Читать онлайн Дурман любви, автора - Спир Флора, Раздел - ГЛАВА СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дурман любви - Спир Флора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.27 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дурман любви - Спир Флора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дурман любви - Спир Флора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спир Флора

Дурман любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Сара была права, – сказала Клари, спустившись по узкой песчаной косе к пресловутой лодке. – Эта штуковина не удержится на воде.
– Сразу видно, что вы не знакомы с основами судостроения. Эта, как вы изволили выразиться, мадам, штуковина представляет собой совершенно изумительную шлюпку. Очень ходкая и устойчивая. Вы будете в полной безопасности.
Говоря все это, Джек любовно оглядывал хлипкую на вид лодчонку. Расстелив в корме одеяло и поставив ближе к носу корзинку с едой, он спустил лодку на воду и подал К лари руку.
– Вы уверены, что она не пойдет ко дну? – спросила Клари, с дрожью посмотрев на шлюпку.
– Даю вам слово чести.
В глазах его зажглись веселые огоньки, и она поняла, что он будет вышучивать по меньшей мере неделю, если она откажется взойти в эту ненадежную посудину. Опираясь на его руку, она боязливо ступила в лодку и с облегчением уселась на расстеленное им одеяло. Джек взмахнул веслами, и вскоре они оказались на середине реки. Клари сидела напряженно, вцепившись руками в борта. Воды она не боялась, поскольку плавать умела, но чувствовала себя беспомощной в этих длинных юбках. Купальник или шорты – вот что нужно для прогулок на воде! Если лодка перевернется, ей не выплыть: это платье потянет ее ко дну.
Впрочем, она быстро убедилась, что опасность ей не грозит: повинуясь твердой руке Джека, лодка легко скользила по волнам. Через несколько минут Клари совершенно успокоилась и стала наблюдать за Джеком. Он надвинул свою неизменную плантаторскую шляпу на лоб, укрыв лицо от палящих лучей солнца, и ей было трудно понять, не видя его глаз, о чем он думает. Сама же она чрезвычайно остро ощущала, что оказалась наедине с мужчиной. На реке не было других лодок, а берега выглядели совершенно пустынными – казалось, здесь не ступала нога человека.
– Это приток Елкривер, – сказал Джек, прерывая затянувшееся молчание безобидной репликой. – Эфон-Фарм стоит на косе, разделяющей две реки.
– Вы в самом деле хотите ловить рыбу? Стараясь унять невольную нервную дрожь, Клари опустила руку в поразительно чистую воду – можно было разглядеть все камушки на дне.
– Да нет, я просто дразнил Сару. Если вам нравится рыбалка, мы можем как-нибудь совершить еще одну прогулку. А сейчас нам стоит поговорить, и лучшего места не найти. Здесь нам никто не помешает.
Шлюпка поднималась вверх по реке, и песчаной полоски земли, откуда они отплыли, уже не было видно. Джек сложил весла и потянулся за корзинкой с едой. Положив ее на соседнюю лавку, он так изящно и ловко пересел к Клари, что лодка почти не шелохнулась.
– А как насчет безопасности?
Клари уже совсем не боялась, что шлюпка перевернется и утонет – гораздо больше ее беспокоила волнующая близость Джека. На корме было так мало места, что их руки и бедра тесно соприкасались.
– Все зависит от вас, – сказал он. – Если вы резко сдвинетесь вправо, произойдет опасный крен, и лодка может опрокинуться. Напротив, если у вас достанет здравого смысла сидеть спокойно и отведать то, что я для вас приготовил, вы ничем не рискуете.
«Это еще как посмотреть!» – мысленно произнесла она, беря протянутую ей салфетку. Джек достал из корзинки бутылку вина и две хрустальные рюмки.
– Откупорена была на берегу, – сказал он, показывая ей, что пробка сидит неплотно. – Ну, дорогая моя, извольте подержать эти рюмки.
– Даже в лодке вино подается в хрустальных рюмках? – промолвила Клари, качая головой. – Джек Мартин, вы сумасшедший.
