Читать онлайн Дурман любви, автора - Спир Флора, Раздел - ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дурман любви - Спир Флора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.27 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дурман любви - Спир Флора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дурман любви - Спир Флора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спир Флора

Дурман любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

– Отчего ты все эти недели ночью оставался в своей спальне? – спросила Клари.
– Решил, что это необходимо, хотя, признаться, мне было нелегко. Наверное, ты заметила, я был не в духе.
Джек поцеловал ее чуть ниже пупка.
– Тогда почему ты не приходил?
Рука его скользнула по ее бедрам, и она с трудом удержалась, чтобы не застонать от наслаждения.
– Начнем с того, что нужно было дать твоему гневу остыть. Помнишь, в какой ярости ты была, когда я вернулся из Уилмингтона?
– Ну, этого я никогда не забуду… впрочем, не забуду и твою ярость.
Губы Джека опустились ниже, к самым чувственным и укромным местечкам, и Клари судорожно вздохнула.
– А еще я подумал, что после столь длительного воздержания наша брачная ночь будет просто незабываемой, – шепнул он.
– Так оно и случилось. Джек, ох, Джек, перестань… Нет, еще, пожалуйста, еще… О Господи!.. – Он понимающе усмехнулся, и тут Клари не сдержалась. – Я вышла замуж за сумасшедшего! Как это тебе удается доводить меня до такого состояния?
– А как тебе удается болтать в таком состоянии?
Но она уже умолкла – просто была не в силах отвечать. Волна наслаждения захлестнула ее, и она лишь сильнее прижималась к Джеку. Только много позже, когда голова его покоилась на ее животе, а она играла его шелковистыми волосами, ей удалось заговорить.
– Мы ведь так до сих пор и не закончили наш спор, – шепнула она.
– А мне показалось, что закончили. Я исполнил три твоих требования, и мы поженились. Вы с сестрой, кажется, почти подружились. Так что причин для разногласий больше нет.
Клари прикусила губу. Она не могла решить, рассказывать ли о том дне, когда она открыла верхний ящик комода, того самого комода, который стоял напротив их кровати, и нашла там письмо маркиза, его отца. В этом письме было много загадок, но Клари решила все-таки не портить брачную ночь и от вопросов удержалась. С письмом можно подождать. Однако ей захотелось дать ему шанс. Пусть он сам признается во всем.
– Вы с Филиппой кое-что скрыли от меня. Джек поднял голову и пристально посмотрел на нее.
– Любовь моя, позволь дать тебе один совет – совет супружеский. Не заглядывай туда, куда не следует. Для меня крайне важно, чтобы ты мне доверяла. Я бы не хотел лишиться твоего доверия.
– Боюсь, так у меня не получится. – Она погладила его по голове, провела рукой по щеке и губам. – Сложность в том, что я слишком тебя люблю и хочу знать про тебя все. Но мне не хотелось бы причинять тебе боль, Джек.
– Тогда не старайся ничего выведать и поверь, сердце мое, ты знаешь все, что тебе нужно знать. Я люблю тебя и буду любить всегда.
– Хорошо. – Она обняла его за плечи, он успокоенно вздохнул и снова опустил голову. – С сегодняшней ночи я буду поступать так, как хочешь ты.
В Богемия-вилидж Джек и Клари вернулись только спустя две недели после свадьбы, в субботу. Дни летели незаметно, погода стояла теплая. Клари никогда не чувствовала себя такой счастливой – счастливой и спокойной. Тошнота по утрам почти прошла, ночи она проводила в объятиях Джека, а днем занималась хозяйством. Уборка урожая подходила к концу. Джек с Сарой настаивали на том, чтобы после обеда она отдыхала. Иногда муж присоединялся к ней.
– Я хочу, чтобы завтра ты съездила со мной в город, – сказал он как-то днем. Солнце за окном стояло низко и золотило последними лучами обнажившиеся ветви деревьев, качавшихся на ветру. – Я хочу кое-что тебе показать. Надеюсь, сюрприз будет приятным.
