Читать онлайн Драгоценности, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Драгоценности - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Драгоценности - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Драгоценности - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Драгоценности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Похороны были мрачными, хор местной церкви в Ля-Мароле пел «Аве Мария». Из Парижа приехали близкие друзья, но основное поминовение должно было состояться в Лондоне через пять дней.
Она похоронила его рядом с Лиззи. Они с Филиппом спорили об этом всю ночь. Он говорил, что семь столетий герцогов Вайтфилдов хоронят в Вайтфилде. Но Сара не могла с этим согласиться. Она хотела, чтобы он был похоронен здесь, недалеко от нее, в том месте, которое он любил, где жил и трудился вместе с ней.
Они вышли из церкви, она держала за руку Изабель, а Джулиан поддерживал ее. Эмануэль тоже приехала в Ля-Мароль, она вышла из церкви под руку с Филиппом. Их было немного, и Сара для всех устроила в замке ленч. Пришли местные жители, чтобы выразить ей свое соболезнование. Их Сара тоже пригласила на ленч, тех, кто работал у него, знал его и любил. Она не могла даже вообразить себе, как теперь она будет жить без него.
Она казалась окаменевшей, когда проходила по комнате, предлагая людям вино, пожимая руки и слушая, что они рассказывали о мсье герцоге, истории из его жизни, которую они делили с ним больше двадцати шести лет. И теперь было невозможно представить, что все кончено. Нигель тоже прилетел из Лондона. Он, как и Сара, плакал, когда хоронили Вильяма. Она не могла видеть его там, рядом с Лиззи. Казалось, только вчера они приходили сюда и вспоминали о ней… говорили о предстоящем рождении Ксавье, который стал теперь для нее такой отрадой. Но малышу никогда не придется узнать своего отца. У него есть два брата, которые могут позаботиться о нем, и мать с сестрой, обожающие его, но он никогда не узнает, каким человеком был Вильям, и, думая об этом, она чувствовала, как сердце ее разрывается на части.
Через два дня все вместе отправились в Лондон на поминальную службу. Это была пышно обставленная церемония. На ней присутствовали все его родственники, а также королева со своими детьми. После службы все они поехали в Вайтфилд, где на поминальный обед собралось около четырехсот человек. Сара автоматически пожимала всем руки и резко обернулась, услышав, как кто-то позади нее произнес «ваша светлость», потом чей-то голос ответил. На миг ей пришла в голову безумная мысль, что в комнату вошел Вильям, и она вздрогнула, когда поняла, что это Филипп. Только сейчас она осознала, что ее сын стал герцогом.
Это было трудное время для них всех, время, которое она запомнила навсегда. Она не знала, куда пойти и что делать, чтобы избавиться от душевных мук. Когда она приезжала в Вайтфилд, все напоминало ей о нем, а в замке это ощущалось еще сильнее. Когда Сара останавливалась в отеле в Лондоне, она думала только о нем, а в их квартире в Париже ее просто охватывал ужас, они были так счастливы там, а в отеле «Ритц» они останавливались, когда проводили в Париже медовый месяц… некуда было пойти, некуда убежать. Он был повсюду, в ее сердце, в ее душе, в ее мыслях и в каждом из ее детей, когда она смотрела на них.
— Что ты собираешься делать? — спокойно спросил ее Филипп, когда она сидела как-то в Вайтфидце, глядя в окно. У нее не было никаких мыслей, и вдруг она поняла, что потеряла всякий интерес к своему делу. Она охотно передала бы его Филиппу. Но ему было всего двадцать шесть лет и еще многому нужно было научиться. А Джулиану исполнилось только пятнадцать, и пройдет еще очень много времени, даже если он захочет когда-нибудь управлять магазином в Париже.
— Не знаю, — честно ответила она. Он уезжал на месяц, но Сара все еще не могла разобраться в своих мыслях. — Я пытаюсь понять это и не могу. Я не знаю, что делать. Я стараюсь представить, что он хотел бы, чтобы я делала.
— Я думаю, что папе было бы приятно, если бы ты продолжала заниматься тем же, — откровенно сказал Филипп, — я имею в виду дело… и все остальное, чем ты занималась, когда он был жив. Ты не можешь перестать жить.
— Иногда мне приходят в голову такие мысли.
— Я понимаю, но ты не можешь это сделать, — тихо произнес он. — У всех нас есть обязанности.
И его обязанности были сейчас тяжелее, чем у большинства. Он наследовал Вайтфилд, Джулиану никогда не придется разделить с ним эту ответственность.
Он останется в замке и будет жить там вместе с Изабель и Ксавье, но такова была несправедливость английской системы. И теперь на плечи Филиппа легло еще и бремя титула и все, что с этим связано. Его отец нет его с изяществом и достоинством, но Сара не была уверена, что Филипп так же хорошо справится с этим.
