Читать онлайн Гимн Рождества, автора - Спир Флора, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гимн Рождества - Спир Флора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гимн Рождества - Спир Флора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гимн Рождества - Спир Флора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спир Флора

Гимн Рождества

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Обед, который Николас дал Кинсэйдам и Бэскомам, имел большой успех. Мужчины ублажали себя рассказами о пребывании в университете. Кэрол подозревала, что в этих рассказах многое приукрашено. Женщины за это время успели познакомиться, и к концу вечера Кэрол убедилась, что они будут друзьями. Что и должно было произойти, по ее мнению.
По настроению этот вечер напоминал те вечера на кухне, которые так нравились Кэрол в Лонде, в том варианте будущего, когда Марлоу-Хаус будет полуразрушен. Только в настоящем разговоры были гораздо веселее.
– Я начал наводить справки, как ты хотел, – сказал Билл Бэском Николасу, – думаю, мы сможем приобрести арендный договор на соседний дом.
– А вы собираетесь воссоединить обе части Марлоу-Хаус? – спросила Кэрол у Николаса.
– Дом получится слишком большой, это непрактично. И кто знает, что понадобится в будущем? – ответил тот. – Возможно, понадобятся именно два отдельных дома. Я подумал, Билл, может, вы с Джоанной захотите устроить себе квартиру на двух верхних этажах, а в нижних мы поместим офис «Благотворительного треста Марлоу-Монфортов». Вероятно, Люциус найдет среди своей паствы людей, которых мы возьмем на эту работу. Поговорите с ним, Билл, он ведь всех знает и знает, кто нуждается в трудоустройстве. – Последнее замечание было произнесено с задорной усмешкой по адресу Люциуса Кинсэйда.
Неделя, последовавшая после прибытия Николаса в Лондон, оказалась гораздо более занятой, чем ожидала Кэрол. Раньше она не понимала, как много работы нужно проделать, чтобы потратить крупные суммы. Вместе с Николасом она посетила поверенных леди Августы, где не колеблясь выложила свое мнение о том, что собиралась сделать ее покойная хозяйка с деньгами, оставшимися после нее. Она быстро поняла, что Николас не преувеличивал, говоря о времени, необходимом для разбора всех дел леди Августы и уплаты всех пошлин.
В собственном состоянии Николас ориентировался хорошо, и благодаря его быстрым действиям к концу недели все документы для финансирования «Щедрого стола» при церкви святого Фиакра были оформлены. Когда Николас заговорил с Крэмптоном и мисс Маркс о должностях в «Щедром столе», они сразу же дали свое согласие.
– Я не сомневаюсь, сэр, что вам хочется иметь лакея и кухарку помоложе, если вы остаетесь в Лондоне, – сказал Крэмптон. – Мне кажется – хотя мисс Маркс никогда в этом не признается, – что последние дни она находит несколько утомительными.
– Конечно нет, – протестующе сказала эта достойная леди, – я могу работать еще много лет, но чувствую, что в «Щедром столе» принесу больше пользы. Тем не менее ни я, ни Крэмптон не покинем Марлоу-Хаус, пока не появятся новые лакей и кухарка.
– Спасибо, мисс Маркс. – На эту речь кухарки Николас отвечал так серьезно, как только она могла пожелать. – Я благодарен вам за высказанные соображения. Если кто-нибудь случайно узнает о квалифицированных работниках, которые мне нужны, прошу сообщить мне или мисс Симмонс.
Нелл и Хетти оставались в Марлоу-Хаус на лучших условиях, а Хетти к тому же поступала на курсы обучения чтению за счет Николаса.
– Вы очень щедры, – сказала ему Кэрол.
– Мне отплатят хорошим отношением и хорошим обслуживанием, – возразил он. – Если эти молодые женщины так умны, как вы утверждаете, они не долго останутся в низшем эшелоне прислуги. Я люблю повышать в должности хороших служащих.
Вскоре после Нового года в Марлоу-Хаус начинался ремонт, и Николас обсуждал с Люциусом Кинсэйдом и Биллом Бэскомом, что нужно сделать для приведения в приличное состояние святого Фиакра. Средства на реставрацию скоро поступят по линии пожертвования.
Все эти перемены были Кэрол по душе, и она думала, что они хорошо повлияют на будущее. Беспокоило ее настоящее, ибо Николас сохранял с ней прохладный официальный тон. И больше не заводил тот памятный вальс. Казалось, в его отношении к Кэрол нет ничего личного. Она спрашивала себя, не покориться ли ей, как она и опасалась, и не остаться ли в этой жизни всего лишь его деловым сотрудником.
В середине недели произошел случай незначительный, но странный, вызвавший у Кэрол недоумение и желание во что бы то ни стало задать леди Августе при встрече один вопрос.
