Читать онлайн Драгоценности, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Драгоценности - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Драгоценности - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Драгоценности - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Драгоценности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Через неделю после возвращения домой Сара выглядела вполне здоровой, она снова была на ногах и выходила из дома на ленч со своей сестрой и матерью. Казалось, что у нее все прекрасно, хотя обе женщины считали, что она слишком спокойна.
Втроем они собирались на ленч у Джейн, и мать как бы случайно пыталась расспросить Сару о Фредди. Она была глубоко огорчена тем, что Сара рассказала ей о своей жизни.
— С ним все прекрасно, — отвечала Сара, отвернувшись. Как всегда, она ничего не рассказывала о вечерах, которые проводила в одиночестве, и о том, в каком состоянии Фредди возвращался ночью домой. Она почти не говорила с ним об этом. Сара смирилась со своей судьбой и решила сохранить брак. Кроме всего прочего, разводиться было бы слишком унизительно.
Фредди тоже заметил в ней перемену, своего рода уступчивость и примирение с его отталкивающим поведением. Казалось, со смертью ребенка умерла и часть ее души. Но Фредди не спрашивал ее об этом, он просто в полной мере пользовался тем, что казалось ему добродушием Сары. Он приходил и уходил, когда ему нравилось, изредка утруждая себя тем, чтобы взять ее куда-нибудь с собой, не делая секрета из своих связей с другими женщинами и напиваясь до потери сознания.
То было самое несчастное время в ее жизни, но Сара, кажется, решила примириться с этим. Месяцами она скрывала от всех свою печаль. Но всякий раз, когда Джейн видела сестру, крайняя озабоченность ее возрастала. И из-за этого Сара старалась встречаться с ней все реже и реже. Она погрузилась в оцепенение, и в ее глазах застыло страдание. Она страшно похудела с тех пор, как потеряла ребенка, и это тоже беспокоило Джейн, но она чувствовала, что Сара избегает ее.
— Что с тобой случилось? — наконец спросила ее Джейн в мае. К этому времени она была уже на шестом месяце беременности и почти не видела сестру, потому что Саре было невыносимо видеть беременную Джейн.
— Ничего. У меня все прекрасно.
— Не говори мне этого, Сара! Ты словно в трансе. Что он с тобой делает? Что происходит?
Джейн в отчаянии посмотрела на сестру. Она понимала, как неуютно было с ней Саре, поэтому не навязывала сестре свое общество. Но она не хотела предоставить ее самой себе. Джейн стала опасаться за психику Сары и за ее жизнь, если она не расстанется с Фредди, кто-то должен был прекратить это.
— Не глупи. У меня все прекрасно.
— Лучше, чем было?
— Я так думаю. — Она намеренно была рассеянной, и от ее сестры не ускользнуло это.
Сара сильно похудела и была бледнее, чем сразу после выкидыша. Она тщательно скрывала свое подавленное состояние и заверяла всех, что у нее все прекрасно, что Фредди ведет себя хорошо. Она даже сказала своим родителям, что он ищет работу. Это была все та же старая ложь, в которую никто больше не верил, тем более Сара.
Родители молчаливо согласились поддержать этот фарс, отметив их первую годовщину небольшим вечером в доме в Саутгемптоне.
Сначала Сара пыталась их отговорить, но в конце концов оказалось легче уступить им. Фредди обещал ей, что он там будет. Идея ему пришлась по вкусу. Он хотел поехать в Саутгемптон на всю неделю и привести с собой полдюжины друзей. Дом был достаточно большой, и Сара спросила мать, не будет ли она против. Виктория сразу сказала им, что их друзьям всегда будут рады. Но Сара предупредила, что его друзья должны вести себя прилично, если останутся с ними в доме родителей, чтобы не смущать их.
— Какие глупости ты говоришь, Сара, — огрызнулся он. В последнее время он становился все раздражительнее. Она совсем не была уверена, происходило ли это из-за злоупотребления алкоголем, или же он на самом деле начал ее ненавидеть. — Ты меня ненавидишь, не правда ли?
— Не говори глупости. Я просто не хочу, чтобы твои друзья вели себя бесцеремонно в доме моих родителей.
