Читать онлайн Сердце на двоих, автора - Ли Стаффорд, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце на двоих - Ли Стаффорд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.23 (Голосов: 182)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце на двоих - Ли Стаффорд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце на двоих - Ли Стаффорд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ли Стаффорд

Сердце на двоих

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Казалось, миновала целая вечность, прежде чем к Корделии возвратился дар речи. Глубоко вздохнув, собрав воедино всю свою волю, она смогла наконец вежливо ответить ему:
— Гиль, какая приятная неожиданность! Когда же вы приехали?
К ним подошла улыбающаяся леди Морнингтон.
— Вчера — и совершенно неожиданно, — ответила она на вопрос Корделии. Однако мы как один дали слово держать его приезд в секрете. И все для того, чтобы удивить вас.
Гиль протянул руку Брюсу.
— Мистер Пенфолд? — произнес он в самой светской манере. — Я сожалею о том, что в Испании нам не представилось случая встретиться. Я слышал, что вы были больны, а потом, когда все же приехали в Ла Вегу, отсутствовал я, уйдя в длительный поход и будучи, так сказать, вне сферы вашей досягаемости.
В Брюсе смешались и смущение, и заинтересованность. Он бросил на Корделию вопрошающий и слегка рассерженный взгляд, а затем, вежливо улыбнувшись, изрек безукоризненно профессиональным тоном:
— Действительно, можно только пожалеть о том, что тогда мы разминулись. Но, конечно же, я рад тому, что наше знакомство состоялось, лорд Морнингтон.
Гиль вздрогнул, впрочем, как показалось Корделии, не очень естественно, а затем воскликнул в той же наигранной простоватой манере:
— О, пожалуйста, я не привык, чтобы меня так называли, зовите меня просто Гиль… — и, помолчав, добавил, — для нас всех происходящее подобно землетрясению. Не пройти ли нам в гостиную?
Сам он отнюдь не выглядел потрясенным. Во всяком случае, он возглавил процессию с таким видом, как будто прожил в этом доме всю жизнь и свое главенство в нем считал само собой разумеющимся.
Корделия находилась в каком-то сомнамбулическом состоянии, чувствуя, что вот-вот может сорваться. Неужели это тот самый человек, который, можно сказать, выставил ее из Ла Веги, который в недвусмысленных выражениях дал ей понять, что Морнингтоны со своим наследством могут катиться ко всем чертям? Гиль наверняка что-то задумал. Она не могла знать что именно, но инстинкт предупреждал ее, что это ей не понравится.
Огонь в камине на этот раз горел вовсю, а высокие окна были прикрыты бархатными занавесями; по стенам горели светильники, лившие мягкий спокойный свет. На леди Морнингтон было элегантное голубое платье, гармонировавшее с сапфировыми серьгами. Гайнор выбрала себе ярко-красный наряд, по-прежнему отдавая предпочтение одежде броских цветов. Что касается Алисы, то на ней была одежда строгого цвета и покроя, добавлявшая ей изящества. И наконец Ранульф в своем отлично сшитом вельветовом костюме каштанового цвета являл собой воплощенную светскость.
Но над всеми доминировал Гиль; именно на него были обращены изучающие и полные восхищения взоры. Встав рядом с камином, он всем своим обликом изображал господина этой вотчины — роль эту, как язвительно подумала Корделия, он играл так хорошо, что ему могли бы позавидовать актеры Королевского шекспировского театра.
— Благодарю, Симпсон, — с достоинством бросил он, когда дворецкий налил ему шерри и затем поставил серебряный поднос с кувшином, наполненным этим напитком, на стол. Кувшин был запотевший, со льда. Суток не прошло, как он появился в этом доме, а уже ввел испанский обычай подавать шерри, предварительно его охладив, подивилась Корделия.
— Он свалился к нам на голову совершенно внезапно, без всякого предупреждения, — рассказывала тем временем Эвелин Брюсу. — Мы были обескуражены. Ведь мы думали о нем как о неотесанном медведе.
Ее глаза с легким укором скользнули по лицу Корделии, и та поежилась под этим взглядом. Но что она могла сказать в свое оправдание? Ведь никто ни в чем ее не обвинял, хотя намек был вполне понятен.
— Но я… — начала она с обреченной интонацией.