— А что ты думаешь? — нежно спросила она его. — Что ты собираешься теперь делать?
— То же самое, что делал раньше, — ответил он уверенно, и тут он решил сказать ей то, что раньше не собирался говорить. — В ближайшие дни мне хотелось бы кое с кем тебя познакомить.
Казалось странным говорить ей об этом, и поэтому он до сих пор молчал. Он хотел рассказать ей о Сесиль на Рождество, но отец был так болен, и Филипп счел неуместным даже упоминать об этом.
— С кем-то особенным?
— Более или менее, — небрежно ответил он и покраснел.
— Может быть, мы пообедаем вместе перед моим отъездом из Англии.
— Мне бы очень хотелось этого, — смущенно сказал он. Он был безразличен ко всем остальным членам семьи, но Сара все же была его матерью.
Она напомнила ему об их разговоре через две недели, когда решила, что пора возвращаться в Париж. У Эмануэль возникли какие-то затруднения с магазином, а Изабель должна была идти в школу.
— Так как насчет обеда с подругой, о которой ты говорил?
— А, это… возможно, у тебя не найдется времени до отъезда.
— У меня есть время, — возразила Сара. — У меня всегда найдется время для тебя.
Он уже пожалел, что упомянул об этом, но она, как могла, старалась его успокоить, и они договорились о дне, когда пообедают в ресторане. Девушка, с которой она познакомилась на следующий вечер, не произвела на нее большого впечатления. Она была типичной англичанкой — высокой, худощавой и бледной, и почти все время молчала. Ее отличали исключительная благовоспитанность, абсолютная порядочность. Это была самая скучная девушка из всех, с которыми Сара была когда-либо знакома. Ее звали леди Сесиль Хауторн. Ее отец был членом совета министров. Сара никак не могла понять, как Филипп выносит ее. Она не располагала к себе, в ней не было теплоты и уюта, и с ней невозможно даже посмеяться. Когда на следующее утро Сара уезжала, она постаралась как можно мягче намекнуть на это.
— Она прелестная девушка, — сказала она за завтраком.
— Я рад, что она тебе понравилась.
Он выглядел довольным, и Саре хотелось узнать, насколько серьезна его связь и следует ли ей беспокоиться. У нее на руках был ребенок в пеленках, а ей еще приходилось думать о своей невестке. Саре так недоставало Вильяма. Судьба обошлась с ней так несправедливо, она едва не застонала, стараясь говорить небрежно.
— Это серьезно? — спросила она, стараясь не подавиться гостом, когда он кивнул. — Очень серьезно?
— Вполне возможно. Она из тех девушек, на которых хотелось бы жениться.
— Я могу понять, почему ты так думаешь, дорогой, — сказала она, стараясь, чтобы это прозвучало спокойнее, и интересуясь, поверит ли он ей. — И она прелестная девушка… но достаточно ли с ней весело? Здесь есть о чем подумать. Мы с твоим отцом всегда так хорошо проводили время вместе. Это очень важно в супружестве.
— Весело? — переспросил он с удивленным видом. — Весело? Какое это имеет значение? Мама, я тебя не понимаю.
— Филипп, — она решила быть с ним откровенной и надеялась, что ей не придется пожалеть об этом, — одних хороших манер недостаточно. Нужно что-то большее… что-то особенное… чтобы рядом с тобой был человек, способный разделить с тобой все радости жизни.
Он уже достаточно взрослый, чтобы услышать от нее правду. И в конце концов был 1966 год, а не 1923-й, когда молодые люди вели себя так пуритански. Разумеется, Филипп не мог быть таким пуританином. Но, к ее удивлению, он оказался именно таким. Филипп посмотрел на мать с ужасом.
— Я, конечно, могу понять, что вы с отцом придавали этому огромное значение, но это не означает, что я намерен выбирать жену по тем же критериям.
И тут Сара поняла, что, женившись на этой девушке, он совершит ужасную ошибку, но она также понимала, что, если она сейчас начнет отговаривать его, он все равно сделает по-своему.
— Ты веришь в двойные нормы поведения, Филипп? Считаешь, можешь развлекаться в постели с одной, а жениться на другой? Или тебе на самом деле нравятся серьезные, благовоспитанные девушки? Но если тебе нравится общество сексуальных и веселых молодых особ, а женишься ты на пристойной девушке, у тебя может быть масса неприятностей.
Это все, что Сара могла сказать при данных обстоятельствах.
— Я должен думать о своем положении, — сказал он раздраженно.
— Твой отец тоже не забывал о своем положении, Филипп. И он женился на мне. И я не думаю, что он сожалел об этом. По крайней мере я надеюсь, что он не сожалел.
Она грустно улыбнулась старшему сыну, такому далекому и чужому.
— Ты из хорошей семьи, хотя и была разведена. — Она рассказала ему о своем первом браке очень давно, чтобы это не сделал кто-нибудь другой. — Значит, если я правильно тебя понял, Сесиль тебе не нравится? — ледяным тоном спросил он, вставая и собираясь выйти из-за стола.
