Читать онлайн Хочу “Оскар”!, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хочу “Оскар”! - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.52 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хочу “Оскар”! - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хочу “Оскар”! - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Хочу “Оскар”!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Рождественские каникулы стали для Питера и Тани настоящим кошмаром. Питер не хотел говорить с Таней о происшедшем. Таня боялась выходить из дома, чтобы не столкнуться случайно с Алисой. Алиса избегала их обоих и не появлялась в доме Харрисов. Ни Питер, ни Таня не хотели, чтобы дети узнали о случившемся.
– Ну и что ты мне можешь сказать? – в конце концов спросила Таня у Питера. Они сидели на кухне. Девочек дома не было, они отправились с друзьями на рождественскую вечеринку. До сих пор Тане с Питером ценой огромных усилий удавалось скрывать от них происшедшее. Таня пробыла дома уже три дня. Ей казалось, что весь ее мир рухнул. И неудивительно! Муж изменил ей с ее лучшей подругой. Такое случалось с другими, но Таня всегда была уверена, что с ними этого произойти не может. Она безоговорочно доверяла мужу. Питер был не тот человек, чтобы изменять жене, так она думала. Но, по-видимому, он оказался все-таки тем человеком. С тех пор как Таня вернулась домой, Питер с ней практически не разговаривал. За какие-нибудь три недели все изменилось. Таня смотрела на мужа, сидящего напротив, и взгляд ее был полон отчаяния. Но и он мучился не меньше. У Питера было такое чувство, словно он убил Таню. За три дня она похудела на шесть фунтов – а для ее сложения это было очень много. Глаза у нее запали, а под глазами залегли темные тени. Питер выглядел не лучше. Никто из них не видел Алису с того самого дня, когда Таня вернулась домой и произошла эта неожиданная встреча на кухне, когда все выплыло на свет.
– Я не знаю, что тебе сказать, – признался Питер, понурившись. Он был похож на побитую собаку. – Я не знаю, как это получилось. Я никогда об этом раньше и не думал, меня никогда не тянуло к ней. Мы просто проводили время вместе, пока ты была в Лос-Анджелесе, и Алиса помогала мне в домашних хлопотах, заботилась о девочках…
– И о тебе, судя по всему, – мрачно произнесла Таня. – И что же, она первая начала с тобой заигрывать или это была твоя идея?
Таня твердила себе, что не желает знать подробностей, но ничего не могла с собой поделать.
– Просто так получилось, Тан. Мы пошли за пиццей. Девочки вернулись домой, сели заниматься. Мне было одиноко, я устал и задержался на работе. Мы открыли бутылку вина, а потом вдруг оказалось, что мы в постели. – Каждое слово давалось Питеру с трудом.
Тане так же невыносимо было слушать его лепет.
– И когда же это произошло? Пока ты мне рассказывал, как сильно ты меня любишь, а я звонила тебе всякий раз, как мне удавалось вырваться со съемочной площадки? Сколько это тянулось?
Эта мысль ужаснула Таню. Сколько же времени она вела себя как дура, сколько недель или даже месяцев Питер обманывал ее? Таня впервые насторожилась, когда прилетела на День благодарения, но тогда сказала себе, что у нее просто сдают нервы. А оказалось – нет. Лгал ли ей Питер уже тогда? Таня хотела знать хотя бы это.
– После Дня благодарения. Две недели назад, – еле-еле выдавил из себя Питер.
А Тани не было дома три недели. Она никак не могла приехать. Единственное, в чем она теперь была твердо уверена, так это в том, что совершила непоправимую ошибку, когда согласилась поехать в Лос-Анджелес. Если ее брак распадется, Таня никогда не простит этого ни себе, ни Питеру.
– Это случилось один раз или повторялось?
– Ну, пару раз, – нехотя буркнул Питер. – Думаю, нам обоим было одиноко. Алисе нужен человек, который заботился бы о ней.
Питеру было очень жаль их всех. Теперь все будет не так, как прежде. Этого Таня боялась больше всего. Она никогда не ожидала ничего подобного ни от Питера, ни от Алисы. Ей и в голову не пришло бы подозревать их.
