Читать онлайн Драгоценности, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Драгоценности - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Драгоценности - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Драгоценности - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Драгоценности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

В этом году семья снова собралась на день рождения Сары, хотя не вся. Конечно, не было Ивонны, и Филипп благоразумно держался на расстоянии. Он извинился, сославшись на занятость. Через Нигеля до Сары дошли слухи, что Филипп и Сесиль договорились о раздельном проживании, но она ничего не сказала Джулиану.
Джулиан, конечно, приехал с Максом и няней, но он очень много делал сам. Сара восхищенно наблюдала, как он менял Максу пеленки, купал, кормил и одевал его. Только больно было видеть, как смотрит на них Изабель. В ее глазах можно было прочитать неутоленную страсть материнства, что огорчало Сару до глубины души. На этот раз она приехала без Лоренцо, и они могли поговорить свободно. Это было особенное лето для них всех, потому что Ксавье последнее лето проводил дома. Сара гордилась им, год назад, в семнадцать лет, он поступил в Йельский университет. Главным его предметом была политология, а в качестве второй специальности он выбрал геологию. И он собирался сделать курсовую где-нибудь в Африке, работая над специальным проектом.
— Мы будем ужасно скучать, — призналась ему Сара, и все согласились с ней. Сама она собиралась проводить больше времени в Париже и меньше оставаться в замке, чтобы не чувствовать себя такой одинокой. В шестьдесят шесть лет она по-прежнему крепко держала все в своих руках, так же как и Эмануэль, которой только что исполнилось шестьдесят, чему даже Сара верила с большим трудом.
Ксавье был очень взволнован предстоящим отъездом в Йель, и Сара не винила его. Он вернется на Рождество. Джулиан обещал повидаться с ним, когда ему придется по делу отправиться в Нью-Йорк. Вдвоем они стали обсуждать это, а Сара и Изабель вышли поболтать в сад. Изабель осторожно спросила, что случилось с Филиппом. До нее дошли слухи о его раздельном проживании с женой и кое-что о его связи с Ивонной, она слышала об этом прошлым летом от Эмануэль.
— Грязное дело, — заметила Сара со вздохом, все еще потрясенная происшедшим. — Но Джулиан, кажется, неплохо справился с этим, особенно теперь, когда у него есть ребенок.
— Мы усложняем тебе жизнь, мама, не правда ли? — печально спросила Изабель, и ее мать улыбнулась:
— Вы усложняете жизнь себе.
— Я хочу тебе что-то сказать.
— Энцо наконец согласился на развод?
— Нет. — Изабель медленно покачала головой, и их взгляды встретились. Сара обратила внимание, что дочь выглядит более умиротворенно, чем обычно. — Я беременна.
— Что ты сказала? — Сара была поражена, она считала, что на это нет никакой надежды. — Ты беременна? — Она взволнованно обняла свою дочь. — Моя дорогая, как чудесно! — Потом отстранилась от нее, слегка озадаченная. — Я думала… что сказал Лоренцо? Он, должно быть, вне себя от радости. — Но Сару не порадовала перспектива упрочения брачного союза ее дочери.
Изабель снова рассмеялась, несмотря на нелепость ситуации.
— Мама, это не его ребенок.
— О, дорогая… — Все снова усложнялось. — Что ты собираешься делать?
— Он чудесный человек. Я встречаюсь с ним уже год… Мама… Я ничего не могу сделать… Мне двадцать шесть, я не могу вести такую пустую жизнь… Мне нужно кого-то любить… с кем-то разговаривать…
— Я понимаю, — тихо ответила Сара. Ей тяжело было думать о том, как одинока Изабель и как мало у нее надежды. — Но ребенок? Энцо знает?
— Я сообщила ему. Я надеялась, что он оскорбится и уйдет, но он сказал, что ему все равно. Все будут думать, что это его ребенок. Он уже поделился новостью со своими друзьями, и они меня поздравили. Он сумасшедший.
— Нет, алчный, — сухо поправила ее Сара. — А отец ребенка? Что он говорит? Кто он?