— Ах, пусть это не волнует вас, дорогая, — проговорила Эвелин снисходительно, тронув ладонью ее плечо. — Я знаю, вы хотели сделать, как лучше, хотели предупредить нас. Всем нам свойственно ошибаться. Однако…
— Как насчет еще одной порции шерри, Корделия? — Гиль появился рядом с ней с кувшином, не дав ей возможности оправдаться перед Эвелин. Она повернулась к нему, надеясь улучить момент, когда никто не будет следить за их разговором.
— Я не понимаю, что случилось! — прошептала она. — Вы заверили меня, что не приедете никогда, что не желаете связываться с наследством! Вы говорили это со всей определенностью. И вот теперь… теперь…
— Что же тут неясного. Меня уязвило, что я унаследовал титул и состояние от отца, которого я никогда не знал. Кто бы на моем месте реагировал иначе? сказал он ровным, неприглушенным голосом, чтобы слышали все. — А вы просто восприняли это буквально. — И он изобразил на лице шутливое раскаяние.
Но когда он наклонился, чтобы наполнить ее бокал, то добавил чуть слышно, только для нее:
— Вы все же добились своего! И вот я здесь, перед вами. И довольно. А теперь я буду поступать по-своему. Так что больше никаких советов.
Взглянув в его глаза, Корделия уловила там прежнюю жесткость и непроницаемость — те самые качества, которые она некогда на свою беду не учла. Ей захотелось крикнуть: этот человек — обманщик! То, что она говорит вам сегодня, совсем не то, что я слышала от него два месяца тому назад в Испании. Не доверяйте ему!
Но кто ей поверит, даже решись она при всех бросить ему такое обвинение? Сейчас он был так обаятелен и человечен, что расположил к себе всех. Даже Брюс бесповоротно уверился, что Корделия, как он и думал, просто не сообразила, с кем имеет дело. Он и прежде не мог поверить, что кто-либо может отказаться от огромного наследства. Так что, вздумай она доказывать свою правоту, все решат, что она глупа и неприлична.
Двойные двери в дальнем гонце гостиной открылись, обнаружив за собой великолепное зрелище трапезной с возвышавшимся посередине массивным столом красного дерева, сервированным шеффилдским фарфором и уотерфордским хрусталем. В центре сверкали две серебряные вазы с фруктами и еще одна с нежными осенними цветами.
— Сэр, мадам, ужин подан, — объявил невозмутимый и величественный Симпсон, поставив в своем обращении на первое место нового лорда.
Гиль предложил руку леди Морнингтон с той неподдельной галантностью, дар которой вдруг обнаружился в нем, и Эвелин посмотрела на него взглядом, в котором читалось зарождающееся доверие. То был взгляд одинокой, измученной женщины, благодарной мужчине за то, что на него можно опереться.
Сопровождавший Корделию к столу Ранульф подозрительно взирал на нее с высоты своих двух метров.
— Вы нас всех ввели в заблуждение, — сказал он ей полушепотом с нотой упрека. — Хоть, конечно, я вовсе не в восторге, что кто-то другой, помимо меня, наследует Морнингтон Холл, но тут я не в претензии. Он отменный парень, а не полусумасшедший иностранный проходимец, каким вы его нам представили.
— Я никогда… — собралась возмутиться Корделия, но тут в разговор вмешалась шедшая сзади Алиса.
— Коварная, коварная Корделия, — заверещала она противным голоском. — Вы, наверно, предполагали уехать в Испанию и приберечь его для одной себя. Но не мне вас осуждать, ведь он производит просто божественное впечатление.
У Корделии уже не было возможности ответить на ее слова, так как в этот момент они уже садились за стол. Но теперь ей стало ясно, что же произошло. Гиль по причинам, ведомым лишь ему, решил все же водвориться в отцовском доме; будучи по натуре хамелеоном, он легко перевоплотился в стопроцентного англичанина, к чему был вполне готов — и по языку, и по культуре. Ну а семейству Морнингтонов пока была не видна оборотная сторона этой медали, та, что открылась ей в Ла Веге, — его горечь и его злость. От них скрыто и то, что в нем таится испанская натура, которая странно и непросто сочетается с английской кровью. Словом, они судят по тому впечатлению, которое он производит, и оно — самое благоприятное. Он и благороден, и красив, и прост, и само воплощение силы — короче, соответствует всем надеждам, которые возлагаются на него. И Корделия в этой ситуации оказалась виноватой без вины. В лучшем случае считается, что она все напутала, в худшем — что ввела всех в заблуждение сознательно.
