Читать онлайн Дурман любви, автора - Спир Флора, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дурман любви - Спир Флора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.27 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дурман любви - Спир Флора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дурман любви - Спир Флора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спир Флора

Дурман любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Как и ожидала Клари, у Джека днем опять поднялась температура. Всю ночь она снова просидела у постели больного, обтирая ему лицо полотенцем, намоченным в холодной воде. Она полагала, что его состояние ухудшилось из-за непрерывного дождя и влажной духоты – около двух часов она готова была бы отдать все на свете за самый паршивенький кондиционер. Однако ближе к рассвету жар спал, и Джек погрузился в глубокий сон.
Утром Сара обнаружила Клари, свернувшуюся клубком у кровати Джека.
– Так не пойдет, вы не можете сидеть возле него каждую ночь! – воскликнула негритянка. – Вы же сами свалитесь!
– Сегодня было получше, – сказала Клари, разминая одеревеневшие плечи. – Он не бредил. Это очень хороший симптом.
– Ступайте-ка на кухню и поешьте. Я кликну Мозеса, он посидит с мистером Джеком.
– Я не выйду из этой комнаты, – объявила Клари. – Увидев Мозеса, Джек сразу надумает вставать. А мне он подчинится.
– Этот человек никому не подчинится, – возразила Сара, бросив быстрый взгляд на спящего. – Мистер Джек считает, что разбирается во всем куда лучше других… обычно так оно и есть. Если он послушается вас, значит, вы женщина необычная. Впрочем, за последние два дня мы все в этом убедились.
– Все гораздо проще. И вы, и Джек увидели, что я умею лечить раны. Сара, принеси завтрак нам обоим. Ему надо как следует поесть.
Вскоре Джек проснулся и сразу же потребовал, чтобы ему разрешили побриться, однако уступил просьбам Клари, которая обещала, что продержит его в постели всего лишь один день, если он будет вести себя разумно.
– Но не могу же я лежать просто так, ничего не делая? – пожаловался он. – Дай мне конторскую книгу. Она в нижнем ящике комода. И еще мне нужен пюпитр для письма. Он в общей комнате.
– Ладно, но не слишком ворочайся, – сказала она, направляясь к комоду.
В нижнем ящике лежала не только толстая конторская книга, но и другие бумаги – некоторые походили на письма. Клари очень хотелось заглянуть в них, чтобы узнать хоть что-то из загадочного прошлого Джека, но она сумела подавить любопытство и вынула лишь конторскую книгу, а затем пошла за пюпитром. Это был деревянный ящичек с наклонной крышкой, на которой можно было писать. В отделениях были разложены гусиные перья, острый нож для заточки и тщательно закрытая бутылочка с чернилами.
– Не открывай ее, – предостерегающе произнесла Клари, когда Джек взялся за бутылочку. – Прольешь и испачкаешь простыни.
– Каким же это образом я смогу писать, если нельзя пользоваться чернилами?
Резкий тон служил неопровержимым свидетельством того, что Джек поправляется. По своему богатому опыту Клари хорошо знала, как любят брюзжать выздоравливающие мужчины – уж очень им не нравится лежать в постели под женским наблюдением.
– Подожди, я кое-что придумала, – сказала она и быстро принесла из общей комнаты маленький столик. Поставив его вплотную к кровати, она положила перья и чернила так, чтобы Джек мог легко до них дотянуться. Высокие подушки позволяли ему работать без особого напряжения. Оставив его с конторской книгой, она занялась своими привычными делами.
Ближе к вечеру Джек стал проявлять все признаки нетерпения. Осмотрев его руку и убедившись, что рана заживает нормально, Клари сдалась и разрешила ему ужинать в столовой. Она даже принесла кувшин с горячей водой, чтобы он мог умыться и побриться.
Вернувшись в свою спальню и закрыв общую дверь, Клари быстро переоделась. Она порвала подол серого платья, в котором обычно ходила, и теперь его нужно было чинить. У нее оставалось только одно платье – правда, более элегантное и дорогое, с плотным корсажем из сине-зеленого шелка и пышными рукавами, отделанными кружевными манжетами. Белая муслиновая юбка начиналась гораздо выше талии и затягивалась широким поясом с узором из синих цветов и зеленых листьев. Она была такой прозрачной, что пришлось поддеть нижнюю юбку и сорочку. Зато корсет и длинные панталоны, также подобранные мадам Розой, Клари решительно отложила в сторону.
