Читать онлайн Драгоценности, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Драгоценности - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Драгоценности - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Драгоценности - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Драгоценности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Прошли три мучительных года, прежде чем Изабель снова вернулась в Париж. Они приехали, когда Сара пригласила их на юбилей «Вайтфилда», который она устраивала в Лувре. Они заняли часть Лувра для приема. Прежде этого никогда не делалось. Эмануэль пришлось использовать свои связи в правительстве, чтобы получить разрешение. Весь прилегающий район собирались оцепить, и предполагалось для этого нанять не одну сотню музейных охранников и жандармов. Лоренцо знал, что это событие нельзя пропустить. Сара была поражена, когда они приняли приглашение. Их брак длился уже пять лет, и Сара почти смирилась с потерей Изабель. Всю свою энергию и привязанность она отдавала Джулиану, и в какой-то степени Филиппу, так как его она видела меньше. Он был женат на Сесиль уже тринадцать лет, и в прессе появлялись намеки на его связи, но никогда не утверждалось прямо. Сара подозревала, что из-за уважения к его положению. По мнению некоторых, герцог Вайтфилд был заядлым игроком в кости.
Прием, который устраивала Сара, был самым ослепительным из всех, какие видел Париж. Женщины были так восхитительны, что захватывало дух, а мужчины так представительны, что за ее центральным столом можно было бы избрать пять правительств. Там присутствовал президент Франции, Онаси-сы, Рейнеры, арабы, греки, все сколько-нибудь важные американцы и все коронованные особы Европы. Каждый, кто носил драгоценности, был там, а также множество молодых женщин, которые надеялись, что будут носить драгоценности. Там собрались куртизанки и королевы, очень богатые и очень известные. В сравнении с этим прием пятилетней давности померк. Не останавливались ни перед какими затратами, Сара сама была поражена, когда увидела это. Она сидела, умиротворенная победой, любуясь праздником, в то время как тысячи гостей ели, танцевали, пили, стараясь при этом извлечь выгоду друг из друга и воспользоваться прессой, и некоторые не слишком красиво вели себя, хотя этого никто не понял.
Джулиан пришел с очень милой девушкой, актрисой, о которой Сара читала в связи с недавним скандалом. Это была интересная перемена в нем. В последнее время он приходил с хорошенькими бразильскими моделями. Джулиан никогда не испытывал недостатка в девушках, но всегда хорошо себя вел. Они любили его, когда появлялись и когда оставляли его, никто не мог бы пожелать большего. Саре хотелось увидеть, какую жену он себе выберет, но в двадцать девять лет он, кажется, не подавал признаков того, что собирается сделать это, и она его не принуждала.
Филипп, конечно, пришел с женой, но большую часть вечера он провел с девушкой, которая работала у Сен-Лорана. Он познакомился с ней год назад в Лондоне, и, кажется, у них было очень много общего. Он всегда заглядывался на девушек Джулиана. Актрису он тоже заметил, но ни разу не оказался поблизости, чтобы познакомиться с ней, а потом они затерялись в толпе. Позднее пришлось искать Сесиль целую вечность, она весело болтала с королем Греции о лошадях.
Изабель была одной из самых красивых женщин среди присутствующих на приеме, и Сара была довольна, отметив это. Она была в облегающем черном платье от Валентино, которое великолепно подчеркивало ее фигуру, длинные черные волосы струились по спине. Изабель одолжила у Джулиана бриллиантовое колье, браслет и такие же серьги. Но ей не нужны были драгоценности. Она и без них сверкала красотой, и публика не сводила с нее глаз. Сара была рада, что дочь приехала на прием и побывала дома. У нее не было заблуждения насчет цели их приезда. Лоренцо весь вечер прочесывал толпу, преследуя королей и постоянно позируя для газет. Сара заметила это так же, как и Изабель, которая наблюдала за ним, но Сара ничего не сказала. Нетрудно было понять, что между ними что-то произошло, и она ждала, не поделится ли с ней Изабель своими тревогами, однако дочь хранила молчание. Она оставалась допоздна и танцевала со старыми друзьями, особенно с известным французским принцем, которому всегда нравилась. Было так много мужчин, готовых ухаживать за Изабель, но она уехала на пять лет, выйдя замуж за Лоренцо.