Никогда не забыть Корделии горького унижения, пережитого ею во время этого роскошного ужина. Еда, как и обещал Брюс, была великолепной, но она была не в том состоянии, чтобы оценить вкус изысканных блюд, и должна была постоянно удерживать себя от соблазна смягчить свои душевные страдания неумеренным обращением к бокалу.
Глаза морнингтоновских предков, казалось, с пониманием взирали на нее со стен. Иные из них выглядели истыми норманнами, напоминая Ранульфа, у других выделялись кельтские черты, и у них-то было что-то общее с Гилем. Да, во внешности Гиля проглядывало родовое начало. Оно перекликалось с теми или иными чертами то на портрет того предка, что некогда разгромил Оуэна Глендовера, а потом женился на его родственнице, то на портрете другого, доблестно сражавшегося при Азенкуре, или еще одного, который командовал кораблем во флотилии Нельсона при Трафальгаре или, наконец, того, что погиб на берегах Галлиполи. Галерея портретов, развешанных по стенам, как бы являла Корделии панораму английской истории.
И вот теперь под ними восседает последний отпрыск рода — Гиллан де Морнингтон, умный и уверенный в себе человек, заставивший ее тело сотрясаться от сладостной дрожи. Ведь и сегодня взглядывая на него, она испытывает сладкую судорогу в теле и испуг в душе.
Я ненавижу тебя, Гиль Монтеро, уже за одно то, как ты унизил меня нынешним вечером, думала она. Я мечтаю о том, как ты станешь лишь жалким придатком седой старины, которая тебя сейчас окружает. Ты можешь быть очень разным, но кем ты не станешь, так это истинным английским джентльменом… впрочем, испанским тоже.
Поймав ее взгляд, застывший на нем, Гиль поднял бокал и одарил ее сардонической улыбкой. И, вдруг заметив, что кроме нее на него никто в этот миг не глядит, он со значением, едва ли не торжественно подмигнул ей. Так, как будто все происходящее было забавным маскарадом, не более. Как будто он только что не обрек ее на публичный позор, представив то ли вруньей, то ли дурочкой Ты не поняла или не правильно истолковала то, что он сказал тебе в Ла Веге, продолжал настаивать Брюс, когда они возвращались домой. — Впрочем, я всегда так думал.
Корделия упрямо покачала головой.
— Нет. Ты никогда не заставишь меня согласиться с этим. Я уверена в том, что я слышала, и в своей памяти не сомневаюсь.
— Но если ты права, почему он теперь ведет себя иначе? — не унимался Брюс. — Он-то утверждает, что ему было нужно время, чтобы привыкнуть к своему новому положению.
Корделия еще раз уверилась, что в ее положении спорить бесполезно. Ведь и сама она не могла понять, почему Гиль оказался здесь. И если в этом какую-то роль сыграло ее письмо, что ж, он тогда поставил ее в глупое положение.
— Я не могу разгадать этой головоломки, — призналась она. — Я могу только сказать, что перед нами очень сложный человек.
— А мне он показался вполне открытым, — удивленно пожал плечами Брюс. Думаю, что ты просто зациклилась на этом типе.
Корделия не стала возражать на это. Надеяться хотелось только на одно: больше ничего общего не иметь ни с Морнингтонами, ни с проблемами их наследства, ни, в особенности, с Гилем. Слава Богу, ей хватает собственных забот, и о чужих она и думать не желает.
Впрочем, небольшой инцидент, случившийся перед тем, как они покинули Морнингтон Холл, лишний раз напомнил Корделии, что вряд ли ей удастся легко избавиться от наваждения, которым стали для нее мысли о Гиле. Она расчесывала волосы в гардеробной, когда туда мышкой скользнула Гайнор.
Сейчас еще одна будет пенять мне, что я исказила образ их нового родственника, с горечью подумала Корделия. Но Гайнор молчала, глядя на отражение Корделии в зеркале, а затем тихо проговорила:
— Вы ведь не принимаете его игру за чистую монету? Вот и я тоже.
Корделия не спешила откровенничать. — Не понимаю вас, — ответила она.
— Я говорю о Гиле. Мне думается, он не такой, каким хочет казаться.
Корделия не сдержалась и заинтересованно обернулась к Гайнор.
— Вам… вам он не понравился? — спросила она, еще не совсем доверяя собеседнице.