– С тобой я поеду куда угодно, – довольно промурлыкала она. – Это связано с «Клари-Розой»? Наш шлюп приходит в Богемия-вилидж? Я так хочу подняться на борт!
– «Клари-Роза» завтра должна быть в Балтиморе, – ответил Джек. – Сэм направляется с грузом из Филадельфии на юг.
– Значит, твой сюрприз имеет отношение к Розе?
– Ты одна из самых упрямых женщин на свете. Не дразни меня, не то я за себя не ручаюсь.
И он подтвердил свои слова делом, обняв Клари так крепко, что у нее захватило дыхание.
– Ты не понимаешь, я ведь даже краснеть разучилась, – шепнула она, отвечая на его ласки. – И все из-за тебя.
На следующее утро, перед тем как выехать с фермы, Джек подарил ей синюю шерстяную накидку. Она знала, каким образом он добывает подарки для нее – их покупал, по его просьбе, Сэм и оставлял в Богемия-вилидж каждый раз, когда проходил по каналу. Но Клари никак не могла понять, как Джеку удается незаметно пронести их в дом и спрятать так, что она ни о чем не догадывалась до тех пор, пока он не вручал ей новый подарок.
– Сегодня она тебе понадобится, – сказал Джек, укутывая ее плечи в накидку.
– Ты становишься сверхзаботливым мужем.
– Надеюсь, это комплимент. Застегнув ей застежку у ворота, он поцеловал ее в губы.
– Разумеется, комплимент, – сказала она с улыбкой. – После смерти родителей все подарки я делала себе сама. Только недавно я поняла, как мне нравится, что ты обо мне заботишься. Мне хочется быть самостоятельной, но любовь и забота – это удивительно приятно.
Новая накидка пришлась удивительно кстати: по пути в Богемия-вилидж задул холодный ветер, а посеревшие облака указывали на то, что в любую минуту может пойти дождь или даже снег.
– Вот мы и приехали, – сказал Джек, останавливаясь на обычном месте на рынке у канала.
Осень была на исходе, так что особенно торговать было нечем – только несколько фермеров привезли корзины с яблоками и поздние тыквы. Впрочем, повсюду происходил бойкий обмен, но Клари не обратила на это внимания – более того, не заметила, как Джек мгновенно сбыл свои фрукты какому-то человеку на лодке. Молодую женщину совершенно потряс дом Розы.
– Господи! – воскликнула она. – Просто глазам своим не верю!
Последний раз она видела дом перед свадьбой. С тех пор его успели полностью восстановить. С фасада пристроили новую веранду с резными колоннами и широким крыльцом, выходившим на улицу. Старый дом был из неструганых досок, а этот был выбелен, и ставни на всех окнах окрашены в черный цвет.
– Джек, это и есть твой сюрприз?
– Именно так. Мисс Анлерсдоттир держит теперь постоялый двор – комнаты для гостей с обедами.
– Ей осталось только переменить фамилию, – заметила Клари.
– Будем надеяться, что Сэму удастся ее уговорить.
Джек улыбался, и Клари поняла, что он прочел ее мысли.
– Сэм уже закончил дела на канале? – спросила Клари.
После открытия канала Джек отошел от дел, связанных со строительством, зато много внимания уделял шлюпу, которым владел совместно с Сэмом.
– Да. Все будет окончательно завершено к весне, когда укрепят берега. Шлюзы работают отлично. Так что Сэм опять стал морским волком.
– И он регулярно заходит сюда, в Богемия-вилидж, – добавила Клари. – Все складывается как нельзя лучше.
– Душа моя, ты прирожденная сваха, – поддразнил ее Джек. – Осмелюсь предположить, что ты мечтаешь переженить всех друзей… потому что сама в браке счастлива.
– С чего ты это взял? – рассмеялась в ответ Клари.
Внутри дом Розы изменился еще больше, чем снаружи. В зале убрали бар, поставив вместо него столы со стульями у окон – с видом на канал.
– Внизу теперь харчевня, – объяснила Роза. – Вход в нее с заднего крыльца, так что попасть туда можно прямо с рынка или перейдя улицу от канала.
