Читать онлайн Синеглазая Касси, автора - Спэнсер Кэтрин, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спэнсер Кэтрин

Синеглазая Касси

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ

Покинув Имоджен, Джо еще долго гонял на мотоцикле по окрестностям, старательно огибая многочисленные городки. Он не нуждался в компании. Луны ему вполне хватало. Лишь около четырех часов утра он остановился передохнуть на берегу узкого ручья. Обычно подобные гонки прочищали ему мозги. Обычно, но не сегодня. Сегодня он так и не смог избавиться от беспокойных мыслей, а потому назрела необходимость навести в голове хоть какое-то подобие порядка.
Совсем рядом с ним над водой нависала плоская скала. Добравшись до самого края, Джо уселся, оперся локтями о согнутые колени и мрачно уставился в пространство. Он не любил копаться в прошлом. Считал: что сделано, то сделано. Он полагал, что кое-чему научился с годами, и ему это нравилось. Он научился уважать храбрость, ценить преданность, презирать жестокость. Он научился жить с памятью о том, что убил человека, хотя и случайно. И все для того, чтобы восемь лет спустя узнать, что на его совести еще одна смерть – смерть его собственного ребенка! Эта новость убивала его. Он не был самонадеян и не считал, будто мог изменить исход родов, но он мог и должен был предотвратить зачатие. Эту ответственность переложить не на кого. Виноват он, и только он.
«Ты помнишь?» – спросила Имоджен.
О да, черт побери, он помнит! Он помнит все, и даже слишком хорошо.
Ничто не изменилось за пять лет, прошедшие с тех пор, как сам Джо праздновал окончание школы. Именно поэтому он хотел проследить, чтобы его сестра благополучно вернулась домой.
Для выпускного бала сняли зал в «Брайарвуде». Джо оставил свой мотоцикл в конце автомобильной стоянки рядом с садом отеля, рассчитывая, что успеет до появления Пэтси выкурить сигарету. Он прислонился спиной к дереву и закурил и поначалу не обратил внимания на приглушенный спор где-то рядом. Однако его насторожили истерические нотки в голосе девушки, умолявшей: «Не надо, пожалуйста... пожалуйста, прекрати!», и треск рвущейся ткани.
Отшвырнув сигарету, Джо бросился сквозь затейливо подстриженные кусты и наткнулся на совершенно пьяного Филипа Мейтленда, сына городского мэра, навалившегося на принцессу Палмер. Свет луны освещал порванное платье и полуобнаженную грудь отчаянно сопротивлявшейся девушки. У Джо просто не было выбора. Рванувшись вперед, он обхватил Мейтленда и отшвырнул, для верности наподдав ботинком под зад. Парень пролетел пару метров и ткнулся носом в цветочную клумбу. Девушка была не в лучшем состоянии. И дело не в ее тщетных попытках прикрыться, а в ужасе, застывшем на ее лице. Джо бросился к ней, одним рывком поднял ее с земли и обнял.
Она дрожала всем телом, судорожно дышала, как после трехмильной пробежки. Ее немигающие глаза были широко раскрыты, взгляд рассеянный... она смотрела мимо Джо в тот кошмар, который только она могла видеть.
Джо стянул куртку и прикрыл обнаженные плечи Имоджен, стараясь не касаться ее. Он понимал, что девушка в шоке и вряд ли понимает, что он хочет помочь ей, а не навредить.
– Хочешь, я кому-нибудь позвоню? Твоей матери, например, или вызову такси? Вопрос вывел ее из оцепенения. Она попятилась, отвернулась, как будто Джо пригрозил сфотографировать ее, растрепанную, в разодранном платье, для первой страницы «Дейли геральд».
– Нет! Никто не должен видеть меня такой! Пожалуйста, отвези меня домой!
Двух девушек на «харлей» не посадишь, а Пэтси должна была появиться с минуты на минуту: родители велели ей вернуться не позже половины двенадцатого. Но и бросить принцессу Джо не мог.
– Конечно. Подожди здесь, я только позвоню Шону, чтобы он заехал за Пэтси.
Пять минут спустя Джо вернулся к Имоджен. Она сидела на земле, стуча зубами, как будто провела всю ночь на зимнем холоде.
– Эй, – тихо окликнул ее Джо, – поехали. Теперь все будет хорошо.
Пустые слова, он понимал это. Ее пытались изнасиловать, и неизвестно, когда она придет в себя.
