Читать онлайн Трудное счастье, автора - Спенсер Лавирль, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трудное счастье - Спенсер Лавирль бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 601)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трудное счастье - Спенсер Лавирль - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трудное счастье - Спенсер Лавирль - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спенсер Лавирль

Трудное счастье

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

В пятницу, в 18.45, на четвертый день нового учебного года, раздевалка школы больше всего напоминала лагерь бойскаутов в тот момент, когда там раздают обед. Первая игра сезона, и все семьдесят членов футбольной команды переодевались здесь и готовились сразиться с противником. Раздавался гул голосов. Хлопали двери. Щелкали зажимы и стучали наколенники. Свитера красного и белого цветов, мелькавшие там и сям, придавали розоватый отсвет влажному воздуху в раздевалке, освещенной лампами дневного света. Парни сидели верхом на полированных скамьях, одеваясь, хлопая ладонями по дереву. Даже слепой догадался бы, что он в раздевалке — по смеси запахов пота, пара, липкой ленты и цемента, пропитанного водой, которая, казалось, никогда не высыхает полностью.
Робби Гарднер заправил наколенники в штаны, потом распутал эластичные веревки, скрепляющие наплечники, и принялся их привязывать. В десяти футах от него Джеф Мохауз сказал что-то Кенту Аренсу, шутливо двинул его по плечу, и они оба рассмеялись. Робби не знал, что его так раздражало в новичке, но ему совсем не нравилось, что его лучший друг так запросто сошелся с Кентом. Пицца Лостеттер тоже начал крутиться возле него, и Робби уже не раз заставал свою сестру Челси, болтающую с Аренсом у камеры хранения.
Из своего кабинета, держа блокнот, вышел тренер Гормэн, на нем были синие брюки, красно-белая олимпийка и красная кепка с инициалами школы над козырьком. Он коротко свистнул в свисток и прокричал:
— Так, все, слушаем меня!
Квадратный, фигурой напоминающий бак для мусора, тренер стоял, широко расставив ноги и уперев блокнот в живот.
— Первая игра сезона, играем дома и попытаемся сегодня установить для себя стандарт. Вы все старались, но вам придется постараться намного больше, и начнем с этого матча. Блейн был и остается нашим самым серьезным противником. Мы должны умно вести атаку и неприступно стоять в обороне, чтобы побить их. Вы все гадали, кто сделает это, кому придется играть, и я не стану больше держать вас в неведении. Вот список основного состава на сегодня. Гарднер, четверть-защитник, Бомгартнер, левый полузащитник, Пиновски, левый защитник… — Он продолжал читать, и кое-кто расправлял плечи, а кто-то, наоборот, сутулил, но в раздевалке по-прежнему стояла тишина. — Аренс, нападающий, — прочитал тренер, и Робби посмотрел на Джефа Мохауза, который был нападающим в прошлом году и надеялся в этом попасть в основной состав. Робби молил: Прочти имя Джефа! Прочти его! Но список закончился, а имени Джефа в нем не оказалось. Робби было трудно представить, как он будет пасовать кому-то другому, когда из центра они вырываются в нападение. Он пасовал мяч Джефу с тех пор, когда они оба играли в детской лиге в третьем классе.
Тренер закончил чтение и перешел к предматчевому инструктажу, напоминая каждому его обязанности, основанные на том, что Гормэну удалось выяснить о команде противника. Это было повторение всего того, что они слышали на тренировках всю неделю. Робби измерял взглядом Аренса, который стоял, как на параде, и почти не моргал все четыре минуты, что длилась речь тренера. Даже способность новичка так полностью концентрировать свое внимание раздражала Робби.
— …так что отправляйтесь и покажите им, какая команда лучше!
