Читать онлайн Рискованный выбор, автора - Спенсер Мэри, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рискованный выбор - Спенсер Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рискованный выбор - Спенсер Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рискованный выбор - Спенсер Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спенсер Мэри

Рискованный выбор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Конец апреля 1816 года


На похороны пришли почти все.
Было уже тепло, и солнце ласково пригревало землю. Этот день бы так не похож на предыдущие и ту холодную ночь, когда умерла пятилетняя Джози Колвани. Диана находилась у ее постели до последней минуты. Двое суток она не отходила от девочки, делая все возможное, чтобы спасти ее. Приехал доктор Рашфорд. За его визит заплатили из тех драгоценных средств, которые так упорно продолжал высылать Лэд. Однако все усилия оказались бесполезными. Хьюго и Дженни Колвани потеряли свою единственную дочь. И в первый по-настоящему весенний день ее тело опустили в холодную землю.
В Керлейне не было своего священника. Отец приемного отца Дианы, четвертый граф Керлейн, прославившийся своим распутством, запретил монахам жить на этой земле. И более того – издал письменный указ об изгнании их на вечные времена. Спасибо отцу Муру, приезжавшему из Уэбли для проведения служб, а также по случаю венчаний, крестин и похорон. Однако сегодня его не было с ними. Отец Мур отбыл на долгосрочные каникулы, а его временный преемник не желал заниматься подобными мелочами. Мольбы родителей Джози в конце концов вынудили Диану просить помощи у Игана. Виконт Карден, разумеется, не только прислал священника из Лайзинг-Парка, но лично посетил Хьюго и Дженни в их скромном жилище, выразил им соболезнование и предложил оплатить похороны. Молодая чета не знала, как его и благодарить, и таким образом виконт вызвал еще большее расположение у людей Керлейна.
Диане были неприятны благодеяния Игана. Точно такие же тошнотворные чувства возникали в ней, когда она видела, как заискивающе ведут себя по отношению к нему Фарреллы и Колвани. Она горела желанием объяснить им, что такое на самом деле виконт Карден. Вот бы они удивились, узнав правду! Но ведь могли и не поверить. Они так надеялись, что в один прекрасный день виконт займет место Лэда Уокера и станет их лордом и хозяином. Уже ходили слухи, источником которых, вероятно, послужил сам Иган, что граф Керлейн бросил жену и поместье. Люди поговаривали о том, что скоро последует развод, и имя Дианы будет опозорено. Спасти их всех, ясное дело, мог только лорд Карден.
Диана, молча это сносила. Скажи она сейчас правду – это могло кончиться катастрофой. Иган мог перепродать поместье, используя расписку в качестве закладной. Он мог сделать это в любой момент, невзирая на все свои обещания.
Нет. Пока Лэд не вернется в Керлейн с требуемой суммой, злить виконта опасно. С ним надо вести себя спокойно и осмотрительно.
Диана уже потихоньку приступила к действиям. Для начала она сообщила людям, что граф Керлейн прислал им прекрасный уголь и таким образом обеспечил замок теплом на всю зиму. Они узнали также, что Лэд Уокер регулярно посылает в Керлейн деньги. Диана объяснила, что благодаря этому она могла подкармливать голодающих детей, покупать им новую обувь и заплатить доктору, когда заболела Джози Колвани.
Граф Керлейн не покинул своих людей.
Вернее, покинул, но не совсем.
Бывали дни, когда она сама с трудом верила в это. Но что бы она ни чувствовала, никто не должен видеть этого, тем более Иган Паттерсон.
Крошечный гробик с телом Джози Колвани опустили в могилу. На крышку упали три пригоршни земли – две от родителей и одна от Дианы, представлявшей на похоронах графа Керлейна. Молчаливая процессия медленно двинулась обратно к замку – отметить печальное событие, как полагается, поминками. Иган, прибывший на церемонию (к большой признательности ее родителей, считавших его присутствие за честь), шел рядом с Дианой, Он даже попытался взять ее за локоть, но Диана высвободила руку и впервые после той ночи обратилась к нему. Она произнесла только три слова: «Не трогай меня». И он воздержался от дальнейших поползновений.