Она считала эти панталоны до лодыжек совершенно идиотскими – две штанины из белой ткани соединялись на талии обыкновенной тесемкой, а шов посредине начисто отсутствовал. Видимо, это помогало быстрее удовлетворять естественные потребности, но штанины без конца перекручивались, натирая и раздражая кожу. Клари честно попыталась носить их, чтобы ощущать себя настоящей женщиной этого времени, однако долго не выдержала – аккуратно сложила эти панталоны и засунула их в сундук, подальше от глаз. О корсете же и речи не могло быть – она не сумасшедшая, чтобы подвергать себя подобной пытке! Несмотря на огромное количество поглощаемой ею пищи, она сохраняла прежнюю стройность и без труда влезала в свои платья, так что затягиваться в эти обручи не имело смысла.
Затем Клари тщательно причесалась, убрав самые непокорные пряди под гребешок. Ее туалет был завершен. Взяв серое платье и иголку с ниткой, полученные от Сары, она пошла в общую комнату – в ожидании Джека заняться починкой можно было и там.
Летом общей комнатой пользовались довольно редко. Обставлена она была как придется, но на фоне выбеленных стен очень красиво смотрелись изящный диванчик, обитый синим шелком, и удобное кресло в шерстяном узорчатом чехле. Занавесок на окнах не было. Перед креслом стояла деревянная скамеечка для ног, у камина – небольшой круглый столик. Видимо, хозяин дома любил проводить здесь холодные вечера – об этом свидетельствовали лежавшие на столике трубка и шкатулка с табаком. Клари пожалела о втором столике, который отнесла в спальню Джека, – было бы очень неплохо поставить на него подсвечник. В комнате было так сумрачно, что она с трудом различала иглу и, естественно, уколола себе палец.
– Черт возьми! – вскрикнула она. – О Господи! Простите меня, мадам Роза. Я очень стараюсь следить за своим языком, но порой так трудно удержаться.
– Ты говоришь со мной?
На пороге стоял Джек – пугающе красивый в своей белой рубашке с открытым воротом, бежевых бриджах, расшитых бисером домашних туфлях и синем шелковом халате. Волосы его были стянуты сзади синим шелковым бантом.
– Нет, сама с собой.
Клари надеялась, что он не догадается по ее глазам, о чем она думает. Без всякого сомнения, Джек Мартин был чертовски привлекательным мужчиной – прежде никто так не возбуждал ее. Она была поражена: стоило ему всего лишь войти в комнату – и все чувства ее мгновенно пробудились.
– Прости, что я появился перед тобой в неглиже, – сказал он. – Я пытался надеть сюртук, но не сумел справиться с рукавом из-за повязки на левой руке.
– Меня это вовсе не шокирует, – ответила она. – Посмотрел бы ты на некоторых мужчин двадцатого века… по сравнению с их рваными джинсами и грязными майками твое неглиже выглядит безупречным вечерним нарядом.
– Странная же у вас эпоха, если джентльмены одеваются, как нищие, – пробормотал он.
А затем спросил, приподняв своим длинным пальцем краешек платья, разложенного у нее на коленях:
– Что ты делаешь?
– Занимаюсь починкой.
В глазах у него зажглись лукавые огоньки, и она поспешно добавила:
– И жду.
– Правда?
Ну, конечно, он с трудом удерживал улыбку! В кресло он опустился с небрежной грацией – и где только он научился двигаться так непринужденно и легко? Он напоминал ей тигра… или опытного фехтовальщика. Да, именно! Джек походил на актера, исполняющего роль в костюмном фильме. Но для него это было не игрой, а реальной жизнью. Внезапно она поняла, что все попытки захватить его врасплох с целью выведать тайну – просто пустая трата времени. Раз он сам не хочет говорить о себе, следует расспросить других людей – но за пределами Эфон-Фарм. Она была убеждена, что Сара и Мозес знают о Джеке не больше ее самой. Если она хочет разгадать эту загадку, ей нужно на какое-то время отлучиться с фермы и переговорить с теми, кто знаком с Джеком. Какую бы причину придумать?
– Знаешь, Джек, – сказала она, – этой комнате не хватает уюта.
