Читать онлайн Дурман любви, автора - Спир Флора, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дурман любви - Спир Флора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.27 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дурман любви - Спир Флора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дурман любви - Спир Флора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спир Флора

Дурман любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Если вы не желаете вернуться домой, – твердо произнес Джек Мартин, – и не намерены остаться в заведении мадам Розы, то у вас нет другого выхода. Вы должны ехать со мной.
– Не нравится мне эта идея, – сказал Сэм. – Это погубит ее репутацию. И твою тоже, Джек.
– Не вмешивайся, Сэм, – бросил сквозь зубы Джек Мартин, с раздражением отвернувшись от своего друга.
– Вам незачем беспокоиться, Сэм, – заявила Кларисса этому достойному человеку, – потому что я и не собираюсь никуда ехать.
– И что же вы намерены делать? – спросил Джек Мартин.
Клариссе очень хотелось бы иметь дело с более невзрачным мужчиной. Этот Джек Мартин был просто создан для того, чтобы покорять женские сердца. Волосы у него уже почти высохли и были зачесаны назад, широкий ворот поэтической и все еще влажной рубашки подчеркивал горделивую посадку головы, в высоких сапогах ноги казались стройнее и длиннее. Будь Кларисса неискушенной дурочкой, она, возможно, не устояла бы перед таким красавцем. И если бы она не изнемогала от усталости, то, конечно, сумела бы дать отпор этому самовлюбленному британцу, который почему-то решил, будто лучше нее знает, что ей делать.
– Вы сказали, что у вас нет родственников, – продолжал Джек Мартин. – Поскольку именно я вытащил вас из канала, на мне лежит особая ответственность. Я всегда свято исполнял свой долг и перед семьей, и перед друзьями.
– Я не принадлежу к числу ваших родных и друзей, – фыркнула Кларисса. – И я вполне способна позаботиться о себе.
– Вы в этом уверены? – осведомился ее мучитель с ослепительной улыбкой, хотя в серых глазах его не было и намека на смешинку. – Где вы собираетесь ночевать? Что будете есть?
– Я сниму номер в мотеле, – заявила она. – Возьму напрокат машину. Затем отправлюсь в универсам, чтобы купить еды на ужин и нормальную одежду. Мне не хочется, чтобы люди глазели на меня. В этом старомодном платье…
– Мадам, – оборвал ее Джек Мартин, нахмурившись, – вы говорите, как женщина, потерявшая рассудок. Начнем с единственного вашего здравого возражения: в этих краях ваше платье никому не покажется старомодным. В Лондоне, конечно, дело бы обстояло иначе. Там вы могли бы стать мишенью для острот, но в Америке вам не грозят насмешки людей, принадлежащих к хорошему обществу.
– Спасибо на добром слове! – вспыхнув, ответила Кларисса. – Полагаю, вы, британцы из хорошего общества, по-прежнему считаете эту страну своей колонией!
– Всего полвека назад ваши Соединенные Штаты и были британской колонией, – спокойно сказал он.
– Полвека назад? – повторила Кларисса, стараясь не поддаваться панике. – Вы сошли с ума?
Хотя все вокруг служило неопроверживым свидетельством истинности его слов, она упорно отказывалась признать очевидное – гораздо проще было пререкаться с этим высокомерным человеком.
– Боюсь, что из нас двоих вы больше похожи на сумасшедшую, – сказал он. – Давайте обсудим ваш план, мисс Каммингс. Допустим, вы каким-то образом сумеете добраться до дороги, проложенной между Филадельфией и Балтимором, а приличный постоялый двор можно найти только там… допустим, что вам удастся это сделать, хотя идти придется пешком… но чем вы собираетесь заплатить за комнату, если у вас, по вашему признанию, нет денег?
У Клариссы уже вертелась на языке очередная колкость, однако этот простой вопрос поставил ее в тупик.
– Вы правы, – неохотно признала она, – мои кредитные карточки лежат на дне канала вместе с кошельком и машиной.