— Он немец. Из Мюнхена. Он глава крупной фирмы. Его жена очень хорошо известна. К сожалению, она не хочет развода. Ему тридцать шесть лет. Они вынуждены были пожениться, когда ему было девятнадцать. Они живут раздельно. Но ее смущает развод. Пока.
— А его не смущает незаконнорожденный ребенок? — резко спросила Сара.
— Не слишком сильно. Так же как и меня. Но какой у меня выбор? Ты думаешь, Лоренцо когда-нибудь уйдет?
— Мы попытаемся. А как ты? — Она испытующе посмотрела на свою дочь. — Ты счастлива? Это то, чего ты хотела?
— Да, я действительно люблю его. Его зовут Лукас фон Аусбах.
— Я слышала эту фамилию, но мне она ничего не говорит. Ты думаешь, он когда-нибудь женится на тебе?
— Если сможет. — Она была честной с матерью.
— А если не сможет? Если жена не позволит ему уйти? Тогда что?
— Тогда по крайней мере у меня будет ребенок. — Ей так хотелось иметь хотя бы одного ребенка, особенно после того, как она увидела Джулиана с Максом.
— Кстати, когда это должно произойти?
— В феврале. Ты приедешь? — тихо спросила Изабель, и мать кивнула.
— Конечно. — Она была тронута тем, что дочь спросила ее об этом, и тут вдруг она поинтересовалась: — Джулиан знает? — Они всегда были так близки, трудно было поверить, что он ничего не знает. Изабель ответила, что она как раз утром сообщила ему. — Что он сказал?
— Что я такая же сумасшедшая, как и он. — Она улыбнулась.
— Должно быть, это наследственное, — добавила Сара. По крайней мере одно было определенным — с ее детьми не соскучишься.
В сентябре Ксавье уехал в Йель, как и планировалось, а в октябре Джулиан полетел в Нью-Хейвен, чтобы повидаться с ним. Ксавье учился с удовольствием, у него были два очень милых товарища по комнате и привлекательная подружка. Джулиан пригласил их на обед, и они неплохо провели время. Ксавье нравилась жизнь в Америке. Он собирался поехать на День благодарения в Калифорнию навестить свою тетю.
Когда Джулиан вернулся в Париж, он услышал, что Филипп и Сесиль собираются развестись, а на Рождество он увидел фотографию своего брата и своей бывшей жены в «Татлере». Он показал ее матери, когда она была в магазине. Сара нахмурилась.
— Ты думаешь, он женится на ней? — спросила она Эмануэль позднее.
— Возможно. — Она больше не верила Филиппу, особенно в последнее время. — Он, должно быть, делает это просто для того, чтобы досадить Джулиану. — Его ревность к нему никогда не утихала, а, наоборот, стала еще сильнее.
Ксавье приехал домой на Рождество, и эти дни, как обычно, промчались незаметно. Когда он снова улетел в Америку, Сара отправилась в Рим присмотреть за магазином и помочь Изабель приготовиться к рождению ребенка.
Марчелло по-прежнему работал управляющим. Дела шли успешно. Сара улыбнулась, когда увидела, как ее дочь быстро говорила по-итальянски, давая всем указания. Она еще больше похорошела за время беременности и поправилась. Сара вспомнила то время, когда сама была беременна, ее дети всегда были очень крупными. Но Изабель сияла от счастья.
После приезда Сара пригласила своего зятя на ленч. Они пошли в «Эль-Тула», и после первого блюда Сара коротко объяснила цель их встречи. На этот раз она не стала напрасно тратить слов с Лоренцо.
— Лоренцо, мы с вами взрослые люди. — Он был ненамного моложе ее, и Изабель была замужем за ним уже девять лет. Слишком высокая цена за ошибку молодости. И Сара была настроена решительно покончить с этим браком. — Долгое время вы с Изабель не были счастливы. Этот ребенок… Ладно, мы оба понимаем положение дел. Пора с этим кончать, что вы на это скажете?
— Моя любовь к Изабель никогда не кончится! — воскликнул он мелодраматично, в то время как Сара едва сдерживалась.