Однако его благоразумие вскоре пошло на убыль. Большинство присутствующих, заметив, что солнце уже клонится к закату, стали расходиться по домам. Иган находился среди немногих оставшихся. Извинившись перед ними, он решительно направился к Диане, державшейся от него на почтительном расстоянии. Увидев его, она приготовилась к встрече. Когда он отвесил ей низкий поклон, у нее горло сдавило от ярости. Диана посмотрела на него – взгляд ее выражал все, что она к нему чувствовала.
– Миледи, – начал Карден, – я должен поблагодарить вас за сегодняшний день. Вы были гостеприимны и добры, хотя хотелось бы, чтобы меня привел сюда более счастливый случай.
– Сэр, – холодно сказала она, – это так. Для вас подобного случая быть не может. Всего доброго.
Она повернулась, чтобы уйти, но Иган двинулся за ней:
– Диана…
– Милорд. – Диана повернулась к нему, изо всех сил стараясь сдержать гнев. – Я сказала «всего доброго».
– Я привез кое-что для вас. Из Лондона. Я передал это Суитину.
Диана резко вздохнула и поспешила к дверям Большого зала.
– Там вы найдете новости о вашем муже, – проговорил Иган ей вслед. – Я думаю, вам будет интересно узнать, как граф Керлейн проводит время.
Диана не остановилась. Она шла, высоко подняв голову, не выказывая внешне ни малейших признаков беспокойства.
Миновав коридор, ведущий в западное крыло, она вздохнула свободнее – Иган ее больше не преследовал. Суитин встретил ее в дверях.
– Мисс Диана…
– Леди Керлейн! – осадила его Диана, сверкая глазами. Он и Моди теперь упорно обращались к ней так, будто она вовсе не выходила замуж. – Графиня Керлейн и супруга вашего лорда. Прошу впредь не забывать об этом.
Суитин ничем не выдал своего удивления.
– Да, миледи, – последовал чопорный ответ. Дворецкий низко поклонился. – Покорнейше прошу меня извинить.
Диана фыркнула.
– Покорность не ваша черта. И сомневаюсь, что она у вас вдруг появится. Виконт Карден передавал вам что-нибудь для меня?
Суитин с готовностью кивнул:
– Несколько лондонских газет, миледи. Я позволил себе отнести их в гостиную.
– Спасибо. – Диана направилась к лестнице. – И еще, Суитин…
– Да, миледи?
– Если виконт Карден привезет еще что-нибудь в Керлейн, – продолжала Диана, – что бы это ни было, сразу бросайте это в камин и посылайте виконта к черту.
Диана собиралась поступить так же, как только поднимется в гостиную. Иган не принес бы газеты, если бы прочитанное не должно было причинить ей боль. Что бы там ни писалось про Лэда – это чистейший яд.
Они лежали на низеньком столике возле камина – тонкая стопка из двух-трех аккуратно сложенных номеров. Покойный граф, бывая в Лондоне, время от времени привозил ей газеты – такие, где было мало политики, Диана с удовольствием читала их и всегда с нетерпением ждала этих «подарков». Она проводила целые часы, листая страницу за страницей и находя разного рода объявления, анекдоты и сплетни. Потом перечитывала снова и снова, воображая себе Лондон и светский сезон.
Но газеты, привезенные Иганом, явно не доставят ей удовольствия. Мимоходом она подумала, что, должно быть, он сам ездил в Лондон. Видел ли он там Лэда? Разговаривал ли с ним?
Не так много получила она от своего мужа, с тех пор как он уехал, – всего несколько слов. Писала ли она часто или редко, говорила о своей любви или была холодна, не имело значения. Ответа все равно не было. Так Лэд наказывал ее за то, что она его прогнала. Значит, его любовь теперь превратилась в ненависть. И, по-видимому, единственное, что удерживало его в Лондоне, – это чувство долга. Никакой другой причины для его постоянного молчания придумать невозможно.
Правда, приходили деньги, хоть и небольшие, но ежемесячно, начиная с сентября, а накануне зимы – драгоценный уголь, без которого они могли замерзнуть. И еще были два небольших, безмерно удививших ее подарка: перчатки к Рождеству и маленькая серебряная брошь к годовщине их бракосочетания. Но все это, даже подарки, были переправлены через личного курьера мистера Сиббли, с устным извещением, что их прислал граф Керлейн, но без всякой записки от него самого. С того дня Диана не расставалась с брошью.