– Мне тоже нужен человек, который заботился бы обо мне! – почти выкрикнула Таня и расплакалась.
– Нет, не нужен, – возразил Питер и как-то странно посмотрел на нее. – Ты не нуждаешься во мне, Тан. Ты способна горы двигать – и всегда была способна. Ты – сильная женщина. У тебя собственная жизнь и собственная карьера.
Его слова потрясли Таню.
– Но я же взялась за эту работу потому, что так посоветовал мне ты! Ты сказал, что такая возможность выпадает раз в жизни и что мне нельзя ее упускать! Я же не просто убежала из дому, чтобы делать карьеру. Она никогда много для меня не значила, и ты это знаешь! Для меня на первом месте всегда были – и остаетесь! – ты и дети.
Питер смотрел на нее с таким видом, словно не верил ей. Они так и сидели за столом друг напротив друга, но сейчас пропасть, разделявшая их, была больше Великого Каньона.
– Не думаю, что это по-прежнему так. Ты вспомни, какую жизнь ты там ведешь. Посмотри правде в лицо, Тан: ты не захочешь возвращаться сюда, – убежденно произнес он.
– Прекрати потчевать меня этой чушью! Я хотела поработать над этим проектом – всего один раз, черт подери! И только! Для меня ничего не изменилось. Моя жизнь – здесь!
– Да ну? – Питер произнес это в точности как Мэг. Тане захотелось отвесить ему пощечину, но она сдержалась. Значит, Питер не верил ни единому ее слову?! Но это не ее вина, виноват он! Она работала в Лос-Анджелесе, но не спала ни с кем. А вот Питер оставался в их доме, бок о бок с дочерьми, и изменял ей.
– Что ты собираешься делать? Чего ты хочешь, Питер? – спросила Таня и затаила дыхание. Постаревший на глазах Питер уткнулся взглядом в собственные руки, потом перевел взгляд на Таню.
– Я не знаю. Все это слишком неожиданно. Я не заметил, как это случилось, и, думаю, Алиса тоже, – честно признал он. Сейчас Таня казалась ему незнакомкой. Он никогда прежде не видел ее в таком гневе. На самом деле Таня была убита горем, но горе излилось наружу гневом.
– Вот в это я не верю! – гневно произнесла Таня. – По-моему, она обхаживала и тебя, и детей. Как только я уехала, она тут же ухватилась за представившуюся возможность. А Мэган она приручила еще с лета!
– Алиса не приручала Мэган. Она любит ее. Питер защищал Алису, и это еще больше потрясло Таню.
– А ты? – хрипло спросила Таня, по щекам ее потекли слезы. – Ты ее любишь?
– Я не знаю. Я понимаю только, что ничего не понимаю. Я никогда не обманывал тебя, Тан. Ни разу за двадцать лет. Я хочу, чтобы ты это знала.
– Какая теперь разница? – всхлипнула Таня. Питер попытался погладить ее по руке, но Таня отдернула руку.
– Для меня – большая, – со страдальческим видом произнес Питер. – Этого никогда бы не случилось, если бы ты не уехала.
Это было несправедливо – обвинять в случившемся Таню. Но тем не менее выходило, что Питер винил ее?! Может быть, он был не так уж не прав?
– А что мне было делать? Я не хотела уезжать после Дня благодарения, но ты сказал, чтобы я ехала, если не хочу, чтобы против меня выдвинули иск!
– Это правда!
В любом случае было уже слишком поздно. Невозможно было делать вид, что ничего не произошло. Питеру следовало принять решение. Точнее, им обоим.
– И что ты теперь собираешься делать? – со страхом спросила Таня. – Это интрижка или что-то более серьезное? Ты сказал, что не знаешь, любишь ли ты ее. Что это означает?
Тане стоило большого труда произнести эти слова, но она хотела знать. Она имела на это право.