— Не сомневаюсь. Но должно быть, это очень болезненно для вас обоих и особенно для вас. — Она решила сменить тактику и обращаться с ним как со стороной, потерпевшей поражение. — И теперь этот ужасный для вас конфуз с ребенком. Вам не кажется, что пора сделать мудрые инвестиции и согласиться на развод, чтобы Изабель могла начать новую жизнь? — Она не знала, как еще сказать ему это. «Сколько» — казалось ей немного грубо, хотя и соблазнительно. Сейчас ей больше, чем всегда, не хватало Вильяма, который помог бы ей. Но Энцо уловил суть.
— Инвестиции? — переспросил он многообещающе.
— Думаю, что вам в вашем положении неплохо было бы иметь американские акции. Или итальянские, если вы предпочитаете их.
— Акции? Сколько акций? — Он прекратил есть, чтобы не пропустить ни одного слова из того, что она скажет.
— Сколько вы считаете?
Он сделал небрежный итальянский жест, наблюдая за ней.
— Ма… Я не знаю… пять… десять миллионов долларов? — Он испытывал ее, и она покачала головой.
— Боюсь, что нет. Один или, может быть, два. Но конечно, не больше. — Переговоры начались, и Сара была довольна, как они проходят. Лоренцо дорого обходился, его алчность не знала границ.
— А дом в Риме?
— Я должна обсудить это с Изабель, но я уверена, что она могла бы найти себе другой.
— Дом в Умбрии? — Он хотел получить все.
— Не могу пока ничего обещать, Лоренцо. Мы должны обсудить это с Изабель.
Он кивнул, соглашаясь с ней.
— Вы знаете, ювелирный магазин, бизнес идет здесь очень хорошо.
— Да, хорошо, — ответила она небрежно.
— Я был бы заинтересован стать вашим партнером.
— Вряд ли это возможно. Мы говорим о денежных инвестициях, а не о партнерстве.
— Понимаю. Я должен обдумать это.
— Я надеюсь, — спокойно закончила Сара. Когда она платила по счету, он даже не пошевелил пальцем, чтобы сделать это самому. Сара ничего не сказала Изабель о завтраке. Она не хотела раньше времени пробуждать в ней надежду на тот случай, если Лоренцо не схватит наживку, а решит оставить все как есть. Но Сара страстно желала, чтобы он согласился.
До рождения ребенка оставался еще месяц, и Изабель хотела познакомить мать с Лукасом. Он на два месяца снял квартиру в Риме, чтобы быть с ней, когда она родит ребенка. На этот раз Сара одобрила выбор дочери. Его единственным недостатком были его жена и семья в Мюнхене.
Лукас был высокий и худой, с такими же темными волосами, как у Изабель. Он любил кататься на лыжах, обожал детей, живопись и музыку, и у него было превосходное чувство юмора. Лукас пытался уговорить Сару открыть магазин в Мюнхене.
— Я больше не решаю это, — ответила она, смеясь, но Изабель погрозила ей пальцем.
— О, нет, решаешь, мама, и не старайся сделать вид, что это не так.
— Во всяком случае, не я одна.
— А что ты думаешь? — настаивала ее дочь.
— Я думаю, еще рано принимать решение. И если ты собираешься открыть магазин в Мюнхене, кто будет управлять магазином в Риме?
— Марчелло и без меня будет заниматься этим с завязанными глазами. И все его любят. — Саре он тоже нравился, но открыть еще один магазин было все же очень серьезным делом.
Они чудесно провели вместе вечер, и позднее Сара призналась Изабель, что она без ума от Лукаса. После этого она еще раз встретилась с Лоренцо, но он до сих пор не принял окончательного решения. Сара осторожно спросила дочь о ее отношении к двум домам, и Изабель дала понять, что ей все равно, если они достанутся Энцо, лишь бы избавиться от него.
— Почему ты спрашиваешь? — поинтересовалась Изабель, но Сара прикинулась рассеянной и ничего не ответила.
