Читать онлайн Драгоценности, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Драгоценности - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Драгоценности - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Драгоценности - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Драгоценности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

В течение следующих четырех лет Джулиан и два магазина занимали у Сары и Вильяма все время. Дело в Париже и Лондоне расширялось. Сара уступила наконец и согласилась расширить магазин в Париже. Но лондонский филиал оставили без изменений, несмотря на то, что торговля шла превосходно, внутреннее убранство импонировало чопорным британцам. Эмануэль и Нигель прекрасно справлялись с работой. Сара чувствовала себя счастливой, когда в свой тридцать девятый день рождения задувала свечи на праздничном пироге. Филипп гостил в замке, ему исполнилось уже шестнадцать лет, он был почти одного роста со своим отцом, и ему не терпелось вернуться обратно в Вайтфилд. Он собирался навестить друзей и остался на день рождения Сары только по настоянию отца. Ей хотелось, чтобы они в семейном кругу отпраздновали ее день рождения, но ему это было неинтересно. Он ухитрился забыть про день рождения Джулиана, который был в июле. Семья как бы не существовала для Филиппа. Казалось, он старается избегать их. Словно между ними существовала преграда, которую он никогда не позволял никому перейти. На этот раз, когда он уехал, Сара была настроена философски. В течение всех этих лет она узнала кое-что от Вильяма.
— Я думаю, нам повезло, что он вообще приезжает сюда, — сказала она Вильяму в тот день, когда он уехал. — Он хочет только играть в поло, проводить время со своими друзьями и жить в Вайтфилде. — Они наконец разрешили ему ездить туда одному на выходные и каникулы, и он мог брать с собой друзей. Пока он пригласил одного из учителей. Такое решение проблемы, кажется, всех устраивало, и больше всех, конечно, Филиппа. — Не правда ли, забавно, насколько Филипп — британец, а Джулиан — француз?
Все в маленьком мальчике было невероятно галльским. Он говорил с ними по-французски, любил жить в замке и предпочитал Париж Лондону.
— Les anglais me font peur, — всегда жаловался он. — Англичане пугают меня.
Сара говорила ему, что это глупо, поскольку его отец — англичанин, и он тоже англичанин, хотя не наследовал титул, так как был вторым сыном. Когда он вырастет, он будет просто лорд Вайтфилд. Иногда британские традиции казались невероятно донкихотскими. Но она считала, что Джулиана это никогда не будет беспокоить. Он рос таким добродушным, его никогда ничего не раздражало, даже безразличие старшего брата. Он привык еще маленьким мальчиком сторониться его и заниматься своими собственными делами, что, кажется, устраивало обоих. Он обожал своих родителей, друзей, людей, которые работали в замке, домашних животных, он любил, когда приезжала Эмануэль. Джулиан любил все и всех, и, в свою очередь, все, кто знал его, платили ему тем же.
Сара как-то задумалась об этом сентябрьским днем, когда ухаживала за цветами на могиле Лиззи. Она регулярно приходила в этот тихий уголок парка и следила, чтобы могила выглядела опрятно. Сара никогда не могла удержаться от слез. Спустя одиннадцать лет она все еще скучала по ней. Сейчас Лиззи исполнилось бы пятнадцать… такой любимой и такой дорогой… Она была немного похожа на Джулиана, только была нежнее и не такая сильная… Сара не слышала, как Вильям подъехал на своей коляске. В последнее время он чувствовал себя не очень хорошо. Его беспокоили боли в спине и ногах, но он никогда не жаловался.
Она почувствовала его руку на своем плече и обернулась. По ее щекам текли слезы, она подвинулась к нему, и он нежно вытер ее слезы и поцеловал ее.
Вильям посмотрел на ухоженную могилку.
— Бедная маленькая Лиззи. — Он тоже сожалел, что у Сары не родилась другая дочь, чтобы утешить ее, хотя Джулиан стал источником радости для них обоих. Филиппа он принимал таким, каким он был. Ему даже не пришлось увидеть свою маленькую дочь, но, несмотря на это, ему все же не хватало ее.
Закончив работу, Сара села рядом с Вильямом, взяв у него свой помятый носовой платок.
— Прости… Мне не следовало плакать… Прошло столько времени… — Но она сохранила воспоминание о маленьком теплом тельце, лежавшем рядом с ней, о маленьких ручках, обвивавших ее шею, пока девочка не затихла и не перестала дышать…
— Мне тоже жаль. — Он нежно улыбнулся ей. — Может быть, нам нужен еще один ребенок?
