Читать онлайн Синеглазая Касси, автора - Спэнсер Кэтрин, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спэнсер Кэтрин

Синеглазая Касси

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

25 июня
Дорогой Дневник, сегодня мне исполнилось пятнадцать лет, и ты – первый подарок, который я развернула. Вечером у меня будет настоящая вечеринка в саду, и впервые мне разрешилипригласить школьных друзей. К тому же я выпросила наконец раздельный купальник.
26 июня
Дорогой Дневник, вечеринка прошла просто ужасно. Я готова была сквозь землю провалиться. Мама смотрела на моих друзей так, будто они собираются украсть столовое серебро. Когда все разошлись, она сказала мне, что девочки недостойны общаться с Палмерами. Жаль, что не было Пэтси Донелли, но я не смогла уговорить маму. «ОбитателиЛистер-Медоуз не нашего круга», – сказала она.
17 августа
Дорогой Дневник, ну-ка, отгадай, что случилось! Дейв Бакстер назначил мне свидание! Он спросил, не хочу ли я пойти с ним в кино в пятницу. Конечно же, я согласилась, только не знаю, смогу ли убедить маму отпустить меня.
18 августа
Дорогой Дневник, меня отпустят в кино с Дейвом, но только если мы будем не одни. Так что я позвонила куче знакомых и все устроила. Шофер отвезет меня в кинотеатр и заберет после сеанса. В десять вечера я уже должна быть дома. Но ведь это только начало, правда?
22 августа
Дорогой Дневник, наконец наступил величайший день моей жизни, а мама его испортила. Я вымыла голову, оделась, наложила голубые тени, которыеДебби подарила мне на день рождения, и уже выходила, когда появилась мама и заставила меня умыться и снять джинсы. Видите ли, ее дочь не должна появляться в обществе одетая как бродяжка. И вот я сижу здесь, как примерная девочка пятидесятых годов: в темно-синей юбке и белой блузке, с волосами, стянутыми в конский хвост, и блестящим, как солнце, носам! Честное слово, я не вру!
23 августа
Дорогой Дневник, Дейв Бакстер – мерзкое ничтожество. В середине фильма он вдруг набросился на меня и попытался поцеловать. Гадость какая! Впервые в жизни я радовалась, что Артур ждет меня у кинотеатра и отвезет домой. Девчонки в школе столько об этом болтают, но я определенно проживу без поцелуев. Может быть, я даже стану монахиней.
Сейчас Имоджен с трудом верила в то, что она и та наивная, полная радужных ожиданий девчонка – один и тот же человек.
От воспоминаний ее отвлек телефонный звонок.
– Я у задних ворот, – объявил Джо, не теряя времени на любезности. – Хочу тебя видеть. Имоджен выпрямилась так резко, что дневник соскользнул на пол.
– Неужели нельзя подождать до утра?
– Послушай, Имоджен, я не собираюсь торчать всю ночь под забором и напоминаю на тот случай, если ты не заметила: сейчас начало одиннадцатого.
– Но я недавно приехала.
– Ну и что? Или тебе до сих пор необходимо мамочкино разрешение, чтобы выйти из дому?
– Хорошо, я приду через пятнадцать минут, – прошептала Имоджен, воровато оглядываясь на дверь. Господи! Неужели она до сих пор боится?
– Через десять. И захвати жакет.
Ни «до свидания», ни «спасибо», ни «прости, что побеспокоил тебя»... Он даже не сомневается, что его приказ будет выполнен. И все же... она не могла не откликнуться на его зов, так же как не могла сжечь дневник. Это было выше ее сил.
Имоджен проскользнула через солярий, раздвинула одну из стеклянных панелей и вышла на веранду. Отсюда широкие ступени спускались к тропинке, вьющейся мимо усеянного лилиями пруда к дальней стене сада.
Огромный диск луны освещал ей путь, но Имоджен и в полной темноте, и с завязанными глазами не заблудилась бы. Обширный, более пятидесяти акров, сад с раннего детства был ее убежищем, дарующим уединение и покой, а в ту незабываемую ночь – волшебное счастье.
Ноги уверенно несли Имоджен к южной части сада, где располагались оранжереи. Она замешкалась лишь раз, когда проходила мимо крохотного домика, примостившегося под раскидистыми ветвями древнего дуба.