– Ровно то, что я сказал. Я не знаю. Я люблю Алису как друга, она – чудесная женщина. Мы замечательно проводили время все вместе, у нас много общего – я ведь не один год знаю ее. Мне многое в ней нравится, но я никогда прежде об этом не думал. Но я люблю тебя, Тан, и всякий раз, когда я это говорил, я говорил искренне. Но я ничего не могу с собой поделать – я не верю, что ты захочешь и дальше жить здесь. Ты переросла эту жизнь. Ты этого еще не понимаешь, но я это понял, когда приезжал в Лос-Анджелес. Ты теперь одна из них. Мы с Алисой сейчас куда ближе друг другу, у нас с ней теперь больше общего, чем у нас с тобой.
Слова Питера были убийственно жестокими. Таня взглянула на него широко распахнутыми глазами.
– Как ты можешь так говорить? – она была в ужасе. – Это несправедливо! Я работаю над фильмом, пишу сценарий. Я не какая-нибудь там кинозвезда. Я тот же самый человек, каким была три месяца назад. Это несправедливо с твоей стороны – предполагать, что я купилась на всю это мишуру и не захочу возвращаться домой. Либо вернусь, но буду несчастна здесь. Я не хотела там оставаться! Я хотела вернуться домой, к нашей обычной жизни! Я на самом деле люблю тебя, и я ни с кем не трахалась в Лос-Анджелесе, я не хотела этого! – глотая слезы, говорила Таня.
– Мне плохо верится, что ты захочешь вновь вернуться к прежней жизни, – мрачно произнес Питер. Это было его оправдание содеянному.
– Так что ты имеешь в виду? Ты взял другую жену еще до того, как я уволилась с этой должности? Чем ты занялся – стал устраивать собеседования с соискательницами? «Требуется домохозяйка. Писательниц просьба не беспокоиться» – так, что ли? Что с тобой случилось? И что случилось с Алисой? Куда подевались ваши порядочность, доверие и честь? Алиса называла меня своей лучшей подругой. Отчего же вдруг оказалось, что меня можно обманывать и предавать только потому, что я уехала работать в Лос-Анджелес? С твоей подачи, не могу не заметить.
Таня уставилась на Питера, гневно сверкая глазами, но за этим гневом таилось отчаяние. Питер не знал, что ей ответить. Он понимал, что Таня права, но это ничего не меняло. Они не могли повернуть время вспять. У него был роман с Алисой.
– И что же ты теперь собираешься делать, Питер?
– Не знаю.
Питер пребывал в смятении. Ровно этот же вопрос ему задала и Алиса – не далее как сегодня утром. В мгновение ока три жизни полетели под откос.
– Ты можешь перестать видеться с ней и попытаться спасти наш брак?
Таня пристально взглянула на Питера, понимая, что никогда больше не сможет доверять ему. И как он сможет избегать встреч с Алисой, если она живет в соседнем доме? Как только Таня уедет в Лос-Анджелес, все вернется на круги своя. Таня не доверяла больше ни ему, ни Алисе. Ее саму и ее брак словно бы поразило молнией с ясного неба. Что вообще можно сделать в подобном случае? Тане хотелось знать, что думает Питер – если, конечно, он сам это понимает. А он, судя по всему, не понимал. Он до сих пор не отошел от потрясения из-за содеянного и от того, что Таня обо всем догадалась. На них словно бы обрушилось цунами.
– Не знаю, – повторил он и взглянул Тане в глаза. – Я хочу восстановить наш брак, Тан. Я хочу, чтобы все снова было так, как до твоего отъезда в Лос-Анджелес. Но в то же время я хочу понять, какие чувства я испытываю к Алисе. Должно быть, за этим что-то стоит – иначе ничего бы и не произошло. Мне было одиноко, и я устал успевать везде сам, но, честно говоря, не думаю, что причина только в этом. Возможно, тут кроется нечто большее. Это не было всего лишь случайной ошибкой или всплеском эмоций. Я с радостью объяснил бы тебе все, но я сам еще не разобрался. Я полагаю, что теперь нам троим надо разобраться в себе.
– И что же ты предлагаешь? Устроить собеседование по очереди? И сколько времени тебе на это нужно? Ты – вы оба! – разрушили мою жизнь, мою семью и все, во что я верила. Я доверяла тебе… И что мне теперь делать? – спросила Таня и дала волю слезам. – Чего ты хочешь?
