Читать онлайн Драгоценности, автора - Стил Даниэла, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Драгоценности - Стил Даниэла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Драгоценности - Стил Даниэла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Драгоценности - Стил Даниэла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Стил Даниэла

Драгоценности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Открытие магазина имело огромный успех. Отделку интерьера поручили американцу Элею Вольфу, который в это время жил в Париже. Весь магазин был обит бледно-серым бархатом и выглядел словно шкатулка с драгоценностями. Вильям привез из Вайтфилда несколько небольших картин Дега и замечательные эскизы Ренуара. Но внимание посетителей прежде всего привлекали драгоценности. У каждого украшения были свои достоинства, у сказочного бриллиантового ожерелья или крупного жемчуга, удивительных серег с бриллиантами или рубинового ожерелья, которое принадлежало когда-то царице. На всех драгоценностях можно было хорошо рассмотреть клеймо ювелира, даже на тиаре, украшенной бирюзой. Здесь были выставлены произведения Бушерона, Шаме, Ван Клифа, Картье и Тиффани из Нью-Йорка, Фаберже и Астрея. Они поразили воображение парижан. В прессе появилось немного сдержанное сообщение о том, что герцогиня Вайтфилд открыла магазин, названный «Вайтфилд», в предместье Сен-Оноре, где предлагаются уникальные драгоценности для экстраординарных женщин.
Герцогиня Виндзорская приехала на открытие, так же как и большинство ее друзей, и вдруг оказалось, что там собрался весь Париж, все высшее общество и даже несколько любопытных знакомых из Лондона. Вечером был устроен прием, во время которого продали четыре украшения: прелестный браслет работы Фаберже, с жемчугом и бриллиантами и маленькими птичками из голубой эмали, жемчужное ожерелье, одно из первых украшений, купленных Эмануэль, изумрудный гарнитур, а также кольцо с огромным рубином, сделанное Ван Клифом для махараджи.
Сара стояла, с изумлением глядя на все это, не в состоянии поверить в то, что это не сон. Вильям тоже с удовлетворением смотрел на происходящее. Он гордился ею и был доволен тем, что они сделали. Они покупали драгоценности от доброго сердца, желая помочь людям. И вдруг это превратилось в превосходный бизнес.
— Ты хорошо поработала, моя любимая, — похвалил он Сару, в то время как официанты разливали по бокалам шампанское.
— Я просто не могу поверить в это! А ты? — Она снова казалась девочкой, такая она была оживленная. А Эмануэль, прогуливась среди сливок общества в роскошном черном платье, выглядела как солидная дама.
— Конечно, могу. У тебя исключительный вкус, а украшения очень красивы, — спокойно ответил он, отпивая глоток шампанского.
— Мы имеем большой успех, не так ли? — усмехнулась она.
— Нет, моя дорогая, это ты имеешь большой успех. Ты для меня дороже всего в жизни, — прошептал он. Годы в плену научили его еще больше дорожить своей женой, ребенком, свободой. Его здоровье было надломлено. Но Сара хорошо за ним ухаживала, и силы постепенно возвращались к нему, он казался таким же жизнелюбивым, каким был до войны, но порой выглядел усталым и измученным, и она знала, что у него болят ноги. Раны со временем зажили, однако вред, нанесенный его организму, невозможно было исправить. Но по крайней мере он остался жив, и они были вместе. А теперь у них замечательное дело, и Сара с головой окунулась в новое занятие.
— Ты веришь, что это наяву? — прошептала она Эмануэль спустя несколько минут.
Эмануэль держалась с достоинством, показывая красивому мужчине очень дорогое колье с сапфирами.
— Я думаю, — Эмануэль загадочно улыбнулась своей хозяйке, — нам это доставит большое удовольствие.
Сара видела, что она уже получает удовольствие, искусно флиртуя с некоторыми важными господами, и, кажется, для нее не имело значения, что они женаты. Дэвид купил для Уоллес очаровательное колечко с бриллиантом, на котором был леопард Картье, гармонировавшее с теми, которые уже украшали ее руки. Это была пятая покупка за вечер. К полуночи все разъехались по домам.
