Читать онлайн Синеглазая Касси, автора - Спэнсер Кэтрин, Раздел - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спэнсер Кэтрин

Синеглазая Касси

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Этот страшный вопрос мучил Имоджен весь остаток вечера. Она машинально жевала свой гамбургер и зефир, в нужных местах вместе со всеми смеялась над шутками, но чуть не взвыла от душевной боли, когда Касси прижалась к ней и серьезно спросила:
– Вы еще будете здесь завтра утром, когда я проснусь?
Однако самым сильным из ее чувств в этот вечер была ярость. Джо думает, что знает ответы на все вопросы. Какая самонадеянность! Он не глядя покупает недвижимость. Какое легкомыслие! Он принимает решения за других, как будто имеет на это право. Да как он смеет! А каким трусом он оказывается, когда речь заходит о чувствах! Неужели он думает, что она не заметила, как он каждый раз находит предлог, чтобы не коснуться их девочки и не заговорить с ней?
Когда Касси ушла спать, Джо, пустив в ход все свое обаяние, изложил Моне свой план, и его доводы в сочетании с неотразимой улыбкой звучали очень убедительно.
– Мона, ни за что на свете я не стал бы отнимать у вас Касси, вы это знаете. Я предлагаю вам просто поделиться ею с нами. Неужели я прошу слишком много?
– Конечно, нет. У ребенка не может быть слишком много любящих людей, а вы – ее родители. Она принадлежит вам.
– Но она и ваша. Вы очень долго были для нее всем, вот почему я надеюсь, что вы согласитесь жить с нами на ферме. Мона, вы нужны нам гораздо больше, чем мы нужны вам.
«Нам»? Имоджен снова вскипела. Джо явно считается с ней не больше, чем со шкафом или с диваном. «Что за «мы» в твоих грандиозных планах? Когда ты в последний раз советовался со мной?» – хотелось закричать ей.
– Сейчас пока там жить нельзя, – улыбаясь, признался Джо и слегка пожал плечами. – Однако, когда я закончу ремонт, всем хватит места. Дом обветшал, конечно, но там больше трех тысяч квадратных футов, и от Норбери недалеко, так что Касси не придется менять школу.
Ошеломленная Мона капитулировала без единого возражения, и Имоджен не могла винить ее за это. Джо Донелли в роли отца мог бы растрогать и камень.
– Я не сомневаюсь, дорогой, у вас все прекрасно получится. Можете рассчитывать на мою помощь, – уверила его Мона.
Джо накрыл ладонью ее натруженную руку.
– Я понимаю, как тяжело вам будет покинуть этот дом, но ради Касси...
Он одарил старушку еще одной обворожительной улыбкой, и незаконченная фраза многозначительно повисла в воздухе. Глаза Моны наполнились слезами сочувствия.
– За Касси я отдала бы жизнь, неужели вы не понимаете, Джо? А это... – Она обвела взглядом свою обитую ситцем мебель, дорогие ее сердцу вещицы, собранные за целую жизнь, затем протянула вторую руку Имоджен. – Это просто куча кирпичей и досок. Мы с Касси были счастливы здесь, но, как говорится, дом там, где сердце, а мое сердце всегда будет с Касси и ее мамой. Если вас не пугает то, что я буду путаться у вас под ногами, то я не возражаю против переезда. Я еще не так стара и не держусь за привычное.
– Благодарю вас от всего сердца! – Джо поставил старушку на ноги и крепко обнял ее. – И обещаю, я из кожи вон вылезу, но мы переедем к сентябрю, к началу школьных занятий.
Имоджен хотелось кричать от злости, ругаться, но она держалась из последних сил.
– Думаю, Мона уже устала от нас. Да и нам пора. Одиннадцатый час, а до Роузмонта добираться больше трех часов.
– О, разве я тебе не сказал? – беспечно улыбнулся Джо. – Утром я должен подписать документы, а потом съездим посмотреть, что же я все-таки купил. В общем, я заказал номера в здешнем отеле.
