Читать онлайн Сокровище по имени няня, автора - Спэнсер Кэтрин, Раздел - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сокровище по имени няня - Спэнсер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 72)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сокровище по имени няня - Спэнсер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сокровище по имени няня - Спэнсер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спэнсер Кэтрин

Сокровище по имени няня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Слушаюсь, сэр командор!
— Не отталкивай свою удачу, — спокойно посоветовал Пирс.
Николь пожала плечами. Если он надеялся поймать ее на каких-то постыдных фактах, его ждет разочарование. Ей больше нечего скрывать.
— Я росла, зная, что приемные родители взяли меня, когда мне не исполнилось и четырех лет. Настоящий отец бросил мою мать. А она решила, что не справится одна.
— Должно быть, трудно такое принять.
— Нет. У меня замечательные приемные родители. Им с большим трудом удалось получить меня, и они ни минуты не сожалели о своих жертвах. Я обожаю их обоих. Они окружили меня любовью, надежностью — всем, что нужно ребенку.
— Какие жертвы? Или они хотели усыновить ребенка, или не хотели.
— Им обоим было больше сорока. Их считали слишком старыми, и они не могли взять ребенка обычным путем. Поэтому им пришлось заплатить частному агентству, чтобы им нашли ребенка, которого они возьмут в дом и будут любить.
— Ты имеешь в виду, что они купили тебя?
— Если хочешь, называй это так. — Ее возмутил его тон. — Но я предпочитаю думать по-другому. Они так сильно хотели взять меня, что убрали с пути все помехи, стоявшие между нами.
— Как и ты убрала все помехи, отделявшие тебя от Тома. — Пирс поставил в духовку трубочки с таким видом, будто и ее тоже с удовольствием бы всунул туда.
— Я не намерена терпеть оскорбления в адрес моей семьи.
— Правильно. — Он помолчал. — Не должна. Прошу прощения. Но ты говоришь, что до недавних пор не знала, что у тебя есть сестра. Мне это кажется странным. Трудно поверить, что четырехлетний ребенок однажды утром проснулся и не заметил, что его семья исчезла. Мы оба знаем, что Том определенно помнит и мать и отца.
— Конечно, у меня есть обрывочные воспоминания, — согласилась Николь, сев на высокую табуретку и потягивая вино. — Я помню женщину, которая, как я предполагаю, была моей родной матерью. Смутно помню ее голос, озабоченный и тонкий. И еще неясную картину, как она стоит у кухонного стола и отбрасывает с лица волосы. А однажды я проснулась в маленькой темной комнате, и кто-то всю ночь плакал.
— Арлин?
— Или наша мать. Ей было всего шестнадцать лет, когда я родилась. Сама еще ребенок.
— Ты никогда не слышала о ней потом?
— Ни слова. До августа прошлого года. — Николь спрыгнула с табуретки и прошла к обеденному столу в столовой. Там лежали разбросанные бумаги, которые привезла Луиза. Николь вытащила из-под них потрепанный конверт. — Когда мне исполнилось двадцать девять лет, в день рождения, родители дали мне большой пакет, в котором хранились все детали моего удочерения. Они считали, пусть он будет у меня. Чтобы я могла познакомиться с подробностями, если почувствую, что готова. Они долго спорили, не лучше ли оставить его мне в завещании. Но потом решили отдать, пока они живы. Ведь только они, если у меня появятся вопросы, могут ответить на них.
Все это время Пирс возился в кухне, готовя на скорую руку обед, который пах удивительно вкусно. Когда она замолчала, он перестал помешивать суп и обернулся. Николь стояла на пороге с маленьким конвертом в руке.
— Да? И что же ты обнаружила?
— В основном сообщения адвокатов о ходе удочерения и копии докладов работников социальных органов, признавших моих родителей соответствующими требованиям. И еще это.
Пирс смотрел, как она вынула из конверта две бумаги и положила на кухонный стол.
