Читать онлайн Трудное счастье, автора - Спенсер Лавирль, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трудное счастье - Спенсер Лавирль бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 601)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трудное счастье - Спенсер Лавирль - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трудное счастье - Спенсер Лавирль - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спенсер Лавирль

Трудное счастье

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

В субботу утром Том сказал:
— Папа, давай-ка здесь приберем.
— Зачем? — Уэсли оглядел разваливающийся журнальный столик, покосившуюся кипу газет, сползшие с мебели чехлы, кошмарную кухонную раковину. Повсюду одна рухлядь и грязь.
— Не знаю, как ты можешь жить в этом свинарнике.
— Это меня не беспокоит.
— Я знаю, но давай придадим всему этому хоть какой-то вид.
— Ну ладно, ладно. — Уэсли выбрался из кресла. — Что ты хочешь, чтобы я сделал?
— Только одно. Выброси все, к чему ты не прикасался за последние полгода, после этого прими душ и надень чистые вещи. Я позабочусь обо всем остальном.
Уэсли посмотрел на свои бесформенные штаны и рубашку цвета хаки. Потом перевел взгляд на Тома. А чем эти не годятся? — было написано у него на лице. Он снова опустил глаза, стряхнул с рубашки засохший яичный желток и хмыкнул, думая непонятно о чем. Затем принялся сортировать газеты.
Клайд прибыл без четверти два. Он, в отличие от брата, очень большое внимание уделял своей внешности и одежде. Взглянув разок на Уэсли, Клайд поговорил:
— Елки-палки, посмотрите только на него! Том, дай-ка мне перочинный ножик, я вырежу на стене сегодняшнее число.
— Закрой поддувало, Клайд, а не то я тебе его закрою! Клайд подавил смешок.
— Как тебе удалось это, Том, ты что, приковал его в Душе наручниками? Господи, Уэсли, ты такой чистенький. Будешь вести себя хорошо, и я возьму тебя к девочкам в следующий раз.
Кент приехал ровно в два. Он затормозил свой «лексус» и вышел, представ перед всеми тремя Гарднерами, ожидающими его на задних ступеньках. Том сделал шаг вперед. Снова наступил момент неловкости, неуверенности с обеих сторон, как перед тем, когда они с Кентом обнялись.
— Здравствуй, Кент.
— Здравствуйте, сэр.
— Ну… ты как раз вовремя.
— Да, сэр.
После неловкой паузы Том сказал:
— Что ж, иди сюда… познакомься с папой.
Он проводил парня к ступенькам, мучаясь сомнениями, как его представить. В конце концов он решил не упоминать об их родстве, надеясь, что со временем все образуется само собой.
— Кент, это мой отец, Уэсли Гарднер, и мой дядя, Клайд Гарднер. Папа, дядя Клайд, это мой сын Кент Аренс.
Мой сын Кент Аренс. Впечатление от этого первого признания оказалось гораздо более сильным, чем Том ожидал. Мой сын, мой сын, мой сын… Счастье захлестнуло его. Старик тем временем знакомился с парнем. Уэсли протянул руку, готовясь обменяться рукопожатием, но задержался, улыбаясь Кенту и глядя то на Тома, то снова на внука.
— Так точно, — провозгласил он, — ты мальчик Тома. И в тебе есть немного от бабушки тоже. Ее рот, ты видишь, Клайд? Правда, у него рот Анни?
Кент неуверенно улыбнулся. Потом позволил себе рассмеяться, и, когда он пожимал руку Клайда, самые трудные моменты были уже позади.
— Ну, пошли внутрь, я покажу тебе, где живу. — Уэсли повел их в дом. — Твой папа заставил меня сегодня перевернуть тут все вверх дном, пытался избавиться от рыбного запаха. Не знаю, как ты, а я не нахожу ничего плохого в рыбном запахе. Это делает дом уютнее. Любишь рыбалку, сынок?
— Никогда не ловил рыбу.
— Никогда! Ну, мы этим займемся, верно, Клайд? Сейчас уже поздновато, но на следующее лето, когда откроется сезон — только подожди! Я дал твоему папе удочку, еще когда он не дорос даже до моего геморроя, и должен тебе сказать, мальчишка знал, как ловить! С тобой мы несколько задержались, но, может, еще не все потеряно. Ты когда-нибудь видел спиннинг системы Фенвик, Кент?
— Нет, сэр, не видел.
— Лучшая удочка… — Уэсли остановился и повернулся, шутливо нахмурившись. — Сэр? Что это еще за «сэр»? Не знаю, как тебе, но мне сегодня здорово повезло. Только что получил нового внука, и если ты не против, то зови меня дедушкой, как все остальные внуки. Ну, попробуй?