Робби так погрузился в свои мысли, что чуть не пропустил конец речи тренера Гормэна. Парень захватил свой шлем и трусцой побежал на поле со всеми остальными, хмурясь в спину Кента Аренса, который бежал на несколько шагов впереди.
Зрительские места заполнялись, и команда болельщиков при появлении игроков начала аплодировать. Оркестр заиграл школьный гимн, и знакомые звуки поплыли в вечернем воздухе. Робби заметил Челси, скандирующую вместе со всеми и проводившую взглядом Кента, когда тот пробегал мимо.
— Эй, Робби! Давай, братишка! — прокричала она, на несколько секунд переставая петь, а потом снова подхватывая гимн.
Сколько Робби Гарднер себя помнил, он всегда с нетерпением дожидался этого момента. Выпускной класс, теплый осенний вечер, мягкая трава под ногами, звуки труб, гудящие в ушах, когда он пробегал мимо оркестра, цвета школы повсюду, последний школьный футбольный сезон, и он, Робби, играет в основном составе, и его мышцы упруги и тело готово к борьбе. И даже Челси приветствует его. Да, именно так и должно быть. Но то, что произошло в раздевалке, не давало Робби ощутить полное удовлетворение. Что должен чувствовать Джеф, которого в выпускном классе перевели на скамью запасных по вине какого-то техасца, который притащился сюда, пробубнил пару раз «да, сэр» и занял место в основном составе? Джеф догнал Робби с правой стороны, и они побежали рядом. Робби сказал:
— Ну что, теперь будешь лентяйничать?
— Да, тут уж ничего не попишешь, последнее слово за тренером.
— Думаю, на этот раз он ошибается.
— Смотри, чтобы он не услышал твои высказывания, а то накажет всю команду.
Ни один из игроков не хотел бы, чтобы по его вине страдали его друзья. Они достигли линии, делящей поле пополам, и, как капитан группы нападения, Робби скомандовал:
— Разошлись для разминки! Поехали!
Под его руководством ребята проделали целый комплекс упражнений на гибкость и растяжку.
— Разбились по парам! — прокротал Робби, и парни принялись растягивать мышцы ног. — Эй, Аренс, поди сюда!
Кент подошел, и сам воздух, казалось, раскалился от злобы Гарднера. Без предупреждения он выбросил вперед ногу и начал разминку наподобие тех, что делают балерины. Кент поймал его ногу и удерживал за каблук, пока Робби сгибался в талии, касаясь лбом колена. Он не торопился, как следует разогревая правую, а затем левую ноги. Когда закончил, они поменялись с Кентом ролями. Глядя на склоненную голову Аренса, Робби ощутил новый всплеск злобы.
— Ну так что же происходит между тобой и моей сестрой?
Выпрямившись, Кент ответил:
— Ничего.
— Я вижу, как вы встречаетесь в коридоре.
— Да, она милая девочка.
— И что с того? Ты как, собираешься назначить ей свидание?
Аренс поменял ноги.
— У тебя есть возражения?
— Пока нет. То есть это не мое дело… если ты будешь обращаться с ней прилично, ясно?
Аренс опустил ногу и постоял, расслабившись.
— Чего ты взъелся, Гарднер?
— Ничего.
— Ты уверен? Да, я здесь новичок, и может, вытеснил одного из твоих друзей из основного состава, но нам с тобой придется играть вместе, так что, если возникли какие-нибудь проблемы, то давай их обсудим.
— Нет, — с фальшивым апломбом заявил Робби, — абсолютно никаких проблем.
Но когда он начал разминать руки, то бросал мяч в Кента со всей яростью, на какую был только способен, снова и снова направляя удары в грудь, но не в силах заставить Аренса возмутиться, или отступить, или уронить мяч. Наконец тот вернул мяч с такой же силой, и застал Робби врасплох. Тот отшатнулся, восстанавливая равновесие, а мяч упал на траву.
— Да что с тобой, Гарднер? — прокричал Кент. — Почему бы тебе не сберечь силы для Блейна?
Когда на последних минутах разминки они все собрались вместе, тренер Гормэн сказал:
— Значит, так, следим за двумя игроками. Номер тридцать три — нападающий Джордал. Вы знаете, на что он способен. Бежит с огромной скоростью, так что сдерживайте его. В защите — это номер сорок восьмой, Уэйерсон. В нем росту шесть с половиной футов, и руки длинные, как у Кинг Конга, так что он знает, как перехватывать пас. Не позволяйте ему добраться до мяча, понятно? Вот этих двоих остановим — значит, выиграем матч. Не забудьте! Ну, поехали!