— Вот, — Николь разгладила морщинки на линованном листе, вырванном из старой тетради для школьных упражнений, — письмо моей родной матери. Одна из двух вещей, которая мне осталась от нее. И вторая, — она любовно дотронулась до потемневшей старой любительской фотографии, — снимок двух маленьких девочек, которые, держась за руки, стоят в высокой траве залитого солнцем сада.
Словно не желая показать свое любопытство, Пирс с минуту поколебался, потом положил ложку, подошел к столу и встал рядом с Николь. Но не так близко, чтобы коснуться ее.
— Могу я посмотреть?
Она пожала плечами. Пирс взял снимок. Долго рассматривал сначала девочек, одну светленькую, другую темную, потом обшарпанный дом позади и покосившуюся веранду, висевшее на веревке белье. Затем он перевернул фотографию и на обороте прочел: «Николь и Арлин. Южная Дакота, июль».
— У нее мало чего было, правда? — Пирс перевел взгляд на Николь. Первый раз она заметила в голубых глазах тень сочувствия.
— Да. Но она бросила и то, что имела. Хочешь прочесть письмо?
— Я?.. — Он поднял руку, вроде бы для того, чтобы пригладить ей волосы или каким-то другим прикосновением успокоить. Но быстро передумал и вернулся к плите помешивать суп. — Я занят. Прочти ты.
— Хорошо. — Николь взяла горькое, безнадежное послание, которое знала наизусть. Со всеми грамматическими ошибками и своеобразной пунктуацией. — Здесь нет даты. Оно начинается так: «Я отдаю своих малышек, потому что они ничего не добьются, если останутся в этой адской дыре, а не в городе. Мне двадцать лет, муж ушел от меня к другой женщине. У меня нет ни денег, ни образования. Мне надоело, что люди смотрят на меня с жалостью и оставляют на веранде пакеты с едой. Будто боятся, что я сама не накормлю моих девочек. Или не знаю что. Я хочу уехать и начать заново там, где никто меня не знает. Хотя я и люблю их, но знаю, что без меня им будет лучше. Социальные работники уверены, что отдадут их в хорошие дома. Подписываюсь: Сьюзен Мэри Литтл».
— Ох, Боже мой! — пробормотал он, потрясенный.
Николь не приняла его жалости.
— Не буду докучать тебе, рассказывая о своих чувствах, когда я прочла письмо первый раз. Достаточно сказать, меня ошеломило, что где-то у меня есть сестра. Мы, родные души, выросли, не зная друг друга. А могли бы быть подругами, делить радость и боль. И я твердо решила, что не потеряю больше ни года. Я найду ее.
— Как отнеслись к этому твои родители?
— Письмо матери, о котором они тоже не знали, потрясло их, как и меня. Они все прекрасно поняли и помогали, чем могли. Их ужасно огорчило, что двух малышей оторвали друг от друга. Тем более, что они с радостью взяли бы обеих девочек. Вскоре я узнала, что Арлин забрала супружеская пара, которая хотела взять девочку младше четырех лет. Чем старше ребенок, считали они, тем длиннее история его жизни и больше сложностей. Четырехлетней трудней найти дом, поэтому моим родителям, несмотря на их возраст, отдали меня.
— Странно, но Арлин редко вспоминала своих приемных родителей, — заметил Пирс. — Они даже не потрудились приехать на похороны и не проявили интереса к Тому.
— Она не была близка с ними, и я могу понять почему. Когда я приехала, они отказались помочь мне найти ее. Заявили, что она всегда была трудным ребенком. И, мол, никогда как следует не отблагодарила их за то, что они взяли ее. Они вроде бы очень обижались, что она предпочла выйти замуж и уехать в Орегон. Потому что они надеялись, что Арлин останется и будет ухаживать за ними в старости. Судя по всему, только ради этого они и взяли в свое время ребенка.
— Милостивый Боже, неудивительно, что она не часто вспоминала их! Как тебе удалось найти ее следы?