Кент не мог сдержать улыбки. Трудно было не улыбаться, глядя на такого славного старика, как Уэсли.
— Дедушка, — произнес Аренс.
— Так-то лучше. Теперь иди сюда. Я покажу тебе мой Фенвик Золотое Крыло. Только недавно оснастил его катушкой Дайва.
Клайд встрял в разговор:
— Ты только послушай его и тоже попадешься на удочку. Думает, что у него лучший спиннинг и катушка в мире, но мои-то лучше. У меня Дж. Лумис и Пшмано Страдик две тысячи, и можешь спросить у него, кто поймал самую большую пучеглазую этим летом. Давай, спроси его!
— Кто поймал самую большую пучеглазую, дедушка? — спросил Кент, невольно подыгрывая старикам.
Уэсли заворчал на брата:
— Черт побери, Клайд, ты взвешиваешь свою рыбу на тех древних ржавых весах, на которых, должно быть, взвешивали еще кита, который проглотил Иону!
— Древние, зато точные, — ухмыльнулся Клайд.
— Тогда скажи ему, чей спиннинг поймал самого большого ушастого окуня!
— Эй, погодите! — прервал их Кент. — Погодите, погодите! Что это такое — ушастый окунь? И кто эта пучеглазая?
Оба старика уставились на него в полном изумлении.
— Что такое окунь! — хором выдохнули они. Потом посмотрели друг на друга… на Кента… снова друг на друга. Выражение их лиц говорило: «Бедный ущербный ребенок». Уэсли покачал головой.
— Ай-яй-яй, как же нам придется потрудиться! — Он поднял руку, чтобы сдвинуть на затылок кепку, которой сейчас там не было, и почесать голову. — Ай-яй-яй.
Они провели вместе сказочный день. Кент узнал о своем дедушке и дедушке Клайде больше, чем об отце. Он сидел на диване и слушал, как старики вспоминали о тех днях, когда они были мальчишками и жили в Александрии, штат Миннесота, а их родители владели пансионатом. Он узнал, что летом Уэсли и Клайд спали на сеновале под навесом, а ночью мочились в банку из-под варенья, которую держали под кроватью, пока их мать не обнаружила ее во время уборки. После этого им пришлось поклясться, что такое никогда не повторится и что они будут ходить, куда надо, не боясь темноты и комаров. Тогда у них еще был дружок по имени Свити, не самый большой умник, но, как самый старший в их компании, он получил права уже в шестом классе. Свити пользовался большой популярностью у 11 — 12-летних мальчишек, не умеющих водить автомобиль. Они все разъезжали в его машине, воровали арбузы, кидали змей в почтовые ящики, приклеивали монеты к тротуару и насыпали сахар в солонки в местных барах. Они хохотали, вспоминая Хэллоуин, когда, положив собачьи какашки в бумажный мешок, мальчишки поджигали его у соседских дверей, звонили и убегали. А однажды они украли огромный лифчик и панталоны с веревки, на которой сушила белье их учительница английского, миссис Фабрики, и прицепили их к флагштоку у школы.
— Ха-ха! Помнишь, какая она была толстенная? Клайд развел руки, словно пытался удержать две битком набитые сумки с продуктами.
— Как пара годовалых поросят в мешке.
— И здесь тоже! — Уэсли хлопнул себя по заду.
— Когда ветер надул ее подштанники, учителя вывели младшие классы на улицу, потому что решили, что наступило солнечное затмение!
— А помнишь, какие у нее были усы?
— Конечно. Она брилась чаще, чем ребята из старших классов. Должно быть, многие из них ей завидовали. Но не я. Я помню, что к тому времени и сам уже имел густую поросль. — Клайд потер подбородок, прищурив один глаз. — Девчонки на меня глазели вовсю.
— Да уж. Ты, наверное, и по борделям уже шатался. Клайд только хихикнул, довольный собой.
— А что, завидуешь, Уэсли?
— Вот дерьмо! — Уэсли откинулся назад в кресле и двумя руками поскреб грудь. — Стану я завидовать такой трепотне, да еще от типа, у которого давление в четыре раза выше, чем его уровень интеллекта.
Том не прерывал стариков, наблюдая за Кентом, иногда встречаясь с ним взглядом и обмениваясь полуулыбками. При упоминании борделя парень испытал легкое замешательство, но он был достаточно умен, чтобы понять — это у стариков постоянная шутка. Когда они закончили пикировку, Уэсли достал альбомы с фотографиями и показал Кенту снимки, где был запечатлен Том в детстве.