– Мне нужно время, чтобы понять это, – глухо произнес Питер.
Им всем нужно было время. Алиса сказала ему, что любит его и полюбила еще после смерти мужа. Но раньше она всегда считала, что у нее нет никаких шансов завоевать внимание Питера, а вот теперь шанс появился. Питер не знал, что ему делать с этим признанием. Он был сокрушен, растерян, раздавлен. Он не знал, что ответить Тане, но он не знал, что ответить и себе.
– Хочешь, я брошу работу над фильмом? – предложила Таня. – Я брошу.
Питер покачал головой.
– Они подадут на тебя в суд и потребуют возмещения ущерба. Нам только этого и не хватало для полного счастья. Все только станет еще хуже. Тебе придется возиться с этим фильмом до конца.
– А вы с Алисой будете тут трахаться всю неделю, пока я буду там работать? Как по-твоему, что об этом подумают твои дети? Вряд ли они тебя поймут и одобрят, вряд ли сочтут героем.
– Да какой я герой?! Я чувствую себя последней скотиной. Послушай, Тан, я наломал дров, я оступился, я совершил чудовищную ошибку. Я обманул тебя, так получилось. Я не могу уже ничего изменить и сделать так, чтобы этого не было. Но мне нужно понять, что это было: случайная ошибка или нечто большее. Сейчас я провожу с Алисой гораздо больше времени, чем с тобой, Тан. У нас с ней много общего. У нас одинаковые увлечения, общие друзья, одни и те же представления о жизни. Ты же теперь где-то в заоблачных далях и занимаешься чем-то совершенно другим. В душе ты всегда этого хотела – признайся честно. Возможно, ты и вправду просто хотела писать и ничего больше, но остальное выдали в нагрузку. Ты не можешь отделить свою работу от той жизни, которой ты сейчас живешь. Эта работа диктует и стиль жизни. На мой взгляд, в бунгало «Беверли-Хиллз» тебе теперь гораздо уютнее. Я не представляю, чтобы ты снимала квартиру в каком-нибудь дешевом районе или пользовалась автобусом вместо лимузина, который они тебе предоставили. Тебе все это нравится. Да и почему бы нет? Ты это заслужила. Только мне не верится, что через шесть месяцев ты все это бросишь. Мне кажется, ты захочешь сделать еще один фильм, и еще, и никогда больше не вернешься ни к нашей жизни, ни ко мне.
– Ты не имеешь никакого права принимать решения за меня или говорить мне, что я чувствую или чего я хочу! Я хотела лишь одного: выполнить эту работу и вернуться домой. А теперь ты мне говоришь, что я не могу этого сделать, что у меня, возможно, не будет дома и что мое место может занять другая!
– Так получилось, Тан, – печально произнес Питер. – Я этого не хотел.
– Но тем не менее сделал. А я – нет. Я ничего такого не сделала, чтобы заслужить это, за исключением того, что на девять месяцев уехала работать в другой город. Я же приезжала домой при малейшей возможности!
Таня умоляла Питера о справедливости, но ситуация была несправедлива. Жизнь вообще далеко не всегда справедлива.
– Возможно, раньше я и сам себя не знал, – честно признался Питер. – Не рассчитал я своих сил, не могу я один. Мне нужно, чтобы кто-то был рядом каждый день, не знаю, как я пережил эти три месяца. Я не могу заботиться о девочках, работать, готовить и следить за домом. Я не могу один тянуть все это, – сказал Питер, взглянув на Таню, и Таня снова разозлилась.
– А почему, собственно? Я же делала все это! И не изменяла тебе, чтобы снять стресс, хотя могла бы. Я могла бы найти себе кого-нибудь в Лос-Анджелесе, но мне такое и в голову не могло прийти, и в сердце и в мыслях у меня был только ты!
Таня была уверена, что не один мужчина охотно оказал бы ей подобное внимание, но она никогда не поступила бы так с Питером. А он и Алиса поступили так с ней. Это была двойная потеря: Таня потеряла сразу и мужа, и лучшую подругу, и оттого ей было вдвойне больнее.