– Я так редко ею пользуюсь, – ответил он, – что мне уже приходило в голову устроить здесь рабочий кабинет. Всем было бы гораздо удобнее. Обычно я сажусь за конторскую книгу в столовой и мешаю Саре накрывать на стол.
– Ты мог бы поставить пюпитр в углу, и все равно осталось бы достаточно места для отдыха, – возразила Клари. – Я имела в виду занавески, ковер, какие-нибудь цветные подушечки… Кроме того, здесь темновато.
– Ты так считаешь?
Он смотрел на нее с любопытством и интересом, явно ожидая продолжения.
– Если тебя волнуют затраты, то это не должно стоить безумных денег…
– Деньги меня совершенно не волнуют, – сказал он. – Ты не составишь для меня список нужных тебе вещей? Я как раз собирался спросить тебя, что ты хочешь купить из одежды. Я буду счастлив исполнить все твои пожелания, если это возможно сделать в Уилмингтоне или в Филадельфии.
– Если бы ты взял меня с собой, я могла бы решить на месте, что именно мне подходит, – вкрадчиво промолвила она.
– Я уже говорил тебе, что о совместной поездке не может быть и речи.
Это было сказано вежливо, но так твердо, что Клари поняла – переубедить Джека ей не удастся.
– Почему, почему мне нельзя ехать с тобой?
Она расслышала плаксивые нотки в своем голосе, однако решила не отступать.
– У меня есть свои причины. Очень веские причины. К тому же, вскоре тебе не понадобится далеко ехать, чтобы совершить необходимые покупки. Ты сможешь все приобрести в Богемия-вилидж. Каждый день там появляются новые постройки. А осенью, когда начнется судоходство по каналу, все корабли будут подолгу задерживаться у шлюзов. Тогда деревушка превратится в громадный рынок. Скажи мне, Клари, что означает твое желание путешествовать и заняться обустройством моего дома? Ты поверила, что останешься в этом времени?
– А что означает твой вопрос? Ты повепаририл, что я явилась сюда из будущего?
Ровала она.
– Ты производишь впечатление очень честной и искренней женщины, – задумчиво сказал он. – Я наблюдал за тобой все эти недели. Конечно, твоя история выглядит крайне не правдоподобной, но все твои слова и поступки служат подтверждением того, что ты говоришь правду. Добавлю, что ни одна женщина нашего времени не смогла бы сделать хирургическую операцию. И ты чрезвычайно независима в своих мнениях. Да, Клари, после длительного тесного общения с тобой за этот месяц я готов допустить, что тебя перебросили из одной эпохи в другую.
– Благодарю тебя, – произнесла она, закрыв глаза от радости. – Ты сам не понимаешь, как важно для меня твое доверие.
– Быть может, понимаю, – прошептал он.
– Я начинаю думать, что мне суждено остаться в этом времени навсегда, – ответила она просто. – Самое забавное состоит в том, что меня это вполне устраивает. Только в первые дни мне было тяжело, потому что приходилось приспосабливаться… Теперь я чувствую себя такой счастливой, как никогда прежде. Но все-таки ты должен предоставить мне некоторую свободу.
– Разве ты пленница здесь, Клари?
– Видишь ли, в моем времени женщины не сидели дома безвылазно. Мы привыкли ходить повсюду без сопровождения мужчины, мы имели свою работу, мы были очень независимы.
– Я уже отмечал твою независимость. Однако ты сама сказала, что чувствуешь себя гораздо более счастливой под моей защитой.
– Не воображай, будто я соглашусь торчать здесь всегда. Раньше или позже у меня разовьется клаустрофобия. С женщиной из двадцатого века, знаешь ли, иметь дело не слишком легко.
Для нее осталось загадкой, как воспринял Джек эту угрозу, поскольку в комнату вошла Сара с известием, что ужин подан. На протяжении следующего часа Клари говорила только о еде и прочих незначащих вещах, ибо Джек неукоснительно следовал правилу не вести за столом никаких серьезных разговоров.
– Кажется, дождь прекратился, – сказал он, откладывая в сторону салфетку. – Как выздоравливающий, я намерен провести пару часов на природе.
Взяв Клари под руку, он направился через холл на веранду и, вдохнув всей грудью влажный воздух, произнес:
– Нет, завтра снова польет…
– В таком случае тебе придется посидеть дома.
– Отнюдь. У меня слишком много дел.
