Читать онлайн Драгоценности, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Драгоценности - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Драгоценности - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Драгоценности - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Драгоценности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Изабель писала им редко, и только тогда, когда наставники заставляли ее. В письмах она горько жаловалась, как плохо ей в этой школе. Но, по правде говоря, довольно скоро ей там понравилось. Она полюбила девочек, с которыми познакомилась, места, которые они посещали, и ей нравилось кататься в Кортине на лыжах. Она встретила более интересных людей, чем во Франции, и хотя в школе за ней строго следили, она ухитрилась завести множество друзей, и ей все время присылали письма и звонили мужчины, что не поощрялось в школе, но запретить совсем не могли.
Но в конце первого года Сара заметила в ней существенную перемену, и Эмануэль тоже обратила на это внимание. Она стала более разумной и лучше понимала теперь, что можно делать и чего нельзя и как следует вести себя с мужчинами, не завлекая их открыто. С одной стороны, Сара почувствовала облегчение, с другой — она была озабочена.
— Она опасная девушка, — сказала Сара однажды Джулиану, и он не мог с ней не согласиться. — Она всегда напоминает мне бомбу, которая вот-вот взорвется. Но теперь это очень сложная бомба… возможно, русская… или очень тонкий управляемый снаряд…
Джулиан рассмеялся над такой характеристикой своей сестры.
— Я не уверен, что тебе когда-нибудь удастся ее изменить.
— Я тоже. Это меня и пугает, — призналась его мать. — А как ты? — Она несколько недель не видела его. — Я слышала, что у тебя завязались деловые отношения с одной из наших лучших покупательниц. — Они оба знали, кого она имеет в виду. Джулиан удивился, не проговорилась ли ей Эмануэль. — Графиня де Бриз — очень интересная женщина, Джулиан, и она намного опаснее, чем твоя сестра.
— Я знаю, — ответил он с усмешкой, — я боюсь ее до смерти, но я ее обожаю. — Покойный граф был ее третьим мужем за последние пятнадцать лет. а ей только тридцать четыре года. Она буквально пожирала мужчин. Теперь ей нужен был только Джулиан. В прошлом месяце она купила драгоценностей на полмиллиона долларов. Она, конечно, могла себе это позволить, но продолжала приходить в магазин, и самая большая драгоценность, которую она хотела получить и сделать своей игрушкой, был он.
— Ты считаешь, тебе это удастся? — честно спросила она сына. Она боялась, что его могут обидеть, он тоже боялся и старался проявлять осторожность.
— Через некоторое время. Я очень осторожен, мама, уверяю тебя.
— Хорошо. — Она улыбнулась ему.
Все ее дети были так заняты своими шалостями и своими связями. Она только надеялась, что Изабель пробудет в школе еще год и окончит ее. И на самом деле, через год она ее окончила и прилетела домой на прием в честь двадцать пятой годовщины магазина «Вайтфилд», который Сара давала в замке. На нем присутствовали семьсот человек со всей Европы. Приехали представители прессы, устроили фейерверк, и были приглашены большинство коронованных особ Европы. Эмануэль и Джулиан помогали ей в организации приема. Из Англии прилетели Филипп, Сесиль и Нигель.
Вечер был восхитительный. Приехали все приглашенные, угощение подавалось изысканное, необыкновенной красоты фейерверк озарял ночное небо над замком, драгоценности великолепны, и большая их часть — из магазина «Вайтфилд». Пресса неистовствовала, и перед тем как уехать, гости пришли поздравить Сару с большим кубком, а она, в свою очередь, поблагодарила и поздравила всех тех, кто помогал ей организовать этот вечер.
— Кто-нибудь видел Изабель? — спросила Сара уже поздно вечером. Она не смогла сама встретить ее в аэропорту, но послала за ней машину. Сара видела дочь, когда та только приехала и еще даже не переоделась, она поцеловала ее, и с тех пор Изабель не попадалась ей на глаза. Было слишком много гостей, и она все время была занята.
Сара едва смогла найти Филиппа и Джулиана в конце вечера. Филипп бросил свою жену в самом начале приема и провел большую часть вечера с фотомоделью, которая снималась для него в нескольких рекламах. Пока он танцевал с ней, он не переставал говорить ей, как сильно она ему нравится. Джулиан тоже не терял времени даром, покоряя сердца дам, одна из них была замужем, две — уже не первой молодости, а остальные — ослепительные девушки, от которых все мужчины сходили с ума, включая и его брата. Они отослали Ксавье, чтобы он вместе с друзьями расположился на ночь, так что ему не удалось слишком много озорничать, хотя после девяти лет он стал вести себя лучше. Дэви Крокет перестал быть его кумиром. Теперь его мысли занимал Джеймс Бонд.