Она была замужней женщиной, но не имела представления, чем занимается ее муж, и даже не знала, где он живет. Как горько это было! Сколько тайных слез, она пролила, лежа в своей постели, одинокая и безутешная, оплакивая себя и то, что ею содеяно. Сколько бессонных ночей провела она в размышлениях. Она любила Лэда всеми силами своей страстной души, и он тоже любил ее прежде. Быть разлученной с ним оказалось хуже любого ада. И она ничего не знала о своем муже. Она ничего не слышала о нем – ни где он, ни с кем. Это было сущей мукой.
Диана направилась к столику. Она взяла одну из газет и развернула. Удары сердца гулким эхом отозвались в ушах. Нужно немедленно бросить это в огонь! И она сделает это.
Трясущимися пальцами она начала комкать бумагу, но затем остановилась. Граф Керлейн. Она увидела его имя и медленно разгладила страницу.
«В минувший четверг в доме леди Куинсли состоялся ежегодный бал. Он стал поистине величайшим событием сезона. Своим грандиозным успехом вечер обязан более всего присутствию графа Керлейна, чье появление в этом году не прошло незамеченным. Имя графа у всех на слуху, женские сердца уже несколько месяцев приходят в трепет при его упоминании. Пока еще неженатый граф, лишь недавно вступивший в права наследства, чрезвычайно быстро приобрел известность в высшем обществе. Несмотря на то, что лорд Керлейн американец и поместье его одно из беднейших в Англии, его манеры превосходны, одежда безупречна, а личное обаяние заслуживает самой высокой оценки. Особое внимание к графу проявляют почтенные матроны, жаждущие выгодных партий для своих дочерей. Его сиятельству приходится даже идти на некоторые уловки, чтобы не быть растерзанным толпой поклонниц. Все женщины, замужние и незамужние, готовы броситься к ногам лорда Керлейна».
– Неженатый, – пробормотала Диана, опуская газету. – Как им это могло в голову прийти?
Она взяла следующий номер и стала искать упоминание о графе Керлейне. В этой газете было написано то же самое, даже хуже.
Полчаса спустя Диана бросила все газеты в огонь. Страницы сворачивались, захваченные пламенем, и, тлея, превращались в пепел. Сердце сжимала обида. Безумно хотелось плакать. Диана плотно сжала губы, отказываясь поддаваться слабости. Она выплакала реки слез из-за Лэда Уокера, а он тем временем развлекался. Ну что ж, отныне – ни одного скорбного вздоха.
Итак, все прояснилось. Вот почему граф Керлейн не писал столько времени. Он был слишком занят. Развлекался и завоевывал признание лондонского высшего света. Осаждаемый красавицами, позволял им верить, будто и в самом деле свободен. Да и стоило ли оповещать о своей женитьбе на простой деревенской мышке, которая никогда не выбиралась дальше Херефордшира?
Она никогда бы не подумала, что Лэд способен на такое. Она с трудом верила своим глазам. Неужели человек, разделявший с ней пламя любви, мог вести себя подобным образом? Лэд неуютно себя чувствовал даже в костюмах, сшитых портным из Уэбли, а теперь ее мужа считают законодателем столичной моды! Как такое могло произойти?
– О, Лэд! – пробормотала она. Как он мог так предать ее? Неужели все кончено? Зачем она прогнала его! Но ведь он сам признал, что во многом виноват, и понимал, что ему нужно уехать. Конечно, Керлейн его уже совсем не волнует и он не станет доставать нужные им деньги. Заниматься подобными делами ему теперь недосуг. И вряд ли он когда-либо вернется к ней.
Он оставил ее и даже не нашел нужным написать об этом. Керлейн погиб, хотя какое это имеет значение? Она потеряла Лэда, и уже ничто не сможет причинить ей боли.
Она снова потрогала брошь, словно черпая в этих прикосновениях силы. Так она привыкла делать с того дня, когда только ее получила. Какая глупость! Можно подумать, что в недорогом маленьком украшении сосредоточились все надежды.