– У нас нет даже зубных щеток! – возмутилась Имоджен. – Джо Донелли, неужели тебе и в голову не пришло посоветоваться со мной? Или мои чувства, мысли и планы не имеют значения?
Мона задумчиво поджала губы.
– Я бы предложила тебе переночевать здесь, но у меня нет лишней комнаты. Пожалуй, вам лучше побыть вдвоем и поговорить. И, милая, я могу одолжить тебе все необходимое, не волнуйся.
Джо снял два смежных номера в старой гостинице у реки чуть выше водопада. Не успела Имоджен выйти из ванной и надеть просторную ночную рубашку Моны, как в дверь, соединяющую комнаты, постучали.
– Я принес выпивку. Думаю, нам обоим не повредит, – объявил Джо, когда Имоджен открыла дверь. Он без приглашения прошел в комнату и устроился в кресле у крошечного камина.
– А если я не хочу?
Джо устало взглянул на нее.
– Имоджен, перестань капризничать и успокойся. Нам надо обсудить кое-какие детали.
– Полагаю, я должна чувствовать себя польщенной, ведь ты наконец смилостивился и включил меня в свои планы. – Она гордо прошествовала к постели.
– Что именно в моем поведении заставляет тебя кривиться, словно ты случайно надкусила лимон?
– Ты должен был спросить мое мнение, прежде чем вслепую покупать ферму с намерением поселиться там с Моной и Касси. Я не позволю оттеснять меня от принятия решений, от которых зависит будущее моей дочери.
– Хочешь сказать, что не позволишь мне следовать твоему примеру и примеру твоей мамочки? Ты скрыла от меня свою беременность, а твоя мамочка обманула нас обоих, заставив верить, что ребенок умер.
– Так вот в чем все дело, Джо? Ты хочешь расквитаться? Ну, если так, то ты...
– Не так, – спокойно прервал он. – Но одного я точно больше не допущу. Твоя мамаша больше никогда не посмеет совать нос в жизнь моей дочери. С этого дня она будет спрашивать у меня разрешение даже на то, чтобы послать Касси поздравительную открытку.
– А я? Какое место занимаю я в твоих планах?
– Ты, Имоджен, – вторая половина семьи, которую я предложу Касси. Значит, нам придется пожениться.
Хотя сама Имоджен примерно о том же говорила с Моной, ничего подобного от Джо она не ожидала.
– Кого ты пытаешься удивить, Джо? Твое желание жениться на мне не сильнее моего желания видеть тебя своим мужем.
– Неужели? Может, ты скажешь нашей дочери, что теперь, когда она наконец нашла настоящих мать и отца, они не желают поступиться собственными интересами, а потому не собираются пожениться? Ты скажешь ей, что она будет жить с отцом, а с матерью видеться лишь время от времени?
Ярость и страх заставили Имоджен вскочить.
– Забудь об этом, Джо Донелли! Больше никто, никогда не разлучит меня с моим ребенком.
– И меня, – неумолимо отрезал Джо. – Итак, давай выберем дату, принцесса.
Наутро Джо завершил все формальности, связанные с покупкой фермы. Затем, как и обещал, отвез Имоджен, Касси и Мону посмотреть новую собственность и с тактичностью, тронувшей Имоджен до глубины души, посвятил дочь в свой план жить там всем четверым.
Закончив расхваливать прелести деревенской жизни, Джо остановил машину на посыпанной гравием площадке в конце ухабистой, окаймленной деревьями дороги.
– Приехали. Касси, осмотри окрестности, а потом поделишься с нами своими впечатлениями.
Девочку не потребовалось уговаривать. С восторженными криками она побежала по высокой траве.
– Я присмотрю за ней, а вы загляните в дом, – предложила Мона, вылезая из машины.
Воздух в салоне машины туг же загустел, как перед бурей. Джо, растеряв весь оптимизм, наклонился вперед, оперся локтями о руль и уставился на свою собственность через ветровое стекло.