Роза и сама изменилась. Ни пышных розовых оборок, ни кружев, да и прическа другая – без локонов и кудряшек. Новая Роза Астрид Анлерсдоттир была одета в скромное платье темно-красного цвета. Ее светлые волосы были аккуратно зачесаны – почти так же скромно, как на свадьбе Клари. Но заново отремонтированный дом Роза показывала с прежним уверенным видом.
Слева от входа находился кабинет Розы. За ним – небольшая гостиная и спальня, отделанная в бледно-розовых тонах.
Вместо старой скрипучей лестницы у парадной двери построили новую, широкую, с перилами красного дерева.
– Комнаты наверху заняты постоянно, – сказала Роза, когда Клари поинтересовалась, как идут дела. – Приезжие не знают, чем раньше занимались в этом доме. Надо признаться, сначала мне было не по себе, ведь мужчины стали приезжать сюда с женами и детьми. Почти все оставались ночевать, а я привыкла к быстрой смене посетителей. Но теперь и мебель никто не ломает, и простыни не надо менять так часто – а это большая экономия. Кроме того, семьи платят куда больше, чем перепадало от мужчины, который на пару часов поднимался с девушкой в номер.
– Я рада, что ты не совсем изменилась! – рассмеялась Клари, которую очень развеселили эти практические соображения.
Они с Джеком пообедали в харчевне и обнаружили с удивлением, что Гермиона, чьи рыжие кудри стали отрастать и приняли свой естественный каштановый оттенок, превратилась в главную помощницу Розы – причем, одевалась она теперь так же скромно, как ее хозяйка. Дэнси по-прежнему управлялся с баром и принимал заказы, а иногда поднимался в верхние комнаты, чтобы следить за порядком. Эмми и Люси воцарились на кухне и готовили изумительно вкусные блюда.
Молодожены вернулись на Эфон-Фарм, нагруженные свертками – Клари купила всем подарки к Рождеству. Она боялась, что погода переменится и ей не удастся снова съездить в город, поэтому полдня она провела в новых лавках и магазинчиках у канала.
– И где же, позволь тебя спросить, ты намереваешься спрятать эти подарки до Рождества? – полюбопытствовал на обратном пути Джек.
– Под кроватью или в бельевом шкафу, – ответила она.
– Все туда не поместятся, дорогая моя.
– Тогда некоторые можно будет положить в комод у тебя в комнате. – Клари искоса посмотрела на него: ей было интересно, как он отреагирует на это предложение. – Кажется, в нижних ящиках есть место.
– Когда ты в них заглядывала?
В его голосе послышались резкие нотки.
– В тот день, когда ты рассек руку, – спокойно ответила она. – У тебя был жар, поэтому ты и не помнишь. Ты тогда весь день провел в кровати, занимался своими конторскими книгами.
– Я все прекрасно помню.
Возникла напряженная пауза, а потом Клари заговорила снова.
– Как ты думаешь, можно мне там что-нибудь спрятать? До Рождества, естественно. Может, ты уберешь на время эти огромные книги?
– Боюсь, не смогу.
Раньше он никогда не отказывал Клари с такой твердостью.
– Понятно. Тогда придется поискать другое место.
– Это самое разумное решение.
Они снова замолчали. Потом Джек спросил:
– Клари, ты заглядывала в те ящики только один раз?
– А зачем мне рыться в твоих конторских книгах? – спросила она, уклоняясь от прямого ответа. – Что ты там прячешь, Джек? Сокровища короны, украденные из Тауэра? Подарок мне на Рождество? Или отрубленную голову предыдущей жены?
– Что за кровожадные мысли! – Но он не рассмеялся и тему не сменил. – Значит, ты рылась в моих бумагах. Я не люблю, когда трогают мои вещи.
– А я не люблю, когда меня обманывают, – резко ответила Клари.
– И что ты там нашла, Клари? Доказательства того, что я убил жену? Или тебя интересовало, насколько я богат? Ты читала конторские книги?