– Ты тоже страдаешь клаустрофобией, Джек? – сухо осведомилась она. – Стало быть, ты должен понять и мои чувства.
– Сдаюсь, Клари.
Засмеявшись, он обхватил ладонями ее лицо. У него были мозолистые руки, но прикосновение оказалось очень нежным.
– Никогда еще я не встречал такой самостоятельной женщины, – сказал он. – Клари, ты просто удивительная… Ты ворвалась сюда из неведомой дали и отвоевала для себя место без всяких усилий, легко и непринужденно. И странная вещь! Мне вовсе не хочется смирять твою гордыню, укрощать твой независимый дух. Я предпочитаю, чтобы ты осталась со мной по собственной воле.
– Тогда позволь мне ехать с тобой в Филадельфию.
– Нет, Клари. И не задавай мне никаких вопросов. Поездка будет очень напряженной, и у меня не будет времени, чтобы заниматься тобой. В данный момент я не имею права взять тебя с собой. Однако это путешествие не последнее. Мне часто приходится выезжать. Возможно, в следующий раз я возьму тебя. Ты довольна?
– Когда это будет?
– Я смогу ответить тебе по возвращении. Сейчас завершаются земляные работы в Дип-Кат, и мы должны успеть к дню официального открытия канала. До середины октября мне придется пару раз съездить туда, а также в Уилмингтон.
– В школе нам много рассказывали о Дип-Кат, – сказала она. – Это горная гряда, пересекающая полуостров. Землекопы вручную пробивались сквозь гранит. Постоянно происходили ужасающие оползни и другие несчастья. И о мосте через Дип-Кат нам тоже рассказывали. У меня всегда были хорошие отметки по истории, – добавила она с гордостью, и Джек одобрительно усмехнулся.
– Саммит-Бридж был построен еще до того, как за дело взялись землекопы, – наставительно произнес он. – Инженеры решили, что будет проще, дешевле и безопаснее сначала возвести мост, а уж потом рыть под ним канал. К сожалению, никто не подозревал, какая зыбкая здесь почва, поэтому стены приходится постоянно укреплять. Равным образом ни один из инженеров не предполагал, как тяжело будет прокладывать канал через болота в восточной оконечности бухты Делавэр. Порой мне кажется, что мы никогда не кончим. А затраты оказались настолько большими, что, похоже, инвесторы не получат ни цента.
Он замолчал, а затем промолвил с глубоким вздохом, обращаясь скорее не к Клари, а к самому себе:
– Есть люди, которых интересуют только дивиденды…
– Мне хотелось бы взглянуть на старый мост, Джек, – сказала Клари. – В двадцатом веке был построен новый.
– В день открытия мы все поедем туда, – пообещал он. – Но довольно, Клари. Я не хочу больше говорить ни о канале, ни о мосте.
– Что же мы обсудим теперь?
Она умолкла, вновь ощутив прикосновение его ладоней к своему лицу.
– В субботу вечером мы затронули очень интересную тему, и я хотел бы к ней вернуться, – прошептал он. – Сейчас самое время…
– Что ты имеешь в виду?
Она прекрасно знала, о чем идет речь, но желала, чтобы он сам сказал это.
– Я прошу тебя разделить со мной ложе сегодня ночью.
– Джек!
Дыхание у нее пресеклось. Ей вдруг показалось, что нет другой опоры, кроме его рук – если бы он не держал ее, она рухнула бы на землю.
– Ты дала мне понять, что хочешь этого, – нежно произнес он. – Но я не принуждаю тебя, Клари. Мне хорошо известно, какие муки испытывает женщина, если над ее достоинством надругались. Я не желаю поступать так с тобой, Клари. Ты должна принять осознанное и добровольное решение.
– Ты будешь делать то же, что и на берегу реки?
Она сама не понимала, как у нее хватило духу задать этот вопрос. Зардевшись от смущения, она ждала ответа.
– Милая моя девочка, что же пришлось тебе пережить, если ты спрашиваешь об этом? Нет, не надо ничего объяснять. Из твоих рассказов я уже понял, как с тобой обходились. Поверь мне, Клари, мы только пригубили из чаши наслаждений, и ты даже не представляешь, какие радости нас ожидают.