Билл Бэском сообщил, что купил четыре билета на спектакль, пользующийся большим успехом, на завтрашний вечер. Он пригласил Николаса и Кэрол.
– Чудесная идея, Билл. Устроим себе перерыв. А после спектакля пообедаем, – решил Николас. – Мисс Симмонс, вы сообщите Крэмптону и мисс Маркс о наших планах? Может быть, слуги тоже захотят куда-нибудь пойти вечером.
– Конечно, мистер Монфорт. – Молча кляня его и свою собственную церемонность, Кэрол поспешила на кухню. Там она увидела, что мисс Маркс, вооружившись большим ножом, воюет с жареным омаром, как с личным врагом. Кэрол передала просьбу Николаса, никак ее не прокомментировав. Она уже достаточно хорошо знала мисс Маркс и понимала, что не придется долго ждать, пока кухарка изложит причину своей обеспокоенности.
– Конечно, я использую свободный вечер, – сказала та, нанося страшный удар омару. – Другие тоже с удовольствием проведут вечер в городе. Нелл теперь встречается с молодым человеком, они познакомились в Сочельник в церкви. Миссис Кинсэйд говорит, что он вполне порядочный человек, но безработный. Нелл платит за билеты в кино и за чай. В мое время уважающий себя мужчина никогда не позволил бы даме платить. Миссис Кинсэйд говорит, что времена меняются, а я добавлю – не в лучшую сторону.
– Какой молодой человек? – На сетования кухарки Кэрол не прореагировала. – Я не знала, что Нелл ходит на свидания.
– Она и не ходила, до этой недели. Вон они идут, – окончила мисс Маркс театральным шепотом.
Из столовой для прислуги появилась Нелл. Ее светлые локоны танцевали, а пухлое личико розовело от чувств, которые Кэрол сразу не смогла определить. Рядом с ней шел высокий светловолосый молодой человек, а следом за ними в кухню вошел Крэмптон. Кэрол показалось, что он оканчивал серьезную лекцию.
– Я надеюсь, что вы приведете Нелл домой не позже одиннадцати, – предупредил Крэмптон юношу, – я заменяю ей покойных родителей и отвечаю за нее, поэтому прошу придерживаться этого освященного веками правила прислуги.
– Конечно, мистер Крэмптон. Я позабочусь, чтобы Нелл вернулась вовремя, – ответил молодой человек.
– Ой, мисс Симмонс, – Нелл увидела Кэрол, – это Эллен Симмс. Эл, это та леди, о которой я тебе говорила.
– Эл? – Молодой человек протянул ей руку, Кэрол пожала ее, но больше ничего не смогла сказать. Но, кажется, он и не заметил, что язык ее скован, и Нелл не заметила.
– Мы пойдем смотреть новое кино, – сказала ей Нелл и добавила, понизив голос:
– Можно подумать, что Крэмптон и мисс Маркс моя бабушка и дедушка, они так беспокоятся, куда я хожу и когда возвращаюсь.
– Они заботятся о вас, – ответила Кэрол. – Желаю вам хорошо провести время.
Молодая пара вышла, поднялась по лестнице, а Кэрол все еще смотрела им вслед.
– Нелл и Эл вместе? – пробормотала она про себя. – Ни за какие небесные и земные дары не смогу разобраться, как это получается. Интересно, что скажет леди Августа?
– Это интересная постановка вопроса, мисс Симмонс, и я с ней вполне согласен. – Крэмптон стоял к ней ближе, чем мисс Маркс, и услышал ее замечание, но вряд ли мог догадаться, почему это сочетание представляется Кэрол таким непонятным.
– В наши дни поступки молодежи совершенно необъяснимы, – вставила кухарка. – По моему мнению, этот молодой человек совсем не пара Нелл.
Кэрол пребывала в замешательстве. Она не понимала, почему эти две пары – Кинсэйды и Нелл со своим другом – образовали такое сочетание. На самом деле они должны сочетаться совсем иначе. И все же Люциус Кинсэйд с женой, кажется, совершенно счастливы. Может быть, не в каждой жизни пары находят друг друга. Эта мысль подействовала на нее угнетающе.
Как бы то ни было, Кэрол скоро перестала размышлять об отношениях своих друзей и занялась своими собственными отношениями с Николасом Монфортом – или, точнее, отсутствием этих отношений. Весь вечер, проведенный в обществе Бэскомов в театре и за обедом, Николас держался с ней так же вежливо, но церемонно, как и при совместной работе. Постепенно Кэрол убеждалась, что она ничего для него не значит.
Вернувшись в Марлоу-Хаус и выпив по чашке чая в библиотеке, Бэскомы ушли к себе.