— Но ты ведь не чопорна, малышка. Моя дорогая бедняжка боится, что мы не сможем хорошо вести себя у ее родителей.
Она хотела заметить ему, что он нигде не умеет вести себя, но удержалась. Она постепенно отказывала себе во многом, зная, что будет несчастна с ним всегда. Вероятно, никогда не появится другой ребенок, но даже это теперь не имело значения. Ничто не имело значения. Она просто жила день за днем, а однажды она умрет, и все будет кончено. Мысль о разводе с ним никогда даже не приходила ей в голову, во всяком случае, если и приходила, всегда только мимолетно. Никто в ее семье никогда не разводился, и в самых безумных мечтах Сара не допускала мысли, что она будет первой. Позор убил бы ее, так же как и ее родителей.
— Не беспокойся, Сара, мы будем вести себя хорошо. Просто не нагоняй на моих друзей скуку таким вытянутым грустным лицом. Ты вполне можешь испортить вечер каждому.
С тех пор как они поженились и она потеряла ребенка, все краски молодости сошли с ее лица, весь румянец, исчезли вся joie de vivre и волнение. Она всегда была живой, веселой и счастливой, как девочка, но внезапно стала казаться покойницей даже себе самой. Только Джейн настойчиво говорила об этом, а Питер и родители просили ее не беспокоиться, они надеялись, что с Сарой все будет в порядке, потому что им хотелось в это верить.
За два дня до приема у Томпсонов герцог Виндзорский женился на Уоллес Симпсон. Свадьба состоялась в замке Шато де Капле во Франции и привлекла к себе всеобщее внимание, все это казалось Саре пошлым и отвратительным. Ее мысли были заняты празднованием годовщины их брака, и она мгновенно забыла о Виндзоре.
Питер, Джейн и маленький Джеймс ради этого большого события собирались провести в Саутгемптоне неделю. Дом, полный цветов, был очень красив, а над лужайкой был натянут тент, и оттуда открывался вид на океан. Томпсоны подготовили превосходный вечер для Сары и Фредди. В пятницу вечером все молодые люди отправились из дома в «Каноэ-Плейсинн» и чудесно провели время, беседуя, танцуя и смеясь. Даже Джейн, которой скоро предстояли роды, присоединилась к молодежи, пошла и Сара, лицо которой вновь озарила улыбка. Фредди даже танцевал с ней, и в какой-то миг ей вдруг показалось, что он хочет ее поцеловать. Вскоре после этого Питер, Джейн, Сара и еще несколько человек вернулись к Томпсонам, а Фредди и его друзья отправились на небольшую попойку. Сара снова притихла, но ничего не сказала, когда они ехали домой вместе с Джейн и Питером. Ее сестра и зять все еще были в приподнятом настроении и, кажется, не заметили ее молчания.
Следующий день выдался солнечный, а вечером, когда заиграл оркестр и Томпсоны приветствовали гостей, которые пришли отпраздновать годовщину свадьбы Фредди и Сары, все любовались незабываемым закатом над Лонг-Айленд-Саунд.
Сара выглядела восхитительно в белом платье. Мерцающая ткань соблазнительно облегала ее фигуру и делала похожей на юную богиню. Темные волосы были высоко заколоты, и она двигалась через толпу со спокойной грацией, приветствуя своих друзей и гостей родителей, и каждый говорил о том, как она повзрослела за прошедший год и насколько она стала красивее, чем была на свадьбе. Она составляла разительный контраст со своей располневшей сестрой Джейн, которая выглядела по-матерински трогательно в бирюзовом шелковом платье, скрывающем ее полноту.
— Мама хотела, чтобы я была в красном, но я больше люблю этот цвет, — шутила она со старыми друзьями, и Сара улыбнулась, проходя мимо. Она выглядела лучше и казалась счастливой, но Джейн все еще беспокоилась о ней.
— Сара так похудела.
— Она… она болела в этом году.
Она еще больше похудела с тех пор, как у нее случился выкидыш, и Джейн считала, хотя Сара и не признавалась ей в этом, что она все еще чувствовала вину и горевала о потере ребенка.