Его тяжелый вздох прокомментировал увиденное выразительнее любых слов. Покосившаяся крыша одного из сараев, задушившие огород сорняки, сорванные с петель ворота, облупившаяся краска на стенах дома...
– Вот так, принцесса, – наконец сказал Джо. – Ферма «Ореховая Роща». Боюсь, не совсем то, к чему ты привыкла, но самое лучшее, что я пока могу предложить.
Джо явно ждал, что она сейчас в ужасе всплеснет руками и заявит, что не смирится с такой дырой. А Имоджен видела совсем другое.
Дом очаровал ее. Он стоял на невысоком холме, значит, и утром, и вечером все его комнаты будут залиты солнечным светом. К парадному входу, обрамленному красивыми створчатыми окнами, вели широкие ступени. Из остроконечной крыши поднимались четыре высоких каминных трубы. Вьющиеся растения упорно ползли вверх к затейливому карнизу по угловым столбам веранды, огибавшей дом с трех сторон.
Конечно, дом был запущен, но его неподвластная времени красота требовала не такого уж большого ремонта. Длинный и невысокий, он идеально вписывался в окружающий ландшафт.
– Если ты думаешь, что твой взгляд сотворит чудо, сиди, пожалуйста, а я пойду проверю конюшню. Вот ключи от дома.
Имоджен не стала терять времени даром. Дом не обманул ее предчувствий: дубовые полы, трехметровые потолки с лепниной, изумительной красоты встроенные застекленные буфеты в столовой и огромная чугунная ванна на гнутых ножках в ванной комнате на втором этаже...
О, из такого сокровища она смогла бы создать настоящий семейный очаг, дом, куда мужчина с радостью возвращался бы после длинного трудового дня, дом, который смогла бы полюбить и маленькая девочка.
И неважно, какой толщины слой пыли покрывает здесь все, неважно, что со стен гостиной клочьями свисают обои, а в большой спальне на потолке следы протечек. Это все пустяки, их легко исправить.
На обратном пути Касси была абсолютно уверена в том, что на всем свете нет ничего лучше жизни на ферме, однако Мона привела еще один убедительный довод:
– Ты же знаешь, Касси, как мучает меня зимой артрит, а теперь, если что случится, мы не одни. И думаю, тебе позволят завести щенка, ведь там полно места для собаки.
– Даже двух, – добавил Джо. – И конечно, у нас будут лошади. – Он одарил дочь улыбкой, способной растопить полярную льдину. – Ты еще мечтаешь о собственном пони?
На следующее утро Имоджен улетела в Ванкувер, чтобы продать квартиру, уволиться с работы и собрать вещи. А через несколько дней прицепила к своему автомобилю трейлер с вещами и отправилась назад через всю страну.
Она приехала на ферму вечером накануне свадьбы. Калифорнийские номера на пикапчике у амбара возвестили о том, что Джо уже здесь.
– Ради всего святого, Имоджен! – воскликнул Джо, когда она втащила один из своих огромных чемоданов в холл. – Почему ты не позвала меня на помощь?
Ни тебе «Привет, милая, как я рад, что ты доехала в целости и сохранности», ни радушных объятий.
– Куда все это отнести? – спросил Джо, внося в дом последний ящик.
– Наверх, – выдохнула Имоджен, сдувая прядь волос со взмокшего от пота лба. Стоял обычный для Онтарио июль, жаркий и влажный. После четырех дней в пути она падала с ног от изнеможения, а завтра ее свадьба!
Больше всего на свете она хотела бы сейчас полежать в прохладной воде, сделать маникюр, потом завернуться в халат и провести тихий вечер в гостиной, делясь со своим женихом мечтами и планами на будущее...
Как оказалось, Джо замыслил совсем другое.
– Пока тебя не было, я нанял команду уборщиков и купил все для кухни, а сейчас жду электрика. Он обещал заехать после работы, чтобы закончить проводку. Поскольку других дел сегодня нет, можешь поехать в Норбери и выспаться. Я заказал тебе номер в отеле на несколько дней.
Таская чемоданы, Имоджен успела заметить спальный мешок на полу главной спальни и висящую в шкафу одежду.