Нет! Ей хватит здравого смысла не повторять собственных ошибок! И все же... разве она еще не заметила, как кружится голова, как разлетаются мысли и исчезает куда-то вся ее решительность, когда рядом оказывается Джо Донелли или когда она просто вспоминает его? Она прекрасно понимает, как опасен для нее Джо Донелли, однако не успел он позвать, и вот она уже бежит к нему, забыв обо всем.
Джо стоял в глубокой тени высокой каменной ограды.
– Хорошо, что не забыла надеть жакет, – только и сказал он, беря ее за руку и ведя к шоссе, к сверкающему в лунном свете черному мотоциклу, прислоненному к дереву. Протянул ей запасной шлем, убедился, что она надежно застегнула ремешок под подбородком, затем вскочил в седло и, не оборачиваясь, приказал: – Залезай.
Имоджен безмолвно повиновалась, словно овца, которую ведут на заклание. Что заворожило ее? Может, тепло его тела? Имоджен чувствовала сквозь рубашку перекатывающиеся мускулы, и ей не было страшно... Или ее поддерживала слепая надежда на то, что судьба дает ей еще один шанс?
Рев мощного мотора перекрывал свист ветра. Мужчина и машина, слившись в единое сказочное существо, неслись прочь от Роузмонта, легко вписываясь в крутые повороты дороги, огибающей пустынное озеро. И так же легко Имоджен перенеслась в другое время, единственное драгоценное для нее время, когда Джо так же надежно защитил ее от ночной прохлады и отогнал кошмар... Она готова была мчаться с ним куда угодно и сколько угодно, навсегда оставив позади ту часть своей жизни, в которой не было его, то есть почти всю свою жизнь.
Мотоцикл взревел, возвещая о конце гонки, сбросил скорость и свернул к тропинке, упирающейся в каменистый берег, где невысокие холмы подступали почти к самому озеру, надежно ограждая его от остального мира.
Тишина оглушала. Воздух словно замер, и неподвижная вода сияла серебряным зеркалом. Ни шороха травы, ни шелеста листвы, ни голосов ночных птиц, будто природа боялась спугнуть этот странный, абсолютный покой. Даже Джо, казалось, забыл, как стремительно мчался сюда. Он застыл в седле мотоцикла, упершись одной ногой в землю, и пристально смотрел на залитое лунным светом озеро.
Однако у Имоджен уже не было оснований прижиматься к Джо, обхватив его за талию, поэтому она слезла с мотоцикла, сняла шлем и отошла, осторожно ступая по камням.
– Как здесь спокойно! – Имоджен всей ко жей ощущала напряжение, возникшее между ними еще в гостиничном номере, и все же продолжала лепетать в глупой надежде на то, что Джо забудет, зачем привез ее сюда: – Удивительно, что здесь до сих пор не построили курорт. Вода такая чистая, а вид...
Голос Джо, оборвавший ее лепет, резанул Имоджен словно скальпель.
– Конечно, теперь это неважно, но все же хотелось бы знать, что ты собиралась делать с ребенком, если бы он остался жив?
Имоджен не ожидала подобного вопроса, но ответ твердо знала давным-давно:
– Растила бы.
– Ты бы связалась со мной? Попросила бы моей помощи? – спросил Джо, не сводя глаз с озера.
– Какое это имеет значение? Наш ребенок умер, и нет смысла думать о том, что могло бы быть.
– Я скажу тебе, почему это имеет значение. – Джо слез с мотоцикла и обернулся. В его глазах кипела такая боль, что Имоджен вздрогнула. – Может, ты и закрыла ту книгу, но я только что открыл ее. Так что, Имоджен, нравится тебе это или нет, наши отношения не закончатся, пока я не прочту каждую страницу. И хватит напоминать, что я не оставил нового адреса, когда уехал из города. Моя семья всегда знала, где меня найти. Ты должна была только прийти к ним и спросить.
В его голосе кипел гнев, но его глаза рассказывали совсем другую историю. Джо был охвачен скорбью и явно чувствовал себя обманутым. Как и она, он потерял ребенка. Разница лишь в том, что у него не было восьми лет, чтобы справиться с болью потери.
– Джо, не в моих силах изменить прошлое, – терпеливо произнесла Имоджен, понимая, что извинения не помогут. – Я могу только попытаться объяснить, почему поступила так, как поступила.
– Я слушаю.
– Я чувствовала себя в ловушке, я не знала, к кому обратиться. В ту ночь, если помнишь... – Вряд ли я когда-нибудь смогу забыть.