— Детей еще нет? — постоянно спрашивали ее. — О, вам двоим уже пора начинать! Или кончать.
Она только улыбалась в ответ, а через час с начала вечера она вдруг заметила, что Фредди куда-то исчез. Час назад он был со своими друзьями возле бара, а потом, пока она встречала гостей, стоя рядом с отцом, его и след простыл. Она спросила лакея, и он ответил, что мистер ван Деринг уехал несколько минут назад в автомобиле с несколькими своими друзьями, и они направились к Саутгемптону.
— Они, возможно, поехали раздобыть кое-что, — мягко намекнул он Саре.
— Спасибо, Чарльз. — Он был их лакеем не один год и оставался в доме зимой, когда они уезжали обратно в город. Она знала его с детства и горячо любила.
Сара начала беспокоиться о том, что задумал Фредди. Он, возможно, отправился с друзьями в один из баров в Гемптон-Бейс пропустить рюмку-другую, прежде чем вернуться к аристократизму вечера ее отца. Но ее волновало, насколько они будут пьяны, когда вернутся.
— Где же твой симпатичный муж? — поинтересовалась пожилая подруга ее матери, и Сара заверила ее, что Фредди через минуту спустится. Он поднялся, чтобы принести для нее шаль, объяснила она, и подруга подумала, что его внимание очень трогательно.
— Что-нибудь случилось? — подошла к ней Джейн, спросив об этом, понизив голос. Она наблюдала за Сарой последние полчаса. Джейн слишком хорошо знала сестру, чтобы ее могла ввести в заблуждение неестественная улыбка, не сходившая с лица Сары.
— Нет. Почему ты спрашиваешь об этом?
— Ты выглядишь так, словно у тебя в кармане змея.
При этих словах Сара только рассмеялась. На какой-то миг она вспомнила детство и почти забыла о том, что Джейн беременна. Будет так тяжело видеть ее в скором времени с ребенком, зная, что твоего ребенка больше нет и что другого уже не будет никогда. Они с Фредди ни разу не были близки с тех пор, как у нее случился выкидыш.
— Так где же змея? — спросила Джейн.
— Его в самом деле нет. — При этих словах Сары сестры рассмеялись в первый раз за долгое время.
— Я не это имела в виду… но действительно прелестное сравнение. С кем он ушел?
— Я не знаю. Но Чарльз сказал, что он уехал полчаса назад по направлению к городу.
— Что это значит? — Джейн посмотрела на нее с тревогой. Что за головная боль для нее этот мальчишка, даже больше, чем они подозревали, если он не может вести себя достойно всего один вечер в доме ее родителей.
— Может быть, неприятность. Во всяком случае, попойка. Очень похоже, что попойка. Если повезет, он будет держаться вполне прилично… до позднего вечера.
— Мама будет довольна. — Джейн улыбалась, пока они стояли вместе и наблюдали за гостями, которые хорошо проводили время, чего нельзя было сказать о Саре.
— Отец был в приподнятом настроении. — Они обе снова рассмеялись, и Сара глубоко вздохнула и взглянула на Джейн: — Мне жаль, что я так ужасно вела себя с тобой последние несколько месяцев. Просто я… Я не знаю… Мне тяжело думать о твоем ребенке… — В ее глазах были слезы, и она снова отвернулась, и старшая сестра обняла ее.
— У меня все в порядке.
— Твой нос растет, Пиноккио.
— Ой, замолчи, — снова усмехнулась Сара, и вскоре они присоединились к гостям.
К тому времени когда все рассаживались за столы, Фредди еще не вернулся. Его отсутствие, а также отсутствие его друзей было мгновенно замечено, когда гости сели за столы, накрытые на лужайке, на отведенные места, и почетное место Фредди, по правую руку от тещи, оказалось незанятым. Но прежде чем кто-то успел прокомментировать это, а миссис Томпсон спросить Сару о том, где ее муж, раздался сумасшедший звук рожка, и Фредди в своем «паккарде» и четверо его друзей, крича, размахивая руками и смеясь, въехали на лужайку. Они подкатили прямо к столам и вышли из автомобиля с тремя местными девицами, одна из которых обвилась вокруг Фредди, в то время как гости замерли от изумления, глядя на них. Юные леди были непросто местными девушками, а женщинами, которым платят за проведенный с ними вечер и оказанные услуги.