— О, дорогой, все прошло великолепно! — Сара захлопала в ладоши, и Вильям, сидя в коляске, усадил ее к себе на колени, пока охранники запирали дверь, а Эмануэль говорила официантам, куда убрать оставшуюся икру. Она собиралась взять ее домой и угостить на следующий день своих друзей. Сара позволила ей это. Эмануэль собиралась устроить у себя дома, на улице Фэзандери, вечеринку, чтобы отпраздновать начало новой деятельности в роли управляющей магазином у Вайтфилдов. Для нее это был долгий и тернистый путь. Это был долгий путь для них всех, долгая война, но теперь в Париже наступили другие времена.
Вскоре после окончания приема Вильям отвез Сару в их номер в «Ритце». Они решили, что им следует найти небольшую квартиру, где они могли бы останавливаться, приезжая в Париж. Хотя Париж был всего в двух часах езды, все же было утомительно ездить все время туда и обратно.
Сара не собиралась все время находиться в магазине, так как были Эмануэль и еще одна девушка. Теперь, когда люди больше не приходили к ним за помощью, Сара хотела заняться пополнением своих запасов. Они ездили в Париж гораздо чаще, чем раньше, и в данный момент «Ритц» был удобен. Сара, зевая, шла за коляской Вильяма, а через несколько минут она уже лежала рядом с ним в постели.
Когда она скользнула под одеяло, он повернулся и достал что-то из ящика тумбочки.
— Как глупо с моей стороны, — небрежно произнес он, но Сара достаточно хорошо знала его, чтобы понять: он замышляет какую-то шалость. — Я совсем забыл… — Он вручил ей квадратный плоский сверток. — Просто маленькая безделушка, чтобы отметить открытие нашего магазина, — добавил он с улыбкой.
— Вильям, ты такой милый! — Сара всегда чувствовала себя с ним ребенком. Он так избаловал ее. — Что это? — спросила она, разворачивая бумагу. И тут она увидела, что это шкатулка, а на ней итальянское имя. Буцелатти.
С горящими от волнения глазами она осторожно открыла ее. На бархатном ложе сверкало и переливалось всеми цветами радуги бриллиантовое колье, выполненное великим мастером.
— Боже мой! — Она закрыла глаза и мгновенно захлопнула шкатулку. Он и раньше дарил ей прелестные вещи, но эта превзошла все его прежние подарки. Колье напоминало кружевной воротник, причудливо вплетенные в платину бриллианты свисали словно огромные капли росы. — О… Вильям! — Она снова открыла глаза и обвила его шею руками. — Я этого не заслуживаю!
— Не говори таких вещей, — возмутился он. — Кроме того, поскольку ты владелица ювелирного магазина, люди будут смотреть, что ты носишь. Мы должны покупать уникальные украшения, — заметил он с усмешкой, такая перепектива забавляла его. Ему нравилось баловать ее. Эту черту Вильям унаследовал от отца, которому нравилось покупать драгоценности жене.
Сара надела колье и снова легла в постель, а Вильям восхищался своей женой в новом украшении.
— Дорогая, тебе всегда следует ложиться в постель в бриллиантах, — пошутил он, целуя ее, потом провел губами по ожерелью.
— Как ты думаешь, оно будет иметь успех? — пробормотала она, обнимая его.
— Оно уже имеет успех, — прошептал он, и они оба до утра забыли о магазине.
На следующий день газеты были полны сообщений об открытии магазина, перечислялись все важные персоны, почтившие своим присутствием это событие. Особо было отмечено присутствие герцога и герцогини Виндзорских. Приводились описания драгоценностей, рассказывалось, как элегантны были Сара и Вильям. Все было великолепно.