— С помощью частного детектива. И когда я написала и рассказала о себе, о нас, ее это так же потрясло, как и меня. — Николь моргнула и посмотрела в окно на молнии, все еще сверкавшие в небе. — Когда я узнала, что у нее есть сын, которому в мае исполнится четыре года, столько же, сколько было мне, когда нас разлучили, я подумала, что это судьба или рука Бога. Назови как хочешь. Будто кто-то направлял наши жизни так, чтобы у нас было что-то общее, когда мы наконец встретимся.
Мои родители успокоились, зная, что я не останусь одна как перст, когда они умрут. Они уговорили меня взять в больнице длительный неоплачиваемый отпуск и провести как можно больше времени, знакомясь со своей другой семьей.
— Как они отнеслись к твоей мошеннической проделке со мной? — Пирс отпил немного вина.
— Родители предупреждали. — Поняв, что сказанное не смягчило Пирса, Николь подавила вздох. — Они советовали сказать правду как можно скорее.
— Жаль, что ты не послушалась их, — буркнул он.
— Каждый богат задним умом. Если бы я могла все начать заново, я бы многое изменила.
— К несчастью, нельзя повернуть время назад. Часы идут только в одну сторону.
— Правильно. Жизнь продолжается. У меня было почти три месяца, чтобы прийти в себя. Теперь я с большей ясностью смотрю на мир. Но в тот день, когда я постучала в дверь Арлин и встретила чужих людей, упаковывающих вещи, все было по-другому. Я не предвидела трагедии и не сумела разумно отнестись к ней.
— Как именно ты это узнала? — От еще одной вспышки сочувствия у него потемнели глаза.
— Когда я сказала, что приехала к миссис Уорнер, женщина, открывшая дверь, ответила, что у меня не правильный адрес. «Вы имеете в виду командора Уорнера, — объяснила она. — Он даст вам все сведения. Но он живет по соседству. Мы здесь только для того, чтобы закрыть дом». «Закрыть дом?» — удивилась я. «Ну да, — подтвердила она. — Нет смысла держать его открытым. Ребенок, бедный малыш, будет жить у дяди. Сначала приедут перевозчики мебели. Это случится послезавтра. И смею сказать, как только все вывезут, агент по торговле недвижимостью подпишет контракт. Уверена, что дом продадут очень быстро. Недвижимость на берегу океана в этом районе пользуется большим спросом».
И вот тогда я узнала, что Арлин и Джим погибли, а ты назван официальным опекуном Томми. Я ничего не подозревала. Когда мы разговаривали последний раз перед моим отъездом из дома, Арлин сказала, что она и Джим собираются в Калифорнию на свадьбу. Это было за неделю до моего появления здесь.
— Предполагалось, что Том поедет с ними. Но в последнюю минуту они решили оставить его со мной и Жанет. Черт! — Пирс с силой ударил ложкой по плите и посмотрел на Николь. — Если бы у тебя хватило смелости вовремя сказать мне правду, мы могли бы помочь друг другу пережить ужасное время.
— Но у меня не хватило смелости. Я знала, что ты холостяк, но, вероятно, не долго останешься один. А пока тебе нужна помощь, чтобы заботиться о Томми. Я была в отчаянии, потрясена, напугана. Потом я встретила Луизу и поняла, что она — твоя женщина. Когда вы поженитесь, няня тебе будет не нужна. Поэтому я подавила все сомнения и ухватилась за единственный шанс, который в тот момент видела. Укрепить связь с Томми. И еще я глупо верила, что если ты будешь считать меня порядочной, сострадательной женщиной, то легче воспримешь и мою более постоянную роль в его жизни после того, как сам женишься.
И когда, Николь, ты изменила свой план?
— Изменила?
Он налил в две тарелки томатный суп.
— Когда ты поняла, что для твоих целей гораздо лучше, если ты станешь миссис Пирс Уорнер? Когда решила, что таким путем получаешь все, что хотела?
С минуту, оцепенев, Николь молча смотрела на него.
— Ты тупой, грубый мужлан! — наконец прошипела она.
— Спасибо. — Ее слова будто отскочили от него. — Поговорим о том, как завоевывать друзей и оказывать на людей влияние.