Пятеро молодых людей были пьяны и, очевидно, считали, что это самая забавная шутка из всех, какие им когда-либо удавалось проделать. Но их спутницы выглядели несколько неуверенно, когда увидели вокруг себя хорошо одетых и явно потрясенных людей. Девица, которая была с Фредди, попыталась убедить его отвезти их обратно в город, но к этому моменту сам черт им был не брат. Группа официантов попыталась убрать автомобиль, а их лакей Чарльз удалить девиц, а Фредди и его друзья путались у всех под ногами, спотыкаясь о гостей и приводя всех в замешательство. Фредди был хуже всех. Он ни в коем случае не хотел отпускать девицу, которую они привезли с собой. Не думая ни о чем и ничего не понимая, Сара встала, глядя на него глазами полными слез и вспоминая свадьбу, которая была всего лишь год назад, свои надежды и тот кошмар, каким стала ее жизнь после свадьбы. Эта девица была олицетворением того ужаса, каким оказался для нее прошедший год, и вдруг все это представилось ей страшным сном, и она стояла, наблюдая за Фредди, полная молчаливого гнева. Все было как в страшном фильме. Плохо только то, что она участвовала в нем.
— В чем дело, малышка? — обратился он к ней через несколько столов. — Ты не хочешь познакомиться с моей возлюбленной? — Он засмеялся, взглянув в лицо Саре, а Виктория Томпсон быстро пошла через лужайку к своей младшей дочери, которую от потрясения словно пригвоздили к месту, и она застыла, не испытывая никаких чувств. — Шейла — продолжал он кричать, — это моя жена… а это ее родители. — Он важно помахал рукой, а гости с изумлением смотрели на него. Но к этому времени Эдвард Томпсон перешел к действию. Он и два официанта увели Фредди и девицу решительно и быстро, а остальных молодых людей также выпроводили вместе с их дамами в сопровождении группы официантов. Фредди немного сопротивлялся, когда тесть отвел его в маленький домик на берегу, в котором они переодевались. — В чем дело, мистер Томпсон, разве это не мой вечер?
— Нет, как видно, не ваш. И никогда не будет вашим. Нам следовало выбросить вас несколько месяцев назад. Но я смею заверить вас, Фредерик, обо всем этом мы позаботимся очень скоро. Вы немедленно уедете отсюда, на следующей неделе мы пришлем вам вещи, остальное вы услышите от моего адвоката в понедельник утром. Ваше время мучить мою дочь окончено. Пожалуйста, не возвращайтесь домой. Вам ясно? — Голос Эдварда Томпсона гремел в крошечном домике. Но Фредди был слишком пьян, чтобы испугаться.
— Мне… мне… кажется, что папа немного огорчен! Не говорите мне, что вы время от времени не посещаете девочек. Пойдемте со мной, сэр… Я поделюсь этой с вами. — Он открыл дверь, они увидели, что девица поджидала Фредди.
Эдвард Томпсон начал трясти Фредди, схватив его за лацканы пиджака, и силой своего гнева едва не приподнял его.
— Если я когда-нибудь увижу тебя снова, маленький мерзавец, я убью тебя. Теперь убирайся отсюда и держись подальше от Сары! — прорычал он, а девица тряслась от страха, глядя на него.
— Да, сэр. — Фредди отвесил проститутке пьяный поклон и предложил ей свою руку, и через пять минут он, его друзья и их «дамы» уехали.
В это время Сара, удалившись в свою комнату, сидела там, вцепившись в Джейн, рыдая и настаивая, что все это к лучшему, что с самого начала жизнь была для нее кошмаром, что, может быть, это ее вина, потому что она потеряла ребенка, может быть, ребенок бы его изменил. Часть того, что она говорила, имело смысл, что-то нет, но все это вырвалось из самой глубины ее души. Быстро вошла Виктория, чтобы посмотреть, как она, но должна была вернуться к гостям, оставшись удовлетворена тем, что Джейн держит ситуацию в руках. Прием потерпел сокрушительное фиаско.