Но в этот раз за ленчем она раскрыла свои карты и напомнила Лоренцо, что есть основания для того, чтобы католическая церковь аннулировала брак, если Изабель выдвинет одним из оснований то, что она была обманута. Он вступил в брак, зная, что бесплоден, скрыв это от Изабель. Сара смотрела на него спокойно, но твердо и едва не рассмеялась, ожидая, что он будет паниковать. Он пытался отрицать, что знал об этом, но Сара была тверда и не позволила ему обмануть себя. Она сократила предложенную сумму с двух миллионов до одного и предложила ему оба дома. И тогда он, уходя, сказал, что поставит ее в известность, и пропал.
Джулиан звонил им несколько раз в день узнать, как чувствует себя Изабель и не родился ли ребенок. А к середине февраля Изабель сходила с ума, Лукас через две недели должен был вернуться в Мюнхен, ребенок еще не родился, а она с каждой минутой становилась все больше. Она перестала работать и говорила, что ей ничего не осталось делать, как покупать дамские сумочки и есть мороженое.
— Какие дамские сумочки? — озадаченно спросил ее брат, удивляясь, не появилось ли у нее какое-то новое пристрастие.
— Это единственное, что осталось того же размера. Я даже не могу носить свои туфли.
Он рассмеялся, а затем, разговаривая с ней, спокойно упомянул о том, что ему звонила Ивонна, чтобы сообщить, что в апреле она выходит замуж за Филиппа.
— Интересно будет через несколько лет. Как я объясню Максу, что его тетя на самом деле его мама?
— Не беспокойся об этом, может, к тому времени ты найдешь ему новую маму.
— Я занимаюсь этим, — добавил он, стараясь, чтобы это прозвучало беспечно, но оба знали: он все еще переживает из-за того, как обошлись с ним Ивонна и Филипп. Это был страшный удар для него, оскорбительная пощечина от Филиппа. — Он, должно быть, всегда ненавидел меня гораздо больше, чем я предполагал, — грустно сказал он сестре.
— Больше всего он ненавидит самого себя, — мудро заметила она. — Мне кажется, он всегда ревниво относился ко всем нам. Я не знаю почему. Может быть, ему нравилось, когда во время войны мама принадлежала только ему или что-нибудь в этом роде. Он несчастливый человек. И не будет счастлив с ней. Единственная причина, по которой она выходит за него замуж, — его титул. Она хочет быть герцогиней Вайтфилд.
— Ты так думаешь? — Он не был уверен, к лучшему это или худшему, но по крайней мере появилось какое-то объяснение.
— Я в этом абсолютно уверена, — не колеблясь, ответила Изабель. — В ту минуту, когда она встретилась с ним, пробил ее звездный час.
— Ладно, тогда он ведет себя как осел. — Джулиан рассмеялся, Изабель тоже усмехнулась.
— По голосу слышу, что ты немного повеселел.
— Надеюсь, что тебе скоро тоже будет легче. Рожай побыстрее этого ребенка, — пошутил он.
— Постараюсь.
Она делала все, что могла. Каждый день гуляла с Лукасом, проходя не одну милю, ходила с матерью по магазинам. Делала гимнастику, даже плавала в бассейне. Ребенок должен был родиться три недели назад. Изабель заявила, что начинает сходить с ума. И вот наконец как-то днем после бесконечной прогулки она почувствовала, что это начинается. Они были у Лукаса, где она теперь жила. Две недели она даже не разговаривала с Лоренцо и не имела представления, чем он занимается, ей теперь было все равно.
Как только вечером она сообщила Лукасу, что появились признаки приближения родов, он поднял ее и заставил расхаживать по квартире, сказав, что так все пойдет быстрее. Она позвонила матери в отель. Сара приехала на такси, и они просидели до полуночи, пили вино и разговаривали. Настроение Изабель ухудшалось. Она не смеялась над их шутками и не обращала внимания на то, что они говорят, и Лукас уже стал раздражать ее своими бесконечными вопросами о ее самочувствии.
— Прекрасно. — Но выглядела она совсем не прекрасно.
Сара размышляла, возвращаться ей в отель или остаться. Ей не хотелось надоедать им, но, когда она уже решила ехать, у Изабель отошли воды и схватки усилились. Это заставило Сару вспомнить то, как родилась сама Изабель, как быстро все произошло, но она была четвертым ребенком, а у Изабель — первый. Маловероятно, что все произойдет так быстро.