— Если ты и вправду думаешь, что я могу быть такой притворщицей, то ты мне не нужен. И уж определенно я не хочу иметь такого мужа. К твоему сведению, я жила до того, как встретила тебя, и еще буду жить. И как тетя Томми стану частью его жизни.
— Угрожаешь мне, Николь? — Взгляд мрачный, как сибирская тайга:
Она не знала этого человека с окаменевшими чертами лица. Это не тот мужчина, который любил ее с такой нежностью и страстью. Не тот мужчина, который завоевал ее сердце, моментально взяв на себя роль отца Томми без колебаний или минутного сожаления.
— Нет, — с грустью сказала она. — Я никогда не буду угрожать. Но прошу тебя, пожалуйста, не выбрасывай меня из жизни Томми. Ты решил, что я — не та особа, которую ты хотел бы видеть рядом все оставшиеся дни, но пусть твое решение не затронет Томми. Разреши мне это, Пирс, и я больше никогда ни о чем не попрошу тебя.
Пирс не ответил. Сжав губы, он уставился на пятно над ее головой. Потом взял тарелки с супом, отнес в столовую и поставил на стол.
Безразлично, не оборачиваясь, бросил:
— Ты не будешь есть?
От одной мысли о еде ей стало плохо. Внутри будто все порвалось и невидимо кровоточило.
— Если разрешишь, я попытаюсь немного поспать.
— Как хочешь. — Холодный, безразличный тон.
— Можешь выбрать любую кровать.
Когда она поднялась в комнату, где утром переодевалась, постель оказалась мокрой. Когда ветром открыло окно, дождь хлестал прямо на одеяла и матрасы. Ну и черт с ним! Не раздеваясь, она забралась на кровать во второй спальне, накрыла пледом ноги и повернулась спиной к двери. Надо хотя бы притвориться спящей. Это предотвратит необходимость дальнейшего разговора, если сюда придет Пирс.
Дождь перестал. После торнадо наступила тишина. Над деревьями взошла полная луна. Но где-то вдали все еще гремел гром и молнии рассекали небо над озером. Николь вздохнула. Какая длинная мучительная ночь впереди. И хотя они с Пирсом одни в маленьком изолированном коттедже, они так далеки, будто находятся на разных континентах.
Ближе к полночи Пирс поднялся в спальню. При мерцающем свете свечи тень падала на стену в ногах кровати. Значит, ветром в этом районе где-то порвало провода.
Пирс постоял на пороге спальни, где лежала Николь. Потом тень исчезла. Николь поняла, ему не хотелось быть рядом с ней. Но через минуту он вернулся. Пирс обнаружил то, что она уже знала: в соседней комнате постель промокла.
Николь лежала под пледом, спиной к нему, превратившись в камень. Когда он поставил на пол свечу, она старалась сохранять равномерность дыхания.
Николь крепко зажмурила глаза. Ей не хотелось видеть его раздетым. Слишком горькое напоминание. Но она слышала шорох молнии. Шуршание ткани, соскользнувшей по крепким волосатым ногам. И затем скрип старой железной кровати. Когда Николь открыла глаза, комнату заливало бледное сияние луны.
Их разделяло сантиметров тридцать. Каждый из них мог протянуть руку, просто прикоснуться и сказать: «Прости меня», или «Потерпи немножко. Я стараюсь понять», или самое важное — «Я люблю тебя».
Но ни один из них этого не сделал. Каждый уткнулся в свое одинокое горе.
Проходили часы. Затихавшее громыхание грозы медленно уходило на восток. Раза два Пирс повернулся на постели, о чем она догадалась по шуршанию простыней. Дыхание у него ровное и глубокое, как у спящего мужчины.
Что бы он сделал, размышляла Николь, если бы, проснувшись, обнаружил ее прижавшейся к нему и крепко его обнявшей? Было бы этого достаточно, чтобы исправить случившееся между ними?
Николь вздохнула и посмотрела на луну. Она наделала много ошибок. Не стоит добавлять к ним еще и бартерную сделку. Обменивать собственное тело на его благосклонность. Секс не восстанавливает любовь. Секс требует доверия. А Николь сомневалась, могут ли они теперь доверять друг другу.