Диана прикрыла глаза. Две упрямые слезинки выкатились, наконец, на щеки. Резким движением она отстегнула брошь и положила на каминную полку. Губы ее дрожали.
В дверь тихонько постучали. Диана судорожно вздохнула и сердито смахнула слезы.
– Войдите! – громко и уверенно произнесла она, радуясь, что хоть голос ее не подвел.
Дверь открылась, в нее просунулась голова Суитина:
– Миледи, приехали какие-то джентльмены… – Голос дворецкого звучал как-то странно.
– Кто они?
– Я не знаю, мисс… миледи. Они говорят, что их прислал граф.
У нее вырвался нервный смешок.
– Это невозможно.
– Я с вами согласен, миледи, но они настаивают, чтобы им позволили повидать вас. Говорят, что у них для вас послание от лорда Керлейна.
Диана решительно направилась к двери, уверенная, что это еще одна злая шутка Игана.
– Сейчас посмотрим, – сердито сказала она.
Во дворе стояла дюжина, если не больше, мужчин – все на редкость неприглядные и неухоженные, бледные и тщедушные, как от хронического недоедания. Более жалкого зрелища Диана еще не видела. На большинстве была истрепанная армейская форма. Солдаты, вернувшиеся с войны, и как минимум четверо из них – с тяжелыми ранениями. Какой-то молодой человек с волосами соломенного цвета вышел вперед. Один рукав у него свободно болтался, а щеку обезображивал глубокий рубец. Несмотря ни на что, он с неожиданным изяществом поклонился.
– Вы, должно быть, леди Керлейн. – Голос его прозвучал много благороднее, нежели она ожидала. – Лорд Керлейн предупреждал меня, что такой прекрасной женщины я еще не встречал, и был прав. Простите меня, – тотчас добавил он, когда Диана бросила на него строгий взгляд, – если я позволил себе излишнюю вольность.
– Я графиня Керлейн, – подтвердила Диана. – Вы желали видеть меня?
– Да, миледи. Мы, – незнакомец взмахнул уцелевшей рукой, указывая на стоявших сзади, – прибыли в Керлейн по приглашению его сиятельства для восстановления замка. Меня зовут Дэвид Мултон. Я – архитектор, – добавил он, несколько смутившись, – вернее, был им до войны.
Диана считала себя достаточно вежливым человеком. Во всяком случае, так ее воспитывал покойный граф, и она всегда гордилась своей выдержкой. Но в ответ на слова Дэвида Мултона она лишь недоверчиво покачала головой.
Такой прием, казалось, страшно расстроил незваных гостей, которые и без того выглядели достаточно плачевно. Еще минуту назад они радовались, что, наконец, пришли в Керлейн, и глаза их светились надеждой, теперь же она сменилась отчаянием.
Исключение составлял Дэвид Мултон. Реакция Дианы, похоже, только придала ему уверенности. Он пошарил в кармане и вытащил оттуда пакет.
– Граф Керлейн нанял меня, чтобы я проследил за ходом выполнения работ. Уверяю вас, я неплохой специалист. До войны я занимался изысканиями с мистером Биконом. Вы наверняка о нем слышали. Ну а раньше я получил ученую степень в Оксфорде.
Диана продолжала качать головой. Дэвид Мултон протянул ей пакет.
– У меня есть бумаги в рюкзаке, – настойчиво твердил он, подозревая, будто ее недоверие связано с его увечьем. – Диплом и письмо от мистера Бикона. Миледи, я буду рад их представить, если вам нужны дополнительные подтверждения. Взгляните, пожалуйста, на послание лорда Керлейна. Там все написано.
Она взяла письма и опустила глаза. Было слышно, как тревожно переговариваются мужчины. Дэвид Мултон откашлялся.
– Миледи, если вы сомневаетесь в нашей пригодности для подобной работы, позвольте вас разуверить. Мы намного способнее, чем это может показаться, и к тому же старательны.
– И голодны! – добавил кто-то за его спиной, что вызвало смех у остальных.