Это наблюдение не помешало ей взять рюмки. Он стал разливать светлое вино.
– Я удручен вшей оценкой моих умственных способностей. Как могли вы столь жестоко оскорбить человека, подготовившего сей очаровательный пикник?
– Это все от дурного воспитания. Пригубив вино, она нашла его восхитительным.
– Что до меня, то я не вижу никаких изъянов в вашем воспитании, – сказал Джек, поднимая брови. – Нет, скорее всего ваше недоверие к мужчинам связано с каким-то несчастьем, приключившимся с вами в прошлом. Именно это я и собираюсь сегодня выяснить.
– Зачем портить прелестный пикник разговором на такую неприятную тему?
– Стало быть, вы признаете, что это была превосходная мысль – устроить пиршество на свежем воздухе?
– Пока у меня нет оснований отрицать это.
Говоря это, Клари лихорадочно размышляла. Надо во что бы то ни стало переменить тему, перевести разговор с ее прошлого на его тайны – тем самым, она кое-что узнает о нем и избежит обсуждения своих личных неурядиц. Ее всегда изумляло, как быстро основательный здравомыслящий фермер, который берется за самую грязную работу наравне с черными слугами, преображается в беспечного галантного кавалера – можно сказать, в повесу. Иными словами, этот Джек Мартин был потрясающе интересным мужчиной.
– А вы часто устраивали такие пикники в Англии? – спросила она.
– Порой случалось.
С этими словами он снял салфетку, покрывавшую блюдо с холодным цыпленком. Клари взяла себе крылышко. Джек предпочел ножку и вонзил в нее зубы с явным наслаждением. Клари хотела спросить, где именно происходили пикники в Англии, однако он опередил ее, заговорив первым.
– А вы любили пикники?
– Да. Но мне редко удавалось выбираться на природу. И это очень жаль.
– Приятно слышать. Не сомневайтесь, мы вскоре повторим нашу вылазку.
– Джек, скажите мне…
– А вот и свежий хлеб, – прервал он ее. – Как прекрасно Сара его делает! Еще у нас есть помидоры, сыр, который я купил в Богемия-вилидж на прошлой неделе, и сахарное печенье. Сара отказалась дать мне персиковый пирог… заявила, что нельзя его есть грязными руками. Но мне все-таки кажется, что она была не совсем права.
– Джек…
– Надеюсь, я ничего не забыл? Конечно, это не самое изысканное пиршество, однако я вполне удовлетворен.
Клари взглянула на сидящего рядом с ней мужчину и поняла, что он ничего не скажет, если сам того не захочет. Он непринужденно развалился на скамейке, вытянув длинные ноги в сапогах и надвинув шляпу на лоб, чтобы клонившееся к западу солнце не било в глаза. Под рукой у него стояла корзинка с едой и хрустальными рюмками. Куриную ножку он обгладывал с таким удовольствием, как если бы весь день ничего не ел.
– Пиршество замечательное, – сказала она.
– Благодарю вас. Я разделяю это мнение, – ответил он и быстро взглянул на нее. – Похоже, вам нравится на Эфон-Фарм.
– Так оно и есть.
Раз он скрытничает и не желает рассказывать о своей жизни до приезда в Мэриленд, она тоже не будет откровенничать – ему незачем знать о ее чувствах.
– Я не заметил никаких признаков того, чтобы вас внезапно забрали от нас, – сказал он.
– Я тоже, – произнесла она, смело встретив его вопросительный взгляд. – Возможно, мы и не должны замечать этих признаков. А может быть, мне предстоит остаться в этом времени навсегда.
– Это вас огорчает?
– Кажется, нет.
– Вы удивлены этим, Клари?
– Люди двадцатого века, вероятно, стали бы жалеть меня, потому что я лишилась многих достижений цивилизации, – тихо промолвила она. – Конечно, я работаю гораздо больше и живу гораздо проще, чем когда бы то ни было прежде.
– В простоте есть свое глубокое наслаждение. Я сам испытал это.
– И еще тишина, – сказала она. – Я сразу обратила внимание на это. Я слышу только звуки самой природы.