Сара приготовила для Изабель платье из прозрачной розовой кисеи. Она купила его в Лондоне и была уверена, что Изабель будет в нем похожа на сказочную принцессу. Сара надеялась, что дочь не лежит в этом платье где-нибудь под кустом. При этой мысли она рассмеялась про себя. Но когда она наконец увидела свою дочь, ни о каких кустах не могло быть и речи, Изабель степенно танцевала с мужчиной старше ее, увлеченная разговором. Сара одобрительно посмотрела на нее, потом помахала ей и прошла дальше. Вся ее семья выглядела в этот вечер чудесно, даже на ее невестке было платье, купленное в «Гард и Ами». Замок Шато де ля Мёз казался в этот вечер сказочной страной. Больше, чем когда-либо, ей хотелось, чтобы Вильям мог увидеть это. Она так гордилась ими всеми, и, может быть, даже собой… они так долго и упорно трудились в замке. Трудно поверить, что когда-то здесь царило запустение, замок был заброшен и год за годом разрушался, когда они с Вильямом нашли его. Как давно это было. Двадцать пять лет прошло с открытия магазина «Вайтфилд»… тридцать пять с тех пор, как они впервые ступили на эту землю, путешествуя в медовый месяц. Куда ушло время?
На следующий день в прессе появились восторженные отзывы о приеме. Все пришли к единодушному мнению, что это вечер века, и желали магазину «Вайтфилд» дальнейшего процветания. Несколько последующих дней Сара грелась в лучах славы устроенного ею приема. Она видела Изабель очень мало. Дочь постоянно пропадала где-то с друзьями. В восемнадцать она умела водить машину и наслаждалась большей свободой, чем раньше. Но Саре все же хотелось не выпускать ее из виду, и как-то днем, когда она не смогла найти ее, она встревожилась.
— Она уехала в «роллсе», — сообщил Ксавье, когда Сара увидела его.
— Уехала? — удивилась Сара. Изабель разрешили водить «пежо», который держали для нее и других людей в замке. — Ты не знаешь, куда она уехала, милый? — спросила его Сара, думая, что, возможно, она отправилась в деревню.
— Мне кажется, в Париж, — сказал он и ушел. В конюшне появилась новая лошадь, и он хотел посмотреть на нее. Временами ему по-прежнему нравилось изображать из себя ковбоя, когда у него возникало такое желание. Все остальное время он был исследователем.
Она позвонила Джулиану в магазин и попросила его присмотреть за сестрой, если Изабель появится. Через час Изабель вполне уверенно вошла в магазин, словно покупательница, на ней были очень хорошенькое изумрудно-зеленое платье и темные очки. Джулиан увидел ее с помощью камеры в своем кабинете наверху и, как только заметил, сразу спустился вниз в магазин.
— Могу я помочь вам, мадемуазель? — спросил он самым очаровательным голосом, и она рассмеялась. — Может быть, браслет с бриллиантами? Обручальное кольцо? Маленькая тиара? Корона очень мило смотрелась бы на вас. Ну конечно. — Он продолжал играть с ней. — Изумруды в тон к вашему платью или бриллианты?
— Пожалуй, я возьму и то и другое. — Она сияла, глядя на него, а он, как бы между прочим, спросил ее, зачем она приехала в город.
— Просто встретиться с другом и выпить.
— Ты провела за рулем два часа десять минут для того, чтобы выпить? — поинтересовался он. — Должно быть, тебя мучает жажда.
— Очень забавно. Мне нечего делать дома, так что я решила съездить в город. В Италии мы делали это все время. Понимаешь, ездили в Кортину на ленч или для того, чтобы купить что-нибудь. — Она выглядела искушенной в житейских делах и потрясающе красивой.
— Как шикарно, — пошутил он. — Позор, что у нас во Франции так не развлекаются. — Он знал, что через пару недель она уезжает на юг Франции, в Кап-Ферра, чтобы отдохнуть там со школьной подругой. Она по-прежнему была избалованной, но, несомненно, очень повзрослела.
— Где у тебя встреча?
— В «Ритце».