Она спала, когда Пирс чуть позже шести тихонько вышел из спальни. Он даже не взглянул на нее. Боялся. Безопаснее не предоставлять искушению шанс.
Когда Николь спустилась вниз, он уже все уложил в машину и сделал кофе. Странно, но с темными кругами под глазами она выглядела особенно желанной. Пирс с однодневной щетиной на подбородке и непослушными вихрами чувствовал себя собакой, которую пинком отогнали от лакомой добычи.
— Я хотел бы поскорее вернуться, — бросил он, понимая резкость тона, но не в силах изменить его.
Как она ни старалась смягчить свою вину, факт оставался фактом. И кто знает, не пребывал бы он до сих пор в неведении, если бы Луиза не вынюхала правду в ее бумагах?
Вся история серьезнее, чем утраченное доверие. Он потерял мечту. Впервые в жизни он встретил женщину, с которой хотел бы перейти в вечность. И вдруг обнаружил, что она оказалась иллюзией. Обольстительной снаружи, это несомненно. Обольстительной, коварной иллюзией.
Он хмуро смотрел на солнце, врывавшееся в кухонное окно. Женщины — это неприятности. И тем больше неприятностей, чем ценнее они.
— Я готова, — ответила Николь из столовой.
— Ты не хочешь кофе?
— Нет, спасибо.
С сумкой на плече Николь стояла в дверях. Выражение лица отстраненное и вовсе не покаянное. Будто ее неспособность прошлой ночью смягчить Пирса своими извинениями и объяснениями превратило его в согрешившего, а ее — в пострадавшую строну.
— Я решил, — объявил он, когда они ехали по грязным колеям сельской дороги, направляясь на запад к шоссе, ведущему к побережью, — поехать с Томом в Аризону, навестить его дедушку и бабушку.
— Ты имеешь в виду семью Джима?
— Угу. У моей тети артрит, для нее путешествие сюда — слишком большой труд. Но я знаю, что она и мой дядя мечтают провести немного времени с внуком.
— Когда ты уезжаешь?
— На следующей неделе. Мне потребуется время, чтобы устроить дела в офисе.
— Сколько времени ты будешь в отъезде?
— Точно не знаю. Шесть, восемь недель, может быть, дольше. Вероятно, в это время у меня будет несколько длительных деловых поездок.
Он не обратил внимания, как от отчаяния у нее болезненно перехватило дыхание. Ему надо побыть какое-то время вдали от нее. Разобраться в собственных чувствах. Одно дело — сказать, что между ними все кончено. Другое дело — поверить в это.
— Я буду скучать по Томми, — вздохнула она.
«Но не по тебе. Теперь я сбросила все прикрытия, ты мне больше не нужен». Конечно, она этого не сказала. Но так съежилась, отодвигаясь от него, что это говорило лучше слов.
— Думаю, что вначале Том тоже будет скучать. Но потом он будет занят знакомством с дедушкой и бабушкой, и все пройдет. В конце концов, ты же не так долго была с ним рядом.
Последняя фраза — удар ниже пояса. Возмездие. И он знал это. Но она не уклонилась от удара.
— В таком случае я, пожалуй, поеду домой, тоже навещу родителей. Они очень волновались насчет.., положения здесь. Им будет приятно увидеть, что я пережила это и осталось относительно невредима.
— Да, хорошо. — Его снова кольнуло, что она вроде бы склеила обломки и собирается продолжать собственную жизнь. И это несмотря на то, что его собственная рассыпалась в прах. Пирс на большой скорости вошел в крутой поворот. — Я объясню Тому.
— Спасибо. Я сама объясню, — холодно возразила Николь. — Это самое последнее, что я могу сделать. Мне нет смысла торчать в твоем доме, когда в нем не за кем присматривать.
— Нет смысла, — сжав зубы, согласился он.
— Наверно, для Жанет будет легче, если я заберу
Красотку.
— Наверно.
— У тебя есть адрес моих родителей, ты знаешь, где найти меня. Так что я буду ждать вестей от тебя, когда ты вернешься.