Но когда она позвонила доктору в клинику Сальватора Мунди, он сказал, чтобы они немедленно везли Изабель. Сара с волнением посмотрела на свою дочь. Наконец она рожала ребенка, о котором так долго мечтала. Сара надеялась, что в один прекрасный день Лукас тоже будет ее. Она это заслужила.
Медсестры в госпитале были очень внимательны и отвели Изабель в родильную палату, оборудованную по последнему слову техники. Это была большая, уютная комната, и, пока занимались с Изабель, Саре и Лукасу предложили кофе. Изабель чувствовала себя очень плохо, а через час у нее поднялось давление. Все это время Лукас успокаивал ее, держал ее за руку, вытирал ей лоб влажным полотенцем. Он ни на минуту не оставил ее одну и, не переставая, говорил ей что-то. Саре было приятно наблюдать за ними, видеть, что они так близки и так сильно любят друг друга, а раз или два он даже напомнил ей Вильяма. Он не был таким видным, высоким и красивым. Но он был хорошим, добрым и умным человеком и любил ее дочь. С каждым разом он все больше нравился Саре.
Потом наконец Изабель начала тужиться, приподнявшись на кровати, Лукас поддерживал ее за плечи, растирал ей спину. Он был неутомим, и Сара чувствовала себя ненужной. Изабель откинулась на кровать и внезапно принялась тужиться еще сильнее, и, кажется, все, кто был в комнате, помогали и ободряли ее. И вот показалась головка. Сара была вне себя от счастья, когда увидела маленькую девочку, очень похожую на Изабель. Сара заплакала и посмотрела на свою дочь. От радости по лицу Изабель текли слезы, Лукас держал ее за руку, а она прижимала к себе малютку. Это были трогательная картина и незабываемый момент.
На следующее утро Сара позвонила Лоренцо и пригласила его к себе, она решила заплатить ему, сколько он попросит. Но за последним ленчем он принял решение. Он хотел оба дома, и они сошлись на трех миллионах долларов. Это была высокая цена за то, чтобы от него избавиться, но Сара ни на мгновение не сомневалась: за это стоит заплатить.
Днем, когда она пришла в больницу, она сообщила об этом Изабель, и на лице дочери появилась улыбка огромного облегчения.
— Что это значит? Я свободна?
Сара кивнула, наклоняясь, чтобы поцеловать ее. Изабель сказала, что это самый лучший подарок, какой только можно придумать. А Лукас улыбался ей, держа на руках их дочь.
— Может, вам хотелось бы поехать со мной в Германию, ваша светлость? — с надеждой спросил он, и Сара рассмеялась.
Лукас решил остаться в Риме еще на две недели, но потом он должен был вернуться в Германию, чтобы заняться своим делом. Сара осталась до тех пор, пока Изабель не выписали из больницы и она не вернулась домой. Она помогла найти ей новый дом. А в малышку Сара была просто влюблена. Она призналась Эмануэль, что без ума от внука и внучки. Макс был самым привлекательным малышом с тех пор, как вырос Джулиан, а маленькая Адриана родилась настоящей красавицей.
В этом году на день рождения Сары собралась очень интересная компания. Изабель приехала одна с ребенком, а Джулиан — с Максом. Ксавье снова был в Африке, куда он уехал на лето, но он прислал матери два уникальных изумруда, с точными указаниями, как их следует огранить. Они собирались сделать два больших кольца. Ксавье хотелось, чтобы она носила по одному на каждой руке. Сара объяснила все Джулиану, показывая ему изумруды. Они произвели на него большое впечатление.