– Никакой повозки на дне канала нет, – бросил он. – За это я вам ручаюсь. – Далее, если у вас даже и было заемное письмо, вы должны были учесть его в уилмингтонском банке, единственном в округе. У вас имелось заемное письмо, мисс Каммингс?
– Не глупите, – сказала она дрогнувшим голосом. – Я понимаю, о чем вы говорите, но в наше время никто не пользуется такими отжившими средствами. Кредитные карточки гораздо удобнее.
– В самом деле? – произнес он, смерив ее ледяным взором. – Итак, наличных денег у вас нет. Судя по вашим собственным словам, нет также родни и друзей, нет заемного письма, нет никого, кто удостоверил бы вашу личность. Вы пришли в Богемия-вилидж в одной сорочке и дырявых носках. Что прикажете о вас думать, мисс Каммингс?
– Вы ничего не понимаете.
– Да, не понимаю. Не понимаю, почему вы отказываетесь принять приглашение порядочного человека, хотя у вас явно нет другого выбора. Я даю вам слово чести, мадам, что вы будете в полной безопасности, доверившись мне.
– Слово чести? – насмешливо протянула Кларисса. – Приятель, эти старые штучки давно вышли из моды!
– Вы смеете ставить под сомнение мою честь?
Его глаза вспыхнули таким гневом, а в голосе прозвучало столь ледяное презрение, что Кларисса невольно попятилась.
– He могу сказать, что мне это нравится, – поспешно проговорил Сэм, пытаясь снять возникшее напряжение, – но когда ты, Джек, все разложил по полочкам, я понял, что это единственное решение. Ты прав, дружище, здесь негде преклонить голову порядочной молодой женщине. Мисс Каммингс, вам надо ехать с ним. Раз он сказал, что вы будете в полной безопасности, никто не причинит вам вреда.
– Я терпеть не могу мужчин и ни одному из них не доверяю, – начала Кларисса.
– Об этом вы твердите с того самого момента, как несколько мужчин спасли вам жизнь, – холодно оборвал ее Джек Мартин. – И мне изрядно наскучили ваши речи. В последний раз спрашиваю вас, мадам, согласны ли вы принять мое приглашение? Если нет, вам будет предоставлена полная свобода самой позаботиться о себе.
С этими словами он вышел из заведения мадам Розы.
– Езжайте с ним, – воскликнул Сэм.
– Мне казалось, вы этого не одобряете?
– Так оно и было. Но теперь я думаю иначе. Он прав, другого выхода нет. Не можете же вы ночевать под деревом, где вас зажрут москиты или укусит ядовитая змея… Да и землекопов наших тоже со счета не сбросишь. Разве вас обрадует встреча с каким-нибудь подвыпившим парнем, а?
– Конечно, нет, – произнесла Кларисса, содрогнувшись.
– Вот и скажите нашему приятелю, что поедете с ним и ничего супротив не имеете.
– Опять вы за свои словечки, Сэм! – сказала она, цепляясь за любой повод, лишь бы не думать о той ужасной и необъяснимой ситуации, в которую попала помимо воли.
– Эх, девонька, да они сами выскакивают, – с комичным раскаянием произнес Сэм. – Уж как я стараюсь всем потрафить, а без толку!
– Если вы хотите меня посмешить, чтобы я немного успокоилась, то зря теряете время.
Клариссе было трудно найти общий язык с Джеком Мартином, зато к Сэму Маккензи она сразу расположилась. Тут она вспомнила, что в детстве ее окружало немало мужчин. У нее, слава Богу, был отец, а еще двое дедушек, несколько дядьев и кузенов – и все они были честными, достойными, добрыми людьми. Рич гадко поступил с ней, но нельзя было ополчаться из-за этого на всех мужчин. Сэм Маккензи пытался утешить ее именно так, как сделали бы родной отец или дядя. Да ведь и Джек Мартин искренне пытался помочь ей. Кларисса тяжело вздохнула.