— Пойдем, — сказал он, обходя прилавок. — Я тебя подброшу. Я должен отвезти виконтессе ожерелье.
— У меня своя машина, — холодно ответила она, — ну на самом деле мамина. — Он не стал задавать ей никаких вопросов.
— Тогда ты меня подбрось. Я без машины. Моя сломана. Я собирался взять такси, — солгал Джулиан, он хотел посмотреть, с кем она встречается. Он вынул из ящика весьма впечатляющую шкатулку, положил ее в конверт, вышел за Изабель на улицу и сел в ее автомобиль, прежде чем она успела возразить. Джулиан болтал с ней, как будто в ее приезде в город в «роллс-ройсе» не было ничего необычного. Он поцеловал Изабель на прощание у конторки служащего отеля и сделал вид, что беседует со швейцаром, который хорошо знал его.
— Рено, не могли бы вы сделать вид, что берете у меня эту шкатулку? Просто выбросите ее после моего ухода, но сделайте это так, чтобы никто не видел.
— Я отдам ее своей жене, но, возможно, ей одной шкатулки будет мало. Что вы здесь делаете?
— Слежу за своей сестрой, — признался он, по-прежнему делая вид, что объясняет ему что-то. — Она встречается с кем-то в баре, и я хочу убедиться, что все в порядке. Она очень хорошенькая девушка.
— Я заметил. Сколько ей лет?
— Восемнадцать.
— О-ля-ля… — Рено сочувственно присвистнул. — Я рад, что она не моя дочь… простите… — Он поспешил извиниться.
— Не могли бы вы войти и проверить, с кем она там находится? А потом я могу войти и сделать вид, что столкнулся с ними случайно. Мне не хотелось бы появляться в баре до того, как он придет туда. — Он предполагал, что у нее свидание с мужчиной, маловероятно, что она ехала два часа для того, чтобы поболтать с подружкой.
— Конечно, — охотно согласился Рено в тот момент, когда чек на крупную сумму скользнул в его ладонь. На этот раз он рад был помочь. Лорд Вайтфилд славный парень и к тому же очень щедрый.
Джулиан сделал вид, что пишет за конторкой какую-то пространную записку. Через минуту Рено вернулся.
— Она там, но у вас неприятности.
— Кто он? Вы его знаете? — Джулиан испугался, не была ли она с каким-нибудь мафиози.
— Конечно, знаю. Он постоянно останавливается у нас, по крайней мере два раза в год, обрабатывая какую-нибудь женщину. Иногда пожилых, иногда молодых, как сейчас.
— Я знаю его?
— Может быть. Он выписывает чеки дважды за поездку и никогда не дает чаевых, если только при этом на него не смотрит кто-нибудь.
— Забавно, — усмехнулся Джулиан.
— Он беден как церковная мышь. И я думаю, он охотится за деньгами.
— Великолепно. Как раз то, что нам нужно. Как его имя?
— Вам оно понравится. Он говорит, что он один из принцев Венеции. Может, так и есть. Там их около десяти тысяч. — Не то что в Британии или хотя бы во Франции. В Италии принцев больше, чем дантистов. — Он просто ничтожество, но выглядит неплохо. Ваша сестра молода, она не сумеет понять, что он собой представляет. Кажется, его зовут Лоренцо.
— Как оригинально. — Джулиан совсем не был воодушевлен тем, что только что услышал.
— Только не ждите чаевых, — напомнил Рено, и Джулиан еще раз поблагодарил швейцара и не спеша вошел в бар с расстроенным и озабоченным видом, аристократ до мозга костей, настоящий аристократ, как всегда говорил о нем Рено, и он знал, что говорил. Рено, конечно, был прав, в Джулиане чувствовалось благородное происхождение. Не то что этот макаронный принц, как называл его Рено.
— О, ты здесь… извини… — сказал Джулиан, словно случайно столкнувшись с ней, и улыбнулся. — Я просто хотел поцеловать тебя на прощание. — Он оглядел мужчину, с которым она была, и снова широко улыбнулся, сделав вид, что просто счастлив с ним познакомиться. — Здравствуйте… мне очень жаль, что я прервал вашу беседу… Я — брат Изабель, Джулиан Вайтфилд, — непринужденно произнес он, протягивая руку и не обращая внимания на недовольную мину на лице сестры. Но принца вторжение Джулиана совершенно не смутило. Он был само очарование и заговорил елейным голосом:
— Piacere… Лоренцо ди Сан-Тебальди… Я так счастлив с вами познакомиться. У вас очаровательная сестра.