На следующий день Сара пригласила всех, кто помогал ей, на ленч к Фуко, чтобы поблагодарить их за оказанную помощь в организации приема. Конечно, там присутствовали Эмануэль и Джулиан, Филипп и Сесиль, Мигель и его друг, дизайнер, а также Изабель с Лоренцо. Ксавье уже уехал. Он попросил Сару отпустить его в Кению на несколько месяцев погостить у друга. Сначала она была против, но он настаивал, а она была так занята подготовкой к юбилею, что в конце концов уступила. Ксавье исполнилось четырнадцать лет, и больше всего ему хотелось посмотреть мир, и чем дальше уехать, тем лучше. Он любил ее общество и Францию, но его влекли экзотика и незнакомые страны. Он четыре раза перечитал книгу Тура Хейердала и, кажется, знал абсолютно все об Африке и Амазонке и еще о всевозможных уголках планеты, которые никто из его семьи никогда не хотел посетить. Он отличался самостоятельностью, в чем-то он походил на Вильяма; что-то унаследовал от Сары, был таким же ласковым, как Джулиан, и таким же веселым, как Вильям. Но в нем жили дух приключений и страсть к преодолению трудностей, которых больше ни у кого в семье не было. Все остальные предпочитали Париж, Лондон, Антибы или даже Вайтфилд.
— Мы очень скучная компания по сравнению с ним. — Сара улыбнулась. Он уже написал ей полдюжины писем с рассказами о сказочных животных, которых он видел. И собирался еще раз побывать в Кении, если она ему позволит.
— От меня он не дождался бы разрешения, — усмехнулся Джулиан. Он предпочитал софу, а не сафари.
— И от меня, — поддержал его Филипп. А Лоренцо тут же пустился в пространные рассказы о своем дорогом друге махарадже, которые всем скоро наскучили.
Но несмотря на это, они очень приятно провели время за ленчем, а позднее Вайтфилды попрощались с матерью и отправились по своим делам. Джулиан собирался с друзьями на несколько дней в Сен-Тропез, чтобы отдохнуть от проделанной гигантской работы по подготовке приема. Филипп и Сесиль летели обратно в Лондон. Нигель на несколько дней оставался с друзьями в Париже. Эмануэль снова бралась за работу, так же как и Сара. Только Изабель медлила после ленча. Лоренцо сказал, что он должен заехать за кем-то в «Гермес» и хотел бы встретиться с друзьями. Они собирались пробыть в Париже еще несколько дней. Впервые за все эти годы Изабель, кажется, хотела поговорить с матерью. Когда они наконец остались одни, возникла неловкая пауза, и Сара спросила ее, не хочет ли она выпить еще чашечку кофе.
Они заказали кофе, и Изабель села рядом с матерью. За обедом она сидела на другом конце их оживленного стола. Когда она наконец печально посмотрела на свою мать, ей на глаза навернулись слезы, и она старалась сдержать их.
— Не думаю, что теперь имею право на что-то жаловаться, не так ли? — уныло спросила Изабель, и Сара нежно коснулась ее руки, желая облегчить страдания дочери, от которых она хотела защитить ее с самого начала. Изабель получила жестокий урок, которого могло и не быть, если бы она послушала мать. — Я действительно не могу жаловаться, так как ты меня предупреждала.
— Нет, ты можешь жаловаться. — Сара улыбнулась. — Каждый имеет право пожаловаться. — И тут она решила быть с ней откровенной: — Ты ведь несчастна?
— Очень, — призналась Изабель, вытирая слезы, которые текли по щекам. — Я не могла себе представить, на что это будет похоже… Я была такой молодой и такой глупой… ты все понимала. А я была так слепа…
Это была правда, но Саре все равно было грустно. На этот раз ее не утешало то, что она оказалась права. Это касалось ее ребенка. Ее сердце разрывалось, когда она видела, как несчастна дочь. Она пыталась приговорить себя к тому, чтобы почти не видеть ее столько лет, но это было так мучительно. Теперь Сара понимала, что ее отчуждение от дочери оказалось совершенно напрасным.
— Ты была очень молода, — продолжала Сара. — И очень упряма. А он — очень хитер.
Изабель кивнула, и вид у нее был несчастный.
— Он играл с тобой, как с котенком, чтобы добиться того, что ему было нужно. — Он играл с ними со всеми, выкручивая им руки, и соблазнил Изабель, чтобы она вышла за него замуж. Изабель заслуживала прощения, но Лоренцо нельзя было простить. — Он знал, что он делает.