– Как я поняла, ты обосновался здесь?
– Угу, все равно я целыми днями во дворе.
– Я заметила. – Она уже видела свежие заплаты на крыше и новые секции забора. При всех своих недостатках Джо явно не боялся физического труда. – На разве не удобнее ночевать в гостинице?
Он пожал плечами.
– Мне годится и пол. Я спал и в худших условиях. По меньшей мере здесь чисто и сухо. Я бы купил кое-какую мебель, но решил, что ты предпочтешь выбрать сама. Только должен предупредить, Имоджен, свободных денег у меня немного.
– У меня есть, – осмелела Имоджен, увидев шанс обсудить то, что однажды уже было поводом для споров. – Я знаю, как ты относишься к финансовой помощи женщины, но почему бы нам не потратить немного для того, чтобы здесь стало уютно? И не понимаю, зачем тебе сразу закладывать ферму. Как только мы поженимся, все мое станет твоим. Ты сможешь вернуть заем, и еще останутся деньги в банке.
Имоджен не считала, что Джо ухватится за ее предложение, но и такой яростной вспышки не предвидела.
– Даже не поднимай этот вопрос! – заорал он. – Скорее ад заледенеет, чем я воспользуюсь деньгами Палмеров для оплаты своих счетов. Может, я и не соответствую твоим стандартам, но по крайней мере у меня есть гордость, и, черт меня побери, я ею не поступлюсь.
– О чем ты говоришь? Я думала, что мы вместе попытаемся создать дом для нашей дочери. Множество семей живут на совместный доход. Почему я не могу внести свою долю?
– Внести можешь, – угрюмо согласился Джо. – Ты просто не можешь откупиться.
Имоджен вздохнула, страдая и физически, и морально, и понуро побрела к выходу.
– Я не откупаюсь, и если ты действительно хочешь, чтобы у нас все получилось, постарайся забыть о своем дурацком высокомерии. Я не враг, Джо, и, если доверилась тебе, ты тоже должен хоть немного верить в меня.
Она уже добрела до машины, когда Джо вышел из дома и окликнул ее:
– Эй, погоди!
Имоджен настороженно оглянулась.
– Ты права, – сказал Джо, подходя к ней. – Права в том, что касается доверия. Я погорячился. Я понимаю, что ты не покупаешь свое место в этом доме, но, пожалуйста, пойми и меня; за достаток в доме отвечаю я.
Гражданская церемония заключения брака состоялась в половине одиннадцатого утра. Не было ни конфетти, ни шампанского, ни идиллического номера для новобрачных в одной из множества очаровательных гостиниц вокруг Ниагарского водопада. Не было никаких гостей. Свидетелями выступили двое случайных прохожих.
У Имоджен не нашлось ни белого платья, ни свадебного букета. Она надела простенький хлопчатобумажный костюмчик цвета спелой пшеницы. И слава богу! Новобрачный явился в голубых джинсах. И когда чиновник объявил их мужем и женой, Джо не заключил новобрачную в жаркие объятия, не сказал, что любит ее, зато сообщил, надевая на ее палец тонкое золотое колечко:
– Через час я встречаюсь с подрядчиком на ферме. Поехали.
– Возьми мою машину, а мне оставь твой пикап. Мне надо кое-что купить.
Джо удостоил ее мимолетным, совершенно незаинтересованным взглядом, не спросил, куда она едет и зачем, лишь бросил ей ключи от своей машины и взял ее ключи.
Когда около двух часов дня Имоджен приехала на ферму, Джо возился в конюшне.
– Проголодался? Я захватила сандвичи и газировку.
– Оставь в машине. Я поем, когда закончу здесь, – ответил он, даже не подняв головы.
Имоджен только пожала плечами. Выгрузив покупки, она побродила по пустым комнатам, на ходу жуя сандвич, и решила, что и ей пора заняться самыми неотложными делами.
