домой ни свет ни заря.
Джейсон и Молли еще спали. Они вчера засиделись допоздна. Только Мэган бодрствовала после неприятного телефонного разговора со своей бывшей лучшей подругой Донной, о котором она сейчас и рассказывала Алисе. Алиса не собиралась наносить соседям столь ранний визит, она подошла к задней двери с книгой Питера в руках, собираясь оставить ее там, но ее заметила Мэган и позвала зайти. Ей не терпелось рассказать Алисе о своем разговоре с Донной.
– У тебя в духовке великолепная индейка, Тан, – сказала Алиса. – А я в этом году не нашла достойной, все разобрали.
Она дружески поболтала с Таней, пока та налила Питеру кофе и сделала чай себе, еще раз поблагодарила Питера за книгу, восторженно отзываясь об авторе. Питеру, похоже, было приятно это слышать.
– Я же говорил, что эта вещь в самый раз для тебя. У этого автора есть еще один роман, по-моему, еще более яркий. Надо будет поискать книгу, она где-то наверху. Я найду и дам тебе попозже, – сказал Питер так, как если бы он разговаривал с давним и близким знакомым.
Таня смотрела на мужа и подумала о том, что сторонний наблюдатель, пожалуй, затруднился бы определить, на которой из двух присутствующих женщин Питер женат – ну, если не принимать во внимание тот факт, что с ней он только что занимался любовью. Питер чувствовал себя одинаково комфортно с обеими, и задушевный тон их разговора внезапно заставил Таню занервничать. Таня понимала, что Питер не спит с Алисой, но ему явно привычно и приятно ее общество. Было очевидно, что с того времени, как Таня отправилась в Лос-Анджелес, они сдружились больше, чем за все предыдущие годы. Алиса постоянно заходила к ним, присматривала за девочками, приносила им еду или готовила для них ужин у себя. Она стала для девочек и для Питера скорее членом семьи, чем другом. Таня вспомнила, что имя Алисы упоминалось почти в каждом ее телефонном разговоре с близкими. Она либо приносила им что-то, либо что-то для них делала, либо шла куда-то с кем-нибудь из девочек или с ними обеими. Это было большим подспорьем для Питера, но Таню это жутко раздражало.
Таня сидела на своей кухне, смотрела на Алису и мучилась одним вопросом. Ей казалось, что она знает ответ, но сейчас она не была так в этом уверена, как прежде. Она решила спросить об этом Питера попозже, а так слушала их разговор, пока Алиса наконец не ушла домой, к собственным детям. Мэган покинула кухню следом за ней. Когда она ушла, на кухне воцарилось молчание. Таня смотрела на Питера, надеясь, что ее страхи беспочвенны. Она никогда прежде не задавала мужу подобных вопросов, даже мысленно. Впрочем, прежде в этом не было и необходимости. Но сейчас, когда Алиса определенно чувствовала себя вольно и свободно в ее доме и в обществе ее мужа – куда более вольно, чем раньше?..
– Я понимаю, что это звучит так, словно я чокнулась… – осторожно начала Таня. Они занимались любовью меньше часа назад, и все вроде бы было хорошо. Но кто знает? Возможно, Питеру стало одиноко без Тани, а он знал, что Алиса после смерти Джима искала себе мужчину. – Но у вас с Алисой случайно не роман? Ты уж не обижайся, что я об этом спрашиваю, но у меня такое чувство, словно Алиса заняла мое место в доме, а может, и в твоей жизни.
Алиса была подругой Тани. Но таких дружески коротких отношений с Питером у нее никогда не было.
– Не говори глупостей, – оборвал Таню Питер. Это был вполне предсказуемый ответ. Он встал, чтобы налить себе еще кофе. Таня не отводила взгляда от мужа. – С чего это тебе вдруг пришло в голову?
– Ну, вы часто видитесь с ней в течение недели, и ты бываешь у нее дома. Она практически заполучила мои права на Мэган. Когда мы сегодня вошли на кухню, в первую минуту мне даже показалось, что это я у нее в гостях. Раньше, когда Алиса заходила к нам, у меня и мысли не могло возникнуть подобной. У меня такое чувство, что и ты, и дети принадлежите ей, а не мне. Женщины подобные вещи очень чувствуют. Мы все собственницы по отношению к мужчинам, с которыми спим, и даже по отношению к своим семьям.
– Ты прекрасно знаешь, как нам помогает Алиса. Но она здравомыслящий человек и не питает никаких иллюзий. Она знает, что ты вернешься.