— О, по-своему он мне весьма понравился. Почему бы и нет? С момента приезда он неизменно любезен, да и вообще располагает к себе. — Гайнор пожала худыми плечами. — Он мой кровный брат, однако я давно не позволяю себе доверять первым впечатлениям. К тому же, когда рядом Алиса, мужчины редко меня замечают, — грустно и нелогично добавила она.
Корделия ощутила прилив симпатии к этой неуклюжей девушке, не умеющей подать себя и постоянно проигрывающей своей обольстительной кузине.
— Спора нет, Алиса очень хороша собой, но любят ведь не только за это, ободрила ее Корделия.
— А разве нет? Вам-то легко говорить. Вы тоже очень привлекательны, вздохнула Гайнор.
— Ну, до Алисы мне далеко, — улыбнулась Корделия. — Просто я умею подчеркнуть все выигрышное в самой себе, да и не придаю этому слишком большого значения. Надо все же быть чем-то большим, чем довеском к своей внешности, так ведь?
— Когда у вас внешность Алисы, никто не думает о ваших недостатках, — не унималась Гайнор. — И она уже собирается закогтить Гиля. Так всегда: завоевывает мужчин, а затем отделывается от них. Может, Гиля следует предупредить?
Корделия чистосердечно рассмеялась.
— Вот как вы добры, беспокоитесь о нем. Но тревожиться надо о других. Пожалуй, вам лучше бы предостеречь Алису.
Гайнор посмотрела на нее с вспыхнувшим интересом.
— Ничего себе., вы хотите сказать, что вы и он?.. — начала она.
Корделия отогнала подступившие воспоминания об эпизоде в доме и энергично покачала головой. Гайнор не следует знать, что у нее с Гилем особые отношения. Она может рассказать Алисе, а та сочтет это забавным и перескажет Гилю.
— Нет, ничего у меня с ним не было, — сказала она твердо. — Просто я более чем уверена, что он тоже парень не промах.
— Конечно. И я считаю, что в Гиле много такого, чего сразу не разглядишь, — заключила Гайнор.
Корделии пришлось изменить свою оценку девушки. Может, она и была испорченной, но глупой ее не назовешь.
— Да, много, — согласилась она. — Я ведь и не скрывала, что я думаю о нем. Но, кажется, ваша семья полагает, что моему мнению не следует доверять!
Гайнор ухмыльнулась.
— Я знаю, где находится ваш магазин. Вы не позволите мне как-нибудь навестить вас?
— Отчего же, приходите, — согласилась Корделия. — А со следующей недели я смогу угостить вас чашечкой кофе в собственной кофейне.
Слава Богу, в клане Морнингтонов есть хоть один человек, который не считает меня свихнувшейся дурой, думала она при этом.
В последующие дни, уйдя с головой в работу и дав себе слово, что на воспоминаниях о Гиле поставит крест, Корделия нет-нет да и возвращалась к догадкам о том, что за события происходят в Морнингтон Холле. Преуспел ли иль в окончательном и бесповоротном завоевании сердец всего семейства и окончательно ли решен в его пользу вопрос о наследстве? Вправду ли он желает возложить на себя титул? А больше всего ее мучил все тот же вопрос: почему, почему он, так яростно противившийся попыткам втянуть его в наследственные дела там, в Ла Веге, теперь изменил отношение к этому. Не удавалось понять, что же повело к этим радикальным переменам.
Через несколько дней после ужина в Морнингтон Холле Корделия открыла свою кофейню. Она занимала угловое помещение галереи, отделенное от основного изящной решеткой с вьющимися растениями. Сбоку к кофейне примыкала крохотная кухня. Корделия постаралась, чтобы сообщение об этой новинке заранее появилось в местной прессе, и была вознаграждена скромной, но постоянно растущей популярностью своего заведения среди публики. Кое-кто и раньше приходил в ее магазин за покупками, но теперь появилось немало «новичков», и они, выпив свою чашечку кофе, отправлялись осмотреть галерею. Не зря она надеялась, что ее новый кофейный бизнес станет хорошим подспорьем основному делу.
В один из ноябрьских дней Корделия стояла у окна своего магазина, наблюдая, как струи дождя, низвергаясь с хмурого неба, хлещут по совершенно безлюдной улице. Казалось почти невероятным, что сегодня к ней заявится хотя бы один покупатель, и Корделия испытывала сильнейший соблазн закрыть свое заведение и подняться в комфорт и тепло своей квартиры. Останавливала мысль о том случайном посетителе, которого расстроит вид запертой двери в то время, когда магазину надо бы исполнять свое назначение.