— Вот твой папа как раз после того, как мы забрали его из роддома. Помню, как его мучил животик и твоей бабушке приходилось целыми ночами носить его на руках. А вот он с соседской девочкой, Жерри Джонсон. Они часто играли вместе во дворе, и я учил их обоих плавать. Он не говорил тебе, что ходил на курсы спасателей? Вот, — палец Уэсли скользнул по странице, — вот это я помню.
Просмотр фотографий продолжался, от снимков футбольной команды Тома в школе до выпускных в колледже и свадебных. Альбомы еще не были убраны с кухонного стола, когда послышался автомобильный гудок и все посмотрели в сторону задней двери. В ее верхней части помещалось окошко с клетчатой красно-белой занавеской, отброшенной в сторону. Сквозь него были видны четверо новых гостей, выбиравшихся из красного «форда-бронко».
— Да это Райан с детьми, — поднимаясь и подходя к двери, объявил Уэсли. — Похоже, что Конни с ними нет. — Он открыл двери. — Гляди-ка, кто приехал!
Раздались голоса:
— Привет, дедушка! Привет, отец.
Том тоже встал, испытывая легкое волнение. Он не ожидал приезда старшего брата с детьми, которые ничего не знали о Кенте. Они жили в полутора часах езды, в Сент-Клауд, и виделись нечасто, только когда заранее договаривались. Все происходило очень быстро. Вновь прибывшие зашли в хижину, Кент медленно поднялся, вопросительно глядя на Тома. Клайд принялся пожимать протянутые руки и хлопать по спинам, а Райан увидел младшего брата.
— Ух ты, черт побери. А я думал, что придется ехать к тебе, чтобы повидаться.
Они похлопали друг друга по плечам.
— Повезло тебе сегодня, братишка. А где Конни?
— В каком-то антикварном магазине с сестрой. Я прихватил ребят и сказал им: «Поехали, навестим деда». — Он с любопытством взглянул на Кента и спросил Тома: — А твоя половина?
— Дома.
— С детьми?
— Ага.
— Они в порядке?
— Да. Все прекрасно.
— А это кто?
Райан полностью переключил внимание на Кента. Старший брат Тома был его увеличенной копией, с седеющими висками, широкой грудью и в очках.
— Это… — Том подошел к Кенту. — Это надо объяснить. — Без сомнения, судьба предоставляла ему очень подходящую возможность. Он опустил руку на плечо Кента. — Что я буду счастлив сделать, если ты не против, Кент.
Кент посмотрел отцу прямо в глаза и ответил:
— Не против, сэр.
Но он не мог скрыть восхищения при виде такого богатства — целой череды родственников — дядя… двоюродные сестры и брат, почти одного с ним возраста, с которыми можно подружиться, если все будет хорошо.
Том сжал его плечо и звучным голосом, безо всяких извиняющихся ноток, произнес:
— Этой мой сын, Кент Аренс.
В комнате наступила такая тишина, что можно было услышать, как на их генеалогическом древе прорезался новый листок. Никто не шевелился. Никто, казалось, не дышал. Затем Райан, скрыв удивление, протянул лапищу размером с боксерскую перчатку и потряс руку Кента. Том представил его:
— Кент, это твой дядя Райан.
— Здравствуйте, сэр.
— А это Брент, Алисой и Эрика.
Они все уставились друг на друга, кто-то покраснел. Старики внимательно наблюдали за реакцией молодых. Наконец Уэсли сказал:
— Ну что, так и будете молчать?
Девочки пробормотали: «Привет», а парни обменялись рукопожатием. Пятнадцатилетняя Эрика, все еще не в силах оторвать глаз от Кента, выдохнула:
— Ух ты… то есть я хотела сказать, где ты был все эти годы?
Раздались смешки, которые несколько сняли напряжение, Кент тоже рассмеялся, прежде чем ответить:
— Жил со своей мамой в Остине, штат Техас. Все снова ощутили неловкость, и Том сказал:
— Давайте сядем, и мы с Кентом расскажем вам все. Больше нет никаких секретов. Об этом знают все в школе и все в семье, за исключением Конни, конечно, а ей вы сможете рассказать, когда вернетесь домой. Не каждый день обнаруживаешь нового родственника, так что пусть отношения между вами начнутся как положено — с правды. Папа, свари еще кофе.