Они хлопнули по рукам, прокричали свой клич и разбежались по полю. На третьей минуте первой четверти матча Кенту удалось захватить мяч и добежать с ним до конца поля, заработав шесть очков. Зрители дико вопили. Оркестр заиграл гимн. Болельщики приплясывали. Команда нападения окружила Аренса, и ребята в восторге лупили по его шлему.
— Да-а-а! — кричали они, подняв кулаки. — Да, да, да! Робби Гарднер ничего не сказал. Он вернулся на линию, ни словом не поздравив своего нападающего. Потом посмотрел, как изменился счет на табло, и постоял возле Джефа Мохауза, ощущая негодование, какого не должен был испытывать в такой момент ни один преданный член команды.
В третьей четверти Аренс снова увеличил разрыв в счете, вынырнув с мячом из-под кучи соперников и на полголовы опередив их защиту. И на последних минутах матча он провел отвлекающий маневр, благодаря которому удалось прорвать оборону Блейна. Гарднер добыл решающее очко, и «Сенаторы» Хамфри выиграли.
Уходя с поля рядом с Кентом, Робби понял, что все его друзья по команде окружают их, и без выражения произнес:
— Классно сыграл, Аренс.
— Спасибо, — так же безо всякого энтузиазма ответил Кент.
Ни один из них во время диалога не посмотрел другому в глаза.
Когда раздевалка почти опустела, тренер Гормэн подошел к шкафчику Робби и сказал:
— Гарднер, зайдешь ко мне в кабинет, когда оденешься.
Робби оглянулся.
— Конечно, тренер.
Он застегнул ветровку, запихнул грязную форму в сумку и захлопнул шкафчик.
— Эй, Джеф! — позвал он. — Я выйду через минуту. Тренер пригласил поговорить. Вот ключи. — Робби кинул ключи от машины. — Если увидишь Бренду, спроси, не поедет ли она с нами в Макдоналдс, хорошо?
Тренер сидел, сильно отклонившись назад, в старом кресле за столом, и читал свой блокнот.
— Закрой дверь, — приказал он и швырнул блокнот в стол.
Робби закрыл дверь.
— Садись. Робби сел.
Тренер долго молчал, секунды летели, а Робби наклонился вперед и, сцепив пальцы, положил руки на подлокотники.
— Итак… — наконец проговорил Гормэн, — ты ничего не хочешь мне сказать?
Робби ткнул большими пальцами себя в грудь, его брови поднялись.
— Я?
— Сегодня на поле что-то происходило. Ты мне расскажешь, что?
Лицо парня выражало недоумение. Жизнерадостным и притворно-невинным голосом он проговорил:
— Мы хорошо сыграли, тренер! Мы победили! Тренер взял карандаш и небрежно бросил его на стол.
— Перестань, Гарднер, меня не одурачишь. Ты чем-то недоволен с тех пор, как я принял Аренса в команду. Сегодня было видно, что во время игры ты думал о своем.
— Но мы же победили!
— Дело не в этом, Гарднер, и ты отлично меня понимаешь! Надо быть частью команды, работать вместе и всегда бороться за то, что лучше для команды.
— Да? — интонация Робби говорила: Я это прекрасно знаю, и незачем читать мне мораль.
— Так что происходит между тобой и Аренсом?
— Ничего.
— Ну, Робби, я и сам могу догадаться. Я ваш тренер, и когда страдает единство команды, то я хочу знать, почему. Может, тебе не нравится Аренс, потому что он потеснил твоего дружка Мохауза, а?
Робби сжал губы и уставился на мячик для гольфа на столе тренера.
— В этом все дело, верно? В этом, да еще в том, что Аренсу не пришлось потеть на тренировках целую неделю, как всем остальным.
— Простите, тренер, но Джеф очень старался, чтобы попасть в основной состав.
Гормэн повысил голос:
— Я здесь тренер, и я решаю, кто будет играть, а кто нет, и основываюсь при этом на уверенности, что данный игрок поднимет уровень всей команды. А ты, наоборот, кажется, забыл, что когда ты перестаешь быть командным игроком, то страдает от этого прежде всего сама команда. Где были твои поздравления, когда Аренс сегодня открыл счет? Когда сделал второй прорыв?