Она понимала, что он шутит, и улыбнулась ему.
— Филиппу это не понравилось бы.
— Может быть, это пошло бы ему на пользу. Он очень эгоистичный молодой человек. — На этот раз Филипп досадил ему, он был так нетерпим и так жесток по отношению к своей матери.
— Я не знаю, в кого он пошел, ты совершенно не такой, надеюсь, и я тоже… Джулиан обожает всех… а твоя мать была такой ласковой. Мои родители тоже были неплохими людьми.
— Должно быть, среди моих давних предков был король вестготов или свирепый норманн. Я не понимаю, в чем дело.
Филиппа занимали только Вайтфилд, Кембридж и ювелирный магазин в Лондоне, который завораживал мальчика. Когда бы Филипп ни был там, он всегда задавал Нигелю тысячу вопросов, что забавляло управляющего. Он отвечал на вопросы мальчика, учил его всему, что сам знал о драгоценных камнях, и обращал его внимание на то, что было наиболее важно: на размер, качество, прозрачность и оправу. Но Филиппу предстояло серьезно обдумать выбор карьеры, прежде чем принять решение работать в магазине «Вайтфилд».
— Может быть, нам съездить куда-нибудь в этом году? — Сара посмотрела на Вильяма, и ей показалось, что он выглядит усталым. За пятьдесят два года ему многое пришлось пережить, и теперь это было заметно. Он без устали ездил вслед за ней из Парижа в Лондон и обратно. Но на будущий год, когда Джулиан пойдет в школу в Ля-Мароле, они будут больше времени проводить в замке. Это был последний год, когда они могли путешествовать. — Мне хотелось бы поехать в Бирму и Таиланд, чтобы посмотреть на драгоценные камни, — задумчиво проговорила она.
— В самом деле? — удивился Вильям. Последние шесть лет она стала интересоваться всем, что связано с драгоценными камнями, с тех пор как они начали свое дело. Сара очень придирчиво относилась к приобретению камней. Но благодаря этому магазин «Вайтфилд» имел безупречную репутацию. Их дело расширялось как в Лондоне, так и в Париже. В Лондоне королева еще несколько раз делала у них покупки, так же как и герцог Эдинбургский. Вильям и Сара надеялись, что скоро станут королевскими ювелирами.
— Мне хотелось бы съездить куда-нибудь. Мы даже могли бы взять с собой Джулиана.
— Как романтично, — усмехнулся Вильям. Но он знал, что Сара любила, чтобы сын был рядом с ней. — Почему бы мне тогда не организовать что-нибудь для нас троих? И нам придется взять с собой няню, чтобы она помогла нам присматривать за Джулианом. Возможно, мы успеем побывать на Востоке и вернуться во Францию перед Рождеством. — Поездка предстояла долгая, и Сара знала, что это будет утомительно для Вильяма, однако она понимала, что им необходимо развеяться, смена обстановки и новые впечатления пойдут им на пользу.
Они уехали в ноябре, а вернулись в сочельник и встретились в Вайтфилде с Филиппом. Они путешествовали полтора месяца и без конца рассказывали ему об охоте на тигров в Индии, о поездке на морское побережье в Таиланде и Гонконге, о храмах, о рубинах… изумрудах… и о сказочных драгоценностях. Саре повезло, она приобрела великолепные камни. Филипп был очарован ими и всеми историями, которые он услышал от родителей. В первый раз он был мил со своим младшим братом.
На следующей неделе, когда Сара показала сокровища Ни-гелю, они привели его в трепет, и он похвалил ее за прекрасное приобретение. А Эмануэль заинтересовали некоторые драгоценности индийского махараджи, она взяла их в Париж, и они вскоре были куплены.
Это было сказочное путешествие и весьма плодотворное, но все они были счастливы возвратиться в замок. Девушке, которую они брали с собой, было что рассказать своим родственникам, а Джулиан радовался встрече с друзьями. Сара тоже была рада возвращению домой. В Индии она подхватила какую-то инфекцию и никак не могла от нее избавиться. Она постоянно опустошала ее живот, и Сара всеми силами старалась не жаловаться. Но когда они вернулись в замок, ее охватило беспокойство. Она уже едва могла есть. Сара не хотела говорить Вильяму, чтобы не огорчать его, и старалась не принимать это всерьез. Наконец в следующий свой приезд в Париж, это было в конце января, она пошла к доктору. Он сделал несколько анализов, не нашел ничего серьезного и попросил ее зайти к нему еще раз. Но к тому времени она чувствовала себя немного лучше.