Странно. Имоджен не удивилась бы, если бы Джо начисто забыл их единственное свидание.
– Ну, в общем, я надеялась, что смогу попасть в дом незамеченной, однако мне не удалось проскользнуть дальше парадной двери. Мама поймала меня. Если бы я могла тогда размышлять здраво, то поняла бы, что она поджидала меня. Наш шофер ездил в школу, чтобы забрать меня с бала, и узнал, что я давно ушла. Естественно, он сообщил матери, и она поняла, что дело нечисто. И вдобавок, когда я наконец явилась, на моих плечах была твоя куртка.
– Ты объяснила ей, почему?
Имоджен сдавленно вздохнула.
– Я пыталась. Но мое лицо, волосы, платье, туфли говорили лучше всяких слов. Один взгляд на меня – и мать прекрасно поняла, что произошло.
– Отличная у тебя мамочка!
– И дочка ей под стать! Я знала, чего она ждет от меня. Она хотела услышать, что мне стыдно, что я раскаиваюсь... а я... я просто не могла это сказать. Я не могла притвориться, что сожалею, и это разъярило ее. Она не привыкла к сопротивлению, особенно не ожидала его от дочери, которая всегда подчинялась ее власти и которая просто должна была соответствовать самым высоким стандартам. Мое молчание она восприняла как подлое предательство и сказала, что своим беспутным поведением я очернила славное имя Палмеров. Если хотя бы намек на мою распущенность просочится за стены дома, она никогда больше не посмеет появиться в приличном обществе. Она даже сказала, что, если бы отец был жив, я бы убила его своим поступком... В общем, она пообещала сделать все для того, чтобы я никогда больше не опозорила ее своим распутством.
– Так и сказала? – рассмеялся Джо.
Но для Имоджен тот разговор был слишком мучительным, чтобы стать поводом для смеха даже через столько лет.
– Может быть, ты не поверишь, но меня больше волновало, как снова встретиться с тобой и вернуть куртку.
– Это не было главным, Имоджен, – тихо сказал Джо.
– Для меня было, – откликнулась она, вспоминая, как обнимала его куртку той долгой ночью, пытаясь найти утешение в ласковом прикосновении шелковой подкладки, в аромате лосьона для бритья. – Я поняла, что у меня нет ни единого шанса выскользнуть из дома и встретиться с тобой, как мы договорились, поэтому я написала записку, положила ее в карман и на следующее утро до того, как все проснулись, отнесла куртку в кукольный домик. – Да, я нашел ее вечером.
Имоджен ждала, пока он что-нибудь добавит, как-то объяснит, почему не попытался встретиться с ней, когда шумиха улеглась. Но он стоял, ссутулившись, и швырял в озеро камень за камнем. Наконец он распрямился, повернулся к ней.
– И что было потом? Мать поволокла тебя к врачу, чтобы удостовериться в наихудшем?
– Нет. Она отправила меня в Париж на месяц, якобы для усовершенствования во французском, но на самом деле – подальше от соблазна.
– Если ты не хотела уезжать, то почему подчинилась? Неужели тебе даже в голову не пришло возразить ей, сказать, что это твоя жизнь и ты хочешь прожить ее так, как считаешь нужным?
Джо не попытался скрыть презрение, и оно обожгло Имоджен. Она опустила голову.
– В те дни я едва удержалась от нервного срыва. Я пережила серьезное потрясение, если ты забыл.
Имоджен давно поняла, что Джо никогда не имел намерений продолжать отношения с ней. То, что она считала началом чего-то чудесного, для него было всего лишь случайным эпизодом... без которого, впрочем, он предпочел бы обойтись.
– Ты никогда не относился ко мне серьезно, правда, Джо?
– Я оказался рядом, когда ты нуждалась в спасении, не так ли?
– Да. Однако ты сделал бы то же самое для любой другой девушки.
– Не совсем так, Имоджен. До сих пор, я не знаю, как это сформулировать. – Джо беспомощно пожал плечами. – Ты была такой красивой, такой... хрупкой. Я боялся, что ты сломаешься. И хотел как-то поддержать тебя.
– То есть ты меня пожалел?
Джо не отвел взгляд, но в темноте она не различила выражения его глаз.
– Да.
– О, понимаю, – прошептала Имоджен, сраженная его прямотой, и резко отвернулась, пытаясь скрыть, как больно ее ранил этот короткий ответ. Она отдала ему все. Все! Свое сердце, тело, душу. А он в ответ смог предложить ей только жалость. Она подозревала это, но надеялась совсем на другое, и вот услышала горькую правду от него самого. Джо подошел к ней, положил руку на плечо.