Николас и Кэрол проводили их, поднявшись по лестнице, и в верхнем холле все пожелали друг другу спокойной ночи. Дверь спальни закрылась за Биллом и Джоанной, и Кэрол с Николасом остались одни.
– Спокойной ночи, мистер Монфорт, – Кэрол начала подниматься дальше, к своей комнате.
Она не знала, что заставило ее внезапно посмотреть поверх перил на Николаса, стоящего внизу в холле. Может быть, в воздухе неожиданно пахнуло лавандой? Или потому что Николас не ответил на ее слова?
Он стоял у двери в апартаменты леди Августы, положив руку на блестящую медную ручку. Она застала его врасплох, когда все вежливые официальные перегородки рухнули. Он смотрел на нее с такой страстной тоской, что она замерла, не сводя с него глаз.
– Николас? – впервые она назвала его по имени.
– Кэрол, – прошептал он, но она услышала. Продолжая смотреть ей в глаза, он подошел к лестнице, где она все еще стояла, не в силах пошевелиться. Поднявшись к ней, он положил руку на ее руку, лежащую на перилах, словно желая удержать ее. И снова заговорил тем же резким шепотом:
– Кто вы?
– Я – Кэрол Ноэлли Симмонс.
– Вы же знаете, что я не это имею в виду! – Его голос был груб, как будто он старался подавить чувства, в которых не хотел признаваться. – КТО вы? Что вы такое, почему вы так действуете на меня?
Она ответила, но не словами. Вместо этого она нагнулась, чтобы погладить его по лицу свободной рукой. Николас затаил дыхание и, схватив ее руку, сжал так, что Кэрол не могла ее выдернуть.
– Мы где-то встречались раньше, – сказал он. – Наверное, поэтому все так. Другого объяснения тому, что происходит со мной в эти дни, я не нахожу.
– А что происходит, Николас? – Кэрол спустилась на одну ступеньку, потом на другую, постепенно возвращаясь в холл. На второй ступеньке она задержалась; – Скажите, что вы чувствуете?
– Вы… вы очень много значите для меня. – И вдруг, как если бы он больше не мог сдерживаться, его прорвало, и он сказал низким, грубым голосом:
– Бог мой, что же я, по-вашему, должен чувствовать? С первой же минуты, как я вас увидел, я только и думаю, как вас обнять, как отнести к себе в постель. В рождественскую ночь я вас не узнал, я ведь никогда не встречал вас раньше, насколько я помню. Но я не могу выбросить вас из головы. Кажется, я не сомкнул глаз с тех пор, как приехал в Лондон. И каждый день, видя вас, работая с вами, вынужденный скрывать свои чувства…
– А этого и не требуется. – Кэрол удивилась, как ровно она говорит, тогда как Николас теряет самообладание. Она взяла его за руки и посмотрела ему в глаза. – Я этого не предполагала. Я думала, я вам безразлична. Я надеялась только, что когда-нибудь стану вашим другом.
– Другом? – Он задохнулся. – Гораздо большим! Но ведь этого не должно быть!
Я здравомыслящий, практичный деловой человек. А то, что я чувствую, – это из области волшебных сказок и средневековых легенд. Разумные люди не станут бешено влюбляться с первого взгляда или воображать, что знали какую-то особу до начала времен. Наверное, я спятил, – заключил он.
– А вы не допускаете, что мы предназначены друг для друга?
– Вы говорите о судьбе? На Востоке я встречал людей, которые верят в такие вещи. – Он посмотрел на нее еще строже. – Вы верите в это? Вы чувствуете то же, что и я?
Она ответила:
– С того момента, как я из кухни увидела вас стоящим на верху лестницы, я знаю, что между нами существует глубокая связь. Я только боялась, что вы этого не поймете, – по крайней мере, в этом времени.
– Кэрол. – Он не прореагировал на ее последние слова.
Может быть, он спросит об этом позже. Если так, то она все расскажет честно, потому что не хочет ему лгать. Она смотрела, как он подошел к основанию лестницы, все еще держа ее руки над перилами, и оказался перед ней, двумя ступеньками ниже.
Он поднес ее руки к губам. С легким усилием Кэрол высвободила руки, обняла его за шею и запуталась пальцами в его густых темных волосах. Она наклонилась, опираясь о его плечи. Он обнял ее и несколько мгновений удерживал над собой, глядя на нее так, словно желал убедиться, что она тоже этого хочет.
– Николас, – прошептала она в ответ на его невысказанный вопрос, – держи меня. Никогда больше не давай мне исчезнуть.
Медленно и осторожно он приблизил ее к себе, и теперь они стояли лицом к лицу. Еще мгновения прошли, пока они смотрели в глаза друг другу и познавали вечные истины, которым суждено пока пребывать невысказанными. А потом их губы встретились в сокрушительном поцелуе, обнаружившем всю страсть, которую каждый тщательно скрывал. После поцелуя у обоих перехватило дыхание.