– Конечно, нет. – Она была рада, что на этот вопрос может ответить совершенно чистосердечно. – Не думаю, что смогла бы разобраться в той куче цифр, с которыми ты возился, пока выздоравливал.
Последними словами она хотела напомнить ему, как преданно ухаживала за ним. Это могло бы предотвратить скандал, который уже назревал из-за этого ящика комода. Как она жалела теперь, что сунула туда нос. Не прочитай она письма маркиза, она бы верила всему, что говорили ей Джек и Филли.
«И опять ты будешь жить иллюзиями, – сказала она себе. – А ведь ты надеялась, что это больше не повторится. Хотела честности, правды. А может, настал момент высказать ему все напрямик?»
– Джек, – произнесла она вслух. – Я действительно только заглянула в конторскую книгу… и в другую, где ты записываешь сведения об урожае. Это было сразу после того, как я вернулась из Уилминтона… мне тогда было очень плохо, я испугалась того, что там увидела. И подумала, может быть, в этих бумагах я найду разгадку, узнаю, кто Филли на самом деле и сын тебе Джастин или нет.
– Понятно. – Джек с трудом сдерживал гнев. – Что же, в вашем времени принято лезть в личные дела других?
– Пожалуй, да, – сказала она, вспомнив про плакаты в супермаркетах и телевизионные шоу типа «Расскажи нам обо всем». – Но я предпочитаю так не поступать. Просто тогда я была не в себе.
– И что же ты обнаружила?
Сказано это было ледяным тоном, а лицо его так изменилось, что Клари даже немного испугалась. Но решила ответить честно.
– Я нашла письмо маркиза Хантсли. Я не смогла всего разобрать, у него такой ужасный почерк, но я поняла, что он на тебя страшно сердит. Из этого письма ясно, что Филли была твоей любовницей.
Клари умолкла, поскольку Джек смотрел на нее с такой яростью, что она испугалась, как бы он чего не натворил.
– А приходило ли тебе в голову, – прорычал он, – что тайна, которую ты пытаешься раскрыть, может принести много горя ни в чем не повинным людям?
– Об этом я не думала.
– Наверное, в будущем тебе стоит быть повнимательней, – сухо заметил он.
– Роза говорит, что в важных делах я часто веду себя слишком импульсивно, – ответила она, – и не задумываюсь о последствиях.
– Как нельзя более верное наблюдение.
– Извини. Я никому не рассказывала о том, что узнала из этого письма… даже Филли.
– Если ты хоть слово скажешь Филли, – вскричал он, – я… я тебя изобью!
– Никому не позволю себя бить! – воскликнула она. – Никому! Если ты меня хоть пальцем тронешь, Джек Мартин, я уйду от тебя, и ты меня больше никогда не увидишь!
– Ты даже не представляешь, какую боль могла ей причинить!
Они уже подъезжали к ферме, Джек остановил повозку у конюшни, и Клари увидела Мозеса, который направлялся к ним, чтобы распрячь лошадь и унести покупки в дом. Джек схватил ее за подбородок и развернул к себе.
– Я твой муж и приказываю тебе ни с кем это не обсуждать. И никаких вопросов не задавай. И никогда, ни при каких обстоятельствах не открывай нижний ящик комода. Ты поняла меня, Клари? – почти прорычал он.
– Да кто ты такой? – вскинулась она. – Синяя Борода? Знаешь эту историю, Джек? «Не бери этот ключ, не открывай эту дверь!» Но мы же знаем, что случилось с женой Синей Бороды, когда она его ослушалась, правда?
– В отличие от Синей Бороды, – ответил он более спокойным тоном, – у меня только одна жена, и я не убивал женщину, которую люблю… пока.
Она отстранилась от него и вышла из повозки сама, хотя рядом стоял Мозес, готовый помочь.
– Я предупредил тебя, Клари, – сказал Джек. – Мое терпение на исходе.
– Ну и прекрасно! Храни свои проклятые тайны!