– Стало быть, у вас нет желания вернуться в свое время?
– Думаю, от меня это не зависит. Ведь сюда я попала не по своей воле. – Он подал ей салфетку с печеньем, и она взяла два. – Я ем в два раза больше, чем прежде, но совершенно не толстею. Зато я стала гораздо сильнее.
– И вы стали мягче с тех пор, как я увидел вас в первый раз. Вы держитесь свободно и легко. Полагаю, вы были несчастны в прежней жизни.
– Я стараюсь не думать о том времени. И о вашем утверждении, что в двадцатом веке меня считают мертвой.
Она наклонилась, чтобы взять свою рюмку, а когда выпрямилась, Джек обнял ее за плечи. Она вздрогнула, но не сделала попытки отодвинуться от него. В этой лодке было слишком мало места.
– Я заметил в вас, – прошептал он, – достойную сожаления наклонность избегать всего, что могло бы огорчить. Вы сами сказали, что стараетесь не думать о несчастном прошлом. Ведь оно было несчастным, правда?
– Ничего я не избегаю.
– Неужели? – Он взял у нее рюмку и поставил на соседнюю скамейку. – Докажите мне истинность ваших слов.
– Я не обязана что-либо вам доказывать.
– Возможно, вам нужно доказать это самой себе.
Он прикоснулся ладонью к ее щеке, и она почувствовала стальную силу его пальцев. Заставив ее повернуть голову, он впился взглядом в ее глаза. Клари почувствовала, как по телу разливается какое-то непонятное тепло – видимо, она выпила слишком много вина.
– Отчего такая красивая женщина пугается даже прикосновения? – прошептал он.
Даже если бы в лодке было больше места, Клари не смогла бы отодвинуться. Все внутри нее трепетало, словно натянутая струна, и эта странная дрожь словно бы парализовала ее. Джек снял с нее шляпку и отбросил к носу лодки. Следом полетела его собственная шляпа.
– Я совсем не красивая, – пролепетала Клари.
– Вы в самом деле так думаете? – с улыбкой спросил он. – Мадам, у вас прискорбно ошибочное суждение о себе.
Его пальцы двинулись от щеки к затылку. Она почувствовала, как он развязал стягивающий волосы бант, и ее густые локоны свободно упали на плечи. Распушив ей кудри, чтобы они обрамляли лицо, он с нежной лаской произнес:
– Шелковистые мягкие волосы, черные как смоль. Вам нужно отпустить их больше. Я без труда могу представить, как они будут волной спускаться до бедер и даже ниже… Глаза, подобные прозрачным, чистейшим аквамаринам…
Он мягко провел кончиком пальца по ее векам. Клари сидела неподвижно, а его длинный палец уже обвел контур ее губ.
– И рот, созданный для поцелуев! Я схожу от него с ума. О Клари, ваши дивные губы могут погубить мою душу…
По-прежнему обнимая ее, он погладил ей подбородок. Глаза у него затуманились, и он потянулся к ней с явным намерением поцеловать.
– Не надо, – сказала Клари, – с трудом переводя дух и ощущая опасную пленительную близость его горячих губ. – Я не могу.
– Мне показалось, что ты уже начала забывать о своем страхе, – произнес он. – Я надеялся, что ты научилась верить мне.
– Я верю тебе, – прошептала она. – Верю во всем, кроме… кроме…
– Кроме этого?
Он вновь прикоснулся губами к ее рту – всего лишь на короткое мгновение, но этого было достаточно, чтобы она страстно захотела третьего поцелуя.
– Прошу тебя…
На глазах у нее выступили слезы, и она смахнула их рукой.
– С радостью, моя дорогая…
И он губами осушил скатившуюся по щеке слезу.
– Джек, я…
Она намеревалась сказать, что продолжения не желает. У нее были на это самые основательные причины. Он, конечно, поймет, направит лодку к берегу, отведет ее на ферму и больше не будет так терзать. Хриплый вздох вырвался из ее груди, она открыла рот… – О Клари, Клари!