Солнце уже висело над горизонтом, когда Джо наконец изволил объявиться. Имоджен, устроившись на верхушке стремянки, прислоненной к стене, красила стены лестничной клетки в бледный зеленовато-серый цвет.
– Имоджен, чем ты занимаешься, позволь тебя спросить?
– А ты что подумал? – ответила она вопросом на вопрос, вытирая лоб тыльной стороной ладони. – Мне казалось, что я освежаю дом.
Джо подошел к основанию лестницы и поднял глаза. Лучше бы он этого не делал. Имоджен переоделась в старые шорты и футболку, и со своей выгодной позиции Джо видел слишком много для ее душевного спокойствия.
– Немедленно слезай!
– Я еще не закончила.
Джо затейливо выругался.
– Куда так спешить? Мона и Касси переедут только через пять недель, у тебя удобный номер в отеле. Ни к чему немедленно наводить безупречный порядок.
– Я выехала из отеля, – сообщила Имоджен, вставая на цыпочки, чтобы дотянуться до самого дальнего уголка.
– Почему, если не секрет?
– Потому что мы не можем позволить себе лишние расходы. И мы женаты, Джо, а жить с мужем не грех, разве не так? Более того, – продолжила Имоджен, не услышав никаких возражений, – я не люблю сидеть без дела, а поскольку это будет и мой дом, я хочу сделать его удобным и красивым. – Имоджен откинулась назад, чтобы полюбоваться результатами, и стремянка угрожающе наклонилась.
Джо бросился вверх по лестнице и сдернул Имоджен со стремянки.
– Ну, знаешь ли, в гипсе от тебя будет мало проку!
Его глаза сердито сверкали, воздух вырывался из легких с яростным свистом. Ей было все равно. Они стояли на лестничной площадке, тесно прижавшись друг к другу, Имоджен чувствовала, как колотится под ее ладонью его сердце, ощущала тепло его тела. Она не касалась его с той самой ночи, что они гуляли у реки... Одно неуловимое движение, и она снова ощутила бы вкус его губ.
– Ты обнимаешь меня впервые после свадьбы, – прошептала она, скользя взглядом по его лицу и отчаянно пытаясь не восхищаться его мужественной красотой.
Джо чуть покраснел и опустил взгляд, и пронзительная синева скрылась за плотным черным занавесом его ресниц.
– Прекрати, Имоджен. У нас полно дел в ближайшие недели, и нечего все усложнять.
– Это все, что я значу для тебя? Осложнения? Неизбежное зло?
Он отстранил ее.
– Посмотрим на тебя через месяц, когда тебе надоест махать малярной кистью и ты поймешь, что обречена на скуку, принцесса. Ни вечеринок, ни великосветских приемов, ни ужинов в клубе. Да и меня ты вряд ли будешь часто видеть. Чтобы до зимы привести ферму в порядок, придется работать с утра до ночи без выходных.
– Я вышла за тебя замуж с широко открытыми глазами и не жду никаких развлечений. Ты мог хотя бы дать мне шанс показать тебе, чего я на самом деле стою, а потом уж выносить приговор.
Ему все это не понравилось, ни капельки не понравилось, но деваться было некуда. Дом еще совершенно не пригоден для жилья, а Касси должна быть счастлива здесь.
И не только Касси ему нужна. Ему нужна и Имоджен. Его жена. Женщина, которая последние две недели вставала с рассветом и готовила ему завтрак и ждала его с горячим ужином, когда он еле вползал в дом после заката. Женщина, которая каждую ночь спала на полу рядом с ним в ситцевой сорочке до пят, излучая слабый аромат духов.
Имоджен ни разу не пожаловалась, что на полу жестко спать. Лучше бы пожаловалась. Тогда бы он предложил купить большую двуспальную кровать. Однако после того, как она чуть не свалилась со стремянки, она даже не намекала на интимные отношения.
Она просто с утра до вечера красила потолки, оклеивала стены обоями, натирала полы, мыла окна. И Джо обнаружил, что, увлеченная работой, она время от времени медленно облизывает верхнюю губу кончиком языка. Интересно, как бы она отреагировала, если бы он сказал, что находит эту ее привычку очень эротичной?