— Лучше, чем ты можешь себе представить. Как только мы приехали в Рим и он получил все, что хотел, все изменилось. Оказывается, это он выбрал палаццо, он сказал, что это необходимо иметь каждому, каждому, имеющему право наследования, и им это необходимо для всех их детей, и вилла в Умбрии тоже необходима. А потом он купил «ролле»… и яхту… и «феррари»… потом внезапно я перестала видеть его. Его все время не было дома, он проводил время со своими друзьями, а мне оставалось только читать в газетах про него и других женщин. И каждый раз, когда я спрашивала его об этом, он только смеялся и говорил, что это его старые друзья или двоюродные сестры. Он, должно быть, в родстве с половиной Европы, — мрачно сказала она, глядя на мать. — Он годами обманывал меня, а теперь он даже не скрывает этого. Он делает все, что хочет, но говорит, будто я не могу ничего сделать. В Италии нет развода, он в родстве с тремя кардиналами и заявляет, что никогда со мной не разведется. — У нее был совершенно безнадежный вид, когда она рассказывала о пережитом.
Сара не могла себе представить, что он зашел так далеко и осмелился вести себя настолько вызывающе. И как он смел явиться сюда, сидеть среди них, общаться с ее друзьями после того, что он сделал с ее дочерью? Сара была в бешенстве.
— Ты просила у него развод? — озабоченно спросила она и похлопала дочь по руке. Изабель кивнула:
— Два года назад, когда у него была связь с хорошо известной в Риме женщиной. Я не могла больше этого вынести. Про них писали во всех газетах. Я не видела смысла в том, чтобы продолжать игру дальше. — Тут она расплакалась. — Мне было так одиноко. — Сара прижала ее к себе, а Изабель продолжила свой грустный рассказ: — В прошлом году я еще раз попросила его о разводе. Но он все время отвечает отказом, так что мне придется смириться с этим.
— Он хочет быть женатым на твоем банковском счете, а не на тебе. — Он всегда хотел этого, и, судя по тому, что рассказывал Джулиан, ему очень повезло. Он отложил много денег, которые ему давала Изабель, и продолжал заставлять ее платить за все. Но ее это не беспокоило бы, если бы она любила его. Но любви пришел конец. Когда угасла их первая страсть, не осталось ничего, кроме горстки пепла. — По крайней мере у вас нет детей. Если тебе удастся избежать этого, хотя бы с этой стороны будет проще. А ты еще молода, и у тебя еще будут дети.
— Не от него, — уныло добавила Изабель совсем тише. Они сидели за столом, и официанты держались в стороне от них. — Мы даже не можем иметь детей.
Сара была ошеломлена этим.
— Почему не можете? — Он даже угрожал тем, что Изабель могла забеременеть, когда собирался жениться на ней. Это была главная причина, по которой они отказались подождать до Рождества. И он не был стар. Ему исполнилось всего пятьдесят четыре года. Вильям был старше, когда у них родился Ксавье, и, кроме того, у него было плохое здоровье, подумала Сара. — У него что-то не в порядке?
— В детстве он перенес очень тяжелую свинку, и он бесплоден. Мне сказал его дядя. Энцо сам никогда не говорил мне об этом. А когда я спросила его, он рассмеялся и заявил, что мне очень повезло. Он лгал мне, мама… Он говорил, что у нас будет дюжина детей. — Слезы снова покатились по ее щекам. — Я думаю, что, несмотря на то что я его так ненавижу, я могла бы остаться замужем, если бы у нас были дети. — У нее было желание заполнить как-то пустоту в сердце. Пять долгих лет ей некого было любить и никто не любил ее. Даже со своей семьей он вынудил ее вступить в борьбу.
— Не стоит иметь детей таким образом, дорогая, — тихо заметила Сара. — Ты же не хочешь, чтобы они росли несчастливыми. — Но она также не хотела, чтобы ее дочь продолжала вести такую жизнь.
— Мы больше не спим вместе. Уже три года. Он приходит домой только сменить рубашки и получить деньги.
Что-то в словах Изабель привлекло внимание Сары, и она вспомнила об этом позднее. Принц ди Сан-Тебальди вовсе не был так хитер, как она считала, хотя, несомненно, отличался ловкостью.
— Мне теперь все равно, — продолжала Изабель. — Мне все безразлично. Я словно в тюрьме.
При свете дня Сара убедилась в справедливости замечания Эмануэль после ее возвращения из Рима. Теперь она знала, что произошло. Изабель была бледной, изнуренной и ужасно несчастной, и для этого были основательные причины.
— Ты хочешь вернуться домой. Возможно, здесь ты сможешь получить развод. Вы поженились в замке.
— Мы еще раз обвенчались в Италии, — безнадежно сказала она. — В церкви. Если я получу развод здесь, в Италии он будет считаться незаконным, во всяком случае, я не смогу снова выйти замуж. Это будет незаконно. Лоренцо говорит, что я должна смириться со своей судьбой. Он никуда не уйдет.
И снова, как и прежде, он ставил их в безвыходное положение. Саре это не нравилось. Это было хуже, чем ее первое замужество, намного, и все же очень похоже. Ее отец помог ей тогда. И она понимала, что должна найти какой-то способ, чтобы помочь своей дочери.