Кэрол откинула голову, застонав от наслаждения, когда губы Николаса скользнули по ее шее. Она сжала его плечи и вскрикнула еще раз, почувствовав его губы на своей нежной коже у выреза платья.
– Тише, – предупредил он, – мы разбудим Джоанну и Билла. Сейчас мне ничье общество ни к чему, а тебе?
Она не ответила. Она уткнулась лицом в его плечо и позволила прикасаться к себе, где ему хочется. Когда он поднял ее на руки и понес к себе в комнату, она почувствовала облегчение. Она знала, что больше не может держаться на ногах. Колени у нее подгибались.
Он захлопнул дверь плечом и пронес ее через всю комнату к огромной старинной кровати. Там он наклонился над ней, расстегивая пуговицы платья и сопровождая движения пальцев поцелуями. Кэрол распростерлась на кровати, скинув туфли.
– В этой комнате, – прошептала она, – спала леди Августа.
– Это спальня хозяина дома, – поправил он. – Когда я был мальчишкой, в этих комнатах жил мой дед. Теперь они мои.
– Не знаю, как твой дед, – сказала она, притягивая его голову, чтобы еще раз поцеловать, – но думаю, леди Августа нисколько не возражает против нашего пребывания здесь.
Затем наступило долгое молчание, во время которого Николас изучал вкус ее губ, а Кэрол отвечала ему так же страстно. Его руки развязали ее пояс, расстегнули оставшиеся пуговицы, сбросили платье. Кэрол едва замечала, что он делает. Последние пять дней и ночей она тосковала об этом человеке и теперь открывала для себя, какое это счастье – его губы на ее губах. Она жалобно застонала, когда он поднял голову и посмотрел на нее.
– Кэрол, милая, как ты красива. – Она с удивлением заметила, что осталась в одном белье. Скрестив инстинктивно руки на груди, она прошептала:
– Мне бы хотелось, чтобы я была одета в нечто эффектное, шелковое, украшенное километрами кружев.
– Оболочка не важна. – Медленным, чувственным движением он сплел ее пальцы со своими и нежно развел ее руки, раскинув их на кровати. – Важно то, что внутри. А ты, дорогая, – редкий подарок. Никогда не встречал я женщины такой щедрой и доброй, как ты. А ко мне ты будешь щедра сегодня ночью?
– И сегодня ночью, и всегда, – прошептала она. Она верила ему и не считала нужным быть осторожной в словах и поступках. – Я ждала тебя всю жизнь. И вот ты явился в рождественскую ночь, посмотрел на меня сверху, с лестницы, и это самый чудесный рождественский подарок, который я когда-либо получала.
– А теперь я думаю, что ты – подарок мне на Рождество. Кэрол… – Его губы опять прижались к ее губам, и дыхание их смешалось, когда они вздохнули, радостно узнавая друг друга.
Движения их были медленны, как будто в запасе у них вечность. Кэрол расстегнула его рубашку и стащила с него, каждым жестом выражая нежность и желание. Медленно гладила она его плечи и грудь. Он лежал не шевелясь, предоставив ей делать с собой что хочется.
– Никакого шрама, – пробормотала она, трогая то место, где когда-то красноватый рубец пересекал его торс. ПЕРЕСЕЧЕТ В БУДУЩЕМ. ВООБЩЕ НИКОГДА НЕ ПЕРЕСЕЧЕТ, ЕСЛИ ОНА ХОРОШО СДЕЛАЕТ СВОЕ ДЕЛО В ЭТОЙ ЖИЗНИ. Ее пальцы ощущали гладкую кожу, скрывающую твердые мышцы, и она обрадовалась, услышав, что он застонал от растущего желания. – Я мечтала вот так прикасаться к тебе.
Все мужчины, которых она любила – которых любит – в прошлом, настоящем и будущем, – все они соединились в нем. Это был один и тот же человек, потому что, хотя его тело отчасти изменилось, его душа, его мужество не менялись в зависимости от обстоятельств и времени. Ее душа неизменно узнавала его. Он был ее единственной любовью, и так будет на протяжении вечности. И она принадлежит ему. Теперь, в настоящем, они не расстанутся. Она знает это наверняка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гимн Рождества - Спир Флора



Прочла с удовольствием! Вселяет надежду на вечную любовь.
Гимн Рождества - Спир ФлораИрина
5.01.2013, 21.52





мне не очень понравился!!! туфта с перемещением во времени. конечно крсивая вечная любовь и все!!!!
Гимн Рождества - Спир Флоралюдмила
17.10.2013, 14.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100