Этот вечер был долгам для всех присутствующих. Но каждый ел как можно быстрее, несколько храбрецов танцевали, и все очень вежливо делали вид, что не обратили внимания на то, что произошло, а потом распрощались пораньше. К десяти часам никого из гостей не осталось, а Сара все еще лежала, рыдая, в своей спальне.
На следующее утро в доме Томпсонов, когда вся семья собралась в гостиной, состоялся серьезный разговор. Эдвард Томпсон объяснил Саре, что он сказал Фредди накануне вечером, и твердо посмотрел на нее.
— Решение примешь ты, Сара, — объявил он, и вид у него при этом был несчастный, — но мне хотелось бы, чтобы ты развелась с ним.
— Отец, я не могу… это было бы ужасно для любого… — Она оглядела их всех, боясь смущения и стыда, которые она причинила бы им.
— Для тебя будет гораздо хуже, если ты вернешься к нему. Теперь я понимаю, через что ты прошла. — Когда он думал об этом, он чувствовал почти благодарность за то, что она потеряла ребенка. Он с грустью посмотрел на свою дочь. — Сара, ты любишь его?
Она долго колебалась, прежде чем ответила, а затем отрицательно покачала головой, проговорив почти шепотом:
— Я даже не знаю, почему я вышла за него замуж. — Она снова посмотрела на них. — Тогда я думала, что люблю его, но я его даже не знала.
— Ты сделала ужасную ошибку. Ты была введена им в заблуждение, Сара. Это может случиться с каждым. Теперь мы должны решить эту проблему за тебя. Я хочу, чтобы ты позволила мне сделать это. — Эдвард ни единого мгновения не колебался в своем решении. Другие также кивнули в знак согласия. — Так как?
Она чувствовала себя потерянной, словно снова была ребенком, и постоянно думала о всех тех людях, которые видели, как он опозорил ее накануне вечером. Сомнений быть не могло. Это было унизительно… привести проституток в дом ее родителей… Она проплакала всю ночь, и ее ужасало, что скажут люди про это страшное унижение для ее родителей.
— Я хочу, чтобы ты все предоставила мне. — Потом он подумал еще об одном. — Ты хочешь жить в Нью-Йорке? Она посмотрела на отца и покачала головой:
— Я ничего не хочу. Я хочу только вернуться домой с тобой и с мамой. — При этих словах ее глаза наполнили слезы, а мать нежно похлопала ее по плечу.
— Хорошо, ты поедешь, — взволнованно сказал он, в то время как Виктория вытирала ей слезы. Питер и Джейн крепко взяли ее за руки. Все это огорчало каждого из них, но Сара принесла им облегчение.
— А как вы с мамой? — Она печально смотрела на них обоих.
— Что мы?
— Вам не будет стыдно, если я разведусь? Я чувствую себя, словно я эта ужасная женщина, Симпсон, — все будут говорить обо мне и о вас тоже. — Сара снова заплакала и закрыла лицо руками. Она была еще слишком молода и потрясена событиями последних месяцев.
Мать обняла ее и попыталась утешить:
— Что могут сказать люди, Сара? Что он был ужасным мужем, что ты была очень несчастлива? Что ты сделала ошибку? Тебе надо примириться с этим. Ты не сделала ничего плохого. Это Фредерику должно быть стыдно, но не тебе.
И снова остальные члены семьи кивнули в знак согласия.
— Но люди ужаснутся. Никто в нашей семье никогда не разводился.
— Так что же? Мне дороже твое счастье и безопасность. — Виктория Томпсон чувствовала вину и боль из-за того, что не поняла, насколько плохо обстоят дела у дочери. Одна Джейн подозревала, как сильно страдала сестра, но никто не слушал ее. Все они думали, что она чувствует себя несчастной из-за того, что у нее был выкидыш.