Все уселись, и Том поведал неприкрытую правду, не упуская ничего. Иногда Кент дополнял его речь, смотря на отца или разглядывая остальных, все еще под впечатлением от того, что обрел сразу столько родни. Они пили кофе и пиво, ели купленные в магазине пирожки, и Кент нашел общую тему для разговора с Брентом, который заканчивал университет в Дулуте, готовясь стать дефектологом. Девятнадцатилетняя Алисон работала в банке, а Эрика все никак не могла перестать удивляться тому, что у нее теперь появился еще один двоюродный брат, и всякий раз, заговаривая с Кентом, смущалась и краснела.
Позже вечером Райан и Том нашли время для разговора наедине. Уже спускались сумерки, и старшему из Гарднеров пора было собираться вместе с детьми домой.
— Давай выйдем на минутку, — сказал Райан, и братья, набросив куртки, выбрались из домика, сразу окунувшись в холодный октябрьский вечер. Бок о бок они оперлись о прохладный бампер машины Райана, глядя на нависшие облака стального цвета, видневшиеся в просветах между сосен. Пара уток пронеслась над ними. Ветер посвистывал вокруг хижины, взлохмачивая волосы братьев и пригибая высокие сухие стебли травы у дорожки. Иногда им казалось, что редкие хлопья снега тают на их лицах, но на фоне серого неба снег не был виден.
— Почему ты не позвонил? — спросил Райан.
— Не знал, что сказать.
— Черт, я же твой брат. Не надо ничего выдумывать, ты ведь знаешь это.
— Да, знаю. — Уткнув подбородок в грудь, Том разглядывал носки своих туфель.
— Ты оставил Клэр, — взволнованно проговорил старший брат.
— Нет, это она меня оставила. Просто так вышло, что мне пришлось уехать.
— Не могу в это поверить. — Голос Райана звучал так, словно он еще не оправился от шока.
— И я не могу.
— Я всегда считал, что вы двое настолько сроднились, ничто не может вас разлучить! Черт, мы с Конни ссоримся гораздо чаще.
Они немного помолчали, в хмуром, таком же, как природа вокруг них, настроении. Каждый чувствовал печаль в душе другого. Наконец Райан обнял Тома за плечи.
— Ну и как тебе живется? Неплохо? Том поежился и скрестил руки и ноги.
— Жить с отцом не очень-то удобно.
— Могу представить.
— Я собираюсь снять квартиру. Эта грязь меня просто с ума сводит.
— У тебя есть мебель?
— Нет.
— Тогда что, ты будешь жить с кем-то?
— Нет, ничего подобного.
— Так между тобой и этой женщиной ничего нет?
— Абсолютно ничего.
— Ну, это хорошо. По крайней мере, без лишних сложностей. Ты собираешься вернуться к Клэр или как?
— Если она захочет. Пока что она на тропе войны. Не желает меня видеть. Говорит, что ей нужно время, чтобы со всем разобраться и преодолеть обиды.
— Как ты думаешь, сколько времени это займет? Том вздохнул и, подняв лицо к небу, закрыл глаза.
— Не знаю. Не пойму ее. Райан крепче сжал его плечи.
— Да уж, кто поймет этих женщин? — Потом предложил: — Что я могу сделать? Ты только скажи.
— Ничем ты не можешь помочь.
— У меня есть старая мебель, кресло-кровать, которое не поместилось в комнате Брента, и пара столиков с пластмассовым верхом.
— Нет, спасибо, я, наверное, возьму что-нибудь в аренду. Ничего слишком постоянного, знаешь ли. — Постоянное или нет, но это предложение звучало довольно мрачно для них обоих. — Я все откладывал и откладывал, потому что жить одному слишком одиноко, тем более когда каникулы. У отца не очень чисто, зато повеселее. И дядя Клайд заходит каждый день, и они начинают изгаляться друг над другом, ты же знаешь, как они это любят.
— Да уж, — хмыкнул Райан, — знаю.
Еще одна пара уток пролетела над ними. Будь у братьев настроение получше, они бы понаблюдали за птицами, пытаясь определить их вид, но сейчас оба промолчали. Когда свист крыльев затих вдали, Райан сказал;
— Я знаю, как сильно ты ее любишь. Сейчас ты, должно быть, живешь, как в аду.
— Да, это сплошной кошмар.
Райан притянул Тома и обнял его, потом несколько раз погладил брата по рукаву.
— Парень у тебя что надо.
— Хорош, правда? Должен признать, что его мать потрудилась на славу, воспитав такого сына.
— Послушай, хочешь, я поговорю с Клэр?
— Не уверен, что это поможет.
— Ну, попытка не пытка.
— Да, ты можешь попробовать.
— Позвоню ей на следующей неделе. Если я еще хоть чем-то могу помочь, только скажи.
— Наверное, мне надо будет куда-то податься на День Благодарения.
— Приезжай к нам.
Оба помолчали. Райан смотрел на луч света, падавший из окошка хижины.