— Хорошо, — чуть ли не рявкнул он.
И на этом вроде бы все кончилось. Следующие несколько дней Пирс проводил в офисе, завершая текущие дела и намечая даты посещения морских баз по всей стране. Вдобавок к обычным занятиям с Томом Николь обсуждала с ним новые планы, которые мальчику нравились. Том всю неделю мечтал полететь на самолете и увидеть дедушку и бабушку.
— Я все сложил в свой рюкзак, — сообщил он Пирсу вечером накануне отъезда. — Николь помогала мне. Там все мои шорты, игры и фотографии папы и мамы.
— Хорошая работа, Том. — Совесть кольнула Пирса, когда он перехватил горестный взгляд Николь. — Утром мы уже будем в пути.
— И я сделал рисунок для дедушки.
— А что для бабушки?
— Она предпочитает открытку. — Он иногда так комично говорил, совсем как взрослый. — Я приготовлю ей открытку в самолете.
— Прекрасный план. — Пирс сделал вид, что не замечает слезинки, скатившейся по щеке Николь.
В тот вечер, уложив Тома спать, она не спустилась вниз. Пирс прождал ее час, меряя шагами библиотеку. Каждый раз он останавливался у окна, смотрел на океан и удивлялся, каким образом, черт возьми, им удалось так взвинтить обстановку.
В конце концов, Пирс решил, что не все получается, как хочешь, и пошел наверх искать ее. Дверь была закрыта, но Пирс услышал в комнате движение. Он постучал. Ей понадобилась минута или две, чтобы ответить.
Он заметил, что она плакала. Еще несколько раз она невольно почти неслышно всхлипнула.
Пирсу не понравилось, как екнуло у него сердце от этих звуков.
— По-моему, нам надо поговорить.
Она шире открыла дверь с немым приглашением. Он вошел и тотчас увидел на полу открытый чемодан, наполовину заполненный одеждой.
— Ты тоже завтра уезжаешь?
— Да. — Она взяла из коробки бумажный платок и высморкалась.
— Что ты сказала Тому?
— Что он полетит на самолете и увидит своих родственников. А у меня здесь машина, и я на ней поеду навестить моих.
— Ты объяснила, что ты его тетя?
— Нет. Я подумала, что ему хватит новостей и что ты, наверно, предпочтешь сделать это сам.
— Ты говоришь почти так же, как он. — У Пирса вдруг начало жечь в горле. — Произносишь «предпочтешь», как Том.
— Не забудь взять его ди-ди. Он не ложится без него в постель.
— Буду помнить, — кивнул он.
— И его витамины. Они на верхней полке двери холодильника. И тебе понадобится для него запасная одежда. Я повесила ее на вешалке рядом со шкафом.
— Я справлюсь. Что еще?
Она посмотрела на него из другого конца комнаты. Карие глаза просто излучали боль.
— Пирс, пожалуйста, позволь мне время от времени видеть его. И посылай мне открытки, как он себя чувствует.
— Обязательно.
Они разговаривали так, будто она не вернется. Будто они и правда дошли до конца дороги. Ему хотелось сказать, что это не так. Но сомнение и сопротивление еще тлели у него в душе.
— Я буду сообщать тебе, где мы и как себя чувствует Том.
Она смотрела на свои сжатые руки.
— После того, как ты в ту ночь пошла спать, я прочел все, что привезла Луиза. Если это имеет для тебя какое-нибудь значение, то знай, у меня нет ни малейших сомнений, что ты и Арлин были сестрами. И я хочу тебе сказать, как мне жаль, что вам так и не удалось встретиться вновь.
— Спасибо, — хриплым от слез голосом проговорила она.
Боль кольнула его. Пирс понимал, как легко остановить ее. Только обнять Николь, целовать, обладать ею. Но он искал решения серьезнее, чем первая помощь. И его мучило желание более глубокое, чем секс. От случившегося огрубело чувство и внутри осталась пустота. И это касалось не только Николь. Ему надо было проверить свое отношение к произошедшему.