– Да, – подтвердил Дэвид Мултон, – и это тоже. Мы три дня шагали сюда из Лондона. Лорд Керлейн обещал, что нас ожидает радушный прием. Жаль, что у него не было возможности предупредить вас заранее, миледи. Я вижу, наш приход явился для вас сюрпризом, но, смею надеяться, не неприятным. Насколько я успел заметить, замок нуждается в серьезном ремонте. Нам предстоит порядком поработать, прежде чем он станет по-настоящему пригоден для жилья.
Слушая его вполуха, Диана распечатала письмо.


Диана!
Прости, что не сумел предупредить тебя о приезде лейтенанта Мултона и его бригады. Эти люди сражались на Апеннинах и были ранены. Многие из них остались калеками, в частности лейтенант Мултон, и потеряли надежду найти работу. Они не могут сейчас вернуться в свои семьи. Армия с легкостью выжимает все соки из отважных людей, а затем, когда они становятся недееспособны, вышвыривает их на помойку. Становясь изгоями в собственной стране, они вынуждены попрошайничать или воровать. Многие из них обречены на голодную смерть. Диана, я не стану описывать тебе, как я встретился с лейтенантом и остальными, но, поверь моему слову, они были на пути к тому же.
Поэтому я направил их в Керлейн. Я обещал, что у них будет пища и кров, – правда, весьма ненадежный – в обмен на их труд. Размести их в замке, в Большом зале. Летом там достаточно тепло, а к зиме они постараются привести в порядок другое помещение. Они докажут тебе, что умеют работать.
Диана, они не доставят тебе особых хлопот. Потребности у них предельно скромные. Эти люди привыкли к суровой солдатской жизни. Они могут спать на земле, накрывшись одеялом. Они сами готовят пищу и обслуживают себя. И они будут усердно трудиться. Лейтенант Мултон у них за старшего. Тебе нужно только сказать ему, чего ты хочешь. Распоряжайся так, будто ты старший офицер, и можешь не сомневаться – твои желания будут исполнены.
Я дам указания мистеру Сиббли, чтобы он выделил дополнительные средства на их содержание. И не беспокойся, это никак не отразится на наших попытках вернуть Керлейн. Предсказания сэра Джеффри относительно моих успехов в игре сбываются, так что мы можем позволить себе эти небольшие затраты. Поверь мне, они того стоят. Мы нигде не нашли бы такую дешевую рабочую силу. Надеюсь, идея с ремонтом тебе понравится.
Если у тебя возникнут какие-либо сомнения, напиши мне. Если ты по-прежнему не сможешь заставить себя это сделать, дай знать мистеру Сиббли. Я уверен, он проявит любезность и сообщит мне твои пожелания.
С любовью к тебе, как всегда Лэд.


Диана еще раз перечитала послание от начала до конца, ни на секунду не забывая о присутствии мужчин. Они стояли во дворе и ожидали ее ответа. Наконец она опустила листок и посмотрела на Дэвида Мултона.
– Да, мой муж действительно нанял вас, – мягко сказала она. – Ну что ж, добро пожаловать в Керлейн. Будем ремонтировать замок.
Все сразу заулыбались и принялись похлопывать друг друга по спине. Дэвид Мултон снова ей поклонился:
– Благодарю вас, миледи. Мы очень рады и надеемся быть для вас полезными.
– Я уверена, что так и будет, лейтенант. Лорд Керлейн также не сомневается в этом, иначе он не прислал бы вас.
– Миледи, вовсе не обязательно называть меня лейтенантом. Ведь я теперь демобилизованный.
– Но так написано в письме графа, – пояснила Диана. – Он представил вас как лейтенанта, и, стало быть, так и следует к вам обращаться. А сейчас, джентльмены, будьте добры, соберите свои вещи и следуйте за мной. Я провожу вас в Большой зал. Сегодня днем мы собирали людей на поминки. Да, такое вот горе. Но нет, худа без добра – осталось много еды и есть что выпить. Столы еще не убрали, так что после долгого путешествия вы… – Диана умолкла и окинула взглядом гостей, с жалостью отметив, как все они исхудали. – Думаю, вы будете рады подкрепиться, – закончила она.