— Благодарю вас. Полностью разделяю ваше мнение. — Он поцеловал ее и извинился, что вынужден уйти, поскольку должен вернуться в магазин. Он ушел, даже не оглянувшись, и, несмотря на его сияющий вид, Изабель поняла, что ее ждут большие неприятности.
На обратном пути Джулиан подмигнул швейцару и поспешил в свой офис. Как только он приехал в магазин, он позвонил матери, разговор не был утешительным.
— Мама, мне кажется, у нас большая проблема.
— Что за проблема? Или вернее — кто?
— Она была с джентльменом, которому на вид около пятидесяти лет, по словам швейцара в «Ритце», он ему хорошо знаком — своего рода охотник за состоянием. Недурен внешне, но, как говорят, полное ничтожество.
— Вот дрянь, — резко сказала Сара на другом конце провода. — Что мне теперь с ней делать? Снова запереть ее?
— Она уже вышла из того возраста. На этот раз трудно будет это сделать.
— Я знаю. — Сара была раздражена. Изабель провела дома всего два дня и уже попала в беду. — Я действительно не знаю, что предпринять.
— Я тоже. Мне не понравились взгляды, которые бросал этот малый.
— Как его имя? — Как будто это имело значение.
— Принц Лоренцо ди Сан-Тебальди. Думаю, что он из Венеции.
— Боже, как раз то, что нам нужно. Итальянский принц. Какая же она глупая!
— Не могу с тобой не согласиться. Но она уверена, что неотразима.
— Очень жаль! — в отчаянии воскликнула Сара.
— Что прикажешь мне делать? Вернуться и вытащить ее оттуда за волосы?
— Возможно, и следует попросить тебя об этом, но думаю, лучше оставить ее в покое. В конце концов она вернется домой, и я постараюсь ее вразумить.
— Ты у меня молодчина.
— Совсем нет, — призналась Сара. — Я просто устала.
— Ладно, не отчаивайся. Думаю, ты великолепно справишься.
Сара была тронута его участием, она нуждалась в этом перед битвой, которая, она знала, состоится, когда Изабель вернется домой. В полночь «ролле-ройс» подкатил к замку. Это означало, что из Парижа Изабель выехала в десять часов, что было разумно с ее стороны. Однако это не могло смягчить гнев ее матери. Сара слышала, как Изабель вошла через парадный вход в замок, и спустилась вниз, чтобы встретить ее.
— Добрый вечер, Изабель. Ты хорошо провела время?
— Очень хорошо, большое спасибо. — Она нервничала, но старалась сохранять хладнокровие, глядя в лицо матери.
— Как моя машина?
— Очень мило… Я… прости, мне нужно было спросить. Надеюсь, тебе она была не нужна.
— Нет, — спокойно ответила Сара, — не нужна. Почему бы тебе не пройти на кухню и не выпить чашку чаю. Ты, должно быть, устала за рулем. — Это испугало Изабель еще больше. Это был конец, ее мать не кричала, она говорила ледяным тоном.
Они сели за кухонный стол, и Сара налила ей настойку мяты, но Изабель было безразлично, что пить.
— Твой брат Джулиан позвонил мне сегодня днем, — начала Сара немного погодя и посмотрела в глаза дочери.
— Я так и думала, что он позвонит, — сказала Изабель, играя своей чашкой. — У меня просто была встреча со старым другом из Италии… с одним из учителей.
— В самом деле? — переспросила ее мать. — Какая интересная история. Я проверила список гостей, и он оказался в числе приглашенных здесь прошлым вечером. Принц ди Сан-Тебальди. Я видела, как ты танцевала с ним, не правда ли? Он очень красив.
Изабель кивнула, не зная, что ответить. На этот раз она не осмелилась спорить, она только хотела услышать, какое ее ждет наказание, но мать должна была поговорить с ней.
— К несчастью, — продолжала Сара, — у него сомнительная репутация… Он время от времени приезжает в Париж… чтобы найти леди с состоянием. Иногда ему это вполне удается, иногда везет меньше. Во всяком случае, моя дорогая, это не тот человек, с которым ты должна встречаться. — Она ничего не сказала о его возрасте или о том, что Изабель без разрешения уехала в Париж, она хотела привести ей разумные доводы и объяснить, что ее друг — охотник за состоянием. Сара думала, что, может быть, это произведет на нее впечатление, но этого не случилось.