Робби повесил голову, теребя пальцы. Тренер сменил тон на доверительный и наклонился вперед, скрестя руки на столе.
— Непохоже на тебя, Гарднер. И Аренс хороший игрок. Чертовски хороший. С тех пор, как он здесь, все заиграли лучше, а сегодня, когда он помог тебе прорваться в зону противника, я ожидал, что ты поблагодаришь его.
— Извините, тренер, — пробормотал Робби. Гормэн закинул ногу на ногу.
— Если между вами что-то личное, то не выносите это на поле. Ты слишком хороший игрок, чтобы забыть об этом, и слишком хороший защитник, чтобы оказаться на скамье запасных. Не испытывай мое терпение, Робби, потому что я всегда делаю то, что лучше для команды, ясно?
Робби кивнул.
Гормэн указал на дверь:
— Ну ладно, тогда иди. Отдохни на выходных и увидимся в понедельник на тренировке.
Робби играл в футбол еще когда был так мал, что шлем болтался у него на голове. И ни разу за эти годы тренер не вызывал его на ковер. Вместе с командой, да. Но одного? Никогда. Выходя из кабинета, он ощущал, как его нелюбовь к Аренсу выросла еще больше.
Эрин Галлахер, снимая красный свитер в девичьей раздевалке после матча, проговорила:
— Я бы все отдала, только бы Кент Аренс пригласил меня на свидание!
— А как же Рик? — поинтересовалась Челси.
— Рик не играет в футбол. И к тому же он слишком задается!
— Но Эрин… — Челси понизила голос, — как ты можешь такое говорить, когда вы с Риком… — она помахала рукой в воздухе, — ну, ты сама знаешь.
— Мы с Риком поссорились вчера, после уроков.
— Из-за чего?
— Из-за Кента. Рик видел, как мы с ним болтали на переменке. Знаешь, Челси, кажется, я понравилась Кенту. Ты с ним дружишь. Не сможешь намекнуть ему, что я считаю его обалденным парнем и буду с ним встречаться, если он захочет?
— Обалденным? Как я могу сказать ему такое? Да я умру от смущения!
— Ну, в общем, ты меня поняла. Просто намекни, и все.
— Эрин, я даже не знаю…
— Только не говори мне, что ты сама в него втюрилась!
— Это не совсем так.
— Так и есть! Ну, Челе, ты даешь! Я-то думала, ты всего лишь знакомишь его со школой, что да как, раз тебе это поручили.
— Ну, он приятный парень. Понимаешь, Эрин, он такой воспитанный и не грубиян, как большинство ребят. Слово «обалденный» ему как-то не подходит.
Настроение у Эрин сразу ухудшилось.
— А, ладно, я думала просто спросить. Не знала, что ты приберегаешь его для себя.
— Вовсе я его не приберегаю, и не говори так громко. Знаешь, как расползаются сплетни.
После душа и переодевания Челси сказала:
— Пойду повешу форму в свой шкафчик. Встретимся у главного входа, хорошо, Эрин?
— Ага, давай минуты через три.
В коридоре они разошлись, каждая из девушек несла вешалку со свитером и юбкой красного цвета. Возле камеры хранения на первом этаже в тускло освещенном коридоре никого не было, тишина царила за запертыми дверями классов. Вечером школа жила совсем другой, отличной от дневной, жизнью. Челси слышала даже щелчки замка, когда набирала шифр. Дверца шкафчика, открываясь, загремела на весь коридор. Челси достала сумочку, вынув помаду, подкрасила губы и, накинув тонкий ремешок на плечо, направилась к выходу. Она шла мимо длинных рядов, где были ячейки старшеклассников, когда из темноты кто-то окликнул ее:
— Эй, Челси, это ты?
Она остановилась вглядываясь.
— Кент?
Он стоял у своего открытого шкафчика, в зеленой ветровке, джинсах и перевернутой задом наперед бейсболке.
— Привет! — Челси была приятно удивлена встречей. — Ты сегодня показал высший класс игры.
— Спасибо.
— Понятно, почему тебя сразу поставили нападающим.
— У меня в Техасе был хороший тренер.
— Ну… думаю, дело не только в этом. Мой папа всегда говорит: «Можно научить играть, но нельзя привить талант». — Она оперлась плечом о дверцу, заметив, как Кент смутился от комплимента. — Эй, тут нечего стыдиться.
— Я не стыжусь. Просто… — Он пожал плечами, и вместе с Челси рассмеялся. — Я время от времени поглядывал на край поля, и видел, как вы нас поддерживали, и думал: «А эту девочку я знаю, это Челси». Как хорошо, что ты там была.