— Чем я могу помочь тебе? Что ты хочешь, моя дорогая? — с грустью спросила Сара. — Я сразу поговорю со своими адвокатами, но мне кажется, тебе придется потерпеть его еще какое-то время. — Но она должна была признаться, что это будет нелегко. Он был невыносим.
Изабель как-то странно посмотрела на нее. Было то, чего ей очень сильно хотелось. Даже так сильно, как развода или детей, во всяком случае, ее жизнь обрела бы какой-то смысл. Она долго размышляла об этом, но при том отчуждении, которое было между ними тогда, она не могла попросить мать об этом.
— Мне хотелось бы иметь магазин, — прошептала она, и Сара удивленно взглянула на нее.
— Что за магазин? — Сара не поняла, что она имеет в виду.
— «Вайтфилд».
— В Риме? — Сара никогда даже не думала об этом. У итальянцев есть Буцелатти и Булгари. Она даже никогда не рассчитывала открыть магазин в Риме, но это определенно была интересная мысль, хотя Изабель была еще молода, чтобы управлять магазинами. — Неплохая мысль, но ты уверена, что хочешь этого?
— Абсолютно.
— А что, если тебе удастся получить развод или ты просто решишь уйти от него, получишь ты развод или нет, тогда что мы будем делать?
— Я не уеду. Мне нравится Италия. Я ненавижу Лоренцо и нашу жизнь с ним. Но там чудесно. — Ее лицо в первый раз посветлело. — У меня замечательные друзья, а женщины такие нарядные, они носят самые модные драгоценности. Мама, у нас будет огромный успех, вот увидишь.
Сара не могла не согласиться с тем, что ее дочь сказала об итальянских женщинах. Однако ее предложение необходимо было обдумать.
— Дай мне время. И ты тоже все взвесь как следует. Не бросайся так опрометчиво. Это огромный труд и ответственность. Тебе придется много работать, бесконечные часы. Это требует больше времени, чем изысканная одежда. Поговори с Эмануэль… поговори с Джулианом… Ты должна быть уверена в себе, прежде чем взяться за это дело.
— Весь прошлый год я хотела этого больше всего на свете, я просто не знала, как попросить тебя.
— Ладно, у тебя будет магазин. — Сара улыбнулась ей. — Дай мне теперь немного подумать и поговорить с твоим братом. — Тут она снова стала серьезной. — И позволь мне подумать о том, чем я могу помочь тебе с Лоренцо.
— Ты не сможешь, — грустно ответила Изабель.
— Никогда нельзя знать заранее. — В глубине души Сара подозревала, что для этого требуются только деньги. В подходящее время, в подходящем месте. И она надеялась, что такой момент скоро наступит, так что Изабель не придется оставаться замужем за ним слишком долго.
Они сидели и разговаривали еще час, а потом медленно, рука об руку пошли в магазин. У Сары потеплело на сердце оттого, что они снова были близки с дочерью, этого не было столько лет. В каком-то смысле это было почти то же самое, что потеря Лиззи, потому что во многих отношениях Изабель словно умерла для нее. Но теперь она вернулась к ней, и на сердце у Сары стало легче.
Изабель рассталась с ней у магазина и пошла на встречу со школьной подругой, которая собиралась выйти замуж. Изабель завидовала ей. Как приятно было бы начать все сначала. Но она знала, что у нее нет на это надежды. Ее жизнь, такая бессмысленная сейчас, окончится только со смертью Лоренцо. По крайней мере, если мать позволит ей открыть магазин, у нее будет какое-то дело, и она сможет на нем сосредоточиться вместо того, чтобы сидеть дома и ненавидеть Лоренцо и плакать каждый раз, когда видит ребенка, так как она считала, что у нее никогда не будет детей. Она могла бы жить без детей, если бы его любила, или без его любви, если бы в утешение у нее был ребенок, но не иметь ни того ни другого было двойным наказанием. Иногда она удивлялась, что она сделала, чем заслужила такое.
— Она слишком молода, — категорически заявил Филипп, когда Сара ему позвонила. Она уже обсудила это с Джулианом, и он считал, что идея заслуживает внимания. Ему нравятся некоторые из старинных вещей Буцелатги и многое из того, что было сделано молодыми итальянскими дизайнерами. Он полагал, что они могли бы создать в Риме филиал, отличающийся от парижского магазина и от лондонского, каждый из которых имеет свой собственный стиль и своих клиентов. В Лондоне — королеву и старую гвардию, в Париже — франтов с показным блеском, шикарных и очень богатых дам, а также нуворишей. А в Риме это были бы все алчущие модные итальянцы, которые поглощали бы драгоценности.