Он еще не целовал ее, а она уже всей душой жаждала этого. В лицо ему она не смела взглянуть. Этот шепот в темноте оказывал на нее гипнотическое воздействие, буквально завораживал, но она почему-то была уверена, что Джек говорит правду. Если она откажется, он позволит ей уйти. Совершенно невероятное обещание в устах мужчины – однако этот человек сделает то, что обещает. Она знала, что он хочет ее – после пикника в лодке в этом нельзя было сомневаться. И было видно, что желание его только возросло… И она сама жаждала вновь ощутить уже испытанный восторг, пережить прежние ощущения. Прежние? Нет, она желала большего! Она желала знать все, чему он может научить ее.
– Клари?
– Да, Джек. Я проведу с тобою ночь.
Внезапная радость охватила все ее существо. Отныне не только Джек будет что-то делать с ней – они оба сделают это друг для друга. В тот момент, когда их губы сомкнулись, она перестала с изумлением спрашивать себя, зачем он добивается ее согласия, хотя мог бы воспользоваться своей очевидной властью над ней. И куда только подевались прежние ее обиды и отвращение к мужчинам? Она напрочь забыла о том, что им нельзя доверять – за этот месяц Джек совершенно преобразил ее. Она обняла его за шею и прижалась к нему, с безмолвной покорностью ожидая того, что им обоим страстно хотелось сделать.
Ей казалось, что она потеряет сознание прежде, чем завершится поцелуй. Джек провел большим пальцем по ее нижней губе, и она приоткрыла рот, куда сразу же ринулся его язык, мгновенно пробудивший в ней все чувства. Одной рукой он обхватил ее затылок, не давая запрокинуть голову, а другой прижал к себе так крепко, что она ощутила мощь его тела. Охваченная испепеляющим огнем страсти, Клари целиком отдалась ему, не думая о последствиях.
Она знала, что ей предстоит пережить с ним восторг наслаждения, испытанного лишь однажды – и это было в его объятиях. Теперь он не остановится на полпути и не отпустит ее до тех пор, пока оба они не упьются радостью до самого конца. Все ее опасения и тревоги исчезли перед лицом этой абсолютной уверенности, и когда он слегка разжал руки, она сразу же поняла, что это всего лишь временная передышка и нужно терпеливо ожидать его следующего шага.
Он обнял ее за плечи и повел в дом. Тесно прижимаясь друг к другу, они пересекли холл и оказались в его спальне. Сара погасила все свечи перед тем, как уйти в свой коттедж – кроме них двоих, здесь никого больше не было. Джек направился к подсвечнику, стоящему на столике возле кровати, а Клари нерешительно взглянула на дверь своей комнаты.
– Мне надо снять платье, – прошептала она, посмотрев на синий шелковый корсаж и белую муслиновую юбку.
– Я сам раздену тебя.
Он протянул руки, и Клари пошла к нему.
– Какая ты красивая.
Вынув гребень, он распустил ей волосы и провел ладонью по темным густым кудрям. Когда она закинула голову назад, его пылающие губы приникли к ее горлу. Она схватилась за его плечи, чтобы удержаться на ногах – еще мгновение, и она упала бы перед ним на колени. А его руки уже возились с застежками пояса.
– Где же они? – пробормотал он, и она ощутила на себе его пальцы, пробегающие по спине в поисках крючков.
– Вот здесь.
Платье мягко спустилось к ее ногам. Он быстро развязал тесемки нижней юбки, упавшей следом за платьем, а затем снял через голову сорочку. Клари заметила веселые огоньки в его глазах, когда он увидел, что на ней нет ни корсета, ни панталон, ни чулок. Но лукавое выражение на его лице тут же сменилось благоговейным восторгом. Он провел ладонями по ее обнаженному телу от ключиц до бедер.
– Изумительная.
Пальцы его задержались на сосках, и Клари негромко вскрикнула. Она вскрикнула громче, когда он приник губами сначала к одному соску, а затем в другому. Все в ней затрепетало, и она потянулась к нему в почти мучительном нетерпении.
Джек мягко опустил ее на постель и встал перед ней на колени. Одной рукой он поглаживал ей колени, бедра и промежность. Клари, задохнувшись, раздвинула ноги шире.
– Ты не представляешь, как сильно я хочу тебя, Клари. Ты такая страстная, ты отзываешься на каждое мое прикосновение.