— Она мне очень нравится. Я просто считаю, что если ты собираешься жениться на ней, то тебе нужно серьезно подумать о том, какие качества ты хотел бы видеть у своей жены. Она очень милая девушка, но чересчур серьезная и не представляет собой ничего особенного.
Сара знала, что у него всегда была страсть к девушкам хорошего происхождения. Ему нравилось, чтобы его видели и фотографировали с приличными девушками, но в то же самое время он наслаждался обществом других молодых особ. Сара не сомневалась в том, что Сесиль была одной из самых приличных и благовоспитанных, но очень скучных представительниц женского пола.
— Она будет превосходной герцогиней Вайтфилд, — сурово заявил Филипп.
— Я не отрицаю, что это важно. Но достаточно ли? — Она чувствовала себя обязанной предостеречь его.
— Полагаю, что мне лучше судить об этом, — ответил он.
— Я забочусь о твоем благе, — сказала она и поцеловала его.
Потом он уехал в город, а Сара улетела днем в Париж с двумя младшими детьми. Она отвезла их в замок и оставила там с Джулианом, а сама отлучилась на несколько дней в Париж, чтобы заняться делами. Но душа ее больше не лежала к бизнесу. Ей хотелось одного — вернуться в замок и пойти на могилу, но Эмануэль говорила ей, что это ненормально.
Саре понадобилось много времени, чтобы снова обрести душевное равновесие. Только летом она почувствовала себя лучше. И тогда Филипп объявил, что женится на Сесиль Хауторн. Саре было жаль его, но она не обмолвилась об этом ни словом. Они собирались жить в его лондонской квартире, но большую часть времени проводить в Вайтфилде. Сара собиралась держать там своих лошадей, Филипп заверил свою мать, что она может приезжать и жить в охотничьем домике, когда ей только захочется. Они с Сесиль, конечно, собирались занять большой дом. О своих братьях и сестре он даже не упомянул.
Саре не пришлось заниматься подготовкой к свадьбе. Все сделали Хауторны. Свадьба состоялась в их родовой усадьбе, в Стаффордшире. Вайтфилды прибыли все сразу, Сара держала под руку Джулиана.
Изабель была в нарядном белом бархатном платье и таком же пальто, отделанном горностаем, а на Ксавье был черный бархатный костюмчик. Джулиан выглядел необыкновенно красивым в своей визитке, как и Филипп. Невеста была мила в кружевном платье своей бабушки. Оно было ей немного коротко, и вуаль сидела на голове как-то странно. И если бы рядом с Сарой оказалась Эмануэль, с которой можно было бы посплетничать, она сказала бы, что невеста выглядит ужасно, как длинная сухая жердь, и в ней нет ни очарования, ни сексуальной привлекательности. Она даже не удосужилась воспользоваться косметикой. Но кажется, Филипп был очень доволен ею. Свадьба состоялась за неделю до Рождества, а медовый месяц они провели на Багамах.
Сара задавалась вопросом, что подумал бы о них Вильям. Она вернулась в «Кларидж» в подавленном настроении. Ей не понравилась первая невестка, и она вдруг задумалась, повезет ли ей с остальными.
Жизнь такая странная. И дети поступают так странно. Живут своей собственной жизнью, по-своему, и выбирают таких людей, которые не нравятся никому, кроме них. От этих мыслей она почувствовала себя еще более одинокой без Вильяма. Это было первое Рождество без него… год с тех пор, как он умер… В день Нового года Ксавье исполнится два года. Воспоминания переполняли ее. Но когда в сумерках они медленно подъехали к замку, Сара увидела стоящего там мужчину. Что-то в нем показалось ей таким знакомым. Она подумала, не сон ли это. Присмотревшись внимательно, она убедилась, что не ошиблась. Это был он… и на мгновение ей показалось, что он почти не изменился. Он медленно подошел к ней с нежной улыбкой, а она только молча смотрела на него… Перед ней стоял Иоахим.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Драгоценности - Стил Даниэла



отличная книга
Драгоценности - Стил ДаниэлаБалаева Саадат
10.12.2012, 17.35





Замечательная книга. История жизни целой семьи.Красиво написано и интересный сюжет.Советую всем почитать.Таких книг мало.
Драгоценности - Стил ДаниэлаИра
25.09.2013, 10.57





Обожаю это произведение! Драматично и при этом жизненно...Местами печально, но вдохновляюще! Я перечитывала ее уже три раза, и каждый- как впервые. Эта книга учит верить в настоящую любовь и преданность!
Драгоценности - Стил ДаниэлаКсения
15.10.2013, 20.45





Да,девочки,согласна с вами полностью!10.баллов.
Драгоценности - Стил ДаниэлаНаталья 66
26.02.2014, 14.01





ну если по-вашему скупить драгоценности по-дешевке,пользуясь бедностью людей после войны и начать на этом бизнес-честно и порядочно,то да.....куда катится мир.(((чисто американская логика.они наживаются на всех войнах.показано на примере одной семьи.грустно,господа.
Драгоценности - Стил ДаниэлаNata
26.06.2014, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100