Прошел час, прежде чем Диана покинула западное крыло. Она снова отправилась в Большой зал, дабы лично заняться пополнением. Раньше в замке обитало много слуг, и с тех пор сохранились соломенные тюфяки. Комфорт небольшой, но хоть что-то. Вскоре все это хозяйство было перенесено в Большой зал. Помещение сразу стало похоже на казарму. Дэвид Мултон пообещал соорудить перегородки, наподобие старинных ширм. Диане эта идея пришлась по душе. Хорошо, что в Большом зале снова кто-то поселится. Пусть все будет как в прежние времена, когда здесь жили воины и рыцари.
Наконец лейтенант с его командой были напоены, накормлены и устроены. Теперь Диане предстояла весьма изнурительная работа. Нужно было идти успокаивать Суитина и Моди. Для старых слуг это неожиданное нашествие явилось страшным потрясением. Знакомство с новым графом служило пришедшим не лучшей рекомендацией. Они чужаки, может быть, даже преступники или убийцы! Никто из посторонних не должен прикладывать руку к восстановлению замка. Этим могут заниматься только Фарреллы или Колвани.
Диана спокойно выслушала жалобы слуг. Затем сказала спокойно, как могла, что эти люди присланы графом, а потому ни она, ни слуги и никто другой не может ничего изменить. Так пожелал граф – и слово его закон для Керлейна. Когда челядь начала возражать, она улыбнулась и, пожав плечами, удалилась.
В гостиной она снова вернулась к посланию Лэда. Медленно и вдумчиво его перечитала, недоуменно сдвинув брови. Он писал так мило и непринужденно, будто ничего не изменилось, будто в их переписке не было такого длинного перерыва. Но за весь прошлый год она не получила ответа ни на одно из своих писем. Да и лондонские газеты подтверждали, что с мужем ее произошли большие перемены. И потом, кто такой сэр Джеффри? Почему Лэд пишет о нем так, словно ей должно быть знакомо это имя? Диана покачала головой, прочитав упоминание о картах. Эти строки ее особенно встревожили. Как он может снова играть, если таким образом потерял Керлейн? Но и об этом Лэд писал в той же небрежной манере, просто ставя перед фактом. Дескать, все, что ни делается, обсуждению не подлежит.
Сердце ее забилось чаще, когда она дошла до последних слов – слов любви. Может быть, он лгал? Но даже если это была ложь, то самая сладкая.
Он послал в Керлейн Дэвида Мултона с людьми, чтобы начать ремонт замка. Стал бы человек заниматься этим, если бы не собирался возвращаться сюда? В самом деле, он прямо пишет – «наши попытки вернуть Керлейн». Ясно же, что он хочет сделать ей приятное. Прекрасно понимая, что значит для нее Керлейн, он хочет восстановить его, чтобы замок обрел былое величие. Все это может означать лишь одно – что Лэд о ней по-прежнему заботится.
Диана сложила письмо и убрала его в карман. Затем подошла к каминной полке и взяла убранный туда подарок. Она приколола брошь на старое место, слегка провела пальцами по филигранному рисунку и улыбнулась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рискованный выбор - Спенсер Мэри



интересный и захватывающий роман.читала не отрываясь,пока не дочитала.читайте!!! 10 баллов.
Рискованный выбор - Спенсер Мэричитатель)
22.11.2013, 12.51





Прочитала второй роман этого автора. Читается легко.Это история о любви, верности, о чувствах, переживаниях героев.Эротические сцены отсутствуют, но тем неменее роман замечательный.
Рискованный выбор - Спенсер МэриПланета
5.07.2014, 23.56





Вы могли бы представить, что бы россиянка отправила своего мужа-молодожена прочь на 3 года с указанием привезти 10 млн. на загородный коттедж или не возвращаться....Правильно! Этого не может быть. А вот у них, на Западе, может. Поэтому иностранцы и женятся на русских ( у самой дочь замужем за немцем). А бедного американца мне жалко: и деньги собирает, и ни с кем не спит(3года !!!). Хр. простатит ему обеспечен.
Рискованный выбор - Спенсер МэриВ.З.,66л.
17.11.2014, 9.53





Ну,а,что...очень даже ничего!
Рискованный выбор - Спенсер МэриНаталья 67
1.01.2015, 0.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100