— Мы могли бы найти кого-нибудь, кто помог бы ей управлять магазином, — отмела Сара его возражение. — Вопрос в том, хорошо ли пойдет торговля в Риме.
— Думаю, хорошо, — спокойно заметил Джулиан, присоединившись к их разговору.
— А я думаю, что ты, как всегда, не представляешь того, о чем говоришь, — огрызнулся Филипп, и у Сары сжалось сердце.
Он всегда вел себя так. У Джулиана было все, что хотелось иметь Филиппу и чего у него не было. Красивый, молодой, очаровательный, все его обожают, особенно женщины. Филипп с годами становился все обидчивее. Но вместо того чтобы понимать и щадить чувства других, он был подлым. Ему было сорок лет, и, к большому своему сожалению, Сара видела, что он выглядит гораздо старше. Женитьба на Сесиль мало изменила его жизнь, но это был его выбор, и он по-прежнему хотел, чтобы его женой была женщина такого типа: респектабельная, с хорошими манерами, скучная и чаще всего отсутствующая. Большую часть времени она проводила за городом со своими лошадьми. И она как раз недавно купила ферму в Ирландии.
— Я думаю, нам надо собраться вместе, чтобы уладить это, — сухо сказала Сара. — Могли бы вы с Нигелем приехать сюда или ты хочешь, чтобы мы прилетели в Лондон?
Наконец они решили, что будет проще, если Филипп с Нигелем приедут в Париж. К тому времени Изабель и Лоренцо уже уехали, а они впятером спорили три дня, но в конце концов выиграла Эмануэль. Она заявила, что если бы Сара и Вильям не были достаточно мужественны, чтобы попытаться начать что-то новое и необычное, едва ли не возмутительное, то никакого магазина «Вайтфилд» не было бы совсем. И если они не станут расти и расширяться, то в один прекрасный день может оказаться, что уже поздно делать это. Они вступают в восьмидесятые, эпоху экспансии. Она считает, что им надо подумать о Риме, может быть, даже о Германии… о Нью-Йорке… Мир не сошелся клином на Лондоне и Париже.
— Точки расставлены, — объявил Нигель. Он по-прежнему хорошо выглядел, что вообще было ему свойственно, и Сара с ужасом думала, что однажды он уйдет на пенсию. Ему уже было далеко за шестьдесят. Но не в пример ее сыну Нигель все еще думал о будущем, о расширении сети магазинов по всему миру, об опробовании новых идей, о том, чтобы двигаться вперед.
— Я думаю, она права, — добавил Джулиан. — Мы не можем самодовольно сидеть здесь. Это самый верный способ погубить дело. Я считаю, нам давно следовало об этом подумать без вмешательства Изабель. Сейчас как раз подходящее время.
До наступления ночи они пришли к соглашению, хотя Филипп уступил весьма неохотно. По его мнению, еще один филиал где-нибудь в Англии был бы лучше, чем в Риме, с чем все остальные не согласились. Почему-то он всегда считал, что другого места, достойного внимания, кроме Англии, нет.
Сара сама позвонила этим вечером Изабель и сообщила ей новости, и можно было подумать, что ей достали с неба луну. Бедная девочка так соскучилась по нормальной жизни, по любви, по привязанности. Сара обещала дочери навестить ее в Риме на следующей неделе и обсудить их планы.
Когда она приехала, ее очень удивило, что за все пять дней, которые она провела там, она ни разу не видела Лоренцо.
— Где он? — наконец осмелилась спросить Сара.
— В Сардинии с друзьями. Я слышала, у него новая любовница.
— Как мило с его стороны, — язвительно заметила Сара, вдруг вспомнив, как Фредди проехал на юбилее со своими проститутками по газону. Она в первый раз рассказала об этом Изабель, и ее дочь посмотрела на нее с изумлением.
— Я всегда знала, что ты развелась. Но я никогда не знала почему. Мне кажется, я даже никогда не задумывалась об этом, когда стала взрослой. Мне не приходило в голову, что ты могла ошибиться или быть несчастной… — Или выйти замуж за человека, который приведет проституток в дом ее родителей. Даже сорок лет спустя это казалось невероятным.
— Каждый может ошибиться. Я совершила большую ошибку. Ты тоже. Но мой отец помог мне выпутаться из этого. И я встретила твоего отца. И ты однажды тоже встретишь прекрасного человека. Подожди. — Сара нежно поцеловала ее и вернулась в «Эксельсиор», где она остановилась.