— Мы еще все обдумаем, — произнес он. — Мне надо время… Чтобы расставить все по местам в собственном сознании.
— Да, — вежливо согласилась она. — Конечно.
Как он хотел ее. Его плоть жаждала ее.
— Ну, — он протянул ей, будто мужчине, руку, — будь осторожна в дороге.
Ї Угу.
Если бы она начала останавливать его, он наверняка бы ушел. Пирса сразила ее стойкость. И еще протянутая рука. Такая крохотная в его ладони.
— Ох, черт! — простонал он и принялся целовать ее, как бы запоминая ее вкус, ее кожу. Он схватил в пригоршню ее волосы и держал так, будто это якорь, спасающий от безумия, пропуск к счастью.
Ее рот нежный, как цветок, у кожи вкус соли, сочетание земли и моря. Дрожь пробежала по ней, словно утренний ветер, наполнивший паруса. Пирс понял, что должен уйти, пока не утонул в жажде, которую она пробудила в нем.
— Я вернусь, — хрипло бросил он.
— Я буду ждать, — выдохнула она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сокровище по имени няня - Спэнсер Кэтрин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Сокровище по имени няня - Спэнсер Кэтрин



понравился роман.10б
Сокровище по имени няня - Спэнсер КэтринДаша
21.10.2013, 19.54





7 б
Сокровище по имени няня - Спэнсер Кэтринтая
21.10.2013, 21.51





неплохо
Сокровище по имени няня - Спэнсер Кэтринтана
21.10.2013, 22.02





Казалось бы непритязательный сюжет, но как здорово написано, автор мастерски владеет словом, постельные сцены красивы и без пошлости. Читайте!
Сокровище по имени няня - Спэнсер КэтринNataly
21.10.2013, 22.48





Согласна с Nataly. Здорово написано. Читайте.
Сокровище по имени няня - Спэнсер Кэтринleka
21.10.2013, 23.12





Роман неплохой,но постельные сцены вызвали у меня слезы умиления.1-ая в бассейене-она обхватила его бедра,оба еще в трусах и в такой позе они ПРОПЛЫЛИ вдоль бассейена до лестницы,затем все сняли,он прислонился к лестнице,схватил ее бедра и стал вонзаться правда автор не уточняет-она покачивалась как на воде-на спине или на животе попой кверху.2-ая сцена-он ее положил на старые деревянные качели на подушки,рааскачал немножко,сам при этом стоял и опять стал вонзаться.Так все представила-прикольно.
Сокровище по имени няня - Спэнсер КэтринВиагра
22.10.2013, 22.50





эй ты виагра на хера написала все это???
Сокровище по имени няня - Спэнсер Кэтринаня
5.11.2013, 16.39





Приятно провела время за чтением этого романа.
Сокровище по имени няня - Спэнсер КэтринЛюдмила Кл.
6.11.2013, 8.29





Хороший,приятный и чувственный роман.Кому нужна пошлятина(как виагре),то вам не сюда.
Сокровище по имени няня - Спэнсер КэтринЛана
3.12.2013, 0.05





Оказывается, быть тетей - великое преступление и его надо обязательно хранить в тайне. Завязка романа явно надумана, страдания героини преувеличены. Интересно, как она собиралась решать эту проблему дальше? И как это вяжется с ее честным характером? И, конечно, порадавало, что маклеры и медсестры в Америке зарабатывают так много денег, что хватает и на авторские модели одежды и на драгоценности, и позволяют беременным вовсе не работать. Если исключить все ляпы, от романа останется немного: 6/10.
Сокровище по имени няня - Спэнсер Кэтринязвочка
6.12.2013, 13.29





Лично мне не понравилась вторая половина романа,где притупились пламя, искры, страсть,герои заняты тем что оправдывают свои поступки, поэтому все как то затянулось...8/10
Сокровище по имени няня - Спэнсер КэтринЮлия
9.11.2014, 14.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100