— Люди всегда говорят о принцах подобные вещи, потому что завидуют им, — невинно ответила она, все еще страшась вступить в открытый поединок со своей матерью. Кроме того, она инстинктивно чувствовала, что на этот раз она проиграет.
— Почему ты так думаешь?
— Он мне сказал об этом.
— Он сказал тебе об этом? — ужаснулась Сара. — Тебе не приходило в голову, что, сделав такое замечание, он хочет себя обелить, если до тебя вдруг дойдут слухи о его похождениях? Это дымовая завеса, Изабель. Ради Бога, ты же не глупа. — Но когда дело касалось мужчин, Изабель теряла разум, так было всегда, и особенно на этот раз.
Джулиан в этот день сделал несколько телефонных звонков, и все говорили ему о новом друге Изабель то же самое.
— Он неприятный человек, Изабель. Можешь мне поверить. Он хочет воспользоваться тобой.
— Ты завидуешь.
— Не глупи.
— Ты завидуешь! — закричала она. — С тех пор как умер папа, у тебя никого не было, и это заставляет тебя чувствовать себя старой и безобразной, и ты завидуешь… ты просто хочешь, чтобы он был твоим! — Это был поток слов, и Сара смотрела на дочь с изумлением.
— Надеюсь, ты не веришь тому, что говоришь, поскольку мы обе знаем, что это неправда. Мне ужасно не хватает твоего отца, каждый миг, каждый час, каждый день, — в ее глазах появились слезы, когда она произнесла эта слова, — но ни на минуту мне не приходила в голову бредовая мысль заменить его охотником за состояниями из Венеции.
— Теперь он живет в Риме, — поправила ее Изабель, словно это имело значение, а ее мать была сражена потрясающей тупостью молодости. Иногда ее просто поражало, что они делают со своей жизнью. Но с другой стороны, в таком же возрасте она вела себя ничуть не лучше, когда была замужем за Фредди и не хотела с ним разводиться, напомнила она себе, пытаясь быть благоразумной со своей дочерью.
— Мне все равно, где он живет. — Сара начала терять терпение.
— Ты больше не увидишь его. Ты меня поняла? — Изабель ничего не ответила. — А если ты снова возьмешь мой автомобиль, я позвоню в полицию и попрошу привезти тебя обратно. Изабель, веди себя как следует, или у тебя будут неприятности.
— Ты больше не можешь указывать мне, что я должна делать. Мне восемнадцать лет.
— Но ты глупа. Этому человеку нужны твои деньги, Изабель, и твое имя, которое куда более знатное, чем его. Подумай о себе. Держись от него подальше.
— А если я не стану этого делать? — насмешливо спросила она.
Но Сара не знала, что ей ответить. Может быть, ей следует послать ее на время в Вайтфилд, чтобы она пожила у Филиппа с его невероятно скучной женой и детьми. Но Филипп вряд ли окажет на нее хорошее влияние со своими секретаршами, любовницами и маленькими романами. Что происходит с ними со всеми? Филипп женился на женщине, которая ему безразлична, и возможно, была безразлична с самого начала, несмотря на то что он ее уважал. А Джулиан спит без разбора со всеми женщинами и их матерями, если это удается. А теперь еще Изабель обезумела от этого ловеласа из Венеции. Что они с Вильямом делали не так, что у них такие неразумные дети?
— Не делай этого, — предостерегла она Изабель. Затем поднялась наверх в свою комнату, а немного погодя она услышала, как Изабель хлопнула дверью.
Неделю Изабель вела себя хорошо, а потом снова исчезла, но на этот раз она уехала в «пежо». Она убеждала мать, что должна съездить повидаться с подругой. Сара не могла доказать, что это не так, но она не поверила ей. Пока Изабель не уехала в Кап-Ферра, атмосфера в доме была напряженной. После ее отъезда Сара вздохнула с облегчением, хотя не понимала почему. Лазурный берег ведь не на другой планете. Но по крайней мере теперь она была с друзьями, а не с этим кретином из Венеции.
А потом Джулиан прислал ей газеты из Ниццы, Канн и Монте-Карло, где он провел уик-энд. Они были полны заметок о принце ди Сан-Тебальди и леди Изабель Вайтфилд.
— Что нам с ней делать? — в отчаянии спросила Сара.