Имоджен обычно работала в заляпанных краской шортах. Отгоняя опасные мысли, Джо старательно отводил взгляд от ее ног. Ее ногти, длинные, покрытые бледно-розовым лаком в день их свадьбы, теперь были коротко подстрижены, и он готов был убить себя за то, что не может предоставить ей те условия, к которым она привыкла.
Однажды – в тот день жара была особенно невыносимой – он вернулся домой и увидел, что Имоджен подстриглась. Волосы теперь не касались ее плеч, а открывали шею. Она выглядела на восемнадцать лет и заставила его мечтать о невозможном, например о том, чтобы повернуть время вспять и начать их отношения с чистого листа, с подвенечного платья и кружев, со всего, о чем мечтает женщина, когда думает о свадьбе.
С каждым днем дом становился все красивее и уютнее. Имоджен даже умудрялась выкраивать время, чтобы навещать Касси и Мону и привозить их на ферму.
В первый раз Джо, ничего не подозревая, как обычно, пришел домой пообедать и нашел их на веранде. Они ждали его за накрытым столом. Касси засыпала его вопросами о том, как тренируют лошадей, и когда он начнет учить ее верховой езде, и какой породы щенка они купят. С каждым новым визитом взаимная неловкость подтаивала, и настал день, когда Касси спрыгнула с крыльца и побежала ему навстречу и он поймал ее и обнял, а она прижалась к нему. Джо и не подозревал, что можно быть таким счастливым, до того момента, как, обвив его шею худенькими ручками, Касси чуть не задушила его. Чтобы скрыть ослепившие его слезы, пришлось притвориться, что в глаза попала пыль. К концу третьей недели Джо увидел в доме мебель и полдюжины огромных ящиков. Он обвинил Имоджен в том, что она нарушила договоренность и вложила собственные деньги, однако она уверила, что не вышла за рамки бюджета и потратила только то, что он ей оставил.
– Это невозможно, – не поверил Джо.
– Поездки по распродажам, барахолкам и антикварным ярмаркам были частью моей работы в Ванкувере. Если человек знает, что и где искать, то получается очень дешево.
– Ну ладно. Только не смей двигать тяжести без меня. Я приду сегодня пораньше и помогу тебе.
Пока Имоджен устраивала в буфетах сервиз из приданого невесты начала века, Джо расставил вокруг длинного дубового стола восемь тяжелых дубовых стульев и повесил старинную бронзовую люстру, которую Имоджен раскопала в подвале.
Потом она расстелила в гостиной толстый белый ковер, а Джо приволок и подтащил к камину темно-зеленый бархатный диван. Обстановку гостиной дополнил посудный шкаф с застекленными дверцами, брошенный предыдущими хозяевами. Джо уже собирался сжечь это облупившееся старье, но Имоджен его остановила. Она ободрала всю краску, натерла обнажившееся дерево воском до благородного сияния и заполнила сине-белой керамикой.
Во всех комнатах они оставили свободные места. Для вещей Моны, объяснила Имоджен, чтобы Мона чувствовала себя как в родном доме. И спальню Касси Имоджен не стала обставлять, чтобы девочка выбрала все по своему вкусу.
– Мне придется уехать на несколько дней, – объявил Джо в конце первой недели августа. – На конный аукцион в Нью-Джерси.
Джо хотел попросить Имоджен поехать с ним, даже подумал превратить эту поездку в нечто вроде медового месяца, однако Имоджен убила его надежду в зародыше. Он даже не успел сформулировать приглашение.
– Поезжай, конечно, и не волнуйся обо мне. У меня здесь хватит дел.
Хватит, чтобы не заметить его отсутствие?
Джо вернулся домой неделю спустя, проведя за рулем почти целые сутки, с рассвета до полуночи. Он спешил домой, потому что скучал по Имоджен! Смертельно скучал!