Чтобы занять себя, она прошла в галерею и стала менять картины местами. Стоя на стуле и приспосабливая особенно ей понравившийся пейзаж, она услышала зазвеневший колокольчик.
— Минуточку, — крикнула она. И, готовясь спрыгнуть со стула, вдруг застыла на месте. За стеклянной дверью стоял Гиль. Да, она знала, что он живет неподалеку и в любой момент она может столкнуться с ним. Но неожиданность того, что он сам пришел к ней, оказалась очень большой, так что все ее существо сжалось и замерло.
— Я лучше войду, прежде чем вы свалитесь со стула, — сказал он, сопровождая свои слова легкой улыбкой. И, подойдя к ней вплотную, крепко обхватил руками ее талию. Его добротная кремовая куртка была мокрой, и мокрыми были его темные волосы, которые она видела сверху. От него пахло дождем, духами «Арамис» и запахом здорового мужчины — ошеломительный сплав.
— Я справлюсь сама, — поспешно, но с опозданием сказала она. Он легко поднял ее, дал соскользнуть вдоль своего тела и бережно поставил на пол.
— Не лишайте меня этого удовольствия, — лениво проговорил он при этом.
— Не сомневаюсь, что любая юбка способна доставить вам удовольствие, съязвила Корделия, вымещая на нем недовольство собой за пережитое волнение. Оснований быть польщенной у меня нет.
— Вы делаете себе антирекламу, — он скинул куртку и стряхнул с нее капли дождя. Затем небрежно бросил ее на спинку стула. Оглядевшись вокруг, не без ехидства спросил:
— Так именно на этой площадке вы двигаете вперед искусство?
— Сегодня ничего не продвигается, я уже собиралась закрывать. — Корделия старалась найти предлог для его скорейшего ухода. Ей вовсе не улыбалась перспектива остаться с ним наедине в этом помещении, отрезанном дождем от всего остального мира. А может, ее подсознание всеми силами стремилось к этому, но разум сопротивлялся как мог?
— Однако теперь, когда в вашем магазине есть покупатель, вы не можете его закрыть.
— Вы что, хотите сказать, что пришли сюда делать покупки? — воскликнула она раздраженно, на что Гиль ответил торжествующим смехом.
— Кто знает! Ведь я теперь человек со средствами, — бросил он небрежно. Для начала я хотел бы чашку кофе, а там посмотрим…
Возразить было нечего, и она, стиснув зубы, засуетилась возле кофейного автомата, чудовищное рокотание которого все еще ее несколько пугало.
— Надеюсь, результат оправдает мои ожидания, — пошутил Гиль, когда струя горячего густого напитка полилась в чашку.
Поставив кофе на маленький столик, Корделия с принужденной улыбкой принялась рассматривать визитера. Одет он был в безупречный костюм тонкой твидовой ткани, мягкую рубашку, на ногах — кожаные ботинки ручной работы. По его виду и тонкому запаху, исходившему от него, нетрудно было уяснить, что это — богатый человек, к тому же наделенный вкусом и умением ценить вещи.
Она так и не поняла, что на нее нашло — ярость, потребность в пикировке, желание отыграться за то, какой дурочкой она выглядела на ужине у Морнингтонов благодаря ему. Как бы против воли ее язык начал произносить злые, желчные слова:
— Теперь вы выглядите совсем по-иному, Гиль. У вас вполне товарный вид. Значит, отбросили щепетильность и наложили лапу на денежки Морнингтонов. А вы их так презирали!
Как только тирада была произнесена, она осознала, что выговорила нечто грубое, совершила, быть может, непоправимое. Он нахмурил брови, и в лице его отразилось что-то куда более неистовое, чем ненастная погода, бушевавшая за окном. Перед ней вновь предстал страстный, необузданный испанец, который мог схватить ее обеими руками за горло и вытрясти из нее душу.
Но он быстро взял себя в руки и, несколько деланно хмыкнув, опять вернул себе обличие невозмутимого англичанина.
— Это на вас похоже, — тон его был снисходителен, — слова ваши импульсивны, необдуманны и никак не соотносятся с фактами. А факты состоят в том, что свой гардероб я обновил на аванс, полученный от издателя за мой путеводитель. Счел, что являться в Морнингтон Холл оборванцем — не слишком хороший тон.
— Это было очень благоразумно, — сыронизировала Корделия, и не помышлявшая каяться за свою ошибку. Все равно он вел себя с нею вероломно и не заслуживал снисхождения. — Полагаю, ваша новая семья поражена утонченностью ваших манер?