— Не знаю, — откровенно признался ей Джулиан. — Но мне кажется, будет лучше, если мы поедем туда.
И на следующей неделе, когда у них обоих выдалось свободное время, они отправились на Лазурный берег и попытались вместе убедить ее. Но она ничего не хотела слушать и упрямо твердила им, что влюблена в принца, а он ее обожает.
— Конечно, обожает, глупышка, — пытался вразумить ее брат. — Он может только догадываться, чего ты стоишь. Заполучив тебя, он сможет всю жизнь проводить время так, как ему нравится.
— Вы доведете меня до тошноты! — пронзительно закричала она. — Вы оба!
— Не глупи! — закричал он в ответ.
Они забрали ее к себе в отель «Мирамар», но она убежала На неделю она буквально исчезла с лица земли, а когда вернулась, с ней был Лоренцо. Он рассыпался перед ними в извинениях за то, что не догадался позвонить им сам… в то время как Сара испепеляла его взглядами. Она едва не заболела от переживаний и, только боясь скандала, не стала звонить в полицию. Она знала, что Изабель с Лоренцо.
— Изабель была так расстроена… — продолжал он… и теперь он смиренно просит у них прощения… Но Изабель прервала его и обратилась к матери:
— Мы хотим пожениться.
— Никогда, — резко ответила Сара.
— Тогда я снова убегу. И потом еще раз. Пока ты мне не позволишь.
— Ты зря потратишь время. Я никогда этого не позволю. — Потом она переключила внимание на Лоренцо. — И более того, я урежу содержание, которое она получает.
Однако Изабель прекрасно знала, что это не так.
— Ты не сможешь. Не сможешь. Ты знаешь, то, что оставил мне папа, перейдет ко мне, когда мне исполнится двадцать один год, несмотря ни на что.
Сара пожалела, что когда-то сказала об этом. Лоренцо пришел в восторг, услышав эту новость, а Джулиан стоял с несчастным видом. Всем было ясно, что нужно Лоренцо. Кроме Изабель, которая по молодости и неопытности не могла понять это.
— Я собираюсь выйти за него замуж, — снова заявила она, и Сара была заинтригована молчанием Лоренцо. Он предоставил возможность своей невесте выиграть битву за себя и за него без его вмешательства.
Сара решила еще раз напомнить ей:
— Я никогда не позволю тебе выйти за него замуж.
— Ты не сможешь мне запретить.
— Я сделаю все, что я смогу, — поклялась Сара, и Изабель посмотрела на нее с гневом и ненавистью.
— Ты не хочешь, чтобы я была счастлива. Ты никогда не хотела этого. Ты меня ненавидишь.
Джулиан прервал поток возражений сестры:
— Скажи это кому-нибудь другому. Ничего глупее я никогда не слышал. — Тут он повернулся к своему будущему родственнику, надеясь воззвать к его разуму или к его порядочности, если они у него имелись, однако было очевидно, что этими достоинствами принц не обладал.
— Вы действительно хотите жениться на ней таким способом, Тебальди? Какой в этом смысл?
— Конечно, нет. Моя душа обливается слезами, когда я вижу подобное. — Он закатил глаза, и вид у него был глупейший, но Изабель этого не замечала. — Но я должен сказать… я обожаю ее. Она говорит за нас обоих… мы хотим пожениться. — Он тараторил, прерываясь словно от волнения, и Джулиан не знал, смеяться ему или плакать.
— Вы не чувствуете себя глупо? Ей восемнадцать лет, вы ей годитесь едва ли не в дедушки.
— Она — женщина моей мечты, — заявил он. И действительно, единственное, что было в нем примечательного — то, что он никогда не был женат. Он всегда откупался, чтобы не доводить дело до алтаря, но на этот раз состояние его очередной жертвы было столь велико, что он мог наконец остепениться с маленькой леди Вайтфилд, чья семья владела самым крупным бизнесом по продаже драгоценностей в Европе, а также поместьями, титулами, различными компаниями. Это были изрядные средства. Дилетанту не удалось бы завоевать этот приз. Но Лоренцо не был дилетантом.
— Почему бы вам не подождать, пока вы оба не будете уверены в своих чувствах? — попытался убедить их Джулиан, но они оба покачали головами.
— Мы не можем… и бесчестье… — У Лоренцо был такой вид, словно он вот-вот заплачет. — Я только что провел с ней неделю. Ее репутация… и что, если она забеременела?