— У нас огромный успех! — заметила с усмешкой Сара, сидя за завтраком в одном бриллиантовом колье. Ей было почти тридцать три года, однако возраст не сказался на ее фигуре. Сара сидела на стуле, положив ногу на ногу, волосы были заколоты высоко на голове, а бриллианты сияли в лучах утреннего солнца. Вильям с довольной улыбкой любовался ею.
— Знаешь, моя дорогая, ты прекраснее той безделушки, что у тебя на шее.
— Спасибо, любимый. — Она наклонилась к нему и поцеловала, и на этом закончился их завтрак.
Днем они заехали в магазин, дела, кажется, шли успешно. Эмануэль сказала, что они продали еще шесть украшений, некоторые из них были очень дорогими. Приходила также любопытствующая публика. Две очень влиятельных персоны сделали покупки, один для своей любовницы, другой для жены. С последним Эмануэль договорилась пообедать. Он крупный чиновник в правительстве, невероятно красив и был хорошо известен своими любовными связями. Эмануэль сочла, что было бы любопытно встретиться с ним хотя бы раз. Это никому не причинит вреда. Он взрослый человек, а она не девственница.
Вильям и Сара ненадолго задержались в магазине, чтобы посмотреть, как идут дела, а вечером, все еще взволнованные, они вернулись в замок. Дома, сидя в постели, Сара с воодушевлением принялась за эскизы украшений, которые ей хотелось бы сделать. Они не могут всегда рассчитывать на успех в поисках уже готовых уникальных экземпляров. Она хотела посетить аукционы в Нью-Йорке и Лондоне. Сара знала, что Италия славится своими ювелирами. Внезапно у нее появилась тысяча дел. Она всегда советовалась с Вильямом. У него прекрасный вкус и тонкое понимание прекрасного.
К осени их усилия принесли плоды. Магазин пользовался успехом, было выполнено несколько украшений по ее эскизам. Эмануэль сказала, что публика от них просто без ума. У Сары был опытный глаз, а Вильям разбирался в драгоценных камнях, и они тщательно выбирали их. Сара привлекала к работе лучших мастеров. Вещи моментально разлетались из магазина. В октябре она сделала больше рисунков, надеясь, что к Рождеству украшения будут готовы. Эмануэль сильно увлеклась Жан-Шарлем де Мартеном, ее другом из правительства, но пресса еще не добралась до них, поскольку они проявляли исключительную осторожность. Встречи всегда происходили у нее дома.
Сара не могла поверить, что можно быть настолько занятой. Они все время ездили в Париж, по-прежнему останавливаясь в «Ритце», у нее просто не было времени подыскать квартиру. К Рождеству она буквально выбилась из сил. В магазине дела шли превосходно. Вильям подарил ей изумительное рубиновое кольцо, принадлежавшее раньше Мэри Пикфорд. На Рождество они уехали в Вайтфилд и хотели взять Филиппа с собой в Париж, но были совершенно разочарованы, когда мальчик захотел остаться в Вайтфилде.
— Что нам с ним делать? — грустно спросила Сара, когда они снова вернулись домой. — Просто трудно поверить, что он родился и вырос во Франции, он хочет все время жить в Англии. — Ей невыносимо было терять его. Несмотря на занятость, у нее всегда нашлось бы для него время, но, кажется, родители его почти не интересовали. С Францией у него были связаны воспоминания о немцах и одиноких годах без отца.
— Вайтфилд у него в крови, — пытался утешить ее Вильям. — Он отвык от Франции. Ему десять лет, и он не хочет расставаться со своими друзьями. Через несколько лет ему снова будет хорошо здесь. Он может поступить в Сорбонну и жить в Париже. — Но Филипп уже говорил о том, что намерен поступить в Кембридж, как его отец, и Сара чувствовала, что в каком-то отношении они уже потеряли его. Отчуждение сына угнетало ее. Когда они вернулись в замок, она сильно простудилась. Месяц назад она тоже перенесла простуду и была измучена предрождественской суетой.