– Хорошо, Сэм, – сказала она. – Не волнуйтесь за меня. Я поеду с мистером Мартином.
Выйдя из дома, она увидела, что Джек загружает в повозку многочисленные корзины, среди которых была и коробка с ее новыми туалетами. Где-то ему удалось раздобыть соломенную шляпу взамен той, что упала в канал.
Если им предстоял долгий путь, он поступил разумно, позаботившись о головном уборе. Солнце палило так, что Кларисса мысленно поблагодарила мадам Розу, навязавшую ей соломенную шляпку. Конечно, в другой ситуации она и не подумала бы надеть на голову это нелепое сооружение, украшенное желтыми и синими цветами, с зелеными атласными лентами, которые следовало завязывать под подбородком, но надо же было как-то прятаться от слишком яркого света? Солнечные очки пришлись бы как нельзя кстати, но некий внутренний голос подсказывал ей, что обращаться с такой просьбой не следует. Все жители Богемия-вилидж словно сговорились продолжать игру, изображая из себя американцев начала прошлого века, а в те времена солнечных очков нельзя было найти днем с огнем даже в сувенирной лавке. Подумав об этом, Кларисса решила выяснить одно весьма интригующее обстоятельство.
– Почему нигде не видно туристов? – спросила она, смутно надеясь, что Джек Мартин развеет нарастающий в ней страх и скажет, что именно в этот день недели Богемия-вилидж закрыта для осмотра.
– Прошу прощения? – произнес он, глядя на нее как на полную идиотку.
– Ну, посетителей, – перевела она. – Кроме рабочих и девушек мадам Розы, в деревне никого нет.
– Посетителей будет очень много в день официального открытия канала, – сказал он. – Можно ли считать ваше появление здесь знаком, что вы принимаете мое приглашение?
– Да, пока я не разберусь в этой черто… в общем, пока не пойму, что происходит.
– Кажется, вы слегка встревожены. Быть может, мне удастся помочь вам разобраться.
– Это очень любезно с вашей стороны, мистер Мартин.
Подумав, что мадам Роза явно одобрила бы эту изысканную фразу, Кларисса подвила смешок и безропотно позволила подсадить себя. Она уселась на деревянную скамью, он занял место рядом. В эту совершенно деревенскую на вид повозку был впряжена крепкая кряжистая лошадь.
– Держитесь, – сказал Джек Мартин и взмахнул кнутом.
Повозка тронулась вперед, и на первой же рытвине Кларисса едва не вывалилась за борт. Она вскрикнула от изумления, а спутник спокойно произнес:
– Я же сказал вам, что надо держаться.
– Вы всегда ездите на этой развалюхе? Кларисса обнаружила, что держать нужно и шляпу, которая норовила завалиться на спину, почти задушив ее атласными лентами.
– Весьма сожалею, но не могу предоставить вам кабриолет, – ответил Джек Мартин. – Судя по всему, вы не привыкли ездить на фермерских повозках.
– Ну, в моей машине амортизаторы тоже никуда не годятся, – смущенно призналась она.
Джек Мартин промолчал. Пустив лошадь рысью, он выехал на главную улицу Богемия-вилидж – всю в рытвинах от засохшей грязи. Его весело окликали встречные плотники и другие рабочие. Когда деревня осталась позади, дорога стала похожа на лесную тропу в чаще. Если бы не обрубленные по краям ветви деревьев, Клариссе и в голову бы не пришло, что этот путь проложен людьми.
– А куда мы все-таки едем? – осведомилась она с достоинством, хотя при каждом слове подпрыгивала на сиденье.
– На мою ферму.
– Это я знаю. Где находится ваша ферма? И что из себя представляет?