– Как я могла быть такой дурой? – прошептала она.
Джо тоже хотел бы это знать. Пэтси точно не пошла бы в темный сад с пьяным парнем.
– Ты не видела, что он пьян в стельку?
– Нет. Как он мог напиться? На балу не подавали спиртное. Нам ведь еще нет восемнадцати.
Изумление, прозвучавшее в ее голосе, выявило всю глубину ее наивности... и тем непростительнее было его дальнейшее поведение. Если бы он хоть на секунду мог представить, чем закончится вечер, то нашел бы кого-нибудь другого на роль ее защитника.
Когда они подъехали к воротам поместья, Джо вдруг услышал голос Имоджен. Свернув к обочине, он обернулся.
– Прости, я не расслышал.
– Я не хочу, чтобы кто-то увидел, как я... Ты не мог бы подъехать к задним воротам? Это всего в полутора милях отсюда.
– Как прикажете, миледи.
Если бы у него оставалась хоть капелька здравого смысла, он сказал бы, что только те, кто чувствует за собой вину, крадутся в дом через черный ход, а он своими глазами видел: она абсолютно ни в чем не виновата. Но он выполнил ее просьбу.
Ряд деревьев отделял хозяйственную часть поместья от сада. Слабый свет луны чуть усиливался, отражаясь от стекол оранжерей, однако дальше чем на пару метров разглядеть дорогу было невозможно.
Выключив зажигание и поставив мотоцикл, Джо сказал:
– Я пойду с тобой.
– Нет. Я и так доставила тебе кучу хлопот.
Джо решительно взял ее под руку.
– Простите, принцесса, но я никогда не останавливаюсь на полпути. Если уж я привез вас сюда, то обязательно провожу до дому.
Они прошли полосу деревьев и вышли на поляну, где стоял маленький домик.
– Что это? – спросил Джо, решив, что по пал в сказку.
– Мой старый кукольный домик.
– Ничего себе кукольный!
Да, Джо мог бы назвать пару семейств в Листер-Медоуз, которые сочли бы этот домик дворцом.
Одной рукой Имоджен придерживала ворот его куртки, свободно болтавшейся на ее тонкой фигурке.
– Нельзя, чтобы мама увидела меня в таком виде. Я подожду здесь, пока она не ляжет спать, а потом вернусь домой.
Должно быть, прошло много лет с тех пор, как сюда кто-нибудь заходил. Деревянную дверь перекосило от зимних морозов и летних дождей. Когда Имоджен наконец поняла, что ей самой не справиться, она привалилась к косяку и расплакалась. И тут Джо понял, что она вовсе не так невозмутима, как кажется.
– Подожди. – Джо осторожно отодвинул ее. – Дай я попробую.
Джо надавил на дверь плечом – та поддалась неожиданно легко, и он чуть не упал, споткнувшись о порог. Внутри было темно хоть глаз коли.
– Осторожнее, – предупредил Джо, смахивая с лица паутину.
Он услышал приближающиеся шаги и скорее почувствовал, чем увидел Имоджен. И тут же ее пальцы скользнули в его ладонь.
– Как ты думаешь, здесь есть мыши? – боязливо спросила Имоджен.
– Нет, – солгал Джо, уверенный в том, что здесь можно найти любых грызунов. – Посмотри в куртке, там должна быть зажигалка.
Имоджен порылась в карманах, и ее голос прозвучал немного увереннее:
– Вот, нашла.
Джо взял зажигалку, чуть не отдернув руку от ласкового прикосновения ее пальцев. От крохотного огонька тени как безумные запрыгали по стенам и низкому потолку. Джо разглядел ковер на полу, качалку у одного из окон, кукольную кроватку рядом. У другого окна стоял столик, за которым маленькая девочка наверняка устраивала чаепитие для своих кукол. Пэтси, когда ей было лет восемь-девять, с ума сошла бы от восторга, если бы ей довелось хотя бы одним глазком взглянуть на все это.
Но сидеть здесь теперь, среди пыли и паутины?..
– Тебе нельзя здесь оставаться, принцесса, – сказал он, когда Имоджен протянула ему куртку. – Позволь отвести тебя домой. Если хочешь, я объясню твоей матери, что произошло. Она не сможет ни в чем обвинить тебя.
– О, это невозможно! – Голос девушки испуганно задержал. – Ты не понимаешь! Моя мать не должна видеть... все это.