На будущий год они неистово работали в помещении, которое сняли на виа Кондотти. Оно было больше, чем два других магазина, и исключительно эффектное. Настоящий демонстрационный зал, а Изабель была так взволнована, что едва могла дождаться открытия. Она говорила друзьям, что это напоминает рождение ребенка. Все ее помыслы были заняты магазином, и ей даже стало безразлично теперь, что она не видит Энцо. Его это забавляло, и он сказал, что собирается надеть на нее паранджу. Но он не принял во внимание Сару.
Сара наняла фирму, занимающуюся сбором общественной информации и поставляющей ее итальянской прессе, посоветовала Изабель устраивать приемы, и ее дочь оказалась вовлеченной в римское общество всевозможными способами, о которых даже не могла помышлять. Она организовывала благотворительные мероприятия, давала обеды и принимала участие в значительных событиях в Риме, Флоренции, Милане. Внезапно леди Изабель Вайтфилд, принцесса ди Сан-Тебальди, стала одной из самых популярных личностей в Риме. К этому времени магазин был уже готов к открытию, что привлекло даже внимание ее мужа. Он рассказывал своим друзьям о магазине, толкуя при этом о сказочных драгоценностях, которые он сам собрал, и о людях, которые уже покупали у него драгоценности. Изабель слушала эти сказки, но не обращала на них внимания. Она была слишком занята, работая день и ночь, проверяя чертежи, беседуя с архитекторами, нанимая обслуживающий персонал. В последние два месяца в Рим приехала Эмануэль, чтобы помочь ей, и они наняли способного управляющего, сына одного из ее старых друзей, который работал у Булгари и последние четыре года занимал важное положение. Им удалось легко переманить его. Это был щеголеватый, любезный и милый молодой человек с великолепным чувством юмора. У него были жена и четверо детей. Его звали Марчелло Скури.
Прием, который они дали в день открытия, имел огромный успех, на нем собралась буквально вся Италия и несколько их преданных покупателей из Лондона и Парижа. Люди приехали из Венеции, Флоренции, Милана, Неаполя, Турина, Болоньи, Перуджи. Они съехались со всей страны. Год тщательно проделанной работы окупился, как и предвидела Сара, все прошло блестяще. Даже Филиппу пришлось признать, что магазин сказочный, а Нигель, когда увидел его, сказал, что был бы счастлив умереть в это мгновение. Магазин имел свой стиль и отражал вкусы итальянской публики. Драгоценности потрясли воображение гостей. Великолепное смешение старинного и современного, броского и сдержанного, простого и уникального. Изабель, так же как и ее мать, была взволнована таким успехом.
Молодой управляющий Марчелло проделал великолепную работу, Изабель тоже вложила немало сил. Эмануэль гордилась ими. И оба брата Изабель похвалили ее за превосходный результат ее трудов.
Эмануэль уехала уже через день из-за происшествия в парижском магазине. Была совершена попытка ограбления, но благодаря системе охраны ничего не похитили. Служащие магазина были потрясены. Эмануэль чувствовала, что она должна немного поднять всем настроение. Становилось все сложнее защищать их магазины от краж. Но до сих пор им везло.
Сара все еще думала о том, как удачно, что они открыли магазин в Риме, когда они с Джулианом уже садились на борт самолета, чтобы лететь в Париж. Она поинтересовалась, как он провел время, и он ответил, что хорошо. Она заметила, что сначала он беседовал с хорошенькой молодой принцессой, а позднее со знаменитой моделью Валентине. Женщины в Риме были просто великолепны, но иногда у Сары возникало чувство, что он стал спокойнее относиться к женщинам. Ему было почти тридцать, и временами Саре казалось, что он просто остепенился. Раньше, случалось, он бросался во все тяжкие, но, судя по тому, что писали о нем газеты, в последнее время этого не было. А когда они готовились к посадке в Орли, он объяснил причину своего хорошего поведения.
— Ты помнишь Ивонну Шарль? — спросил он невинно.
Сара отрицательно покачала головой. Минуту назад они говорили о деле, и она не могла вспомнить, была ли эта женщина их клиенткой.
— Только имя. Кто она? Я с ней знакома?
— Она актриса. Ты познакомилась с ней на юбилее в прошлом году.
— Так же как и с тысячей других людей. Не могу ее вспомнить. — Но внезапно в памяти всплыла недавно прочитанная о ней в газетах заметка. — Это не у нее был очень скандальный развод несколько лет назад… и потом она снова вышла замуж? Мне кажется, я что-то читала о ней… Почему ты спрашиваешь?