— О Боже мой. — Сара тяжело опустилась на стул. Она буквально заболела от подобной мысли. Его ребенок в их семье, это даже хуже, чем два бесцветных ребенка Сесиль.
— Ты беременна? — прямо спросила она Изабель.
— Я не знаю, мы не предохранялись.
— Как чудесно. Не могу дождаться результатов через несколько недель. — Конечно, всегда можно сделать аборт, но аборт — не выход, теперь выходом было замужество.
— Мы хотим пожениться этим летом или самое позднее на Рождество. В замке, — заявила Изабель. Она говорила так, словно он научил ее, так оно и было. Он хотел большую, пышную свадьбу, чтобы они не смогли так легко от него избавиться. В любом случае им теперь это трудно сделать. Он был католик и хотел обвенчаться с Изабель в католической церкви в Риме, после чего они собирались сыграть свадьбу в замке. Он уже сказал Изабель, что это его единственное условие — быть обрученным в глазах Бога, и когда Лоренцо говорил это, он едва не плакал. К счастью, Сара не слышала этого.
Они обсуждали это, спорили и кричали полночи, пока Джулиан не охрип, у Сары раскалывалась голова, а Изабель была в полуобморочном состоянии, и Лоренцо давал ей нюхать соль, прикладывал лед и влажные полотенца. Наконец Сара уступила. У нее не было выбора. Если бы она не согласилась, они могли бы сбежать снова. Она была в этом уверена. И Изабель поклялась, что они убегут. Сара пыталась добиться, чтобы они подождали год, но они даже не хотели слышать об этом. И Лоренцо продолжал настаивать, что было бы лучше сделать это теперь в том случае, если она действительно беременна.
— Почему бы нам не подождать, пока это не выяснится? — спокойно предложила Сара. Но они уже не соглашались подождать даже до Рождества. Лоренцо, точно оценивая всю меру их ненависти, знал, что если он не добьется результата сейчас, то позднее они найдут какой-нибудь способ избавиться от него.
Итак, до конца ночи они все согласились на конец августа, свадьба будет в замке в кругу самых близких друзей. Больше никаких гостей и никакой прессы. Лоренцо был разочарован тем, что не будет большой свадьбы, которой они заслуживали, но он обещал Изабель сказочный прием в Италии, за который ее мать платить отказалась.
Это была горькая ночь для нее и для Джулиана. А Изабель вышла из комнаты и направилась с Лоренцо в его отель. Теперь ее никто не мог остановить. Она была одержима собственным уничтожением.
Свадьба была немноголюдная, но устроенная со вкусом в замке Шато де ля Мёз, и на ней присутствовали только близкие друзья. Изабель выглядела прелестно в коротком белом платье, заказанном у Марка Когана, и большой красивой шляпе. Сара была рада хотя бы тому, что дочь не беременна.
— Из Англии на свадьбу приехали Филипп и Сесиль. Джулиан был посаженым отцом, а Ксавье нес кольцо, хотя Сара была бы рада, если бы он потерял его.
— У тебя взволнованный вид, — заметила Эмануэль, понизив голос, когда они пили в саду шампанское.
— Я могла отказаться от всего этого до ленча, — мрачно сказала Сара. Она наблюдала за церемонией венчания, которую проводили католический священник и епископ в саду ее замка. Это была двойная формальность, и это было вдвойне гибельно для Изабель.
Весь день Лоренцо изливал свои чувства, смеялся и всех очаровывал, произносил тосты и говорил о том, как ему жаль, что он не успел познакомиться с великим герцогом, отцом Изабель.
— Он немного перегнул, не так ли? — заметил Филипп, первый раз вызвав у матери смех своим сдержанным высказыванием. — Он трогателен.
— Вдобавок ко всему остальному.
По сравнению с ним Сесиль была Грета Гарбо. Теперь Саре не нравились уже двое. Но Сесиль просто нагоняла на нее скуку, а Лоренцо она ненавидела, что разбивало ей сердце. Она знала, что никогда не будет близка с Изабель, пока та замужем за Лоренцо. И то, как она относится к мужу дочери, ни для кого не было секретом.