Имоджен опустила глаза на разорванное, испачканное платье, на когда-то белые атласные туфельки. И он тоже уставился на нее.
Его взгляд метнулся к ее волосам, отливающим золотом в тусклом свете, к ее дрожащим рукам, пытающимся навести хоть какой-то порядок в одежде, к точеной шее над изодранным лифом платья...
Имоджен съежилась под его взглядом.
– Я чувствую себя грязной, – прошептала она, и новые слезы засверкали на кончиках ее ресниц. – Я чувствую себя глупой дешевкой.
Джо знал о сексе все, знал обо всем, что притягивает мужчину к женщине. Однако до этой ночи, до этого мгновения он понятия не имел о невинности и хрупкости. Только взглянув в ее глаза, он увидел ее израненную душу и начал кое-что понимать. Но уже было поздно для них обоих.
Он обнял ее, намереваясь лишь утешить, но она без малейших колебаний потянулась к нему. Джо погасил зажигалку.
– Ничего подобного, принцесса, – пробормотал он, прижимая ее лицо к своей шее и гладя ее дрожащую спину.
Аромат Имоджен хлынул в его ноздри. Она пахла нежностью и прелестью, весенними днями и летними ночами, страстью и невинностью – всем, что, казалось бы, невозможно соединить в одной женщине. Она была самой прекрасной, самой желанной женщиной, пьянящей и незабываемой.
Его кровь вскипела, все тело болезненно напряглось. Внутренний голос попытался остановить его, но уже не разум управлял им.
Имоджен перестала дрожать, подняла к нему лицо, и через мгновение он уже целовал ее. Она отвечала на его поцелуи. Ее губы были теплыми, нежными, податливыми.
Невозможно было скрыть его возбуждение, но ее это, похоже, не пугало. Он не заметил, как обхватил ее бедра и теснее прижал ее к себе. И даже если бы от этого зависела его жизнь, он не смог бы сказать, когда они закачались вместе в медленной, соблазнительной прелюдии к близости.
Все случилось само собой. В том заброшенном домике, на том истертом ковре, при свете луны, заглядывающей в маленькие окна, он занимался с ней любовью с такой нежностью и осторожностью, на какие не считал себя способным.
Напряженная и податливая, ведомая лишь инстинктом, слишком безыскусная, чтобы притворяться, и слишком щедрая, чтобы сдерживаться, она подарила ему всю себя без остатка. И он принял этот подарок, забыв обо всем на свете, забыв даже о презервативах, которые всегда носил во внутреннем кармане куртки.
Потом он пришел в ужас и мысленно ругал себя последними словами.
А она? Она свернулась калачиком в его объятиях и прошептала:
– Спасибо, Джо.
Как будто он достал ей с неба луну...
На востоке появилась светлая полоска, но Джо и без нее бы понял, что ночь на исходе, – от предрассветного холода свело все тело. Заставив себя подняться, Джо размял плечи, колени, повертел головой. Глаза словно засыпало песком, желудок свело от голода. Не самое лучшее состояние для мужчины, которому предстоит управлять мощной машиной, решил он и заковылял к ручью сполоснуть лицо.
Ледяная вода быстро привела его в чувство. Смахнув капли, запутавшиеся в волосах, вытерев ладони о джинсы, он направился к мотоциклу, оставленному у дороги.
Может, обогнуть Роузмонт и махнуть без остановки в Калифорнию, которую он называл своим домом последние четыре года?
Хорошая идея. Если бы таким способом он мог обрести душевный покой, то не сомневался бы ни минуты. Но слишком много нерешенных вопросов терзали его. И самый главный: почему умерла его дочь? Могло ли его присутствие предотвратить ее смерть?
Если так, то Сьюзен Палмер придется за многое ответить, ибо, несмотря на убежденность Имоджен в обратном, он пытался связаться с ней. Более того, два дня спустя он объявился у парадной двери, но ему приказали убраться, так как наследница не желает поддерживать с ним никаких отношений и уехала из города, лишь бы больше никогда не видеть его...
Нет, он никуда не уедет, пока не получит кое-какие ответы. Выведя мотоцикл на середину дороги, Джо сидел с минуту, оглядывая долину внизу. В лощине среди деревьев примостилась маленькая ферма. В окнах уже зажегся свет, и тоненький столбик дыма торчал из трубы в неподвижном воздухе. Из сарая донесся слабый лязг металла. топот копыт, и Джо неожиданно испытал острую тоску по тому, что могло бы быть, но не сбылось.