– Послушай, давай попробуем не ворошить это на время праздников. Попробуем успокоиться и разобраться в своих чувствах. Все мы сейчас напряжены и потеряли самообладание. Я постараюсь разобраться в этом к тому моменту, как тебе нужно будет возвращаться в Лос-Анджелес. Прости, Тан, но я не знаю, что еще могу сделать или сказать. Мне нужно время. И всем нам нужно время. Возможно, к нам вернется здравомыслие и мы примем правильное решение.
– Я мыслю вполне здраво, – ответила Таня, взглянув Питеру в глаза. Она сделалась бледная как мел. – Это ты свихнулся. Или, возможно, я свихнулась, когда подписала этот контракт. Но такого я не заслужила, – повторила Таня, и глаза ее вновь наполнились слезами.
– Да, не заслужила. И я не хотел причинять тебе боль.
Теперь, когда все выплыло наружу, прятаться от реальности было невозможно. Эти две женщины тянули Питера в разные стороны, и он оказался совершенно сбит с толку.
– Только давай договоримся ничего не говорить детям, пока мы сами не поймем, что же нам делать.
Таня, не раздумывая, согласилась с Питером. Но дети все равно почувствуют, что что-то неладно. Отношения Тани и Питера вряд ли могут оставаться прежними. А тут еще и Алиса станет по непонятной для детей причине нежеланной гостьей. Как объяснить это девочкам? Придется врать, и врать очень изобретательно, чтобы продержаться рождественские каникулы. Но как бы они ни старались, дети ведь не слепые. У Питер вид – в гроб краше кладут, Таня совершенно раздавлена. Алиса превратилась в затворницу и бьется в истерике. Она не желала, чтобы Питер пошел на попятную, когда Таня уедет. Она заявила Питеру, что-либо они перестают скрывать свои отношения, либо между ними все кончено. Когда Таня обо всем догадалась, Алиса одновременно и смутилась, и почувствовала облегчение. Она не скрывала, что не стыдится того, что они сделали. Она любит Питера, а разоблачение со стороны Тани заставит Питера решать, чего же он хочет и что будет делать. Еще она сказала, что нисколько не жалеет о том, что пожертвовала дружбой с Таней ради него. Она любит его, и любит уже давно. Это оказалось для Питера еще одним ударом грома с ясного неба.
Таня и Питер были на кухне, когда Мэган и Молли вернулись домой. Увидев расстроенных родителей, девочки сразу поняли, что что-то случилось. Мать была не похожа сама на себя, девочки никогда не видели ее такой. Отец поспешно встал и пошел выносить мусор.
– Что случилось? – спросила Молли, глядя на мать.
Таня попыталась принять довольный вид, но получилось у нее плохо.
– Умер мой старый друг, с которым мы вместе учились в колледже. Я только-только узнала эту новость и очень расстроилась. Мы как раз говорили об этом с папой, – сказала Таня, вытирая слезы.
– Мне очень жаль, ма. Я могу чем-нибудь помочь?
Таня покачала головой, не в силах ничего сказать. Тут вернулся Питер. Их взгляды встретились. Отец был в таком же смятении, как и мать, и Мэган это заметила. Девочки ушли наверх, а через несколько минут появился Джейсон. Он тоже заметил, что дело неладно, и вскоре отправился совещаться с сестрами. Дверь в комнату родителей была закрыта – неслыханное дело для дневного времени. Они понимали, что что-то творится, но не могли догадаться, что же именно, чувствовали лишь, что случилось нечто серьезное. Мэган решила, что мать хочет развестись с отцом и навсегда остаться в Лос-Анджелесе.
– С ума ты сошла! – возмутилась Молли. – Она никогда не бросит ни папу, ни нас.
Молли была твердо в этом уверена.
– Через год нас тут не будет, – напомнила ей Мэган. – А в этом году она же нас бросила. Вот увидишь – она уезжает. У бедного папы такой несчастный вид.
Мэган, еще не зная, что произошло, заранее жалела отца.
– У мамы вид не менее несчастный, – заметил Джейсон. – Надеюсь, речь не идет о серьезной болезни.