Положительно, из этого человека любую информацию надо было вытягивать клещами. Кларисса исподтишка присматривалась к нему. Он совсем не походил на фермера. Конечно, руки у него были мозолистыми – он явно не чурался тяжелой работы; но было в Джеке Мартине нечто такое, что действовало на воображение Клариссы: она легко могла представить его в роскошном салоне, где прохаживаются, обмахиваясь веером, изящные дамы в элегантных туалетах. Ей хотелось узнать, как его зовут по-настоящему. Заурядное имя Джек Мартин никак ему не подходило. Но Кларисса была уверена, что он уклонится от ответа, даже если она задаст вопрос в лоб. Взгляд ее скользнул по его красивым рукам, по длинному выразительному носу. Почувствовав это, Джек Мартин повернул голову и взглянул ей прямо в глаза. Какое-то мгновение они пристально смотрели друг на друга, словно пытаясь разгадать окутывающую их обоих тайну.
– Вы самая загадочная женщина из всех, кого я встречал, мисс Кларисса Джейн Каммингс, – произнес он с такой дружелюбной улыбкой, что Кларисса невольно улыбнулась ему в ответ. – Если вы хоть немного понимаете валлийский язык, то сразу поймете, отчего я назвал свой дом «Эфон-Фарм». По-валлийски слово «эфон» означает «река», а мои земли граничат с Елкривер.
– Вы валлиец? – спросила она.
– Моя мать была родом из Уэльса. – Улыбка его исчезла, и он вернулся к прежней теме. – Это прекрасная ферма, и в скором времени она будет приносить большой доход. Когда канал откроется, деревня Богемия станет гораздо больше… некоторые уверяют даже, что на ее месте возникнет город. Все здешние жители и люди с проходящих по каналу кораблей будут охотно покупать продукты с Эфон-Фарм.
– Вы постоянно говорите об открытии канала, – сказала она. – Когда же это произойдет?
– Начиная с четвертого июля воду запустят на всем протяжении канала, – ответил он. – К сожалению, работы еще очень много… прежде всего, необходимо укрепить берега. Оползни случаются слишком часто, а потому до свободного судовождения еще далеко. Однако, невзирая на оползни, официальное открытие с речами и фейерверком намечено на середину октября. Приедут важные лица…
– Октябрь какого года? – прервала его Кларисса, задыхаясь от волнения.
Она понимала, что нельзя более отвергать очевидное, хотя всем сердцем жаждала, чтобы ее разуверили. Внезапно она решилась выяснить все до конца, какой бы ужасной ни оказалась эта истина.
– Что значит, октябрь какого года? – вопросом на вопрос ответил Джек Мартин.
– Какой сейчас год?
– Мисс Каммингс, не хотите ли вы сказать, будто не знаете, какой сейчас год?
Улыбка, осветившая его красивое лицо, померкла, когда он увидел, что Кларисса сидит, застыв в напряженном ожидании. Шляпа у нее съехала на затылок, развязавшиеся ленты вились по ветру, но она этого словно бы и не замечала, вцепившись руками в колени.
– Прошу вас, назовите мне точную дату официального открытия канала.
– Канал будет открыт семнадцатого октября тысяча восемьсот двадцать девятого года.
– Значит, сейчас тысяча восемьсот двадцать девятый год? – пролепетала она еле слышно.
– Именно так, – подтвердил он, бросив на нее острый взгляд. – Вы потеряли понятие о времени, мисс Каммингс? Это следствие тяжелой болезни? Или у вас была мозговая травма, из-за которой вы провели в беспамятстве многие дни, быть может, даже недели?
– Благодарю вас за то, что вы не спрашиваете, в своем ли я уме. Знаю, что у вас были сомнения на сей счет, однако меня всегда считали очень рассудительной и здравомыслящей женщиной, – сказала Кларисса, с трудом переведя дух. – Мистер Мартин, я хочу довериться вам, поскольку другого выхода нет. Я должна это с кем-то обсудить.
– Обещаю сохранить в тайне все, что вы мне скажете, – торжественно произнес он.
– Это что-то невероятное, и я не могу объяснить, каким образом подобное могло случиться. Когда я упала в канал, был тысяча девятьсот девяносто третий год.