– Послушай, я не хотел обидеть тебя тогда и не хочу причинить боль сейчас. Я просто стараюсь быть честным. Разве не для этого мы встретились сегодня? Разве не для того, чтобы сказать друг другу правду?
– Да, – прошептала Имоджен, стряхивая его ладонь с плеча. – И теперь, когда мы это сделали, не вижу необходимости задерживаться. Если не возражаешь, я хотела бы вернуться домой.
– Возражаю, принцесса. Ты не рассказала и половины своей истории, а я даже не начал свою, поэтому продолжай, если не хочешь провести тут всю ночь.
Имоджен изумленно взглянула на него, но не сумела выдавить ни звука. Джо спокойно сложил руки на груди.
– Я жду, Имоджен.
– Мне нечего добавить. Как только мать обнаружила, что я беременна, она отправила меня к дальней родственнице.
– Куда?
– Какая разница? Главное, чтобы я не слонялась по Роузмонту с торчащим на милю животом и не позорила ее перед друзьями по гольф-клубу и бриджу. В Ферндейле, крохотном городке рядом с Ниагарским водопадом, я прожила всю беременность. Схватки начались восемнадцатого февраля, я родила девятнадцатого, а едва придя в себя, уехала на год в Швейцарию. Сделала то, что и собиралась, только несколько позже. И больше в Роузмонт не возвращалась. Несколько лет я путешествовала, а потом вернулась в Канаду, только на западное побережье. Обосновалась в Ванкувере и с тех пор живу там. Конец истории.
– Что привело тебя сюда сейчас?
– Столетний юбилей города... и надежда наладить отношения с матерью, как и подобает взрослым людям.
– Зачем? По твоим словам, она считала, что ты предала ее, но, по-моему, все совсем наоборот. Где она была, когда ты нуждалась в ней?
– А где был ты? – не выдержала Имоджен. – Неужели не понимаешь? Только ты был нужен мне. Если бы ты был рядом...
– По-твоему я виноват в смерти ребенка?
– Может быть. Неизвестно, как мое душевное состояние во время беременности повлияло на здоровье ребенка. – Имоджен разрыдалась, но ей уже было все равно. Пусть видит ее такой.
Пусть слышит слова, может, и несправедливые, но предназначенные именно для него.
– Наверно, девочка поняла, что отцу на нее наплевать, и не хотела жить.
– Имоджен!
Судя по голосу, Джо был разочарован. Он явно не ждал от нее ничего подобного. Ей самой стыдно, но она не желает, да и не может остановиться. Так она не рыдала даже в тот день, когда вышла из клиники в Ферндейле, чувствуя себя самой одинокой и самой нелюбимой на всем белом свете.
Словно прорвалась плотина – все горе, которое Имоджен подавляла так долго, переполнило ее и вырвалось наружу.
– Уйди, оставь меня! – простонала она.
– Конечно, конечно. Как скажешь, принцесса.
Но его руки осторожно легли на ее плечи, ладони обняли ее лицо. Пальцы смахнули слезы с ее ресниц и щек. И вдруг его губы прижались к губам Имоджен в ласковом дружеском поцелуе.
Медленно, медленно стала таять ледяная глыба ее горя. Ее кулачки, упиравшиеся в его грудь, разжались. Болезненный спазм, сжимавшей горло, ослаб... И вдруг все изменилось. Незаметно, как туман постепенно поглощает ясное утро, Джо пересек границу, отделяющую друга от любовника. Его рука обвила талию Имоджен, колено коснулось ее бедер, и поцелуй, начавшийся так спокойно, переполнился ненасытной жаждой.
Не в силах сопротивляться охватившему ее желанию, Имоджен прижалась к Джо. Ее руки обвили его шею, пальцы запутались в его волосах, таких шелковистых и мягких! Жаркая страсть пронзила ее, обволокла все внутренности, подавила волю, заставила забыть о сопротивлении, оставив одно желание: подчиниться ему.
Что случилось бы, если бы Джо не положил конец этому безумию?
Имоджен пришла в ужас. В восемнадцать лет она могла винить свою неопытность. В двадцать семь лет остается винить только саму себя. Если бы Джо не отпрянул, она отдалась бы ему прямо здесь, у кромки воды, где камни уступили место тончайшему песку. Она рискнула бы всем ради мгновенного упоительного счастья принадлежать ему еще хотя бы один только раз. О Боже! Неужели она никогда не поумнеет? Он-то точно поумнел.