От его губ не было сил оторваться. Он крепче сжал ее плечо, привлекая ближе к себе, Она подняла руку, чтобы оттолкнуть его, но едва коснулась плеча, как пальцы ее судорожно сжались – она впилась ногтями в сильные мышцы, взбугрившиеся под рубашкой.
Он не позволил ей перевести дух, и она не смогла вымолвить ни слова – только постанывала от наслаждения. Рука ее поднялась от его плеча к щеке, а затем к шелковистым темным волосам с красноватым отливом. Он также не терял времени даром – Клари тихонько вскрикнула, ощутив прикосновение к груди, но он тут же заглушил этот возглас поцелуем. Мгновение спустя крючки на платье разошлись словно сами собой, и его горячая ладонь легла на обнаженную кожу. Лодка слегка накренилась, когда он переменил позицию, но Клари даже не заметила этого. Она уже не боялась оказаться в воде, ибо целиком сосредоточилась на том, что с ней происходит.
Это было невероятно, немыслимо, невозможно – ничего подобного ей не приходилось переживать. Он раздвинул языком ее губы и проник в рот. Клари почувствовала, как ее уносит горячая волна – забыв о страхе и отвращении, она упивалась этим изумительно долгим поцелуем, замирая и одновременно трепеща в предвкушении небывалой радости.
Она почти не обратила внимания на то, что рука его скользнула вниз, зато сразу же ощутила прикосновение пальцев к коленям и бедрам.
– Клари, – прошептал он, на секунду оторвавшись от ее рта, – не бойся! Позволь мне показать тебе… нет, нет, не надо бояться, сердце мое.
Вслед за этой нежной мольбой его рука скользнула между ее ног, и Кларисса дернулась, пытаясь сжать колени. Он вновь стал целовать ее, и постепенно она расслабилась. Рука его по-прежнему лежала в углублении между бедрами – и через несколько секунд он начал ласкать это углубление. Клари жалобно застонала, еще раз напряглась всем телом, а затем безвольно поникла в его объятиях. Он проникал в глубины ее существа, но она уже не хотела останавливать его. Ей вдруг стало ясно, что она может сойти с ума, если это прекратится – настолько поразительными и чудесными были ощущения. О, неужели он не догадается потрогать… да, да, вот здесь! Его палец, описав круг, коснулся нужной точки, и Клари содрогнулась от наслаждения.
– Что ты делаешь? – пролепетала она.
– Тс-с, любимая, все будет хорошо…
Он вновь прильнул к ее губам. И тогда началось нечто невероятное. В рот ей опять проник его язык, а палец углубился в самую нежную плоть. Напрягшись в его объятиях, Клари вздрогнула, едва он отвел руку назад, и страстно вздохнула, когда палец еще раз вошел в нее. Одновременно с пальцем язык ходил взад-вперед по ее рту. Потом она ощутила второе прикосновение к самой чувствительной точке. Джек слегка постукивал по этому месту, и ее стала бить крупная дрожь. Задохнувшись, она громко вскрикнула от восторга – все вокруг словно бы перестало существовать, настолько сильным и необычным оказалось испытанное ею наслаждение.
Когда к ней вернулась способность соображать, она поняла, что лежит у него на руках, крепко обхватив за талию и не замечая сбившейся наверх юбки.
– Милосердные небеса! – вскричала она. – То есть, милосердный Господь, что это со мной?
Джек крепче прижал ее к себе, и она почувствовала, как его грудь сотрясается от смеха. Приподнявшись, она быстро оглянулась, а затем посмотрела ему прямо в глаза.
– Ты не кончил, – сказала она, мысленно соглашаясь даровать ему то, что он непременно потребует от нее.
– Это не имеет значения. Я готов терпеть некоторые неудобства… какое-то время. Незачем торопить события, – произнес он, глядя на нее очень серьезно. – Клари, нам нужно поговорить. Теперь ты не должна уклоняться от моих вопросов.
– Да, не должна, – повторила она, вновь прильнув к его груди и собираясь с мыслями. – Такого со мной никогда не случалось. Как это было прекрасно!