Молодые Харрисы понимали, что случилось что-то очень серьезное, и встревожились не на шутку. Питер с Таней в своей комнате снова пытались выяснить отношения, стараясь говорить как можно тише.
К вечеру в доме воцарилась странная атмосфера. Казалось, что в доме покойник. В конце концов Таня поехала и вместе с Джейсоном купила рождественскую елку, чтобы окончательно не сорвать праздник. Но, уже наряжая елку, Таня не смогла сдержать слез, и это увидела Молли. Она попыталась выяснить, что случилось, но Таня ей не сказала. До конца праздников все ходили, словно по тонкому льду, – прежде всего сами Питер и Таня, но и о детях можно было сказать то же самое. Однажды Таня увидела на дороге Алису и быстро свернула в сторону. А когда Мэган прямо спросила Таню, почему они ни разу за все время не позвали Алису в гости, Таня придумала какую-то неубедительную отговорку и сказала, что все были слишком заняты. Мэган тут же возмутилась:
– Ты к ней ревнуешь, ма! Из-за того, что нам нравится с ней общаться и она для нас словно вторая мать. Ну так имей в виду, что, если бы ты была дома, пока мы заканчиваем школу, ей не пришлось бы с нами возиться. Она занимается этим потому, что ты нас бросила! – заявила Мэган со всей безжалостностью юности.
Таня ничего на это не ответила и постаралась скрыть слезы. Но поняла, что то же самое можно сказать и о Питере. Если бы она не уехала работать в Лос-Анджелес, Алиса не взяла бы на себя заботу о нем и не стала бы по нескольку раз в неделю приглашать его и девочек к себе на ужин. Иными словами, по мнению Мэган, Таня получила то, что заслужила. Таня задумалась: а вдруг это правда? Но ведь она четыре месяца провела в Лос-Анджелесе, и ей тоже было одиноко, но она же не стала изменять Питеру!
До самого кануна Рождества атмосфера в доме оставалась угнетенной. Они все вместе сходили в церковь, как и прежде. Мэган огорчилась, что они не сидят рядом с Алисой. Она сказала, что ей жалко Алису, и уселась в церкви рядом с ней. Таня простояла всю службу на коленях, спрятав лицо в ладонях, по щекам ее струились слезы. Питер же всю службу смотрел то на нее, то на Алису. Одна взглядом умоляла его решиться и начать с ней новую жизнь, вторая горько оплакивала жизнь прежнюю. Несколько дней назад Питер сказал Алисе, что не может говорить с ней, пока не примет решения, и теперь Алиса, похоже, пребывала в панике. Непредвиденные итоги их короткого романа оказались подобны цунами и оставили после себя разрушительные последствия.
Кое-как им удалось пережить рождественские праздники, а вскоре после этого дети уехали в Тахо кататься на лыжах – Новый год они планировали встретить в горах. Таня была уверена, что они уехали с облегчением. Она изо всех сил старалась скрыть происшедшее, но у нее плохо получалось притворяться, и к моменту отъезда детей они с Питером оба были близки к нервному срыву. Всякий раз, когда Питер выходил из дома, Таня была уверена, что он отправился к Алисе. Таня больше не доверяла ему.
Новый год они решили не отмечать. Таня сказала, что она просто не в состоянии. Так что они отправились спать, а утром поговорили. Накануне они улеглись в десять вечера, но у обоих был такой вид, как будто они вообще не спали. Таня все это время плохо спала и просыпалась вся разбитая, с тяжелой головой и колотящимся сердцем. Она больше не спрашивала у Питера, что он намерен делать. Она решила, что он сам ей скажет, когда будет знать.
Они лежали рядом в кровати и не спешили начать разговор. В окно Тане была видна крыша Алисиного дома. Питер же лежал на спине и упорно разглядывал потолок.
– Я не буду больше встречаться с Алисой, – наконец произнес Питер. – Думаю, так будет правильно.
В комнате воцарилось молчание. С точки зрения Тани, правильным было бы не завязывать этот роман. Его прекращение было всего лишь наименьшим злом.
– Ты этого действительно хочешь, Питер? – негромко спросила она.