— Ты плохо выглядишь, — с беспокойством заметил ей Вильям, когда в новогоднее утро она спустилась вниз. Он был уже на кухне и готовил кофе.
— Спасибо, — угрюмо отозвалась Сара и спросила его, как он думает, не будет ли Филипп рад, если они купят еще лошадей.
— Сара, перестань о нем беспокоиться. У детей должна быть своя жизнь, независимая от родителей.
— Он еще маленький мальчик, — с горечью сказала она, и на глаза у нее неожиданно навернулись слезы. — И он единственный мой ребенок.
Тут она расплакалась по-настоящему, вспомнив о маленькой девочке, которую потеряла во время войны, дорогой малышке, которую так горячо любила, а этому мальчику она больше не нужна. Когда Сара думала об этом, ей казалось, что сердце разрывается на части. Он так далеко от нее, и у нее больше нет детей. Она ни разу не забеременела с тех пор, как Вильям вернулся из Германии. Доктора говорили, что у них могут быть дети, но пока этого не произошло.
— Моя бедняжка, — утешал ее Вильям, обнимая. — Он гадкий мальчишка, раз он так ведет себя.
Вильяму самому не удалось сблизиться с сыном, хотя он изо всех сил старался. Очень трудно, вернувшись с войны, встретить шестилетнего мальчика и установить с ним дружеские отношения. Вильям чувствовал, что они теперь никогда не будут близки. И он полагал, что Филипп никогда не простит его. Мальчик словно обвинял Вильяма в том, что он ушел на войну, оставив их одних, так же как Сару он винил в смерти сестренки. Он никогда не говорил об этом открыто после вспышки на похоронах, но Вильям чувствовал его настроение, однако никогда не делился своими ощущениями с Сарой.
Вильям заставил ее вернуться в постель. Она съела немного горячего супа, выпила чаю и пролежала в постели весь день, плача о Филиппе и рисуя, и в конце концов задремала, когда Вильям поднялся наверх проведать ее. Он понимал ее состояние, она была совершенно измучена. Но когда Саре стало хуже, он позвонил доктору, чтобы тот посмотрел ее. Вильям страдал, видя ее больной, он всегда боялся потерять ее.
— Это глупо, я прекрасно себя чувствую, — спорила она с ним, сотрясаясь от кашля, когда Вильям сообщил ей, что вызвал доктора.
— Я хочу, чтобы он дал тебе что-нибудь от кашля, прежде чем у тебя начнется пневмония, — строго сказал Вильям.
— Ты ведь знаешь, я ненавижу лекарства, — раздраженно проговорила она.
Но доктор все же пришел, милый старик из соседней деревни, поселившийся в этой местности после войны. Сару раздосадовал его визит, и она повторяла ему, что ей не нужен доктор.
— Bien sur, madame… но мсье герцог… нехорошо заставлять его беспокоиться, — дипломатично заметил он ей, и Сара смягчилась.
Вильям вышел из комнаты, чтобы принести для нее еще одну чашку чаю, а когда вернулся, Сара выглядела покорной и немного напуганной.
— Так она будет жить? — весело поинтересовался у доктора Вильям.
Старик улыбнулся и, вставая, похлопал Сару по колену.
— Вполне определенно, и надеюсь, еще очень долго. — Он улыбнулся ей, потом принял строгий вид: — Вы должны оставаться в постели до тех пор, пока не почувствуете себя лучше, n'est pas?
— Да, сэр, — покорно ответила она, а Вильям удивился, как ему удалось сделать ее такой послушной. Сара вдруг перестала сопротивляться и выглядела очень тихой и спокойной.
Доктор не выписал ей никакого лекарства, он объяснил ей причину, пока Вильяма не было в комнате, но убедил ее, что она должна пить горячий бульон и горячий чай и лежать в постели. Когда он ушел, Вильям подумал, не слишком ли доктор стар и знает ли свое дело. Существовало много лекарств, которые следовало принимать, чтобы не подхватить пневмонию или туберкулез, и он не был уверен, что горячего супа будет достаточно. Он даже подумал, не отвезти ли ее в Париж.