Филипп приехал с Ивонной, что было неприятно для Джулиана. Но теперь они были мужем и женой. Сара считала, что низко с его стороны заявиться в замок с ней, чтобы предстать перед Джулианом. Но Джулиан держался очень хорошо, по крайней мере внешне. Ему с его врожденной порядочностью трудно было бы вести себя по-другому. И что интересно, Ивон-на не проявляла совершенно никакого интереса к ребенку, которого родила год назад. Она даже ни разу на него не взглянула во время своего пребывания в замке. Большую часть времени она наряжалась и красилась или жаловалась на свою комнату, ей было то холодно, то жарко, или служанка плохо ей помогала. По мнению Сары, на ней было слишком много драгоценностей. Она, очевидно, заставляла Филиппа тратить на нее все деньги и постоянно заставляла называть ее «ваша светлость», что забавляло всех, особенно Сару, которая тоже к ней так обращалась, а Ивонна, кажется, не замечала, что все смеются, даже Джулиан. Но, как обычно, больше всех Сару удивила Изабель, когда как-то днем они играли с Адрианой на газоне. Девочке исполнилось полгода, и она только ползала и была очень занята тем, что пыталась съесть траву, когда Изабель сообщила матери, что она снова беременна. На этот раз ребенок должен родиться в марте.
— Я полагаю, это ребенок Лукаса, не так ли? — тихо спросила Сара.
— Конечно, — засмеялась Изабель. Она его обожала и никогда еще не была так счастлива. Он почти половину своего времени проводил в Риме, и все, кажется, обстояло хорошо, кроме того, что он по-прежнему был женат, хотя и формально.
— Есть надежда, что он скоро получит развод? — спросила ее мать, но Изабель покачала головой:
— Не думаю. Он делает все, что в его силах, чтобы добиться развода.
— Неужели она не знает, что у него есть другая семья и ребенок?
Изабель отрицательно покачала головой:
— Пока нет. Но он обещает, что скажет ей.
— Изабель, ты уверена? — спросила Сара. — Что, если он никогда не уйдет от нее, а ты останешься одна с двумя детьми?
— Тогда я буду любить их и буду счастлива, что они у меня есть, так же как ты, когда растила Филиппа и Элизабет, а папа был на войне и ты не знала, увидишь ли ты его когда-нибудь еще. Иногда нет никаких гарантий, — мудро заметила она. Изабель с годами становилась умнее. — Я не хочу упустить эту возможность.
Сара почувствовала уважение к дочери. Ее судьба складывалась непросто, но она вела достойную жизнь. И кажется, даже римское общество проглотило то, что произошло. Часть своего времени Изабель проводила в магазине, делала также рисунки новых украшений, и все шло хорошо. Она по-прежнему говорила о том, что надо открыть филиал в Мюнхене. Может быть, когда она выйдет замуж за Лукаса, они откроют там еще один магазин. Там были хорошо разбирающиеся в драгоценностях люди и настоящий рынок для высокохудожественных ювелирных изделий.
Ее развод должен был завершиться к концу года. Это означало, что второй ребенок не будет носить фамилию Энцо, и это было еще одним препятствием, которое ей предстояло преодолеть. Но Изабель, кажется, приготовилась к этому. Сара была спокойна за нее, когда дочь полетела с Адрианой обратно в Рим. А после того как все разъехались, она задумалась о том, как часто бывало и раньше, какая интересная у них жизнь, интересная, но нелегкая.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Драгоценности - Стил Даниэла



отличная книга
Драгоценности - Стил ДаниэлаБалаева Саадат
10.12.2012, 17.35





Замечательная книга. История жизни целой семьи.Красиво написано и интересный сюжет.Советую всем почитать.Таких книг мало.
Драгоценности - Стил ДаниэлаИра
25.09.2013, 10.57





Обожаю это произведение! Драматично и при этом жизненно...Местами печально, но вдохновляюще! Я перечитывала ее уже три раза, и каждый- как впервые. Эта книга учит верить в настоящую любовь и преданность!
Драгоценности - Стил ДаниэлаКсения
15.10.2013, 20.45





Да,девочки,согласна с вами полностью!10.баллов.
Драгоценности - Стил ДаниэлаНаталья 66
26.02.2014, 14.01





ну если по-вашему скупить драгоценности по-дешевке,пользуясь бедностью людей после войны и начать на этом бизнес-честно и порядочно,то да.....куда катится мир.(((чисто американская логика.они наживаются на всех войнах.показано на примере одной семьи.грустно,господа.
Драгоценности - Стил ДаниэлаNata
26.06.2014, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100