Если бы судьба распорядилась иначе, он довольствовался бы такой жизнью и был бы счастлив. Кусок земли, который он мог бы назвать своим, лошади в конюшне, жена, ребенок. Если бы Имоджен тогда пришла к нему, если бы их ребенок остался жив...
Джо нетерпеливо вдохнул свежий утренний воздух и включил зажигание. Если повезет, завтрак, приготовленный матерью, не успеет остыть. Ветчина, яичница, жареная картошка и крепкий горячий кофе, чтобы, не свалившись с ног, прожить наступающий день.
Поразительно, но Сьюзен решила отправиться вместе с Имоджен на торжественную церемонию в школу.
– Почему бы и нет? – бодро спросила она, явно оправившись от мигрени, мучившей ее накануне. – Во-первых, я получила приглашение, поскольку восемь лет проработала в школьном совете. Во-вторых, я хочу появиться в обществе со своей дочерью. Когда мы в последний раз выходили вместе, Имоджен?
Имоджен не стала уточнять, что это случилось в тот день, когда мать поспешно отвезла ее из больницы Ферндейла в ближайший аэропорт. Зачем омрачать праздник неприятными воспоминаниями, если Сьюзен старается внести свой вклад в налаживание их отношений? Школьный зал быстро заполнялся. Имоджен увидела несколько знакомых лиц, однако Джо среди них не было. Ну, и к лучшему. После прошлой ночи вряд ли она сможет сохранить невозмутимость, столкнувшись с ним. Тот последний поцелуй слишком многое всколыхнул в ней.
Скользнув в кресло рядом с центральным проходом, Имоджен огляделась. Все почти так же, как в тот день, когда она получила аттестат. Сцена украшена цветами, полированная кафедра—в центре полукруга кресел.
Имоджен была одной из двадцати трех выпускников: так же, как они, полная надежд, уверенная в том, что ее ожидают счастье и успех. Только для нее все изменилось очень быстро. Менее чем через сутки вся ее жизнь лежала в руинах.
Люстры замигали, предупреждая о скором начале церемонии. По залу пронесся приглушенный шепот. Школьный учитель музыки поднял дирижерскую палочку, оркестр заиграл, и на сцену вышли почетные гости.
– Дорогая мисс Данклиф, – сказал ведущий после вступительных приветствий. – Мы долго обсуждали, как лучше отметить этот знаменательный для всех нас день, и решили, что самые искренние поздравления произнесут те, кто, как и я, учился у вас. Может, вы и не вспомните все имена и лица, которые услышите и увидите в ближайшее время, однако ваши ученики вас не забыли. Итак, без долгих разговоров, позвольте представить нашего первого гостя.
Имоджен откинулась на спинку кресла, наслаждаясь происходящим и чувствуя себя так легко в обществе матери, как даже не могла себе представить еще неделю назад.
Поздравления были очень разными: от трогательных до юмористичных, даже Сьюзен иногда снисходила до подобающих светской даме смешков. Но когда объявили последнего гостя и на сцену вышел Джо Донелли, Имоджен захотелось провалиться сквозь землю.
В темно-синем костюме, ослепительно белой рубашке и темно-вишневом галстуке он был бесподобен. Имоджен затаила дыхание и – не в силах отвернуться – жадно смотрела на него. Как изящны его руки! Как прекрасны его глаза! Кажется, он смотрит на нее. О Боже! Она задыхается.
Джо заговорил. Наверное, он сказал что-то смешное, так как все вокруг засмеялись, но Имоджен, зачарованная движением его губ, ничего не слышала. Вместо того, чтобы слушать, она погрузилась в воспоминания о ночном поцелуе, ощутила губы Джо на своих губах.
Да, перед Джо Донелли устоять невозможно. Его обаяние почти осязаемо, его уверенность и непринужденность так далеки от образа «плохого парня», который он когда-то с таким усердием создавал.
После выступления Джо председатель школьного совета преподнес мисс Данклиф подарок, и церемония завершилась объявлением о том, что на игровой площадке накрыты чайные столы.
Пока выходили из зала, настроение Сьюзен резко изменилось.
– Думаю, мы это пропустим, – неодобрительно фыркнув, заявила она. – Выпьем чай дома. Ненавижу толпу и жару.
Однако Имоджен летела через всю Канаду не для того, чтобы мать по старой привычке командовала ею.