Наступила тишина, они поглядывали друг на друга, стесняясь того чувства, что начинало зарождаться между ними.
— Ты, наверное, всегда возвращаешься домой с подружками?
— Иногда. А бывает, я сама веду машину, но сегодня ее забрал Робби. А ты?
— Мама приезжала посмотреть игру и не стала дожидаться, пока я приму душ и соберусь. Я могу позвонить домой, чтобы она за мной приехала. И Пицца предлагал подбросить меня.
— А-а. — Челси принялась задумчиво скрести ногтем по замку.
Кент запер свой шкафчик, но ни он, ни Челси не торопились покидать полутемный коридор.
— А ты далеко живешь? — спросил Аренс.
— Около двух миль отсюда.
— В ту сторону. — Он указал направление, вспомнив, что говорила однажды Челси.
— Да, туда.
Кент повернулся и, стоя напротив Челси, сунул руки в карманы ветровки.
— Давай, я тебя провожу, — предложил он.
— Тебе придется очень долго потом возвращаться домой.
— Ну и что, погода чудесная.
— Ты Серьезно?
Он пожал плечами и улыбнулся:
— Это полезно для здоровья.
Из-за угла, насвистывая, появилась Эрин.
— Вот ты где, Челси! Чего это ты здесь застряла…а!
— Я просто разговаривала с Кентом.
— Привет, Кент.
— Привет, Эрин.
— Ну что, ты идешь, Челси?
— Нет, ты возвращайся сама. Меня проводит Кент. Тень ревности скользнула по лицу подруги, Эрин поджала губы.
— Значит, ты не собираешься идти с нами в Макдоналдс?
— В следующий раз, хорошо?
Эрин явно не радовало, что ее подруге так повезло. Когда молчание слишком затянулось, она промямлила:
— Ну ладно, тогда… это… ты позвони мне завтра, хорошо, Челе?
— Конечно.
— Ну что ж, тогда пока.
— Пока, — хором ответили Челси и Кент. Когда шаги подруги затихли, Челси сказала:
— Ты ей нравишься.
— Она ничего, — ответил Кент, — но не в моем вкусе. Они шли рядом, не спеша. Время словно остановилось, и им предстояло открыть друг в друге еще так много нового.
— Да? А кто в твоем вкусе?
— Я еще не решил. Когда решу, то сообщу тебе.
Пустые школьные коридоры, непривычную тишину которых нарушал только шорох их шагов, казалось, оберегали уединенность Кента и Челси. Открыв тяжелую входную дверь, он пропустил ее вперед. Несколько автомобилей покидали стоянку, и из одного кто-то посигналил им и помахал из окошка. Фонари на футбольном поле были уже погашены, но те, что у входа, горели, мигающими пятнами освещая школьную территорию. Серп луны заливал кремовым светом все вокруг, превращая тротуары в ленты бежевого шелка, отчего еще гуще казались тени под деревьями на противоположном конце улицы. Где-то далеко залаяла собака. Парень и девушка шли медленно, то выходя на свет, то снова скрываясь в тени, находя все новые темы для беседы и чувствуя, что дружба между ними перерастает в нечто большее.
— Ты не скучаешь по Техасу? — спросила Челси.
— Я скучаю по друзьям, особенно мне не хватает моего лучшего друга, Грея Бодри.
— Грей Бодри. У южан такие романтичные имена, правда?
— Грей Ричард Бодри. Я звал его «Рич», такая игра слов, потому что он на самом деле очень богат. Грей он по матери, а ее семья занималась нефтяным бизнесом. Ты бы видела их дом. Бассейн, отдельные коттеджи для гостей… всякие технические сооружения.
Богач — (англ.).
— А ты бы хотел когда-нибудь стать богатым?
— Не знаю. Не плохо бы. А ты?
— По-моему, лучше быть счастливой.
— Ну конечно! Если человек несчастен, то и большие деньги не помогут.
Потом они говорили о том, насколько богаты и счастливы их родители. Кент был уверен, что его мать счастлива, только когда добивается всего своими силами, и что теперь их новый дом — ее главное достижение и предмет гордости. Челси ответила, что ее родители так же относятся ко всему, и раз она всегда получала, что хотела, то и они, должно быть, зарабатывают достаточно. И она никогда не сомневалась, что они счастливы вместе. Кент считал странным, что его мать, будучи одинокой, тем не менее, абсолютно счастлива. Да, забавно, что люди такие разные, сказала Челси, потому что ее папа и мама не смогли бы быть счастливы друг без друга.