Сара по-прежнему находилась в подавленном состоянии, когда позднее Питер и Джейн уехали в Нью-Йорк, и на следующее утро, когда отец отправился на встречу со своим адвокатом. Виктория осталась с ней в Саутгемптоне, Сара была непреклонна в своем решении не возвращаться в Нью-Йорк. Она хотела спрятаться здесь навсегда, так она сказала, а больше всего она не хотела видеть Фредди. Она согласилась на развод, предложенный отцом, но ее страшил весь ужас, который, как она предполагала, был связан с этим. Сара читала о разводах в газетах, и всегда они выглядели неприятно и приводили ее в смущение, но она была ошеломлена, когда Фредди позвонил ей вечером в понедельник, после разговора с адвокатом ее отца.
— Все в порядке, Сара. Думаю, это к лучшему для нас обоих. Мы просто не были готовы.
— Мы? — Она не могла поверить, что он в самом деле сказал это. Он даже не винил себя, он просто был счастлив от нее освободиться, во всяком случае, освободиться от ответственности, чтобы ему не докучали такие вещи, как дети.
— Ты не сердишься? — Сара была изумлена и чувствовала глубокую обиду.
— Совсем нет, малышка. — Последовало продолжительное молчание.
— Ты рад? — Снова молчание.
— Ты любишь задавать подобные вопросы, не так ли, Сара? Какая разница, что я чувствую? Мы сделали ошибку, а твой отец помогает нам ее исправить. Он — милый человек, и я думаю, что мы поступаем правильно. Мне жаль, если я доставил тебе какую-то неприятность…
«Вроде скучного уик-энда и испорченного вечера», — грустно усмехнулась про себя Сара. Он не имел представления о том, каким для нее был прошедший год. Никто не мог вообразить этого. Он просто радовался, что избавился от всего, ей стало ясно это, пока она его слушала.
— Что ты собираешься теперь делать? — Она еще не выяснила для себя многого. Новое положение смущало ее. Она знала, что не хочет возвращаться в Нью-Йорк. Она не желала никого видеть и рассказывать кому-то о своем неудачном замужестве.
— Я думаю поехать на несколько месяцев в Палм-Спрингс. Или, может быть, на лето в Европу. — Он размышлял, строя планы, пока говорил.
— Звучит заманчиво.
Их разговор был похож на разговор двух незнакомых людей, и от этого ей снова стало грустно. Они совсем не знали друг друга, никогда, это была только игра, и она проиграла. Они оба в проигрыше. Но кажется, его это не беспокоило.
— Береги себя, — сказал он, словно старому другу или школьному товарищу, с которым он расстается на время, но они прощались навсегда.
— Спасибо. — Она сидела, тупо уставившись на телефон, пока держала трубку и слушала его.
— Мне сейчас лучше уехать, Сара. — Она молча кивнула. — Сара?
— Да… Мне жаль… Спасибо за то, что позвонил. — «Спасибо за ужасный год, мистер ван Деринг… Спасибо за то, что вы разбили мое сердце…» Она хотела спросить, любил ли он ее когда-нибудь, но не осмелилась. Да и стоило ли спрашивать, ответ она и так знает. Было очевидно, что он ее не любил, как не любил никого, даже самого себя.
Виктория видела переживания дочери. В таком состоянии Сара провела июль, а затем август и сентябрь. Единственное, что привлекло ее внимание в июле, — исчезновение Эмилии Эрхарт, а через несколько дней — вторжение японцев в Китай. Но большую часть времени она думала о разводе, и ее мучили стыд и вина. Она чувствовала себя даже хуже к тому времени, когда у сестры родилась дочка, но тем не менее поехала вместе с матерью в Нью-Йорк, чтобы навестить Джейн в больнице, и после того как она повидала сестру, настояла на своем возвращении в Саутгемптон тем же вечером. Малышка была замечательная, и они назвали ее Марджори, но Сара стремилась снова остаться одна. Она теперь большую часть времени размышляла о прошлом, пытаясь понять, что с ней произошло. На самом деле все было гораздо проще, чем она думала. Просто она вышла замуж за человека, которого совершенно не знала, а он оказался ужасным мужем. Конец истории. Но она считала, что в этом есть ее вина, и убедила себя в том, что, если она будет жить вдали от людей, они забудут о ее существовании и не станут судить за ее грехи родителей. Так что ради их безопасности и ради своей собственной она стремилась к уединению.