Был уже час ночи, когда он устроил в конюшне четырех новых лошадей. Стояла одна из тех изумительных августовских ночей, когда луна огромным серебряным блюдом висит в небе, усыпанном мириадами звезд. Джо остановился у парадного входа, глядя на свою землю, на поблескивающие в бледном лунном свете новые загородки пастбищ, на смутные очертания рощи калифорнийского ореха, в честь которой была названа ферма, на свежевыкрашенные сараи и конюшню.
Он создал больше, чем когда-либо надеялся, и все из-за девочки, которая до сих пор не знает, что он ее отец. И из-за жены, которую он так и не поцеловал после свадьбы.
В доме было темно и тихо, и Джо не хотел будить Имоджен. Однако с дороги ему необходимо было вымыться. Лучшее, на что можно рассчитывать, – бочка с дождевой водой у черного хода. Джо разделся догола, соскреб грязь с усталого тела, ополоснулся нагретой солнцем шелковистой водой и вошел в дом, оставляя мокрые следы.
Луна заглядывала в высокое окно над лестничной площадкой, и его тень, длинная и нескладная, спешила впереди него. Джо нашел в ванной комнате полотенце, вытерся насухо, почистил зубы и, как ребенок, который бережет самый сладкий кусок пирога напоследок, наконец пробрался в спальню.
У дальней стены стояла кровать – огромная кровать с витым медным изголовьем, а в центре кровати спала Имоджен. У другой стены стоял высокий комод, а в углу – зеркало на подставке.
Джо обогнул еще один комодик, примостившийся в изножье кровати, вошел в большую гардеробную, закрыл за собой дверь и включил свет. И замигал от изумления.
Имоджен наверняка даже не присела за время его отсутствия. Половина огромного шкафа была занята женскими нарядами, в основном из мягких нежных тканей, а вторая половина... джинсы и рабочие рубахи, которые он сваливал в кучу на пол, теперь были выстираны, выглажены и аккуратно развешены. Ремни висели рядом на стене, на каком-то хитром приспособлении. Но ни трусов, ни носков, обычно валявшихся на обувной полке у задней стены, он не обнаружил. Ну и ну! Наверное, Имоджен сложила их в комод в спальне. Чувствуя себя очень глупо, Джо выключил свет и вернулся в спальню, благодаря луну за вполне достаточное освещение.
Очень осторожно он открыл верхний ящик комода и стал ощупывать содержимое. Определенно не его белье... он никогда не увлекался шелком. Джо открыл второй ящик... Он копался в третьем, когда Имоджен проснулась и решила, что в комнате грабитель.
Она завизжала и сразу перешла к решительным действиям. Книга, весившая не менее пяти фунтов, была брошена с приличной силой, но, слава богу, с гораздо меньшей меткостью и лишь задела его плечо.
– Ради всего святого, принцесса! – завопил Джо, успев уклониться от просвистевшего у самого лица будильника. – Это всего лишь я. Угомонись!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтрин



Рада, что прочитала. Историю жизненной (или, скорее типичной) не назовешь, однако в жизни и не такое случается. Все лучшее - детям!
Синеглазая Касси - Спэнсер КэтринЮнна
23.10.2013, 2.26





понравился роман .
Синеглазая Касси - Спэнсер КэтринЛена
23.10.2013, 15.44





В начале чем то роман напомнил "У любви свои законы", а концовка-как будто автору надоели ее герои и та побыстрому отписала им хепи энд:несчастные стали счастливыми,плохие стали хорошими,ребенок обрел родителей,лошади готовы к воспроизводству и сказочке конец,а кто читал-молодец.
Синеглазая Касси - Спэнсер КэтринОсоба
23.10.2013, 23.36





на один раз. Приятно, но не более.
Синеглазая Касси - Спэнсер Кэтриннезнакомка
5.12.2013, 7.57





Интересно ровно до того момента когда герой узнал, что у него умерла дочь... и всё начался обычный ворох обвинений и всякой пустой ерунды.Не понравилось.
Синеглазая Касси - Спэнсер КэтринВика
25.04.2016, 18.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100