– Я отвезу тебя домой. Немедленно.
Имоджен безвольно оперлась о него, потрясенная, пристыженная. Джо подхватил ее на руки, донес до мотоцикла и посадил на заднее сиденье, словно она была капризным ребенком, которого следовало наказать за непослушание.
– Надень. – Он сунул шлем в ее ослабевшие руки и завел двигатель с такой решимостью, словно собирался отправить Имоджен на самую далекую планету и бросить там.
И вот уже Джо ведет ее мимо оранжерей, мимо огородов. Его желание избавиться от нее явно не ослабело. Показался кукольный домик. Джо вдруг остановился как вкопанный, явно зачарованный игрой света и тени на дорожке, ведущей к двери.
– Ты помнишь? – тихо спросила Имоджен, не удержавшись, может, все еще надеясь на что-то. Когда-то под этой крышей они создали из кошмара чудо... Два сердца, два тела, две души. Как он смеет заявлять, что им двигала лишь жалость?
– Помню, – отозвался Джо, отшатываясь от нее, словно от раскаленного уголька. – Отсюда ты сама найдешь дорогу.
И, словно привидение, растворился в темноте. Но ощущение его рук и его губ осталось. Не померкло воспоминание о буре чувств, охвативших их у озера. Пусть Джо говорит что хочет, но там, на берегу, он обнимал и целовал ее не из жалости. Даже со своим ничтожным опытом она могла распознать мужчину, охваченного страстью. Бешено бьющееся сердце, затрудненное дыхание, восставшая мужская плоть... жалость не способна вызвать все это.
Джо заставил ее сделать еще один шаг, заставил увидеть: все, что она с таким тщанием создавала, вся ее взрослая жизнь – такая же тюрьма, как давящие стены «Укромной Долины» во времена ее юности. Сам того не желая, Джо снова освободил ее, снова заставил чувствовать, жаждать, мечтать... любить.
Имоджен брела к дому, пытаясь понять, почему из всех мужчин, каких она знала, только Джо может заполнить пустоту в ее душе. Почему не кто-то другой – спокойный, предсказуемый? Почему этот непостижимый, этот неукротимый мужчина?
Было уже далеко за полночь, когда Имоджен вошла в мирно спящий дом и тихо поднялась в свою комнату. Первое, что бросилось ей в глаза, – дневник. Он лежал на полу, на том самом месте, куда упал, когда она вскочила, услышав голос Джо. И – это показалось ей пророчеством – был раскрыт на странице, датированной ее шестнадцатым днем рождения.
20 мая
Дорогой Дневник, сегодня днем мы с друзьями ездили на барбекю (меня пригласил Рик Алдрен). Джо Д. появился на своем «харлее» с подружкой на заднем сиденье. На нем были коротко обрезанные джинсы и рубашка, расстегнутая до самой талии, так что были видны волосы на груди. Он великолепен. Хотелось бы почувствовать, как это – быть его подружкой, но, наверное, я никогда этого не узнаю.
«Ты и не узнала, дурочка, – подумала Имоджен, захлопывая дневник. – Зато ты узнала, что чувствуешь, когда он бросает».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин



Рада, что прочитала. Историю жизненной (или, скорее типичной) не назовешь, однако в жизни и не такое случается. Все лучшее - детям!
Синеглазая Касси - Спэнсер КэтринЮнна
23.10.2013, 2.26





понравился роман .
Синеглазая Касси - Спэнсер КэтринЛена
23.10.2013, 15.44





В начале чем то роман напомнил "У любви свои законы", а концовка-как будто автору надоели ее герои и та побыстрому отписала им хепи энд:несчастные стали счастливыми,плохие стали хорошими,ребенок обрел родителей,лошади готовы к воспроизводству и сказочке конец,а кто читал-молодец.
Синеглазая Касси - Спэнсер КэтринОсоба
23.10.2013, 23.36





на один раз. Приятно, но не более.
Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтриннезнакомка
5.12.2013, 7.57





Интересно ровно до того момента когда герой узнал, что у него умерла дочь... и всё начался обычный ворох обвинений и всякой пустой ерунды.Не понравилось.
Синеглазая Касси - Спэнсер КэтринВика
25.04.2016, 18.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100