— Как только Изабель может так заблуждаться?! — в отчаянии воскликнула Эмануэль. — С ним все так ясно… он отвратителен…
— Она молода. Она не знает пока, что есть подобные люди, — мудро заметила Сара. — К несчастью, за короткое время ей теперь придется многое узнать. — Она вновь вспомнила о своем неудачном браке с Фредди ван Дерингом. Она пыталась уберечь дочь, но это оказалось бесполезно. Изабель сделала выбор, и буквально все, кроме самой Изабель, понимали, что выбор неудачен.
Свадьба продолжалась до вечера, а затем Изабель и Лоренцо уехали. Медовый месяц они собирались провести в Сардинии, на новом курорте, и погостить у его друга в Ага-Кхане, по крайней мере так он говорил. Но Сара могла себе представить, скольким людям он сказал, что должен исчезнуть бесследно на несколько лет, если он выдержит так долго. И она надеялась, что он не выдержит.
После того как они уехали в аэропорт в нанятом «роллс-ройсе» с водителем, семья мрачно сидела в саду, думая о том, какую глупость сделала Изабель, и чувствуя, что они потеряли ее навсегда. Только Филиппа, кажется, это не слишком беспокоило, как и обычно. Он спокойно болтал о чем-то с подругами Сары и Эмануэль, но, глядя на остальных, скорее можно было подумать, что это похороны, а не свадьба. Сара чувствовала себя так, словно она потеряла не только дочь, но и мужа. Он ужаснулся бы, если бы увидел Лоренцо.
Сара получила от Изабель короткую весточку, когда они прибыли в Рим, потом о ней не было слышно до Рождества. Сара звонила ей один или два раза и послала несколько писем, но Изабель не отвечала. Было ясно, что она сердилась на них. Но Джулиан разговаривал с ней пару раз, и Сара знала, что с дочерью все в порядке. Однако никто из них понятия не имел, счастлива ли она. Весь следующий год Изабель не появлялась в замке и не хотела, чтобы Сара приезжала к ней. Сара не поехала. Джулиан один раз летал в Рим, чтобы повидать ее. Он сказал, что она стала очень серьезной и очень красивой и выглядит очень по-итальянски, и, судя по их общим счетам, она истратила целое состояние. Она купила маленькое палаццо в Риме и виллу в Умбрии. Лоренцо купил яхту, новый «ролле» и «феррари». И насколько Джулиан мог заметить, детей у них не предвиделось.
Они приехали в замок на Рождество через год, правда, неохотно. Изабель была со всеми сдержанна, Саре она подарила золотой браслет с жемчугом. На следующий день они с Лоренцо уехали кататься на лыжах в Кортину. Трудно было догадаться, как они живут. Изабель не открылась даже Джулиану. И только Эмануэль удалось разузнать правду. Она летала в Рим после деловой поездки в Лондон, где она встречалась с Нигелем и Филиппом, и позднее рассказала Саре, что Изабель ужасно выглядит. У нее были круги под глазами, она сильно похудела и совсем не смеялась. И каждый раз, когда Эмануэль с ней виделась, Изабель была без Лоренцо.
— Я думаю, что у нее неприятности, но не уверена, что она готова тебе в этом признаться. Просто постарайся держать дверь открытой, и в конце концов она вернется домой. Я в этом убеждена.
— Надеюсь, ты права, — грустно ответила Сара. Эта потеря была так тяжела для нее, она потеряла свою единственную дочь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Драгоценности - Стил Даниэла



отличная книга
Драгоценности - Стил ДаниэлаБалаева Саадат
10.12.2012, 17.35





Замечательная книга. История жизни целой семьи.Красиво написано и интересный сюжет.Советую всем почитать.Таких книг мало.
Драгоценности - Стил ДаниэлаИра
25.09.2013, 10.57





Обожаю это произведение! Драматично и при этом жизненно...Местами печально, но вдохновляюще! Я перечитывала ее уже три раза, и каждый- как впервые. Эта книга учит верить в настоящую любовь и преданность!
Драгоценности - Стил ДаниэлаКсения
15.10.2013, 20.45





Да,девочки,согласна с вами полностью!10.баллов.
Драгоценности - Стил ДаниэлаНаталья 66
26.02.2014, 14.01





ну если по-вашему скупить драгоценности по-дешевке,пользуясь бедностью людей после войны и начать на этом бизнес-честно и порядочно,то да.....куда катится мир.(((чисто американская логика.они наживаются на всех войнах.показано на примере одной семьи.грустно,господа.
Драгоценности - Стил ДаниэлаNata
26.06.2014, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100