Круто развернувшись, она побежала в дом, а оказавшись в своей комнате, с такой силой захлопнула дверь, соединявшую их спальни, что Джек должен был услышать это с улицы. Клари едва успела снять накидку и шляпку, как в комнату вошли Джек и Мозес со свертками.
– Положите их в углу, – резко произнесла Клари. – Я разберусь с ними позже.
Она заметила, как Джек бросил взгляд в сторону двери в свою комнату, но ничего при этом не сказал.
– Сара оставила вам ужин на кухне, – сообщил Мозес. – А в кладовке еда на завтра.
– Спасибо, – ответила Клари, пытаясь улыбнуться, чтобы Мозес не подумал, будто она сердится на него. – Я забыла, что сегодня суббота.
– Пойду займусь лошадьми, – сказал Мозес и вышел.
– Я с тобой.
Джек ушел вместе с негром. Клари осталась одна. Она не могла решить, что делать дальше. Разбирать рождественские подарки настроения не было, есть совершенно не хотелось, поэтому об ужине она тоже не думала.
– Пожалуй, пора принять субботнюю ванну, – пробормотала она. – Может, это меня успокоит.
На плите на кухне она нашла котелок с горячей водой – Сара всегда оставляла его там. Перелив кипяток в ведро, она направилась в душевую кабинку. Было довольно прохладно. Джек говорил ей, что есть еще большой таз, в котором можно мыться на теплой кухне – зимой все так и делали. Однако Клари хотелось поплескаться вволю. Она принесла еще одно ведро с холодной водой для ополаскивания, потом повесила одежду на крючок и встала под душ. Вымылась она быстро, ей было холодно, и она с трудом заставила себя облиться водой из ведра, чтобы смыть пену.
Она отжимала мокрые волосы, и в этот момент в кабинку зашел Джек: он был уже в халате и вид у него был мрачный.
– Я сейчас заканчиваю, – сказала Клари и потянулась за полотенцем.
– Не спеши.
Он развернул полотенце. Клари решила, что он хочет ей помочь, но через мгновение обнаружила, что полотенце сложено вдвое и у нее за спиной, а Джек прижал ее в углу.
– Джек, что ты делаешь?
– Я хочу убедиться в том, что ты понимаешь, кто я.
Он приблизился к ней, навалился на нее своим телом. Больно он ей не сделал, полотенце защищало ее спину от кирпичной стены, но пошевелиться Клари не могла. Она попыталась его оттолкнуть, но у нее ничего не вышло. Он не тронулся с места.
Поцелуй его был таким настойчивым и требовательным, что она наконец разжала губы, позволив его языку проникнуть внутрь. Сопротивляться этому пылкому желанию не было сил. И она чувствовала его возбужденную плоть. После долгих недель любовных игр она привыкла отвечать на его ласки, привыкла к тому, как он угадывает все ее желания. Никакие ссоры не могли помешать огню их страсти. Больше того, он разгорался от этого еще сильнее. Клари не могла больше терпеть. Обвив руками его шею, она перестала сопротивляться. Джек чуть ослабил объятия, рука его скользнула между их тел.
Клари откинула голову, пытаясь разглядеть его лицо, но было слишком темно. Она слышала его дыхание, чувствовала его запах. Рука его раздвинула ее бедра, скользнула по ноге, поднимая ее вверх. Она застонала и отдалась на его волю.
– Ах, Клари!
Он держал ее так крепко, что она не могла пошевелиться, только стояла, дрожа, на одной ноге, прижавшись к кирпичной стене, позволяя ему делать все, что он хочет. Раньше, даже в моменты самой бурной страсти, он всегда был нежен с ней. Сейчас его ласки были яростными. В них смешалось все – гнев, желание и… страх.
– Клари, не покидай меня! Ты нужна мне. Будь со мной. Будь со мной!
Он напрягся – возбуждение достигло высшей точки. Клари нашла его рот и приникла к нему: она хотела утешить его, убедить в том, что она принадлежит ему и только ему. Мгновение спустя, немного раньше, чем ей хотелось бы, он отстранился, облокотился о стену и стоял, не в силах отдышаться.