Он выглядел очень смущенным в тот момент, когда самолет приземлился. К несчастью, его мать до сих пор отличалась такой хорошей памятью. В шестьдесят лет она по-прежнему оставалась такой же проницательной, какой была всегда, такой же сильной и красивой. Он был без ума от нее, но иногда ему хотелось, чтобы она не была так внимательна к мелким подробностям.
— Было что-то вроде этого… — небрежно ответил он. — Недавно она развелась снова. Я познакомился с ней между двумя замужествами — или, возможно, во время замужества, — и мы снова случайно встретились несколько месяцев назад.
— Какая приятная встреча, — улыбнулась ему Сара, иногда он казался ей еще таким молодым. Все они казались ей молодыми. — Как тебе повезло.
— Да, повезло. — Внезапно в его взгляде появилось что-то, что напугало ее. — Она необыкновенная девушка.
— Должно быть, с двумя замужествами за спиной. Сколько ей лет?
— Двадцать четыре. Но она очень зрелая для своего возраста.
— Вероятно. — Она не знала, что ему сказать и к чему он клонит, но у нее было такое ощущение, что ей это не понравится.
— Я хочу на ней жениться, — спокойно сказал Джулиан. Сара почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног, и как раз в этот миг колеса самолета коснулись взлетной полосы.
— О? — Сара пыталась не показать своего замешательства, но она чувствовала, как тяжело бьется ее сердце, когда они приземлились. — Когда ты решил это?
— На прошлой неделе. Но мы все были так заняты открытием магазина, и я не хотел тебе ничего говорить, пока все это не кончится. — Как он внимателен. Как мило с его стороны жениться на девушке, которая уже два раза разведена, и сказать ей об этом. — Ты полюбишь ее. — Она надеялась, что он окажется прав, но пока ей не нравился никто из супругов ее детей, и ей хотелось быть хотя бы терпимой. Пока ей это плохо удавалось.
— Когда я смогу с ней познакомиться?
— Скоро.
— Как насчет пятницы вечером? Мы могли бы пообедать у «Максима» перед тем, как я уеду из Парижа.
— Прекрасно, — тепло улыбнулся он матери. И тут она осмелилась спросить его о том, о чем — она знала — ей, может быть, не следовало спрашивать.
— Ты хорошо обдумал это?
— Безусловно. — Этого она и боялась. И тут он увидел ее лицо и рассмеялся: — Мама… поверь мне…
Ей хотелось верить, но где-то в глубине души у нее закралось сомнение в правильности выбора. А после того как они познакомились в пятницу вечером, встретившись у «Максима», Сара была в этом уверена.
Девушка, несомненно, была красива той холодной, ледяной красотой блондинки, какими обычно представляют шведок. У нее была кожа цвета сливок, большие голубые глаза и светлые белокурые волосы, которые струились у нее по плечам. Она сказала, что с четырнадцати лет она работала моделью, а с семнадцати стала сниматься в кино. За семь лет она снялась в пяти картинах, и Сара смутно припоминала, что был какой-то скандал, связанный с тем, что она спала с директором картины, будучи еще несовершеннолетней. А потом скандал в связи с ее первым разводом с таким же испорченным молодым актером. Второй муж у нее оказался еще интереснее, немецкий плейбой, и она пыталась вытянуть из него побольше денег. Но Джулиан убеждал мать, что решение уже принято. И к Рождеству они смогут пожениться.
Сара не испытывала никакого желания отпраздновать это событие. Ей хотелось пойти домой и поплакать. Ее сын был настолько ослеплен этой девицей, что попал в ловушку и наотрез отказывается прислушаться к материнскому совету. Почему бы ему просто не иметь с ней связь? Зачем он вбил себе в голову, что должен обязательно жениться? Сара чувствовала, что сын совершает большую ошибку.
Ивонна была прелестна и невероятно сексуальна, но глаза ее поражали своей ледяной красотой, и все в ней говорило о расчетливости, о том, что она только берет и ничего не дает взамен. В ней начисто отсутствовали непосредственность, искренность, теплота и внимание к людям. И по тому, как она смотрела на ее сына, Сара заподозрила, что он ей нравится, она хочет его, но она его не любит.
— Ну что ты скажешь? — спросил он, когда Ивонна в конце обеда ушла в дамскую комнату попудрить нос. — Разве она не великолепна? Неужели она тебе не понравилась?
Он был так слеп, что это убивало Сару. Все они были слепы. Она похлопала его по руке и сказала, что она красивая девушка, это действительно так. А на следующий день, когда он забирал у нее какие-то бумаги, она постаралась осторожно завести разговор о его женитьбе.
— Я думаю, вступление в брак — очень серьезный шаг, — начала она, чувствуя себя древней и невероятно тупой старухой.