Она лежала в постели, задумчиво глядя в окно, пока Вильям снова поднимался наверх, он подъехал к ней поближе в своей коляске и коснулся ее щеки. Но лихорадка прошла и остался только неприятный кашель, однако он по-прежнему был обеспокоен.
— Я хочу отвезти тебя в Париж, если до завтра тебе не станет лучше, — тихо сказал он. Она была слишком дорога ему, чтобы рисковать ее жизнью.
— Я прекрасно себя чувствую, — отозвалась Сара и, улыбнувшись, посмотрела на него странным взглядом. — Просто прекрасно… только очень глупо. — Она поняла это сама. В прошлом месяце она была настолько занята, она думала только о Рождестве, магазине и драгоценностях, и больше ни о чем другом. А теперь…
— Что ты имеешь в виду? — Он посмотрел на нее нахмурившись, а она с улыбкой повернулась на спину.
Потом села в постели, наклонилась к нему и нежно его поцеловала. Она никогда еще не любила его так сильно, как в этот миг.
— Я беременна.
Мгновение его лицо сохраняло прежнее выражение, затем он посмотрел на нее с изумлением.
— Что ты сказала? Сейчас?
— Глупый. — Сара вся сияла от счастья, тут она снова улеглась на подушки. — Я думаю, примерно два месяца. Я настолько была поглощена магазином, что забыла обо всем.
— Боже мой. — Он с улыбкой откинулся на спинку коляски и взял ее за руки, а затем наклонился, чтобы поцеловать ее. — Ты изумительна!
— Я не смогла бы сделать это сама, ты ведь понимаешь. Для этого мне понадобилась твоя помощь.
— О, дорогая… — Он снова наклонился к ней, понимая, как сильно ей хотелось иметь еще одного ребенка, и он тоже этого страстно хотел. Но оба уже смирились с неизбежным, когда за последние три года этого не случилось.
— Надеюсь, что это девочка, — тихо проговорила она.
Вильям знал, что она хотела девочку не для того, чтобы заменить Лиззи, просто мальчик у них уже был. А Вильяму даже не довелось увидеть Лиззи, и он тоже мечтал о дочери. Сара втайне надеялась, что появление малыша может излечить Филиппа. Он так сильно любил Лиззи и так сильно изменился после ее смерти. Вильям выбрался из коляски и лег рядом с Сарой.
— Дорогая, как я люблю тебя!
— Я тоже люблю тебя, — прошептала она, крепко обнимая его, и так они долго лежали вместе, думая о том, какое им послано благословение, и представляя себе будущее.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Драгоценности - Стил Даниэла



отличная книга
Драгоценности - Стил ДаниэлаБалаева Саадат
10.12.2012, 17.35





Замечательная книга. История жизни целой семьи.Красиво написано и интересный сюжет.Советую всем почитать.Таких книг мало.
Драгоценности - Стил ДаниэлаИра
25.09.2013, 10.57





Обожаю это произведение! Драматично и при этом жизненно...Местами печально, но вдохновляюще! Я перечитывала ее уже три раза, и каждый- как впервые. Эта книга учит верить в настоящую любовь и преданность!
Драгоценности - Стил ДаниэлаКсения
15.10.2013, 20.45





Да,девочки,согласна с вами полностью!10.баллов.
Драгоценности - Стил ДаниэлаНаталья 66
26.02.2014, 14.01





ну если по-вашему скупить драгоценности по-дешевке,пользуясь бедностью людей после войны и начать на этом бизнес-честно и порядочно,то да.....куда катится мир.(((чисто американская логика.они наживаются на всех войнах.показано на примере одной семьи.грустно,господа.
Драгоценности - Стил ДаниэлаNata
26.06.2014, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100