Она не смогла подобрать более подходящего слова, чтобы выразить свое восхищение. Умиротворяющий покой овладел и телом ее, и душой.
– Я рад, что это впервые случилось именно со мной, – сказал он. – Меня удивляет другое, Клари. Лаская тебя, я обнаружил, что ты не девственница. Думаю, твоя ненависть к мужчинам объясняется тем, что с тобой плохо обошлись или же злоупотребили твоим доверием.
– Это очень близко к истине, – согласилась она. – Нет ничего хуже измены. Лучше бы он просто бросил меня.
– Кто это был? Ты любила его?
– Мне казалось, что я его очень сильно люблю, – медленно произнесла она, лихорадочно обдумывая, как следует говорить, чтобы не рассердить Джека и не сболтнуть лишнего. – Мы вместе росли и всегда дружили. Он был очень милый и ласковый… никогда не приставал ко мне, как другие мальчишки.
– Приставал? – с изумлением повторил Джек.
– Ну, мальчишки обычно лапают своих подружек, – объяснила она, – норовят зажать в углу и поцеловать, а некоторые требуют того, что девушка не должна делать.
– А, я понял. Он обращался с тобой как джентльмен и тем самым привлек к себе. Очень умно с его стороны. Когда же его поведение изменилось?
– После женитьбы.
– Ты замужем?
Он сел так резко, что лодка накренилась.
– Теперь уже нет, – сказала Клари. – Еели бы я осталась в двадцатом веке, то развелась бы с ним. А в этом времени я вообще не могу считаться замужнем женщиной, потому что Рич еще даже не родился. Поверь мне, если бы он вдруг объявился здесь и предложил мне выйти за него, я бы бросила ему в лицо твердое и решительное «нет».
– Твое необычное положение, действительно, дает тебе некоторое преимущество. Разумеется, ты не можешь считаться замужней женщиной. – Он вновь прилег рядом с ней, но не обнял ее. – Верна ли моя догадка, что твоя ненависть к мужчинам объясняется дурным обращением Рича?
– Скорее, это было просто равнодушие. Думаю, он никогда меня не любил. Наверное, он женился на мне только потому, что все этого ожидали.
– Такое порой случается, – сказал Джек. – Значит, это был несчастный брак?
– Поначалу мне казалось, что все образуется… что нам нужно просто привыкнуть друг другу. Но через пару месяцев Рич стал все больше отдаляться от меня. Я старалась, как могла, но ему было со мной тоскливо. Он называл меня занудой. Джек, знаешь, наверное, это нехорошо, что мы лежим здесь вот так и обсуждаем Рича?
– Напротив. Полагаю, для нас жизненно важно все рассказать друг другу. Лишь тогда я смогу понять, почему мужчины вызывают у тебя такое неприятие.
– Это я могу объяснить тебе в двух словах, – произнесла Клари с горечью. – Мы с Ричем жили вместе два года, и я постоянно чувствовала себя виноватой, потому что он дал мне понять, что я не удовлетворяю его как женщина. В тот вечер я застала его с… Ну, в общем, мы считались лучшими друзьями.
– Ты не должна была этого видеть, – сказал он, нежно погладив ее по щеке. – Наверное, это тебя потрясло.
– Это привело меня в бешенство. Это было как удар молнии. И я поняла, что все мои попытки стать хорошей женой были напрасны. Я только зря тратила силы и нервы. Поэтому я ринулась прочь из дома, вскочила в машину и помчалась на страшной скорости, сама не зная куда. Проезжая по мосту через канал, я едва не столкнулась с грузовиком, и мою машину занесло. Видимо, я продолжала давить на газ… хотя до сих пор толком не понимаю, что именно произошло. Но машина рухнула в канал, а когда я очнулась, то увидела тебя.
Клари надеялась, что Джек удовлетворится этим объяснением и не станет больше выпытывать, какой была ее жизнь в двадцатом веке. Ей не хотелось признаваться в своем унижении – в том, что брак с Ричем оказался катастрофой. Она еще плохо знала Джека, иначе догадалась бы, что его нельзя остановить на полпути.