— Ну что ж, нам надо отправляться. Конни уже дома, а дорога назад займет у нас не менее полутора часов.
— Да, наверное…
Оба отошли от машины. Братья нечасто обнимались, но сейчас они обнялись еще раз, несчастье Тома сблизило их, и еще больше сближало понимание того, что для младшего Гарднера испытания пока не закончились.
— Эй, послушай, братишка, звони, если я тебе понадоблюсь, ладно?
— Угу. — Том отвернулся, старательно моргая, и направился к домику. На ступеньках он задержался и, уже взявшись за дверную ручку, сказал брату: — Знаешь, если ты будешь звонить Клэр, то звони попозже, а то у нее каждый день репетиции.
— Понятно.
— А после перезвони мне, ладно? Передашь, что она ответит.
— Ладно.
Райан снова опустил руку на плечо брата. Присущая ему энергичность исчезла, уступив место печали.
Через десять минут Том стоял на ступеньках и смотрел, как две машины выворачивали со двора. Он поднял руку, прощаясь. Совсем стемнело, и Гарднер представил себе, как Райан возвращается домой, к Конни, и как они с детьми оживленно болтают за ужином. Он подумал о своем собственном доме без него: Клэр, Робби и Челси, затихшие и молчаливые. Потом он мысленно нарисовал себе картину, как Кент, вернувшись домой, рассказывает матери о всех родственниках, с которыми сегодня познакомился. За спиной Тома старики закрыли дверь и собирались, должно быть, провести ночь за картами. С тех пор, как он поведал Клэр о Кенте, в его жизни было много грустных моментов, но ни один не мог сравниться с сегодняшним. Никогда еще Том так остро не ощущал своего одиночества в мире, где все были разделены на пары. Даже утки, пролетавшие над головой, жили парами. А он оставался один, и осень уже готовилась стать зимой.
Том зашел в хижину. Он был прав — старики достали карты, его отец выходил из ванной, а дядя Клайд полез в холодильник за пивом.
— Поеду немного развеюсь, — сказал Том.
— Куда? — спросил Уэсли.
— В аптеку, за каплями от кашля.
Выражение лица старика говорило, что его так просто не проведешь.
— Ну хорошо, — сдался Том, в отчаянии от того, что приходится выкладывать этим двум все. — Не думаю, что вы поверили бы мне, если бы я заявил, что отправляюсь в бордель.
— Не-а. Я бы не поверил.
— Ну хорошо, я собираюсь поговорить с Клэр.
— Вот в это я верю. Удачи.
Ведя машину к дому, он пытался разобраться в своих чувствах. В душе царили страх и надежда. Большая жалость к себе и огромная неуверенность, непривычная для него. В голове все время крутилось: А что, если я только делаю все хуже? Вдруг у нее кто-то есть? Могла ли ока пригласить Джона Хэнделъмэна? Неужели она сделает это? А если я опять расстрою детей? Если она начнет кричать, плакать, гнать меня прочь?
Временами он начинал злиться, и от этого чувствовал себя лучше, в конце концов, он сделал все, что мог, чтобы заслужить ее прощение, а она уж слишком большое значение придавала одной-единственной ошибке в его жизни и слишком маленькое — всем годам, прожитым вместе. Самое отвратительное было, что, подойдя к собственным дверям, он задумался, не стоит ли постучать. Ведь он покупал этот дом, черт побери! Он лично красил эту самую дверь и переставлял дверную ручку. Ключ был здесь, в его кармане! И что, он будет стучать? Ну уж нет! Том вошел. На кухне было пусто, горел свет. Где-то наверху играло радио. Он подошел к лестнице на второй этаж и увидел, что из спальни падает свет.
— Клэр? — позвал он.
— Я в спальне! — через минуту ответила она.
Он медленно поднялся по ступенькам, прошел мимо открытых дверей в пустые, темные детские и остановился у последней двери. Клэр стояла у трюмо и вдевала сережку. На ней были туфли на высоком каблуке, темно-синяя юбка и блузка с бледными цветами, которую он никогда до этого не видел. В комнате стоял запах духов «Эсти Лаудер», которыми она пользовалась много лет.
— Привет, — сказал Том.
— Привет, — ответила она, вдевая вторую сережку и наклонив голову набок.
— Где дети?
— Робби на свидании. Челси у Мэрили.
— Мэрили Сэнд? — Эту девочку никто из них не любил. — Она в последнее время часто там бывает?
— Я добилась, чтобы Челси возвращалась домой, когда положено.
— А как же Эрин?
— Они теперь редко видятся.