— Как вы думаете, что это может быть? — спросила Сара.
— Я думаю, все очень просто, мадам, — спокойно ответил доктор.
— Это утешительно. — Однако она была раздосадована на себя за то, что подхватила инфекцию. Слава Богу, Джулиан не пострадал. Сара внимательно следила за тем, что он ел и пил, чтобы он там не заболел. Но по отношению к себе она не проявила должной осторожности.
— У вас есть какие-то планы на будущее лето, мадам? — спросил доктор с улыбкой, и Сара начала паниковать. Не собирается ли он предложить операцию?
Но до лета оставалось еще семь месяцев, и тут внезапно она поняла. Но этого не может быть. Не сейчас. Не в таком возрасте.
— Я не знаю… а в чем дело? — небрежно спросила она.
— Я думаю, в августе у вас родится ребенок.
— У меня? — В ее возрасте, она не могла поверить этому. В августе ей должно было исполниться сорок. Она слышала раньше о таких странных случаях, и все же… Сара по-прежнему хорошо выглядела, но нельзя обмануть календарь. Сорок лет — это все-таки сорок лет.
— Вы уверены?
— Думаю, что да. Мне хотелось бы сделать еще несколько анализов, чтобы убедиться в этом.
Анализы сделали, и они подтвердили предположение доктора. Как только доктор позвонил ей, Сара сообщила об этом Вильяму.
— Но в моем возрасте… разве это не абсурдно? — На этот раз она почему-то была немного смущена.
— Это вовсе не абсурд. — Он выглядел взволнованным. — Моя мать была намного старше тебя, когда родила меня, и осталась жива. — У него был счастливый вид. — Кроме того, я уже говорил тебе, что нам нужен еще один ребенок. — На этот раз он тоже хотел дочь.
— Ты снова собираешься отправить меня в эту ужасную клинику, не так ли? — Сара уныло посмотрела на него, и он рассмеялся. Временами она все еще казалась ему молоденькой девушкой.
— Я не собираюсь снова принимать ребенка сам в твоем возрасте! — сказал он, дразня ее.
— Вот видишь! Ты тоже считаешь, что я слишком стара для этого. Что скажут люди?
— Они скажут, что нам очень повезло… и боюсь, подумают, что мы не очень хорошо себя вели, — продолжал он дразнить ее, и Саре пришлось рассмеяться над собой. Ей казалось немного глупо рожать ребенка в сорок лет, но в глубине души была довольна. Джулиан приносил ей столько радости, но в сентябре он должен был пойти в школу.
Эмануэль немного испугалась, когда Сара сообщила ей об этом в марте, а Нигель был слегка смущен этой новостью, но очень вежливо поздравил ее. Оба магазина работали хорошо и не нуждались в постоянном внимании Сары. В этом году она много времени провела в замке, и, как всегда, летом к ним приехал Филипп. Он почти ничего не сказал по поводу беременности матери. Он считал это состояние таким отвратительным, что даже не хотел упоминать о нем.
На этот раз Сара убедила Вильяма не отправлять ее так далеко. Они пришли к компромиссу, было решено, что она поедет в госпиталь в Орлеане, который не был таким роскошным, как клиника в Париже, и ей понравился местный доктор.
Им удалось на этот раз отпраздновать день ее рождения так, что Филипп остался доволен, и они хорошо провели время. На следующий день он уехал в Вайтфилд, чтобы провести там оставшиеся каникулы перед тем, как вернуться в Кембридж. Вечером, в день отъезда Филиппа, Сара чувствовала себя очень неуютно, и после того как Джулиан лег в постель, она посмотрела на Вильяма.
— Я не уверена, что начинаются роды, но я чувствую себя как-то странно. — Она подумала, что следует предупредить его.
— Может быть, позвонить доктору?
— Мне кажется, не стоит. У меня нет схваток. Я просто чувствую, что… — Она попыталась описать ему, а он, волнуясь, наблюдал за ней. — Я не знаю… какую-то тяжесть… больше чем тяжесть… мне все время хочется передвинуться или что-то в этом роде. — У нее было непонятное ощущение давления. — Может, ребенок давит на что-то. — Он был не такой большой, как предыдущие, но все же достаточно крупный, чтобы заставить ее почувствовать неудобства. Это продолжалось неделями. Ребенок постоянно находился в движении.