– Мама, если хочешь, поезжай домой, но я останусь здесь и пообщаюсь с друзьями, которых не видела столько лет.
Мать отреагировала на ее предложение со снисходительным неодобрением.
– О, Имоджен, я думаю... – Сьюзен вовремя поняла, что старые уловки не помогут, и на ходу перестроилась: – Тогда вряд ли мне следует тебя покидать. Мы должны выступить единым фронтом.
В чайной палатке было тесновато, но они умудрились найти свободный столик в дальнем конце. И вдруг перед ними, словно по мановению волшебной палочки, появился Джо.
– Я от всей души надеялся найти вас здесь. Как поживаете, миссис Палмер?
Его улыбка, искренняя и теплая, могла бы растопить и камень, но совершенно не подействовала на Сьюзен.
– Я с вами знакома? – спросила она, устре мив на него ледяной взгляд.
Джо не дрогнул.
– Мы с вами встречались, миссис Палмер, только это было давно. Я – Джо Донелли. Из Листер-Медоуз.
Он бросил слова в лицо Сьюзен, словно вызов на дуэль, и – несмотря на жару – холодок пробежал по позвоночнику Имоджен. Джо что-то задумал, и вряд ли хорошее. Она знала это так же точно, как свое собственное имя. И Сьюзен явно готовилась отразить удар.
– Я надеялся, – продолжал Джо с восхитительной наглостью уличного кота, поймавшего зазевавшуюся мышь, – что мы вместе выпьем чаю. В последний раз мы с вами встречались очень давно.
– Не понимаю, о чем вы говорите, молодой человек, – холодно процедила Сьюзен, – и не собираюсь выяснять. И позвольте добавить, что я нахожу ваше поведение неприлично дерзким.
Сьюзен поднялась и отвернулась, однако от Джо не так легко было отделаться.
– Я вовсе не хотел вас оскорбить, мадам. Просто подумал, что мы могли бы...
– Боюсь, что нет.
– Как скажете. – Джо пожал плечами и повернулся к Имоджен. Его взгляд скользнул по ее «лодочкам» из тончайшей кожи, золотым часам на лацкане блейзера, крохотным бриллиантовым сережкам, наконец остановился на ее губах.
Боясь растаять под его жарким взглядом, Имоджен опустила голову, пряча лицо под широкими полями шляпы, но Джо нагнулся и коснулся пальцем ее подбородка.
– Имоджен, сегодня ты выглядишь еще прелестнее, чем прошлой ночью.
– Прошлой ночью? – выдохнула Сьюзен, рухнув на стул.
Не сводя глаз с Имоджен, Джо спокойно сказал:
– Разве она не рассказала вам, миссис Палмер? Мы провели часть ночи, вспоминая старые добрые времена.
– Имоджен, это правда? – запаниковала Сьюзен.
– Да, – подтвердила Имоджен, завороженно глядя в глаза Джо.
Он сходил в парикмахерскую и – пусть только на сегодня – сменил голубые джинсы на отличный костюм, однако понадобилось бы гораздо больше, чем безупречные стрелки на брюках и консервативная стрижка, чтобы Джо Донелли стал таким, как все.
Неудивительно, что не только Имоджен не могла отвести от него глаз. Высокий рост, широкие плечи, узкие бедра, длинные ноги, почти звериная грация в сочетании с неоспоримой силой и мужественностью. А лицо! Длинные густые ресницы, ослепительно синие глаза, выразительные губы, решительный подбородок и обезоруживающая улыбка. И, мало этого, аура пренебрежения к общепринятым правилам, которую никакой поверхностной респектабельности не удастся стереть.
Глядя на Джо, Имоджен вспоминала день, когда в первый раз поняла, что он для нее не просто старший брат Пэтси, работающий в семейном гараже. Ей было около шестнадцати, она вышла из школы на несколько минут раньше обычного, поскольку спешила к зубному врачу.
Джо, как часто бывало, поджидал сестру на автостоянке, чтобы отвезти в больницу, где она работала добровольцем два вечера в неделю. В те дни его обычной униформой была черная кожаная куртка и тяжелые ботинки. Темные волосы завитками спускались на воротник, на одной руке болтался мотоциклетный шлем. Все это не могло не потрясти девушку, воспитанную так, как воспитывали Имоджен.