Он все еще стоял в дверях, широко расставив ноги. Наблюдая за тем, как Клэр наклонилась к зеркалу и поправила сережки, он почувствовал нарастающее возбуждение и попытался его унять.
— А ты куда собралась?
— Я иду на спектакль в Гутри с Нэнси Холлидэй.
— Ты в этом уверена?
Она подошла к тумбочке, открыла ящик и достала длинную золотую цепочку, которую он подарил ей на пятнадцатую годовщину их свадьбы.
— Что ты имеешь в виду? — Клэр вернулась к зеркалу, надевая цепочку.
— Ты душишься и надеваешь высокие каблуки для Нэнси?
— Нет, я делаю это, потому что иду в театр, где собираются приличные люди.
Глядя в зеркало, она поправляла цепочку.
— Кого ты хочешь обмануть? Я был в Гутри. Половина из тех, кто туда ходит, выглядят, как хиппи из 60-х годов. Женщины в черных колготках и растянутых свитерах, а мужчины в таких штанах, что даже мой отец постеснялся бы надеть на рыбалку!
— Не будь нелепым, Том.
Она направилась в ванную, чтобы выключить свет и радио.
— Послушай, Клэр! — Он сделал два шага в комнату, жестикулируя. — Мы разъехались, но не развелись! Это не дает тебе права ходить на свидания!
— Я не собираюсь на свидание! Я иду в Гутри с Нэнси Холлидэй.
— А где ее муж?
— Дома. Он не любит театр.
— А где Джон Хэндельмэн?
Клэр посмотрела на мужа и вспыхнула. Поняв, что выдала себя, она повернулась к шкафу, чтобы сорвать с вешалки пиджак.
— Ага, я попал в точку, не правда ли, миссис Гарднер? — Том схватил ее за руку и рывком повернул к себе, полунадетый пиджак свисал с ее плеча. — Теперь послушай меня! — Он почти кричал, дрожа от гнева. — Я наблюдал, как он глазеет на тебя вот уже десять лет, шатается у твоих дверей на переменах и, как коршун, ждет своего шанса. Теперь, когда все знают о нашем разрыве и он каждый вечер встречается с тобой на репетициях, думаю, он решил, что у него развязаны руки. Через мой труп, Клэр! Ты пока еще моя жена, и, если Джон хотя бы прикоснется к тебе, я кастрирую этого сукина сына!
Она вырвала руку, массируя ее.
— Не смей орать на меня, Том Гарднзр! И не упрекай меня в том, что сделал сам, чтобы почувствовать себя отмщенным! Я не имею ничего общего с Хэндельмэном, кроме репетиций!
— Значит, ты не отрицаешь, что он топтался у твоего кабинета с тех пор, как вы познакомились?
— Нет!
— Потому что это правда!
— Я никогда не поощряла его! Никогда!
— Ой, перестань, Клэр, — с презрением проговорил Том, — не надо держать меня за дурака. Оказалось, что у меня есть незаконный сын, твое тщеславие задето, а тут Джон Хэндельмэн болтается поблизости каждый вечер и распускает слюни, и после этого ты хочешь, чтобы я поверил, будто ты не поощряешь его?
Она сунула вторую руку в рукав и захлопнула дверцы шкафа.
— Мне наплевать, веришь ты или нет. И в следующий раз, когда придешь, сначала постучи!
— Черта с два!
Он схватил ее и потащил к кровати. Три шага — и она лежала на спине, а он — сверху.
— Черт побери, Том, убирайся!
Она билась, пытаясь освободиться, но, благодаря превосходящей силе, скоро он прижал ее руки к кровати.
— Клэр… Клэр… — Гнев уступил место мольбе. — Почему ты так поступаешь? Я люблю тебя. Я пришел не для того, чтобы драться с тобой. — Он попытался поцеловать ее, но она отвернула лицо.
— Прекрасно ты выражаешь свою любовь!
— Клэр, пожалуйста. — Он заставил ее повернуть голову. — Посмотри на меня.
Она не хотела. В уголках ее закрытых глаз стояли слезы.
— Я приехал, чтобы просить у тебя разрешения вернуться домой. Пожалуйста, Клэр. Я не могу больше жить у отца. Это не помогает, и я понимаю, что придется снимать квартиру, а первое число уже приближается… — Он замолчал, надеясь, что она пожалеет его, но она по-прежнему не открывала глаз. — Пожалуйста, Клэр… Я не хочу жить один в какой-то Богом забытой однокомнатной квартирке. Я хочу жить здесь с тобой и детьми, в этом доме, потому что здесь мое место.
Она закрыла лицо свободной рукой и разрыдалась.
— Будь ты проклят, Том… — Клэр попыталась повернуться на бок, и он отпустил ее, скатившись на другую сторону, но тут же наклонился к ней. — Ты и не представляешь, как больно ты мне сделал.
— Нет, не представляю. Все было так давно, и я не понимаю, почему это так тебя задело.