Слова Питера нисколько не успокоили Таню. В них было что-то, от чего Тане сделалось не по себе.
– И как мне это понимать? Что она знает, что ей придется уступить мне место, когда работа над фильмом закончится, или что между вами ничего нет?
Таня произносила все эти слова и сама себе была противна. Она и представить себе не могла, что способна учинить Питеру подобный допрос, но остановиться уже не могла.
– Я не сплю с ней. Сойдет это за простой ответ? – отрезал Питер, допил свой кофе и поставил чашку в мойку. Но на место он не сел – продолжал нервно расхаживать по кухне. Определенно, этот неприятный для них обоих разговор вывел его из себя.
– Сойдет. Хорошо. Я рада, – сказала Таня и потянулась поцеловать Питера в губы. – Я бы не пережила, наверное, если бы ты с ней спал. Учти на будущее.
Питер отстранился от Тани и окинул ее долгим взглядом.
– А как насчет тебя, Тан? Тебя в Лос-Анджелесе не одолевают искушения? Тебе еще никто не вскружил голову? Насколько мне известно, на съемочных площадках происходит много всякого, а ты – красивая женщина. Я думаю, что ты могла бы… Таня не дала Питеру закончить фразу.
– Нет у меня никаких искушений. Для меня существует только один мужчина – ты. Все другие тебе и в подметки не годятся. Я влюблена в тебя, я люблю тебя, как и прежде.
До сих пор. После двадцати лет совместной жизни. Питера этот ответ вполне удовлетворил.
– И я влюблен в тебя, – негромко произнес он. – Не злись на Алису. Она одинока, и она добра к нашим детям.
– Я просто не хочу, чтобы она была чересчур добра с тобой. Когда ты рядом, она ведет себя так, словно меня просто не существует, – не удержалась Таня.
– Алиса – настоящий друг, я очень благодарен ей за помощь. И девочки к ней привязаны. Заметь, что и раньше так было, просто ты не обращала внимания на это.
– Я знаю. Я просто вся извелась без вас, я и сама не ожидала, что буду так скучать и нервничать.
Для них это испытание оказалось не таким легким, как казалось поначалу. Прошло всего два месяца, а они уже были на пределе. И Таню беспокоило, как все будет складываться, когда начнутся съемки. Конечно, она попытается приезжать как можно чаще, но график работы определяет не она. И никому нет дела до того, поедет ли она домой на уик-энд или нет. Раньше у нее никогда не было повода задуматься о том, нет ли у Питера романа на стороне. Им обоим нужно быть сильными и терпеливыми. Таня могла лишь надеяться, что Питер не переступит черту. А вот как поведет себя Алиса? Недоверие и настороженность поселились в сердце Тани, и, кажется, сама Алиса чувствовала себя неудобно в ее присутствии. И все-таки Таня не жалела, что задала Питеру этот неприятной вопрос. Ответ Питера принес ей облегчение. Больше она не будет касаться этой опасной темы. Одного раза более чем достаточно.
Таня заставила себя вернуться к роли хозяйки и счастливой матери семейства. Она проверила индейку, поднялась наверх, чтобы принять душ и переодеться. Проходя мимо комнаты Джейсона, она услышала, как сын что-то напевает. Хорошо, что он приехал домой! Таня улыбнулась и прошла к себе. Через час она спустилась обратно. Джейсон уже был на кухне и разговаривал с отцом, держа в руках большущий кусок пирога с сыром.
В половине второго все собрались в гостиной, одетые в соответствии с праздничным днем. В два сели за стол в столовой. Питер торжественно разрезал индейку, Таня прочитала молитву, как делала каждый год. Она была счастлива в эти минуты. Вот они все вместе – ее семья, они любят друг друга, им есть за что благодарить бога.
– Спасибо от нашей семьи, – тихо сказала Таня, прежде чем произнести «аминь». А потом, уже молча, попросила бога беречь их в ее отсутствие.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хочу “Оскар”! - Стил Даниэла



Книга супер!!!!!Благодарю за доставленное удовольствие от прочтения!
Хочу “Оскар”! - Стил ДаниэлаЛариса
28.10.2014, 21.58





Неплохой роман, хотя читать его нелегко - очень затянут, язык тяжеловат, множество мелких лишних деталей, но зато жизненный и герои реальны: 5/10.
Хочу “Оскар”! - Стил Даниэлаязвочка
29.10.2014, 2.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100