– Джек, любимый мой!
Она обвила руками его талию и приникла к груди. Он нежно обнял ее, и они стояли так в темноте, пока Клари не начала дрожать от холода.
– Пойдем, – сказал он, выводя ее из кабинки.
– А моя одежда? – спросила Клари, стуча зубами от холода.
– Вот она.
Он сунул ей платье в руки вместе со своей одеждой и мокрым полотенцем, а потом подхватил ее на руки и отнес в дом.
В своей спальне он отбросил одежду в сторону, положил Клари на кровать, лег рядом. Она уже совсем закоченела и грелась теперь в его объятиях. Но у нее было странное ощущение, что это она его согревает – согревает не тело, а душу, которая уже заледенела от непрестанной боли.
Некоторое время спустя они согрелись, и она раздвинула ноги… На этот раз он вошел в нее нежно, ласково, вся ярость осталась там, в душевой. И он был с ней, пока она не насладилась полностью, а потом гладил ей волосы, целовал и повторял, как сильно ее любит.
– Я не могу с тобой ругаться, – шепнула она, прижимаясь к нему. – Хотя примирение так сладостно.
– Тогда давай больше не будем ссориться. Клари, перестань расспрашивать меня о моем прошлом. Я же не пытаюсь проникнуть в твои тайны.
– В мои? – изумилась она. – Разве у меня есть тайны?
– Ты далеко не все рассказала мне об измене своего бывшего мужа.
– Об этом я не хочу говорить, – заявила она. – Это было так давно, в прошлой жизни. Какое это сейчас имеет значение?
– Похоже, я точно так же думаю о событиях моей прежней жизни.
Клари ничего не ответила, и он продолжал:
– Видишь, сердце мое, у нас обоих есть что-то, о чем мы не хотим рассказывать… даже тем, кого любим.
– Об этом я раньше не думала, – призналась она.
– А теперь подумай, – сказал он. – Подумай хорошенько, потому что, предупреждаю тебя, если ты будешь упорствовать, ты разрушишь наше счастье и наше будущее. Давай покончим со ссорами и с ненужным любопытством.
– Наверное, ты прав.
– Я знаю, что прав. Давай договоримся – я не буду выпытывать твои тайны, а ты мои.
Она лежала с ним рядом, прижавшись к нему, и думала о том, как сильно его любит, как не перестает удивляться и восхищаться им. Честь значила для него так много, и он был такой порядочный человек, что в прошлом его, пусть даже и таинственном, не могло быть ничего ужасного.
– Клари!
Он обнял ее сильнее, словно боясь, что она исчезнет.
– Ты мне велел как следует подумать, – шепнула она, – вот этим я и занимаюсь.
– И что же?
– Я принимаю этот уговор, потому что люблю тебя. И ты, конечно, прав… хотя мне трудно смириться с этим. Больше никаких вопросов, Джек. Мы будем жить честно и постараемся сделать друг друга счастливыми.
– Ты уже сделала меня счастливым. – Он поцеловал ее в шею. – Без твоей любви жизнь моя была бы пуста и бесполезна. Не оставляй меня, Клари, не лишай меня своей любви, иначе сердце мое разорвется от горя и одиночества.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дурман любви - Спир Флора



Очень достойно, не хуже, а может и лучше многих.
Дурман любви - Спир ФлораОлга
6.09.2014, 23.14





Банально, исторически недостоверно, но что-то наивное и доброе в этом есть.
Дурман любви - Спир Флораren
10.09.2014, 0.48





Стиль написания очень средненький. И очень раздражает подробное описание постельных сцен ( к сведению ). А так ничего можно почитать для разнообразия
Дурман любви - Спир ФлораНэтэли
4.01.2016, 21.14





Очень понравился роман.Местами даже хотелось всплакнуть.Не любила читать про перемещение во времени,а здесь не могла оторваться.Непременно перечитаю как-нибудь.10 баллов
Дурман любви - Спир ФлораНа-та-лья
6.01.2016, 20.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100