Она вскинула голову, глядя на него.
— Ты поменял меня на нее, а ее на меня в три дня! Ты это знаешь? Я читала дневник, там записано, когда мы занимались любовью. От меня к ней и снова ко мне — трах! трах! трах! — это ты помнишь?
Он не помнил. Гарднер почти не сохранил воспоминаний о том времени.
— Я была твоей невестой, — продолжала Клэр так, как будто каждое слово разрывало ей грудь. — Я носила твоего ребенка, и думала… Я думала, что мое тело — это священный сосуд для тебя. Отдаваться тебе было для меня… чем-то… вроде священнодействия. Я так безумно тебя любила. С того самого момента, как мы начали встречаться. Ты был божеством для меня. Теперь я понимаю свою ошибку. Отношение к тебе, как к идолу, оказалось гибельным, потому что, упав с пьедестала, ты упал и в моих глазах. А теперь я каждый день встречаюсь с твоим незаконным сыном, и слышу сплетни, и вижу любопытные лица, и — да, я признаю это — терплю приставания Джона Хэндельмэна, которые смущают меня, потому что я не знаю, как к ним относиться. Неужели ты думаешь, что мне это надо, Том? Неужели!
Он смотрел ей прямо в лицо. Чем больше она говорила, тем яснее он понимал, что, ворвавшись в дом и швырнув ее на кровать, он не решил своих проблем. Том перекатился на спину и закрыл рукой глаза. Клэр тихо сказала:
— Я хочу, чтобы все было, как раньше. Но так теперь никогда не будет. Иногда я ненавижу тебя за то, что ты с нами сделал.
Он с трудом проглотил комок в горле. Желание исчезло, уступив место острой тоске и страху, что он несерьезно отнесся к тому, что она переживает, и теперь заплатит за это потерей жены и детей. Клэр неподвижно сидела на краю кровати, к нему спиной. Он лежал на смятом покрывале, закрывшись рукой, потому что боялся взглянуть ей в лицо, когда задаст тот вопрос, которого он так опасался.
— Ты хочешь развестись, Клэр? Этого ты хочешь? Она вздохнула и так долго ничего не отвечала, что он наконец убрал руку.
— Не знаю, — мягко произнесла она, и за этой мягкостью он ощутил всю глубину пропасти, угрожающей их браку. Том смотрел на жену со смесью любви, боли и боязни. Он нарушил ее прическу. Когда он пришел, ее волосы были взбиты, а сейчас прядки обвисли и распрямились.
Гарднер сел на кровати, держась позади жены, чтобы она не видела его лица. Он прикоснулся к ее волосам, попытался придать им прежний вид, но ему это не удалось.
— Клэр, прости, мне очень жаль.
Ответа не было, но он знал, что она ему верит. Но не может простить.
— Нам надо как-то разобраться со всем этим, — продолжал Том. — Ты согласна?
— Да.
— Ты пойдешь со мной к психологу?
Она отстраненно смотрела себе в колени. Потом кивнула, словно сдаваясь, и он закрыл глаза, сдерживая вздох облегчения, и опустил голову.
— Но думаю, тебе лучше все-таки снять квартиру. Том удивленно раскрыл глаза.
— Сейчас? Перед праздником? Пожалуйста, Клэр…
— Да, Том.
Она поднялась с кровати и пошла в ванную, чтобы поправить прическу и макияж. Том упал на спину и уставился в потолок, на котором из-за покосившейся лампы лежали огромные тени. Клэр включила воду, потом выключила ее. Он слышал разные негромкие звуки — вот она открыла пудреницу, потом защелкнула ее, вот бросила в тумбочку коробку с тушью, закрыла ящик. Шмыгнула носом, достала платок. И хотя он не сводил глаз с потолка, но почувствовал, когда жена вышла из ванной и остановилась, глядя на него.
— Мне надо идти, — спокойно сказала Клэр.
Его душу снова охватил страх. Он думал, что она не сможет выйти после всей этой эмоциональной встряски. Но она была непоколебима в своем намерении обходиться без него, по крайней мере, на настоящий момент. Он не двинулся с места.
— Я останусь здесь на немного, если ты не против.
— Если ты уйдешь к тому времени, как я вернусь.
— Не волнуйся, уйду.
— Тогда ладно. Мне оставить свет?
— Нет, можешь выключить.
Она выключила свет в ванной, потом в коридоре, своей решимостью доставляя Тому такую боль, о которой и не подозревала. Не сказав больше ни слова, Клэр спустилась вниз и выключила верхний свет, оставив мужа в полной темноте.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Трудное счастье - Спенсер Лавирль