— Ты не можешь исчезнуть на всю оставшуюся жизнь, Сара, — убеждал ее отец после Дня труда, когда они собирались переехать на зиму в Нью-Йорк. Фредди уехал в Европу, как и говорил, но его адвокаты прекрасно справились со всем сами, сотрудничая с адвокатами Томпсона. Слушание их дела было назначено на ноябрь, и ровно через год должен состояться развод. — Тебе необходимо вернуться в Нью-Йорк, — настаивал отец. Они не хотели оставлять дочь в Лонг-Айленд-Саунд, словно стыдились ее. Но в своем безумии она сама себя стыдилась, и даже когда Джейн с малышкой приехала навестить ее в октябре и умоляла вернуться домой, она продолжала упорствовать.
— Я не хочу возвращаться в Нью-Йорк, Джейн. Я счастлива здесь.
— Мерзнуть всю зиму с Чарльзом и тремя старыми слугами в Лонг-Айленд-Саунд? Сара, не глупи. Поедем домой. Тебе двадцать один год. Ты не можешь ставить крест на своей жизни. Ты должна начать все сначала.
— Я не хочу начинать сначала, — спокойно ответила она, не обращая никакого внимания на ребенка сестры.
— Не сходи с ума. — Упрямство Сары начинало раздражать Джейн.
— Что ты знаешь о жизни? У тебя муж, который любит тебя, и двое детей. Ты никогда не была обузой, стыдом и позором для семьи. Ты великолепная жена, дочь, сестра, мать. Что ты знаешь о моей жизни? Абсолютно ничего! — Она была в ярости, но не на Джейн, и та знала это. Она злилась на себя, на свою судьбу… и на Фредди. Но, взглянув на свою сестру, она мгновенно раскаялась: — Прости меня, Джейн, я просто хочу побыть здесь одна. — Она даже не могла как следует объяснить это.
— Почему? — Джейн ничего не могла понять. Сара была молода и красива, она не единственная, переживающая развод, но вела себя она так, словно ее обвиняли в убийстве.
— Я никого не хочу видеть. Ты можешь понять это?
— И сколько это будет продолжаться?
— Может быть, всегда. Это достаточно долго? Теперь тебе понятно? — Сара отчаянно не хотела отвечать на вопросы сестры.
— Сара Томпсон, ты сумасшедшая. — Отец настоял, чтобы она взяла назад свое собственное имя, как только он подал заявление о раздельном проживании.
— Я имею право поступать так, как я хочу, это моя жизнь. Я могу постричься в монахини, если пожелаю, — упрямо заявила Сара сестре.
— Сначала ты должна стать католичкой. — Джейн усмехнулась, но Саре не показалось это забавным. Она с рождения была членом епископальной церкви. И Джейн подумала, что у Сары слегка помутился рассудок. Может быть, через некоторое время она справится с собой. Они все надеялись на это, хотя после разговора с сестрой у Джейн появилось сомнение.
Сара оставалась тверда, отказываясь возвращаться в Нью-Йорк. Виктория потратила много времени, собрав и упаковав все веши в нью-йоркской квартире, потому что Сара заявила, что не хочет их больше видеть. Она приехала в ноябре в Нью-Йорк на слушание своего дела в черном платье и с траурным лицом. Красивая и испуганная, она стоически прошла через бракоразводный процесс.
И как только все было закончено, она снова уехала в Лонг-Айленд. Каждый день Сара отправлялась в долгие прогулки по побережью, даже в самую плохую и холодную погоду, когда ветер хлестал ей в лицо до тех пор, пока ей не начинало казаться, что оно кровоточит. Она все время читала и писала письма матери, Джейн и некоторым своим старым друзьям. По правде говоря, у нее все еще не было желания видеть их.
Все они приезжали в Саутгемптон на Рождество, но Сара почти с ними не разговаривала. Единственный раз она упомянула о разводе в разговоре с матерью, когда они слушали по радио о герцоге и герцогине Виндзорских. Она чувствовала горькое родство с Уоллес Симпсон. Но Виктория уверяла ее, что у нее нет ничего общего с этой женщиной.