Он уткнулся лицом в ее живот. Клари, обхватив его голову, развязала бант, стягивающий его темные, с медным отливом, волосы. Но когда она попыталась привлечь его к себе, чтобы впиться губами в его рот, он вдруг отпрянул и стал лихорадочно освобождаться от халата, рубашки, бриджей. Клари, застыв на спине, следила за быстрыми движениями его пальцев, расстегивающих пуговицы на кальсонах. Она увидела упругие ягодицы и стройные ноги, а затем он повернулся – и глаза у нее расширились от изумления. Заметив это, он улыбнулся и встал перед ней во весь рост. Клари онемела.
Испугалась?
На кровать.
– Нет, – ответила Клари, нервно облизав губы.
– Что же тогда?
Он подвинулся к ней ближе.
– Я поняла, как сильно хочу тебя… всего тебя… хочу, чтобы ты был во мне. – Она смело встретила его загоревшийся взгляд. – Я поняла, что ты великолепен… и не только в физическом отношении.
– Но сейчас это важнее всего, – прошептал он.
– А ты поцелуешь меня?
– Конечно. И не только в губы.
Он лег рядом с ней и притянул к себе.
– Сначала я тревожилась за тебя. Такая тяжелая рана. Жар, слабость и все такое… Быть может, сейчас это трудно для тебя?
Он прервал ее сбивчивую речь долгим сладостным поцелуем.
– Ты как-то сказала мне, что всегда несешь околесицу, когда взволнованна, – поддразнил он ее. – Я рассматриваю твой лепет как формальное приглашение и намерен довести тебя до полной бессмыслицы.
Его руки трудились безостановочно, а ласки становились все более и более изощренными.
– Но… но я… ох, Джек… никогда еще…
Господи!
– Кажется, я этого уже добился? – шепнул он лукаво.
– Не смейся, это очень серьезно. Ты сводишь меня с ума.
Не договорив, она застонала, ибо пальцы его мягко пробежали по ложбинке между ягодицами.
– Вы совершенно правы, мадам. – Широко разведя ее ноги, Джек встал между ними на колени. – Теперь уже не до шуток. Открой глаза, радость моя, и взгляни на меня.
– Прошу тебя, – пролепетала она, – пожалуйста, Джек… сделай же что-нибудь… я больше не могу… не могу…
– Я правильно тебя понял?
Он проник в нее так быстро и так легко, что Клари вытаращила глаза, не в силах удержать изумления. В его взгляде она прочла торжество.
– Красивая, какая же ты красивая, – шептал он нежно. – Клари, бесценная моя Клари…
– Джек.
Он раскачивался над ней. Клари вцепилась в его руки. Ощутив его плоть в себе, она прижималась к нему все теснее и теснее. Язык совершенно ей не повиновался, а разум блуждал в неведомых прежде краях, где чувства обретали свою законченность и тело жаждало слиться с ними.
– Не останавливайся… я хочу… мне нужно…
– Я знаю. Обними меня крепче, Клари. Ты должна желать меня так же сильно, как я желаю тебя.
– Я желаю. Я… Джек, Джек! Что это со мной?
Обхватив его талию, она впилась ногтями ему в поясницу. Некая внутренняя сила заставляла ее повторять его движения, она содрогалась и извивалась, пока рассудок ее окончательно не помутился. Внезапно ритм изменился, напор усилился, и Клари застыла почти бездыханная, а потом из глаз ее хлынули восторженные слезы, и она испустила хриплый вопль наслаждения.
Потом Джек долго целовал и ласкал ее, шепча нежные слова. Только теперь ей открылась бесконечная радость истинной любви, и она взглянула на него с обожанием.
– Ты уже способна говорить внятно? – прошептал он.
– Не смейся надо мной, – тихо произнесла она, и он сразу стал серьезным.
– Я вовсе не смеюсь над тобой, Клари. Я просто хотел узнать, обрела ли ты наконец себя.
– Думаю, я уже никогда не буду прежней.
После того, что я пережила…
– Для меня большая честь услышать это. Ты сделала мне комплимент.
Он лег на спину, продолжая обнимать Клари здоровой рукой. Какое-то время оба они молчали, а затем Клари не выдержала.
– Я знаю, что ты хотел меня, однако попросил разрешения, – сказала она, приподнявшись на локте и пристально глядя на Джека в ожидании ответа.
– Иначе было бы нечестно.
Клари показалось, что он недоговаривает.
– Ты пару раз упомянул о том, что знаешь, как тяжело переживает женщина подлость и измену.