— Ну еще бы, они испытали немалое облегчение, убедившись, что я не что-то среднее между Чингисханом и снежным человеком, — он рассмеялся. — Замечу кстати, что и вы отменно подготовили их к моему появлению.
Корделия взглянула на него с нескрываемым негодованием:
— Мне кажется, мой рассказ о вас был выдержан в очень сдержанных выражениях. Я ведь могла сказать им, что вы закоренелый мизантроп, бессовестный донжуан без проблеска морали или жалости.
Он расхохотался вовсю.
— Но нельзя же такое утверждать при свидетелях. Ведь если вы этого не докажете, значит, это клевета. А доказательств у вас нет. Ну да, у меня был роман с Мерче Рамирес, но она пошла на него более чем охотно, что ж в этом плохого. Я также готов признать, что покушался на вас, к чему вы меня влекли и были сами склонны к этому. Только ложная стыдливость и трусость помешали вам оказаться со мной в кровати.
— Бред, бред, и вы это знаете, — яростно закричала она. — Я не легла бы с вами в постель, даже если бы меня ждала участь пожизненной старой девы!
— Вы в этом уверены, да? — все, что он говорил, было чуть-чуть сдобрено иронией. Его сдвинутые густые брови, странный огонек, мерцавший в глазах, царивший в галерее полумрак — все вызывало у Корделии ощущение опасности и чувственное возбуждение. И снова, как в Ла Веге, она почувствовала слабость в ногах и прислонилась к стене, и снова он приблизился к ней и склонился к ее лицу, и снова она ощутила, как улетучивается ее воля к сопротивлению или бегству. Ее охватывало бурное желание, чтобы он поцеловал ее, но она не хотела в этом признаться, это значило бы, что он прав. Вот почему она жаждала, чтобы он взял ее насильно, и тогда она могла бы твердить себе: я не хотела этого, он принудил меня.
Гиль пытливо заглянул в ее глаза, и ее пронзил стыд: он прочел все ее мысли.
— Ну, нет. — сказал он мягко. — Я не дам вам повода закричать: насилуют! Я дотронусь до вас, лишь заручившись полнейшим согласием, а любиться мы с вами будем тогда, когда вы меня об этом попросите.
— В письменном виде? — спросила она хрипло, и он, засмеявшись, отошел от нее, а она смогла перевести дух и прокашляться.
— Не обязательно. Хватит и устного заявления, — уступил он.
— Тогда вам придется ждать очень долго. А еще вернее, что этого не будет никогда, — отчеканила Корделия. — Не вожделею я вас, Гиль. Это дьявольская самовлюбленность внушила вам, что никакая женщина не устоит перед вами. Я только хочу знать, вы за этим приехали сюда после всего того, что сказали мне в Ла Веге.
— Я здесь, чтобы повидать моего иллюстратора. Для меня этой причины достаточно, — сказал он.
— Да нет же, — закричала она, теряя контроль над собой. — Вы знаете, что я имею в виду! Зачем вы приехали в Морнингтон Холл? Я не вижу логики в ваших поступках.
— Неужели? — Лицо его опять помрачнело, а голос прозвучал угрожающе, так что Корделия невольно вздрогнула. — А вам бы следовало ее видеть. Разве не вы написали мне письмо, способное до основания потрясти любого? Вы чудно умеете бередить душу, вы так живописали мне все то, чего я лишен с детства. И под конец воззвали к моему мужеству, дав понять, что сомневаетесь в нем. Будто бы вы не понимали, что ни один испанец не отстранит такого вызова!
В округлившихся глазах Корделии читалось искреннее изумление. Она писала то письмо импульсивно, будучи под впечатлением от первого визита в Морнингтон Холл, и с мыслью о том, чего он сам себя лишает. Ей и не думалось, что оно так глубоко заденет его. Ведь он так искусно изображал неуязвимость, что она забыла о боли, временами мелькавшей в его глазах, о чувстве отверженности, не уходившем из его сердца. Она упустила из вида, что он тоже человек и, значит, способен страдать. Да, она бросила ему вызов, но ей не приходило на ум, что ответить на вызов будет для него вопросом чести!
— Я приехал сюда, сеньорита, прежде всего из-за вас, — голос был ледяной и сердитый. — И позвольте сказать вам: я не люблю, когда мной вертят. Так что не повторяйте подобной ошибки, ясно?