С приходом весны она снова хорошо выглядела, и в глазах наконец появился прежний блеск. Теперь она заговорила о том, что ей хотелось бы найти фермерский дом где-нибудь в уединенном месте на Лонг-Айленде и постараться взять его внаем или даже купить.
— Это глупо, — прорычал ее отец. — Я прекрасно понимаю, что тебе было необходимо какое-то время, чтобы пережить все, но я не собираюсь позволить тебе похоронить себя на Лонг-Айленде на всю жизнь, словно отшельнику. Ты можешь оставаться здесь до лета, а в июле мы с твоей матерью возьмем тебя с собой в Европу. — Ему пришла в голову эта мысль неделю назад. Виктория и даже Джейн сочли, что это блестящая идея и как раз то, что нужно Саре.
— Я не поеду. — Она смотрела на него с упрямством, но выглядела здоровой и сильной и еще красивее, чем раньше. Ей пора было снова возвращаться в мир, понимала она это или нет. И если она не согласится поехать с ними, они приготовились заставить ее.
— Ты поедешь, или мы заставим тебя.
— Я не хочу натолкнуться на Фредди, — слабо возразила она.
— Он пробыл всю зиму в Палм-Бич.
— Откуда ты знаешь? — Ей было любопытно, не разговаривал ли с ним ее отец.
— Я говорил с его адвокатом.
— В любом случае я не хочу ехать в Европу.
— Это неприятно, но в любом случае ты поедешь.
Тогда она вылетела из-за стола и долго бродила по берегу, но, когда она вернулась, отец поджидал ее недалеко от дома. Он видел, как она страдала весь прошедший год, и это едва не разбило его сердце. Она переживала свое неудачное замужество, потерю ребенка, ошибки, которые она совершила, и горькое разочарование. Сара удивилась, увидев отца, когда возвращалась с берега сквозь высокую траву дюн.
— Я люблю тебя, Сара. — Первый раз отец говорил ей об этом такими словами, и они каплями бальзама упали на ее исстрадавшееся сердце. — Твоя мать и я очень любим тебя. Мы, может быть, не знаем, как помочь тебе забыть обо всем, что случилось, но мы хотим попытаться… пожалуйста, позволь нам это сделать.
На глазах у нее выступили слезы. Отец обнял ее и долго не отпускал, пока она плакала у него на плече.
— Я тоже люблю тебя, папа… Я тоже люблю тебя… Мне так жаль…
— Ни о чем не жалей больше, Сара… Просто будь счастливой… Будь снова девочкой, какой ты была до того, как все это случилось.
— Я попытаюсь. — На мгновение она высвободилась из его объятии, чтобы взглянуть на отца, и увидела, что он тоже плачет. — Мне жаль, что я так горевала.
— Все в порядке! — Он улыбнулся сквозь слезы. — Ты должна была пройти через это!
Они оба рассмеялись и медленно, рука об руку, направились к дому, а он молча молился, чтобы им удалось увезти ее в Европу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Драгоценности - Стил Даниэла



отличная книга
Драгоценности - Стил ДаниэлаБалаева Саадат
10.12.2012, 17.35





Замечательная книга. История жизни целой семьи.Красиво написано и интересный сюжет.Советую всем почитать.Таких книг мало.
Драгоценности - Стил ДаниэлаИра
25.09.2013, 10.57





Обожаю это произведение! Драматично и при этом жизненно...Местами печально, но вдохновляюще! Я перечитывала ее уже три раза, и каждый- как впервые. Эта книга учит верить в настоящую любовь и преданность!
Драгоценности - Стил ДаниэлаКсения
15.10.2013, 20.45





Да,девочки,согласна с вами полностью!10.баллов.
Драгоценности - Стил ДаниэлаНаталья 66
26.02.2014, 14.01





ну если по-вашему скупить драгоценности по-дешевке,пользуясь бедностью людей после войны и начать на этом бизнес-честно и порядочно,то да.....куда катится мир.(((чисто американская логика.они наживаются на всех войнах.показано на примере одной семьи.грустно,господа.
Драгоценности - Стил ДаниэлаNata
26.06.2014, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100