Тогда, так же, как сейчас, Джо внимательно взглянул на нее. За одно мгновение оскорбительно оценивающий взгляд пропутешествовал от ее ног до лица и обратно. Она смотрела на него как зачарованная. Он сидел верхом на мотоцикле. Разворот его плеч, его ноги, обхватившие мощное тело железного коня, излучали чисто животный магнетизм. Собственная реакция потрясла Имоджен.
Как будто точно зная, что она чувствует, Джо медленно, вызывающе улыбнулся, а когда заговорил, его голос словно окутал ее, восхитительный, как сам грех:
– Я могу чем-нибудь помочь, милая?
Имоджен залилась ярким румянцем. Никто никогда не называл ее «милой». Даже родители ее так не называли, в их семье это было не принято.
Ее охватил жар, она жадно глотнула воздух... и неожиданно тонким голоском выпалила:
– Я опаздываю к дантисту.
– Хочешь, подвезу?
Она обомлела, не веря своим ушам. Если бы он спросил: «Хочешь, обниму?», она вряд ли пришла бы в больший ужас... или восторг!
И вот на виду у матери Джо одарил ее той же неподражаемой улыбкой, словно у них теперь был секрет, слишком интимный, чтобы делиться с остальным миром, и заговорщически подмигнул:
– Мы не все обсудили вчера, не так ли?
– Да, – выдохнула Имоджен, владея собой не лучше, чем в шестнадцать лет.
– Я хотел бы продолжить дискуссию. Поужинаешь со мной сегодня? – Джо погладил лацканы роскошного пиджака и улыбнулся. – Не так часто я принаряжаюсь, и не хочу, чтобы мои усилия пропали даром.
Не обращая внимания на недовольное бормотание Сьюзен и полностью сознавая свою полную зависимость от Джо, Имоджен снова сказала: «Да». Если бы Джо предложил слетать на Луну, она бы и на это согласилась. Не ради того, чтобы продемонстрировать матери свою самостоятельность, а потому, что новому Джо Донелли, как и прежнему, просто невозможно противиться. Новый Джо Донелли поцеловал ее прошлой ночью, и это было так же чудесно, как восемь, лет назад. И сколько бы она ни напоминала себе, что играет с огнем, это уже ничего не меняло. Она рвалась к нему так же, как и прежде. Они оба повзрослели за прошедшие годы. Они не собираются повторять старые ошибки. Они могли бы попробовать установить новые отношения, основанные на дружбе и взаимном влечении, и посмотреть, куда это их заведет.
«Дружба, Имоджен? – ехидно спросил внутренний голос, и она покраснела. – Не криви душой, ты думаешь о большем, гораздо большем!»
Джо отвернул белоснежный манжет рубашки и взглянул на часы.
– Ты свободна сейчас? Я знаю одно чудесное местечко на пути к Питерборо, но туда ехать ча са два.
Имоджен опустила взгляд на свою узкую юбку.
– Не на мотоцикле, надеюсь?
– Нет. – Джо рассмеялся и, приглашая взять его под руку, выставил локоть. – На этот раз я прокачу тебя на машине, принцесса.
Ну и что, если она думает о большем, чем дружба? Если она верит в себя и в Джо, разве не должна она ухватиться за предоставленный судьбой второй шанс?
Расправив плечи, Имоджен решительно взяла Джо под руку и кокетливо взмахнула ресницами.
– Тогда не будем терять время зря!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин



Рада, что прочитала. Историю жизненной (или, скорее типичной) не назовешь, однако в жизни и не такое случается. Все лучшее - детям!
Синеглазая Касси - Спэнсер КэтринЮнна
23.10.2013, 2.26





понравился роман .
Синеглазая Касси - Спэнсер КэтринЛена
23.10.2013, 15.44





В начале чем то роман напомнил "У любви свои законы", а концовка-как будто автору надоели ее герои и та побыстрому отписала им хепи энд:несчастные стали счастливыми,плохие стали хорошими,ребенок обрел родителей,лошади готовы к воспроизводству и сказочке конец,а кто читал-молодец.
Синеглазая Касси - Спэнсер КэтринОсоба
23.10.2013, 23.36





на один раз. Приятно, но не более.
Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтриннезнакомка
5.12.2013, 7.57





Интересно ровно до того момента когда герой узнал, что у него умерла дочь... и всё начался обычный ворох обвинений и всякой пустой ерунды.Не понравилось.
Синеглазая Касси - Спэнсер КэтринВика
25.04.2016, 18.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100