Она умолкла, чтобы посмотреть, какое впечатление произвели эти слова, однако на лице его не отразилось ровным счетом ничего. Он только взглянул на нее, а затем снова устремил взгляд на дорогу. Отступать было уже некуда, и она добавила:
– Вы сказали, что сейчас тысяча восемьсот двадцать девятый год. Согласитесь, такой прыжок во времени несколько выбивает из колеи.
С сожалением вспомнив о флаконе с нюхательными солями мадам Розы, Кларисса подавила безумное желание расхохотаться. Сейчас ей необходимо было держать себя в руках – от этого зависело все. Если Джек Мартин решит, что она просто сошла с ума, то помощи от него не дождаться.
– Вы уверены в этом? – спросил он с полным хладнокровием.
– Разумеется! Я знаю, когда я родилась и какое вчера было число. С того момента, как вы вытащили меня из воды, во мне все более крепнет убеждение, что я оказалась не в своем времени. Все вокруг свидетельствует о прошлом.
– Что именно?
Его спокойствие было непоколебимым. Он истинный аристократ и прирожденный лидер, подумала Кларисса. Его ничем нельзя запугать или вывести из себя – даже если в душе его бушуют страсти, он умеет скрывать их под маской безразличия. На такого человека можно положиться во всем.
– В нашем времени, – сказала она, – канал выглядит гораздо шире, а шлюзов уже не существует. Бэк-Крик стал бухтой для прогулочных катеров. В Чизепик-сити… так мы называем вашу Богемия-вилидж… над каналом возвышается очень крутой мост.
Некоторое время они ехали в молчании. Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь густую листву, отбрасывали блики на их лица. Джек Мартин держал вожжи твердой рукой, искусно правя лошадью и повозкой. Кларисса не сводила с него глаз, замирая от страха, который мог бы легко перерасти в истерику.
– Ну? – спросила она, не в силах больше терпеть. – Что вы обо всем этом думаете?
– Что вы ведете себя не так, как полагается благовоспитанной молодой женщине, – ответил он.
– Нисколько в этом не сомневаюсь. В наше время женщины не придают большого значения всяким условностям и запретам. И я должна сказать, – добавила она, хватаясь за шляпку, которая едва не свалилась у нее с головы, – что наша одежда гораздо удобнее, хотя вы, возможно, сочли бы ее неприличной.
– У вас есть какие-либо предположения относительно того, как вы попали в прошлое? – спросил он.
– Вы замечательно умеете формулировать, – сказала она. – А вот я в минуты расстройства ни на что не способна… у меня получается только невнятный лепет. Нет, я не знаю, каким образом очутилась здесь. Просто я упала в воду в одном столетии, а вынырнула на сто шестьдесят четыре года раньше. В это невозможно поверить!
Ей хотелось заплакать от отчаяния, но она сумела сдержаться. Нельзя было вести себя, подобно женщине, потерявшей рассудок. Она должна сохранять полное спокойствие.
– Когда вы пришли в себя, то упомянули про снег с дождем, – напомнил ей Джек Мартин.
– Это случилось в январе. Был ливень с градом. Вот почему я не смогла удержать машину и перелетела через ограждение на мосту.
– Понятно.
– В самом деле? Мистер Мартин, скажите, вы мне верите?
Клариссе казалось, что от его ответа зависит вся ее жизнь.
– Здравый смысл говорит мне, что такого не бывает и не может быть. Но если вы впали в безумие, то это очень последовательная мания. Ваше поведение кажется мне странным и необычным… однако все ваши слова и поступки обретают смысл, если вы действительно явились из будущего. Господи Боже! Из будущего! – повторил он, с изумлением вглядываясь в нее.
– Жуткое дело, правда?
Более идиотскую реплику трудно было бы придумать, но Кларисса уже на все махнула рукой. Все-таки она пережила страшное потрясение. Да что там говорить! Она была просто на грани истерики.