Питер кивнул.
– А ты думаешь, у тебя это получится? А как к этому отнесется сама Алиса? Она тебе позволит?
Таня прекрасно знала, какой настойчивой может быть Алиса, когда она чего-то хочет.
– Она ведет себя достойно. Она сказала, что собирается уехать на некоторое время. У нее какие-то дела в Европе, связанные с галереей. Это даст нам шанс. Не будет же это длиться вечно…
Питер вздохнул. Ему не хотелось говорить обо всем этом с Таней, но он понимал, что без разговора не обойтись. Она две недели ждала его решения, как и Алиса. С Алисой он поговорил накануне. Конечно, решение Питера больно задело ее, но она сказала, что понимает его и, если он когда-нибудь передумает, двери ее дома будут всегда открыты для него. От этих слов Питер совсем сник. Он понимал, что двери Алисиного дома придется запереть навсегда, если он хочет сохранить свой брак.
– А что будет, когда Алиса вернется? – с беспокойством спросила Таня. – Не может же она вечно быть в отъезде, ведь ее дом здесь?!
– Думаю, мы будем держать дистанцию, пока все не наладится снова.
Но все трое знали, что эта ситуация окончательно никогда не уладится. Таня не разговаривала с Алисой – не собиралась это делать и впредь. И она больше не могла положиться на Питера. Возможно, если Алиса уедет, он будет спать еще с кем-нибудь. И ей не верилось, что, когда Алиса вернется из Европы, эти двое и вправду будут держаться на расстоянии друг от друга. В общем, ситуация все равно продолжала оставаться взрывоопасной.
Таня молча кивнула и отправилась в душ. Она не могла обнять Питера и сказать, что любит его. Она не могла разобраться в собственных чувствах. Ярость, гнев, разочарование, страх, горе, печаль. Она испытывала множество чувств, но приятных среди них не было, и Таня сама теперь не понимала, есть ли в ее сердце место для любви. Она надеялась, что со временем их отношения наладятся, но больше ни в чем не была уверена. Между ними встала стена. А Питер не предпринимал никаких попыток преодолеть стену, воздвигнутую Таней. Только время могло им помочь, но сейчас Питеру было одиноко.
Чтобы хоть как-то исправить положение, Питер за несколько дней до отъезда Тани в Лос-Анджелес пригласил ее на ужин. Алиса уже уехала в Европу. А Джейсон в этот день уезжал в колледж. Таня приняла приглашение, хотя говорить им было не о чем. Они кое-как дотянули до конца ужина, разговаривая о детях и обмениваясь дежурными репликами. Никому из них вечер особого удовольствия не доставил, но они понимали, что заложили какое-то начало. Оба старательно избегали упоминаний об Алисе. Той ночью Питер впервые с того момента, как Таня вернулась домой и узнала о его измене, попытался наладить отношения. Но как только он дотронулся до Тани, она вся напряглась. Она поспешно отстранилась от Питера, потом повернулась к нему. В глазах у нее были слезы. Питер не видел их в темноте, но слышал по ее голосу, что она плачет.
– Извини, Питер… я не могу… не сейчас… – негромко произнесла она.
– Я понимаю, – сказал Питер и отвернулся от Тани. Он уже несколько недель не обнимал ее и не говорил, что любит ее, а Тане только этого и хотелось. Но Алиса до сих пор стояла между ними так же надежно, как если бы сейчас оказалась между ними в постели.
Питер заснул, повернувшись на другой бок, а Таня еще долго смотрела на него и пыталась себе представить, какой будет теперь ее жизнь с мужем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хочу “Оскар”! - Стил Даниэла



Книга супер!!!!!Благодарю за доставленное удовольствие от прочтения!
Хочу “Оскар”! - Стил ДаниэлаЛариса
28.10.2014, 21.58





Неплохой роман, хотя читать его нелегко - очень затянут, язык тяжеловат, множество мелких лишних деталей, но зато жизненный и герои реальны: 5/10.
Хочу “Оскар”! - Стил Даниэлаязвочка
29.10.2014, 2.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100