— Согласен с тобой, — сказал он, с изумлением глядя на мать, удивляясь ее педантичности. Это было на нее не похоже. Обычно она изъяснялась прямо, но сейчас она остерегалась этого. Она уже раз получила урок, несмотря на то что тогда была права, и теперь боялась потерять его. Но Сара понимала, что с Джулианом все обстоит по-другому. Изабель была вспыльчива и молода, а Джулиан обожал свою мать, и маловероятно, что он полностью откажется от нее.
— Думаю, что мы будем очень счастливы, — оптимистично заявил он, и это дало Саре возможность сказать то, что она хотела.
— Я в этом не уверена. Ивонна — необычная девушка, Джулиан. У нее пестрая карьера, и она десять лет заботится о себе сама. — Сара объяснила ему, что девушка в четырнадцать лет убежала из дома, бросила школу, чтобы стать моделью. — Она уцелела. Она больше заботится о себе, чем, возможно, даже о тебе. Я не уверена, что она действительно хочет того, чего хочешь ты, когда думаешь о супружестве.
— Что ты имеешь в виду? Ты считаешь, ей нужны мои деньги?
— Возможно.
— Ты ошибаешься. — Он сердито посмотрел на мать. Она не имела права вмешиваться, ведь это касалось его. Но Сара считала, что имеет на это полное право, ведь она его мать. — Она только что получила полмиллиона долларов от своего мужа из Берлина.
— Как мило с ее стороны, — сухо заметила Сара. — И сколько они были женаты?
— Восемь месяцев. Она ушла от него, потому что он вынудил ее сделать аборт.
— Ты уверен? В газетах писали, что она ушла от него из-за сына греческого корабельного магната, и он потом бросил ее ради какой-то француженки. Сложно разобраться с этой компанией.
— Она хорошая девушка, просто ей пришлось самой выбиваться в люди. У нее не было никого, кто мог бы о ней позаботиться. Ее мать была проституткой, и она даже не знает своего отца. Он ушел до ее рождения. А мать бросила ее, когда Ивонне было тринадцать лет. Как можно при таких обстоятельствах ожидать, чтобы она окончила школу, как моя сестра?
— Надеюсь, ты прав. Я только хочу, чтобы ты был счастлив.
— Ты должна позволить нам самим распоряжаться своей собственной жизнью, — сердито ответил он. — Ты не должна вмешиваться.
— Я постараюсь не делать этого.
— Знаю. — Он заставил себя успокоиться. Он действительно не хотел спорить с ней. Но ему было грустно, что Ивонна не произвела на нее хорошего впечатления. Он был от нее без ума с первой минуты, как увидел ее. — Просто ты всегда считаешь, что знаешь, что нам нужно, но иногда ты ошибаешься.
Хотя ему не хотелось признаваться, но мать ошибалась редко. Но все же он имеет право поступать так, как хочет.
— Надеюсь, что на этот раз я ошибаюсь, — с грустью произнесла она.
— Ты дашь нам свое благословение? — Это много для него значило.
— Если ты хочешь этого. — Она наклонилась и поцеловала его со слезами на глазах. — Я так сильно люблю тебя… Я не хочу, чтобы тебе когда-нибудь пришлось страдать.
— Этого не случится. — Он ослепительно улыбнулся. Потом он ушел, а Сара долго сидела одна в своей квартире, думая о Вильяме, о своих детях, огорченно удивляясь, почему они все такие глупые.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Драгоценности - Стил Даниэла



отличная книга
Драгоценности - Стил ДаниэлаБалаева Саадат
10.12.2012, 17.35





Замечательная книга. История жизни целой семьи.Красиво написано и интересный сюжет.Советую всем почитать.Таких книг мало.
Драгоценности - Стил ДаниэлаИра
25.09.2013, 10.57





Обожаю это произведение! Драматично и при этом жизненно...Местами печально, но вдохновляюще! Я перечитывала ее уже три раза, и каждый- как впервые. Эта книга учит верить в настоящую любовь и преданность!
Драгоценности - Стил ДаниэлаКсения
15.10.2013, 20.45





Да,девочки,согласна с вами полностью!10.баллов.
Драгоценности - Стил ДаниэлаНаталья 66
26.02.2014, 14.01





ну если по-вашему скупить драгоценности по-дешевке,пользуясь бедностью людей после войны и начать на этом бизнес-честно и порядочно,то да.....куда катится мир.(((чисто американская логика.они наживаются на всех войнах.показано на примере одной семьи.грустно,господа.
Драгоценности - Стил ДаниэлаNata
26.06.2014, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100