— Почему бы тебе не принять ванну и не лечь в постель, посмотрим, как ты тогда будешь себя чувствовать, — Тут Вильям строго на нее посмотрел, он хорошо знал ее, чтобы полностью доверять ей. — Но ты должна мне сказать, когда это начнется. Я не хочу, чтобы ты дождалась до последней секунды и тебя нельзя было отвезти в госпиталь. Ты слышишь меня, Сара?
— Да, ваша светлость, — мрачно ответила она.
Он улыбнулся ей и оставил ее одну, чтобы она могла принять ванну. А через час Сара лежала в постели, по-прежнему испытывая то же давление, но к этому времени она решила, что это несварение, а не родовые схватки.
— Ты уверена? — спросил он, заглянув к ней, чтобы проверить, как она. Что-то в ее взгляде заставляло его нервничать.
— Я обещаю, — усмехнулась она.
— Ладно. Смотри. Держи ноги скрещенными. — Он снова вернулся в другую комнату просмотреть листы платежного баланса, присланные из магазинов.
Позвонила Эмануэль из Монте-Карло узнать, как дела у Сары, и они немного поболтали. Ее связь с Жан-Шарлем де Мартеном закончилась два года назад, и она вступила в новую, куда более опасную, с министром финансов.
— Дорогая, будь осторожна, — предупредила ее Сара, ее подруга рассмеялась.
— Вы только посмотрите, кто это говорит! — Эмануэль подсмеивалась над ее беременностью.
— Очень забавно.
— Как ты себя чувствуешь?
— Прекрасно. Надоело быть толстой. И мне кажется, Вильям немного нервничает. Я приеду в магазин, как только смогу, когда ты вернешься из отпуска. — В августе они закрыли магазин, как они делали каждый год, но в сентябре собирались открыть его.
Они поболтали еще немного, и, повесив трубку, Сара стала расхаживать по комнате. Она совершала бесконечные путешествия из спальни в ванную комнату и обратно. Потом спустилась по лестнице и опять поднялась наверх. Она все еще расхаживала по спальне, когда вошел Вильям.
— Ради Бога, что ты делаешь?
— Очень неудобно лежать, и мне неспокойно.
И тут она почувствовала острую боль в правом боку, и ее живот словно потянуло к полу. Она снова пошла в ванную, и вдруг, когда она возвращалась к себе в спальню, сильнейшая боль пронзила ее и заставила вскрикнуть, острая боль появилась в спине и согнула ее. И тут вдруг она почувствовала, что ей хочется тужиться прямо здесь. Боль не прекращалась, она усиливалась в спине и животе. Она едва могла стоять, вцепившись в стул, и Вильям мгновенно бросился к ней, увидев выражение ее лица. Он втащил ее к себе на коляску и в ужасе уложил ее в постель.
— Сара, ты не собираешься снова поступать так со мной! Что случилось?
— Я не знаю. — Она едва могла говорить. — Я думала… это несварение… но теперь такие сильные схватки… это… о Боже… Вильям… Ребенок выходит!
— Нет, нет! — Он отказывался верить, что это случится снова. Он оставил ее на минуту, чтобы позвонить в госпиталь и попросить их прислать машину «скорой помощи». На этот раз ей было не двадцать три года, а сорок, и он не собирался играть в те же игры с еще одним десятифунтовым ребенком. Но когда он повесил трубку, она пронзительно кричала и звала его. Вильяму обещали сразу же прислать машину. Доктор будет у них всего через двадцать минут.
Когда он снова был рядом с ней, она ухватила его за рубашку и вцепилась ему в руку. Она не плакала, но, похоже, испытывала ужасные муки, и вид у нее был удивленный и испуганный.
— Я чувствую… он выходит, Вильям… Я чувствую это! — закричала она ему. Все случилось так быстро, а она не почувствовала никаких признаков. Или, во всяком случае, едва заметила. — Я чувствую голову ребенка… она сейчас выйдет! — пронзительно закричала она, и, лежа в кровати, она то тужилась, то кричала. Он быстро стащил ее сорочку и увидел, что показалась голова ребенка, как он уже видел раньше. Только в тот раз понадобилось несколько часов и столько усилий, а сейчас ничего не могло остановить ребенка. — Вильям… Вильям… нет! Я не могу это сделать… останови его!