Кент резко переменил тему разговора.
— А как Пицца получил свою кличку?
— Он тебе не рассказывал?
— Нет, сам он все еще стесняется признаться.
— Это известная история. В последний день занятий два года назад он позвонил в кафе «Домино» и от имени моего отца заказал семь больших порций пиццы, которые и доставили к нам домой.
— И твой отец за них заплатил?
— А что еще ему оставалось делать?
— Да уж, в это трудно поверить. — Оба рассмеялись. — Надо быть очень уравновешенным человеком, чтобы вынести такое. Он даже и не пытался выяснить, кто проделал с ним такую шутку?
— Да он сразу догадался. Роланда до этого поймали, когда он разъезжал по пешеходным дорожкам, и арестовали. Папа был уверен, что это его проделки. Так что в прошлом году, как только у нас в столовой подавали пиц-Цу, отец подходил к его столу, — ну, знаешь, как он это делает, — становился у него за спиной и спрашивал: «Как тебе сегодня пицца, Роланд?» А потом произошла очень странная вещь — Роланд вдруг проникся таким уважением к моему отцу, что этим летом даже работал для школы — подстригал лужайки, занимался ремонтом. Папа помог ему получить эту работу.
Они немного помолчали, а потом Кент спросил:
— Можно, я скажу тебе кое-что?
— Что?
— Я завидую тебе, что у тебя такой отец. Наверное, у меня была кислая физиономия, когда ты спросила о моем отце, но потом я видел, как мистер Гард… то есть твой папа, подходит к тебе в столовой, говорит «привет», и ты забегаешь к нему в кабинет, и вообще, видно, что он любит детей. Я думаю, он в порядке.
— Спасибо, — польщенная, ответила Челси, — я тоже так считаю.
Они дошли до угла, и она сказала:
— А вот и наша улица. Мой дом — четвертый слева.
Кент и Челси замедлили шаг. Аренс держал руки в задних карманах джинсов, так что иногда его локоть касался локтя Челси. Они медленно шли к дому, почти невидимые в синей тени от деревьев.
Уже почти у подъездной дорожки Кент спросил:
— Скажи, ты с кем-нибудь встречаешься?
— Нет.
Он искоса взглянул на нее, потом отвел взгляд и произнес:
— Это хорошо.
— А ты? Какая-нибудь девушка в Техасе, которой ты пишешь письма?
— Нет. Никого.
— Это хорошо, — теперь сказала Челси, чувствуя, как ей повезло.
Они пошли по дорожке. Закрытые двери гаража не позволяли пройти в дом таким путем, поэтому она направилась к главному входу, где остановилась на нижней ступеньке бетонного крыльца. Повернувшись, посмотрела на Кента.
— Спасибо, что проводил меня. Жаль, что тебе придется теперь долго возвращаться домой.
— Ничего. — Он стоял, сунув руки в карманы ветровки и поставив одну ногу на ступеньку позади Челси, неосознанно пытаясь задержать ее. — Жаль, что у меня нет машины, чтобы подвозить тебя. Мама собирается ее мне купить, но все никак не найдет времени.
— Ладно, мне понравилась эта прогулка. — Она взглянула на небо и зябко повела плечами. — Прекрасная ночь, правда?
Он тоже поднял глаза.
— Да, конечно.
Их взгляды встретились. Кент убрал ногу со ступеньки.
— Ну, ладно. — Челси покачала головой, как бы говоря мне надо идти.
Они все еще медлили, обоих удерживала мысль о прощальном поцелуе. Волшебная ночь словно околдовала их, заполнила каждую минуту предвкушением того, что вечно потом хранится в девичьих дневниках.
Кент слегка наклонился к Челси, как будто спрашивая и оставляя выбор за ней. Она ожидала, не отворачиваясь. Тогда он наклонился ближе и поцеловал ее, не вынимая рук из карманов и все еще не веря себе. Поцелуй вышел невинным, детским, таким же он был и с ее стороны.
Когда Кент выпрямился, они улыбнулись друг другу, и он тихо сказал:
— До свидания.
— Да… до свидания.
Он пятился несколько шагов перед тем, как отвернуться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Трудное счастье - Спенсер Лавирль