Только теперь до нее дошло, почему он чуть вызывающе вел себя с ней на ужине в Морнингтон Холле, почему он выставил ее в смешном свете, уверив всех, что она либо перепутала все на свете, либо сознательно оболгала его. Недаром говорят, что месть — это блюдо, которое едят в холодном виде, подумала она с тоской. Гиль наверняка заранее рассчитал, как он будет мстить с присущим ему бесстрастием.
— И… что же теперь? — спросила она слабым голосом, настолько потрясенная, что всякое желание длить пикировку оставило ее. — Что же вы будете делать? Останетесь здесь, став лордом Морнингтоном, или… возвратитесь в Испанию?
Он покачал головой, и вдруг она усмотрела в его глазах выражение потерянности, неуверенности.
— Сам не знаю, — сказал он беспомощно. — Черт бы вас побрал! Не знаю, и все. Вы заманили меня сюда, но теперь столько легло на мои плечи, и от вас уже ничто не зависит. Я сам должен найти ответ, понимаете? Так что держитесь от моих проблем подальше и не суйтесь в дела, в которых вы не смыслите.
Он глубоко вздохнул и затем вновь обрел ироническое выражение. Протянув руку над головой Корделии, он снял со стены одну из миниатюр. Заверните-ка это для меня, — распорядился он, — думаю, что эта изящная безделица позабавит Алису.
Как только он исчез за стеной дождя, Корделия замкнула магазин на все замки, даже не взглянув на часы, и чуть не бегом поднялась в свою квартиру, дверь которой тоже заперла.
Она и сама не понимала, почему ей захотелось отгородиться от мира. Просто Гиль был, а теперь его нет. Он ворвался в ее жизнь, как буря, и вряд ли появится снова. Но следы его пребывания останутся с ней — нервное потрясение, поколебленная вера в себя. И она пыталась сейчас обрести ощущение безопасности, даже понимая, что от нависшей угрозы не спрячешься за дверью, как нельзя спрятаться от самой себя.
Я ненавижу его! — ожесточенно твердила она, дрожа всем телом, хотя по комнате разливалось тепло от только что зажженного ею камина. Но в глубине души она понимала, что относится к нему куда сложнее. Ненависть — это прямолинейное чувство, и оно не создает стольких неразрешимых проблем.
Отделаться от чувственной смуты, вызванной Гилем Монтеро, было почти немыслимо. Она уже боялась его — потому, что он приобрел над нею огромную власть, несмотря на все ее противодействие. Он задел ее чувства так глубоко, как это не удавалось до него никому, лишил ее воли к сопротивлению, так что при каждой встрече с ним ей приходилось бороться еще и с самой собой до изнеможения.
И ведь у него даже нет сильного желания обладать мной, думала она с отвращением к себе. Он не сомневается, что любая женщина ему отдастся, стоит только захотеть. И мне он отводит роль очередной девочки для утех, которую затем быстро выкинет из памяти. Разве уже не упоминал он о своей кузине Алисе? Хорошо бы, они, соединившись, уничтожили друг друга.
Она приготовила кофе и уселась на ковер перед камином, вглядываясь в беспокойно пляшущие языки пламени. Ну почему она не может не думать о нем! Ей то и дело вспоминался момент, когда он снял ее со стула и его сильное, тренированное тело прижалось к ней, наполнив всю ее обжигающей страстью… и потом, когда она решила, что он будет целовать ее, и так этого захотела. Неужели тебе не стыдно, сказала она себе, вспомни, как он вел себя в Морнингтон Холле.
А затем память ее выхватила странное, растерянное выражение его обычно самоуверенного лица… Я сам должен найти ответ, сказал он при этом. То было моментальное, невольное признание своей уязвимости, и оно поразило ее, ибо вдруг увидела человека с душой, раздираемой противоречиями, борющегося с собой или пытающегося примириться с той частью своего «я», которую он всегда неумолимо подавлял.
Справедливо или нет, но Гиль упрекнул ее в том, что это она вызвала в его душе внутренний конфликт. Как же ему не мстить ей? И он заставит ее так захотеть его, чтобы взять ее, а потом безжалостно бросить? Ведь до сих пор он лишь играл с нею, но и того хватило, чтобы она узнала всю силу его обаяния. Выдержит ли она его решительный натиск?
Ее единственное спасение — держаться от него подальше. Не может она позволить себе мучиться его бедами. Ей хватает своих.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сердце на двоих - Ли Стаффорд