Головка постепенно продвигалась вперед, и через мгновение на Вильяма смотрело крошечное личико и два светлых глаза, а прекрасный розовый ротик кричал. Вильям попытался помочь Саре расслабиться, а потом потужиться снова, и внезапно через минуту освободились плечи, ручки и невероятно быстро остальное тельце. Это была красивая маленькая девочка, и она, казалось, сердилась на них обоих, а Сара лежала в постели, с изумлением глядя на нее. Они были ошеломлены быстротой происшедшего. Все случилось так неожиданно. Только что она разговаривала с Эмануэль, и теперь вдруг она уже родила ребенка. И все роды заняли не больше десяти минут.
— Напомни мне больше никогда не доверять тебе, — хрипло сказал Вильям, глядя на нее, а потом поцеловал.
Они подождали доктора, чтобы тот перерезал пуповину. Вильям завернул их обеих в чистые простыни. Новорожденная дочь немного успокоилась к этому времени и сосала грудь матери, бросая на нее сердитые взгляды, словно была недовольна тем, что ее так грубо выдворили из ее уютной квартиры.
Когда через двадцать минут приехал доктор, оба они улыбались и смеялись. Доктор расточал извинения и уверял их, что он старался ехать как можно быстрее.
Он поздравил их обоих, заявив, что ребенок превосходный. Доктор похвалил их за то, что они так хорошо справились со всем, и предложил забрать Сару в госпиталь, хотя признал, что она в этом не нуждается.
— Я предпочла бы остаться дома, — спокойно ответила Сара, а Вильям посмотрел на нее, все еще делая вид, что он рассержен.
— Я знаю, что бы ты предпочла! В следующий раз я отправлю тебя в госпиталь в Париже за два месяца!
— В следующий раз! — воскликнула она. — В следующий раз! Ты шутишь? В следующий раз я буду бабушкой! — Она рассмеялась над ним и внезапно почувствовала себя лучше. Она была потрясена, испытав такую боль, но на самом деле все оказалось очень легко.
— Я не уверен, что могу доверить тебе даже это, — парировал он и пошел проводить доктора. А потом он принес ей бокал шампанского и долго сидел, наблюдая за своей новорожденной дочерью.
— Она такая красивая, правда? — Он смотрел, как малютка лежит на груди у матери, и медленно подъехал к ним.
— Она красивая, — улыбнулась Сара. — Я люблю тебя, Вильям. Спасибо за все…
Он наклонился и поцеловал ее. Они назвали девочку Изабель. А на следующее утро Джулиан заявил, что это будет «его» малышка, только его, и они все должны просить у него разрешения, если хотят подержать ее. Он все время держал ее на руках со всей нежностью нового отца. Он проявлял все чувства, которые Филипп тщательно скрывал в себе, всю нежность и всю любовь. Он обожал свою маленькую сестренку. С возрастом между ними крепли узы, которых никто не мог нарушить. Изабель обожала Джулиана, он навсегда остался ее любимым братом и горячим защитником. Даже родители ни когда не могли встать между ними, они быстро поняли, что не стоит даже пытаться делать это. Изабель принадлежала Джулиану, а Джулиан принадлежал Изабель.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Драгоценности - Стил Даниэла



отличная книга
Драгоценности - Стил ДаниэлаБалаева Саадат
10.12.2012, 17.35





Замечательная книга. История жизни целой семьи.Красиво написано и интересный сюжет.Советую всем почитать.Таких книг мало.
Драгоценности - Стил ДаниэлаИра
25.09.2013, 10.57





Обожаю это произведение! Драматично и при этом жизненно...Местами печально, но вдохновляюще! Я перечитывала ее уже три раза, и каждый- как впервые. Эта книга учит верить в настоящую любовь и преданность!
Драгоценности - Стил ДаниэлаКсения
15.10.2013, 20.45





Да,девочки,согласна с вами полностью!10.баллов.
Драгоценности - Стил ДаниэлаНаталья 66
26.02.2014, 14.01





ну если по-вашему скупить драгоценности по-дешевке,пользуясь бедностью людей после войны и начать на этом бизнес-честно и порядочно,то да.....куда катится мир.(((чисто американская логика.они наживаются на всех войнах.показано на примере одной семьи.грустно,господа.
Драгоценности - Стил ДаниэлаNata
26.06.2014, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100