Над смыслом этой книги очень стоит задуматься, но стилистика написания весьма скучна. До конца книги я все-таки дочитала, но честное слово, хотелось бросить, и не один раз.
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльИрина
28.07.2012, 13.02





Хороший роман. Многому учит
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльВалентина
2.08.2012, 17.08





да,мне тоже понравился.Жизненный роман.
Трудное счастье - Спенсер Лавирльмарина
18.08.2012, 20.19





Дааа … вот порой как юношеская ошибка может в одночасье перевернуть жизнь с ног на голову. Роман понравился. Жизненный. Очень жизненный. Даже видела каждую картинку этого сюжета. Жаль в этой истории детей, почему они должны расплачиваться за прошлые поступки родителей!?? Ни когда так не переживала за героев!!! Делаем вывод: к сожалению, совершая те или иные действия в своей жизни мы не можем заглянуть в будущее и сделать здравомыслящий выбор того или иного поведения, несемся по течению, а потом карим себя за неправильный выбор. В молодости у всех так: все просто и легко, а когда приходится «собирать камни», думаешь какими мы были глупыми и не задумывались о своем поведении… Без слез не обошлось, плакала вместе с Челси. Непохожесть романа еще в том, что написан про мужчину, его семью, его семейную драму. Читать ОБЯЗАТЕЛЬНО!!!
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльН@т@лья
18.08.2012, 22.27





Супер. Книга очень замечательная. Очень советую.
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльЕленка
23.09.2012, 5.50





Очень понравился роман!Очень реалистичный и мудрый. Читайте и наслаждайтесь!
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльАнна
12.11.2012, 5.50





Очень понравился роман!Очень реалистичный и мудрый. Читайте и наслаждайтесь!
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльАнна
12.11.2012, 5.50





Потрясающий роман о зрелых чувствах и их испытании
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльАнна
12.11.2012, 21.34





Согласна со всеми комментариями. Потрясающий роман, реалистичный !!!
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльМари
12.01.2013, 11.10





Потрясающий роман!Так за душу берёт это что то, но героиня достала - я понимаю задело её гордость, но ведь это было до свадьбы и по молодости, а не тогда когда они поженились и дали клятвы и после 18 лет, неужели она была неуверена в себе что так жестоко поступала с мужем и детьми,но слава богу её отчитали как девочку и до нее дошло,хорошо когда хорошо заканчивается.Читать и переживать эмоции.
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльАнна Г.
12.07.2014, 20.45





Хорошо
Трудное счастье - Спенсер Лавирльирчик
13.09.2014, 14.44





Получила удовольствие.10
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльЛюдмила
25.11.2014, 19.26





В который раз поражаюсь мастерству автора описывать банальные семейные дрязги. Никакой любви и страсти, просто бытовуха. Но зато как!
Трудное счастье - Спенсер Лавирльren
29.12.2014, 2.02





Не зацепило. После романа "Сила любви"- этот -просто скучный.
Трудное счастье - Спенсер Лавирльморин
31.12.2014, 12.28





Кому понравился роман,посмотрите фильм наз.Домашняя песня год 1996
Трудное счастье - Спенсер Лавирльс
19.05.2015, 10.57





Роман понравился. Единственная героиня, Клэр, произвела отрицательное впечатление. Так повести себя, ну не знаю, какая-то замороченная бабенка. Дети молодцы, особенно Кент. Настоящий парень.
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльИнна
21.06.2015, 21.19





Героиня не понравилась.
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльКэт
23.07.2015, 14.25





Отличный роман. О том, как семье не сломаться в сложной ситуации. И понравилось, что здесь не было отрицательных персонажей, откровенных злодеев. Всё очень жизненно. Понравились все трое детей, очень достойные и сражались за целостность своей семьи не меньше взрослых.rnА, по поводу Клер - да, она откровенно выбешивала. Но, если вспомнить, что она всегда комплексовала по тому поводу, что замуж выходила по беременности и чувствовала, что Том не стремился быть так рано окольцованным. То становится понятным её поведение, когда она получила подтверждение своим страхам и комплексам и потому сломалась. Кроме того, общалась она с подругой, муж которой подгуливал, а что хорошего ей могла сказать эта подруга? Только питать страхи и сомнения.rnСтавлю твёрдую 10. Перечитывать роман больше не буду, просто потому, что и так его не забуду. Предпочитаю романы немного другие, более "романтичные", но разнообразие время от времени требуется.rnКстати, роман на подобную тему "Я не кукла" готова перечитывать вновь и вновь.
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльClaire
28.09.2015, 0.06





А я ещё не хотела читать.Роман так захватил,что до утра читала его.Благо, что была суббота.
Трудное счастье - Спенсер Лавирльтатиана
5.12.2015, 3.24





Роман понравился, особенно впечатлили дети, в частности Кент, очень умный, рассудительный юноша. Взрослым есть чему у него поучиться.
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльОльга
2.07.2016, 15.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100