– Да, это пугает, – согласился он.
И, помолчав немного, добавил:
– Мисс Каммингс, позвольте мне предостеречь вас. Мне не раз приходилось видеть, как бессовестные мужчины злоупотребляют женской доверчивостью.
– Я это прекрасно знаю, – сказала Кларисса, вздернув подбородок.
В душе она понимала, что ей удается сохранить самообладание лишь потому, что сидящий рядом с ней мужчина непоколебимо спокоен – в противном случае, она уже залилась бы слезами и стала бы в ужасе заламывать руки. От этого позора ее ограждали его хладнокровие и здравый смысл – этот человек словно бы протягивал ей спасительную руку, не давая погибнуть в ужасающем водовороте. – Тогда вы должны последовать моему совету, – продолжал Джек Мартин. – Прошу вас ни с кем более не делиться этой поразительной тайной. Многие вам не поверят и сочтут безумной, что может очень вам навредить. А некоторые поверят, и среди них непременно найдутся желающие использовать вас в своих корыстных интересах. Если вы действительно явились из будущего, то вам известны грядущие события. Трудно переоценить значение подобной информации.
– Я об этом даже не думала. Я изо всех сил пыталась найти какое-то рациональное объяснение тому, что произошло. И сама боялась поверить в очевидную истину. Мысль об опасности не приходила мне в голову.
– Так задумайтесь об этом теперь, – сказал он. – Тщательно следите за своими словами и поступками.
– Вы, несомненно, правы. Означает ли это, что вы мне поверили? – спросила она, с надеждой глядя на него.
– Я не знаю, чему верить, – ответил он. На лице у него застыло сосредоточенное выражение, всякое подобие улыбки исчезло, и она поняла, что ей не удалось полностью убедить его.
– Что же мне делать? – пробормотала она, обращаясь не столько к нему, сколько к себе самой. – Если я не знаю, как попала сюда, то и вернуться назад, в свое время, тоже не сумею?
Приняв этот риторический вопрос за мольбу о помощи, он произнес:
– Мне кажется, единственным выходом для вас может быть уже принятое нами решение. Вы поживете некоторое время на моей ферме. Никто не причинит вам вреда, и вы сможете спокойно поразмыслить о том, что следует предпринять. Если вы пожелаете, мы обсудим это вместе, и я постараюсь облегчить вашу ношу. Мне также необходимо поразмыслить, чтобы удостовериться в истинности ваших утверждений. В любом случае я не буду относиться к вам как к безумной и не стану докучать требованиями дополнить ваш рассказ какими-то деталями, хотя предполагаю, что вы поведали мне далеко не все. Мы поговорим об этом, когда вы сами почувствуете, что готовы к откровенности.
– Я ничего не скрыла в том, что касается моего падения в канал, – сказала она. – Благодарю вас за великодушие, мистер Мартин.
Забыв о своей твердой решимости не слушать мужских советов, не прикасаться более ни к одному мужчине и не позволять притрагиваться к себе, она положила пальцы на руку Джека Мартина. Когда он накрыл ее ладонь своею, она его не оттолкнула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дурман любви - Спир Флора



Очень достойно, не хуже, а может и лучше многих.
Дурман любви - Спир ФлораОлга
6.09.2014, 23.14





Банально, исторически недостоверно, но что-то наивное и доброе в этом есть.
Дурман любви - Спир Флораren
10.09.2014, 0.48





Стиль написания очень средненький. И очень раздражает подробное описание постельных сцен ( к сведению ). А так ничего можно почитать для разнообразия
Дурман любви - Спир ФлораНэтэли
4.01.2016, 21.14





Очень понравился роман.Местами даже хотелось всплакнуть.Не любила читать про перемещение во времени,а здесь не могла оторваться.Непременно перечитаю как-нибудь.10 баллов
Дурман любви - Спир ФлораНа-та-лья
6.01.2016, 20.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100