– Теперь я начинаю понимать, – сказал он. – Полагаю, близость с Ричем не доставляла тебе удовольствия?
Она ничего не ответила, и он добавил:
– Ты сама призналась несколько минут назад, что никогда не испытывала подобного наслаждения.
– Это так, – выдохнула Клари, сознавая, что нужно признаваться во всем. – Близость с ним всегда была очень короткой и, в общем, не слишком приятной. Я слышала, что поначалу это бывает и думала, что со временем все наладится. В двадцатом веке сексуальные проблемы обсуждались открыто, поэтому я знала, чего мне недостает и как нужно вести себя в постели. Я читала специальную литературу и пыталась обсуждать наши проблемы с Ричем, но это его только раздражало. Он заявил, что у нас с ним не ладится по моей вине. У меня не было других мужчин, кроме него, и я, в конце концов, решила, что он прав – все дело во мне. Я не способна принести счастье мужчине.
– Грубая себялюбивая скотина, – пробормотал Джек.
– Нет, он не был скотиной. Он ни разу не ударил меня и всегда был со мною вежлив. Проблемы начинались в спальне, правда, только для меня. Его, кажется, все устраивало… может быть, потому что я никогда не отказывала ему.
– Грубая себялюбивая скотина, – повторил Джек. – Клари, я обладаю опытом в этой сфере. Если бы я рассказал тебе, каким образом приобрел этот опыт в молодые годы, ты, возможно, была бы шокирована. Сейчас я остепенился, превратившись в почтенного фермера. – Он криво усмехнулся. – Я не собираюсь хвастать своими юношескими победами. Но я прекрасно знаю, как откликается женщина на ласки мужчины, поэтому ты должна поверить моим словам: ты обладаешь восхитительной чувственностью – возможно, по страстности с тобой не сравнится ни одна из женщин, которых мне довелось познать.
– Никогда не думала о себе как о страстной и чувственной женщине, – прошептала она.
– Меня это не удивляет, – ответил он. – И я готов научить тебя всему, что знаю сам.
Теперь уже Клари резко приподнялась и села.
– Ты опасный человек, – сказала она.
– Возможно.
Он пробежал пальцами по ее обнаженному бедру, и она вновь затрепетала, но тут же оттолкнула его руку и опустила сбившийся вверх подол платья.
– Возможно, – произнесла она, – что ты тоже разобьешь мне сердце, если я поддамся тебе.
– Рич не разбил твое сердце. Он исказил твои представления о себе и больно ранил твою женскую гордость. Разрешаю тебе ненавидеть его за это. Но в сердце твоем нет даже трещинки, поверь мне.
– Быть может, ты прав, – согласилась она, обдумав его слова. – Мы с Ричем вместе росли и всегда дружили, но последние два года разрушили все. У меня не осталось добрых чувств к нему. Разумеется, это вовсе не означает, будто я готова довериться другому мужчине.
– Нужно учиться доверять, – сказал он. – Ты на верном пути, иначе не согласилась бы поехать со мной на пикник.
– И вот к чему это привело!
– А разве тебе не было приятно?
По губам его скользила улыбка, он поглаживал ей руку. Клари едва не улыбнулась в ответ, но тут же нахмурилась и стряхнула его пальцы.
– Я поверю тебе, – заявила она, – если узнаю о твоем прошлом столько же, сколько тебе известно о моем.
Он цепко схватил ее за запястье, и улыбка исчезла с его лица.
– Ты знаешь все, что нужно знать. Моя жизнь проходит на твоих глазах… суди меня по тому, что видишь каждый день.
И он добавил глуше:
– Суди меня по тому, что я не сделал ни единой попытки взять тебя силой, хотя с первой же нашей встречи страстно тебя желал. И я могу добиться того, что ты тоже будешь страстно желать меня, Клари. Сегодня я узнал о тебе столько, что в моих силах заставить тебя умирать от желания… и тогда ты будешь ползти ко мне ночью на коленях и умолять, чтобы я взял тебя. Да, я страстно желаю тебя, но даже когда ты лежала в моих объятиях обнаженная и готовая на все, я не овладел тобою, потому что не хотел обидеть тебя, не хотел, чтобы ты потом об этом сожалела.