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Сердце на двоих - Ли Стаффорд



отличный роман,хороший перевод.читайте и наслаждайтесь.
Сердце на двоих - Ли Стаффордтигра
2.02.2012, 20.13





хочу любви
Сердце на двоих - Ли СтаффордТатьяна
27.07.2012, 14.54





Очень хорошо написан. Роман для чтения один раз.
Сердце на двоих - Ли СтаффордВероника
28.09.2012, 22.53





Замечательный роман! Читала его 4 раза и это еще не предел)
Сердце на двоих - Ли СтаффордКатя
11.01.2013, 16.11





ОЧЕНЬ ПРИЯТНЫЙ РОМАН. ЛЕГКО ВАМ.ЧИТАЕТСЯ.ХОРОШЕГО ОТДЫХА
Сердце на двоих - Ли СтаффордИРИНА
11.01.2013, 21.20





Перевод хромает, некоторые выражения коробят, но герои хороши: 7/10.
Сердце на двоих - Ли Стаффордязвочка
12.01.2013, 17.15





Милый роман,читайте
Сердце на двоих - Ли Стаффордводопад
3.03.2013, 9.21





Милый роман,читайте
Сердце на двоих - Ли Стаффордводопад
3.03.2013, 9.21





Роман на 10-ку .Супер :-)
Сердце на двоих - Ли СтаффордРакель
3.03.2013, 9.57





спочатку скучно ну а потім...одне слово ЛЮБОВ.
Сердце на двоих - Ли Стаффордтася.
30.03.2013, 20.43





Я впервые за долгое время прослезилась. Концовка классная!!!
Сердце на двоих - Ли Стаффордкаприз
7.08.2013, 21.30





Хороший роман,захватывающий как приятно такие романы читать.
Сердце на двоих - Ли СтаффордАнна
29.10.2013, 19.16





Роман очень понравился!Сюжет захватывает!Хочется продолжения...
Сердце на двоих - Ли СтаффордДжейн
17.03.2014, 16.20





Прекрасный роман!
Сердце на двоих - Ли СтаффордНаталья 66
14.10.2014, 0.20





Я читатель со стажем. Приятно когда попадается такой роман. Приятно читать, классный ггерой! Мне понравилось.
Сердце на двоих - Ли СтаффордЛика
20.11.2014, 6.47





Благодаря Лике, я прочла этот роман и не пожалела,отличный без пошлости,оставляет после себя приятное"послевкусия"
Сердце на двоих - Ли СтаффордЗара
20.11.2014, 16.02





Не могу сказать что все супер, но прочесть стоит. Все ровно, спокойно, понятно. Наверное мне все же не хватило поступков Гг, путь ошибочных,но все же показывающих, что она азартный игрок. Ну и перевод к сожалению подкачал. 7/10.
Сердце на двоих - Ли СтаффордДамочка
21.11.2014, 8.14





Замечательный роман! Легкий стиль написания, но с удивительной серьезностью затрагивающий очень серьезные проблемы современного общества- любовь, мораль и духовную зрелость. Только 10!
Сердце на двоих - Ли СтаффордБелла
21.02.2015, 3.16





скучный роман
Сердце на двоих - Ли СтаффордИРИНА
3.04.2015, 18.43





Ни о чем.Еле дочитала.
Сердце на двоих - Ли Стаффордтатиана
10.11.2015, 23.33





ну почему я не поверила последним двум коментариям? очень понравилось начало, но как приехали в англию ....хочу -нет, попросиш сама- никогда... в последней главе перевод кошмарный, рычит и тут же смеётся, а гг дерганная и не уравневешенная... акогда у них всё уже наконец произошло романтика била фонтаном: ты вскрыта я польщен.
Сердце на двоих - Ли Стаффордийлина
12.12.2015, 10.58





Оказывается очень давно я читала этот ЛР. Очень не плохой. Перечитала, и хочу сказать- перевод в книге был гораздо интереснее. Это не первый ЛР, в котором я с этим столкнулась. Думаю начинающим читателям лучше читать книжки. Ну а этот ЛР советую читать, не обращая внимание на перевод.
Сердце на двоих - Ли Стаффордиришка
18.02.2016, 21.34





читайте и наслаждайтесь.
Сердце на двоих - Ли СтаффордРая
19.02.2016, 17.26





Согласна,скучный роман.совершенно не захватил.забудется уже на след день
Сердце на двоих - Ли СтаффордКсюФ
19.02.2016, 22.37





Польстилась на хорошие комменты. Зря. Не понимаю, как это можно еще и перечитывать. Ждала чего-то большего.
Сердце на двоих - Ли СтаффордТАНЮШКА
19.02.2016, 23.59





Господи! Самый нужный роман за все время что я читаю!4 из 10! Еле почитала!
Сердце на двоих - Ли СтаффордЮлия
5.04.2016, 17.24





Не понравилось(( Совершенно бесцветная книга((
Сердце на двоих - Ли СтаффордОльга
27.05.2016, 16.06





не зацепил
Сердце на двоих - Ли СтаффордЕ
10.06.2016, 22.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100