Над смыслом этой книги очень стоит задуматься, но стилистика написания весьма скучна. До конца книги я все-таки дочитала, но честное слово, хотелось бросить, и не один раз.
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльИрина
28.07.2012, 13.02





Хороший роман. Многому учит
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльВалентина
2.08.2012, 17.08





да,мне тоже понравился.Жизненный роман.
Трудное счастье - Спенсер Лавирльмарина
18.08.2012, 20.19





Дааа … вот порой как юношеская ошибка может в одночасье перевернуть жизнь с ног на голову. Роман понравился. Жизненный. Очень жизненный. Даже видела каждую картинку этого сюжета. Жаль в этой истории детей, почему они должны расплачиваться за прошлые поступки родителей!?? Ни когда так не переживала за героев!!! Делаем вывод: к сожалению, совершая те или иные действия в своей жизни мы не можем заглянуть в будущее и сделать здравомыслящий выбор того или иного поведения, несемся по течению, а потом карим себя за неправильный выбор. В молодости у всех так: все просто и легко, а когда приходится «собирать камни», думаешь какими мы были глупыми и не задумывались о своем поведении… Без слез не обошлось, плакала вместе с Челси. Непохожесть романа еще в том, что написан про мужчину, его семью, его семейную драму. Читать ОБЯЗАТЕЛЬНО!!!
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльН@т@лья
18.08.2012, 22.27





Супер. Книга очень замечательная. Очень советую.
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльЕленка
23.09.2012, 5.50





Очень понравился роман!Очень реалистичный и мудрый. Читайте и наслаждайтесь!
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльАнна
12.11.2012, 5.50





Очень понравился роман!Очень реалистичный и мудрый. Читайте и наслаждайтесь!
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльАнна
12.11.2012, 5.50





Потрясающий роман о зрелых чувствах и их испытании
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльАнна
12.11.2012, 21.34





Согласна со всеми комментариями. Потрясающий роман, реалистичный !!!
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльМари
12.01.2013, 11.10





Потрясающий роман!Так за душу берёт это что то, но героиня достала - я понимаю задело её гордость, но ведь это было до свадьбы и по молодости, а не тогда когда они поженились и дали клятвы и после 18 лет, неужели она была неуверена в себе что так жестоко поступала с мужем и детьми,но слава богу её отчитали как девочку и до нее дошло,хорошо когда хорошо заканчивается.Читать и переживать эмоции.
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльАнна Г.
12.07.2014, 20.45





Хорошо
Трудное счастье - Спенсер Лавирльирчик
13.09.2014, 14.44





Получила удовольствие.10
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльЛюдмила
25.11.2014, 19.26





В который раз поражаюсь мастерству автора описывать банальные семейные дрязги. Никакой любви и страсти, просто бытовуха. Но зато как!
Трудное счастье - Спенсер Лавирльren
29.12.2014, 2.02





Не зацепило. После романа "Сила любви"- этот -просто скучный.
Трудное счастье - Спенсер Лавирльморин
31.12.2014, 12.28





Кому понравился роман,посмотрите фильм наз.Домашняя песня год 1996
Трудное счастье - Спенсер Лавирльс
19.05.2015, 10.57





Роман понравился. Единственная героиня, Клэр, произвела отрицательное впечатление. Так повести себя, ну не знаю, какая-то замороченная бабенка. Дети молодцы, особенно Кент. Настоящий парень.
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльИнна
21.06.2015, 21.19





Героиня не понравилась.
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльКэт
23.07.2015, 14.25





Отличный роман. О том, как семье не сломаться в сложной ситуации. И понравилось, что здесь не было отрицательных персонажей, откровенных злодеев. Всё очень жизненно. Понравились все трое детей, очень достойные и сражались за целостность своей семьи не меньше взрослых.rnА, по поводу Клер - да, она откровенно выбешивала. Но, если вспомнить, что она всегда комплексовала по тому поводу, что замуж выходила по беременности и чувствовала, что Том не стремился быть так рано окольцованным. То становится понятным её поведение, когда она получила подтверждение своим страхам и комплексам и потому сломалась. Кроме того, общалась она с подругой, муж которой подгуливал, а что хорошего ей могла сказать эта подруга? Только питать страхи и сомнения.rnСтавлю твёрдую 10. Перечитывать роман больше не буду, просто потому, что и так его не забуду. Предпочитаю романы немного другие, более "романтичные", но разнообразие время от времени требуется.rnКстати, роман на подобную тему "Я не кукла" готова перечитывать вновь и вновь.
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльClaire
28.09.2015, 0.06





А я ещё не хотела читать.Роман так захватил,что до утра читала его.Благо, что была суббота.
Трудное счастье - Спенсер Лавирльтатиана
5.12.2015, 3.24





Роман понравился, особенно впечатлили дети, в частности Кент, очень умный, рассудительный юноша. Взрослым есть чему у него поучиться.
Трудное счастье - Спенсер ЛавирльОльга
2.07.2016, 15.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100