– Не говори со мной так!
Она тщетно пыталась вырвать свою руку, а его взгляд словно гипнотизировал ее.
– Видишь, до какой степени ты можешь довериться мне, Клари? Другие мужчины, возможно, недостойны этого, но мне ты должна верить.
– Тогда назови мне свое настоящее имя, – прошептала она.
– Я не могу.
– Ты просишь меня довериться тебе, а сам мне не веришь.
– Здесь замешаны интересы других людей.
– Ты женат? – вскрикнула она, ужаснувшись при одной лишь мысли об этом.
– Нет, – сказал он, слегка ослабив хватку. – Узнав твою историю, я понимаю, почему ты спрашиваешь об этом. У меня нет жены и никогда не было. Порукой тому мое слово.
– Почему ты не хочешь назвать свое настоящее имя?
– Потому что я связан клятвой, которую принес шесть лет назад. Как честный человек я не имею право ее нарушить. Ты же не хочешь, чтобы я нарушил обещание, данное тебе?
– Конечно, нет, но…
– Ты просто должна мне поверить, Клари. В этом суть веры: кто верит, тот не требует доказательств.
– Не знаю, способна ли я на такое, – сказала она, уставившись на свои сложенные на коленях руки.
– После того, что ты пережила, это нелегко. Но ты обязана превозмочь себя. Дай мне шанс доказать тебе, что я честный и достойный твоего доверия человек. Ты согласна?
Она ответила не сразу, устремив взор на великолепный закат, окрасивший небо в золотые и багровые тона. В мягком сумеречном свете желтели песчаные берега реки, овеянные зеленью деревьев. Лодка лениво скользила вниз по течению к той косе, откуда началась их прогулка. Из воды выпрыгнула рыба, проглотила мошку и вновь нырнула. Клари зачарованно смотрела на рябь, прошедшую по волнам. Она успела полюбить и эту реку, и эти берега, и эту ферму. Люди, жившие на ней, стали дороги ее сердцу. И она сознавала, что по уши влюбилась в хозяина Эфон-Фарм. Ей предстояло принять самое важное решение в своей жизни – если она поддастся этому чувству, возврата не будет. Был ли Джек честен с ней? Быть может, он просто завлекает ее? Она вздрогнула, вспомнив о том, что произошло между ними – а ведь это было только начало! Сколько всего они еще смогут сделать вместе! И она отбросила все малодушные опасения – пусть страхи и сомнения утонут в волнах этой реки! Решившись, она смело встретила его вопрошаю Щий взгляд.
– Да, – сказала она просто. – Я согласна дать тебе этот шанс. Я хочу верить тебе.
Когда лодка уткнулась носом в песок и Джек помог Клари выйти на берег, она уже была готова на все – конечно, они расстелили бы одеяло на траве и предались своей любви, если бы им не помешал Люк. Она помнила, как подрагивала, предвкушая еще более сильное наслаждение и стремясь вновь оказаться в его объятиях, помнила, как он, ответив на ее признание долгим страстным поцелуем, заторопился к берегу. Взор его был прикован к ней – он только один раз обернулся, чтобы определить направление. Ступив на землю, Клари облизала пересохшие губы, думая только о поцелуях и ласках Джека. Она была уверена, что это желание ясно читается на ее лице. Впрочем, и ей самой нетрудно было убедиться, как сильно хочет ее Джек – ведь они сидели бок о бок.
– Джек, – прошептала она.
– Да, Клари. Я знаю.
Голос его был хриплым от волнения. Он склонился к ней, обняв одной рукой за плечи, а другую положив на грудь. На какое-то мгновение они застыли, а потом он встал и подал ей руку. Она оперлась о его плечо, готовясь спрыгнуть на сухое место – и именно в этот момент из-за кустов выскочил Люк.