На лице его появилось замкнутое выражение – так бывало всегда, когда она пыталась проникнуть в прошлое. Раньше Клари пугалась этой холодности, однако сейчас, осмелев от любви, проявила настойчивость.
– Ты спрашиваешь разрешения из-за этой женщины?
– Да.
Только одно слово – и ничего больше. Изнывая от любопытства и желания узнать о Джеке все, Клари рискнула задать еще один вопрос:
– Кто она такая?
– Это была девушка, слишком юная и невинная для того, чтобы осадить мужчину, который вообразил, будто она хочет его, невзирая на все ее мольбы.
– Она была тебе очень дорога? Джек промолчал.
– Что же случилось потом?
– Этот мужчина больше не обидит ни одну женщину.
Сказано это было таким тоном, что Клари прошиб озноб, но она решила не отступать – следовало воспользоваться моментом, ведь Джек отвечал ей, хоть и не слишком многословно, тогда как обычно переводил все вопросы в шутку.
– А девушка? Что стало с ней?
– Надеюсь, со временем она оправится от потрясения и не будет больше терзаться чувством вины. Я молюсь за нее и верю, что она вновь научится быть счастливой.
– Это было в Англии, Джек?
– Это произошло много лет назад.
Он ясно давал понять, что хочет прекратить этот разговор – пока следовало смириться. Но у Клари вертелось на языке еще одно замечание.
– Мадам Роза сказала мне, что ты всегда был добр к ее девушкам.
Прильнув к нему, она с облегчением услышала его смех.
– Я был в заведении мадам Розы всего-то раз пять, не больше, с тех пор как приехал в Мэриленд. А когда в мою жизнь вошла ты, просто забыл туда дорогу.
– Мне так приятно слышать это. Признаюсь, я немножко страдала из-за твоих частых отлучек в Богемия-вилидж.
– Я покупаю лишь то, что необходимо для дома и фермы, – сказал он и вновь засмеялся. – А продаю только зерно, овощи и фрукты.
– А когда ты путешествуешь вдоль канала? – тут же спросила она, не желая упустить шанс выведать побольше, поскольку Джек явно расслабился.
– Я один из подрядчиков, – сказал он, – и мне необходимо инспектировать те участки, за которые я несу ответственность перед инвесторами. Приходится тщательно следить зет всем: и за моими рабочими, и за качество поставляемых материалов. – А что ты делаешь в Уилмингтоне и Филадельфии? – Главная контора находится в Филадельфии. Директора устраивают совещания, я выступаю с отчетами. Кроме того, у меня есть там и другие дела.
– А в Уилмингтон зачем ты ездишь?
Повернувшись на бок, он пристально взглянул на нее, но настороженное выражение быстро сменилось лукавой усмешкой и нежной улыбкой.
– Мадам, кажется, вы опять начинаете нести околесицу. Я помогу вам обрести ясный рассудок, хотя для этого придется пройти через короткий этап полного безумия.
– Ты уклоняешься от ответа на мои вопросы.
– Только потому, что ты их задаешь слишком много и все они имеют отношение к каналу, а я не желаю сегодня даже и думать о канале. Это очень лестно для тебя, Клари, поэтому предлагаю тебе сменить тему. Нынешней ночью я хочу слушать лишь твои сбивчивые восклицания, показывающие, как ты возбуждена.
– Джек, я думаю… не надо… о, только не останавливайся… Джек!
– Так-то будет лучше! – проворчал он и накрыл ее губы своим ртом, вынуждая к молчанию.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дурман любви - Спир Флора



Очень достойно, не хуже, а может и лучше многих.
Дурман любви - Спир ФлораОлга
6.09.2014, 23.14





Банально, исторически недостоверно, но что-то наивное и доброе в этом есть.
Дурман любви - Спир Флораren
10.09.2014, 0.48





Стиль написания очень средненький. И очень раздражает подробное описание постельных сцен ( к сведению ). А так ничего можно почитать для разнообразия
Дурман любви - Спир ФлораНэтэли
4.01.2016, 21.14





Очень понравился роман.Местами даже хотелось всплакнуть.Не любила читать про перемещение во времени,а здесь не могла оторваться.Непременно перечитаю как-нибудь.10 баллов
Дурман любви - Спир ФлораНа-та-лья
6.01.2016, 20.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100