– Мистер Джек, – крикнул он, задыхаясь. – Папка прислал меня за вами. Идите скорее! Гнедая кобыла совсем плоха. Папка думает, что у нее прихватило живот.
– Хорошо, Люк, сейчас пойдем, только отдышись сначала.
И, повернувшись к Клари, Джек добавил тихо:
– Прости, но это очень важно.
– Да, да, я понимаю, – кивнула она.
Было видно, как ему не хочется расставаться с ней, но иначе он поступить не мог. Ей тоже не терпелось заняться с ним любовью, однако она не обиделась на него. Ведь это был не Рич Браун, которому она надоела, это был Джек, страстно желавший ее. Все-таки он был фермером, и на нем лежало хозяйство. Но с какой же неохотой отказался он от своего намерения немедленно овладеть ею! Для ее женского самолюбия, так долго страдавшего от небрежения Рича, это было словно живительным бальзамом.
– Мы выберем другое время. Ты не должен лишиться этой лошади. Скажи, чем я могу помочь?
– Отнеси домой остатки нашего пикника. С этими словами Джек вытащил лодку на берег, а затем подал Клари корзинку и шляпку.
Одеяло взял Люк.
– Прости, но мне придется тебя оставить. Я должен быть на конюшне. Мозес не стал бы тревожить меня по пустякам.
– Конечно, – промолвила она с улыбкой, стараясь ободрить его. – Я все уберу, и Сара не будет ворчать, что мы намусорили в ее чистенькой кухне.
– Спасибо, Клари.
Она знала, что он благодарит ее не за обещание убрать на кухне – он был признателен ей за то, что она сознает, сколь велики обязанности владельца Эфон-Фарм, и отпускает его безо всяких капризов.
– Проводи мисс Клари до дома, – сказал Джек Люку, – и помоги ей прибраться. Затем можешь прийти на конюшню, где будем мы с твоим отцом.
Улыбнувшись Клари, Джек быстрым шагом направился по тропинке, ведущей к ферме. Клари и Люк шли следом, но гораздо медленнее.
– Ступай, Люк, – сказала Клари мальчику, едва за деревьями показались поля. – Я знаю, ты хочешь быть на конюшне с остальными мужчинами.
– А вы сами справитесь, мисс Клари?
Он просиял, услышав, что его также считают мужчиной, однако уйти не решался и стоял, переминаясь с ноги на ногу. Клари знала, что нужно приказать ему.
– Разумеется! – кивнула она, взяв у него одеяло. – Ступай, Люк! Скажи мистеру Джеку, что я сварю кофе и буду держать кастрюлю на печи. Возможно, вам он понадобится, чтобы не заснуть. Иди!
– Спасибо вам, мисс Клари. Дело такое, что нам, мужчинам, быть может, всю ночь придется провозиться.
Люк побежал к дому прямо через поле. Примерно через час Клари, закончив все дела на кухне, вскипятила воду для душа. Думая, что Джек проведет с ней эту ночь, она вымылась розовым мылом мадам Розы. Однако он все не появлялся, и она решила подождать его в постели. Она лежала, вспоминая его ласки и прислушиваясь в надежде услышать знакомые шаги – и, незаметно для себя, заснула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дурман любви - Спир Флора



Очень достойно, не хуже, а может и лучше многих.
Дурман любви - Спир ФлораОлга
6.09.2014, 23.14





Банально, исторически недостоверно, но что-то наивное и доброе в этом есть.
Дурман любви - Спир Флораren
10.09.2014, 0.48





Стиль написания очень средненький. И очень раздражает подробное описание постельных сцен ( к сведению ). А так ничего можно почитать для разнообразия
Дурман любви - Спир ФлораНэтэли
4.01.2016, 21.14





Очень понравился роман.Местами даже хотелось всплакнуть.Не любила читать про перемещение во времени,а здесь не могла оторваться.Непременно перечитаю как-нибудь.10 баллов
Дурман любви - Спир ФлораНа-та-лья
6.01.2016, 20.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100