Читать онлайн Сила любви, автора - Спенсер Лавирль, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сила любви - Спенсер Лавирль бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.7 (Голосов: 242)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сила любви - Спенсер Лавирль - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сила любви - Спенсер Лавирль - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спенсер Лавирль

Сила любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

В следующую субботу Ли закрыла магазин в девять вечера. День выдался на редкость тяжелым, и ей даже не удалось присесть хотя бы на минутку, чтобы передохнуть. Спрос на композиции из свежих цветов был настолько велик, что они с Сильвией решили нанять еще одного дизайнера, которого можно будет оставить и после праздников, когда уйдет Нэнси. Новенькую звали Лиа. Она была азиаткой, и у нее был свой, оригинальный метод составления букетов. Ее композиции были миниатюрны, асимметричны и всегда неожиданны. Ли, впервые наблюдая за ее работой, перехватила взгляд Сильвии и уже через десять минут знала, что они нашли именно то, что нужно. Они предложили Лиа оплату по десять долларов в час, сошлись на одиннадцати, когда она запросила двенадцать, и сочли, что сделка удалась.
Однако даже и с новым дизайнером, и с курсирующим взад-вперед Родни, которому тоже прибавилось беготни, им едва удавалось справляться с заказами для церкви, для рождественских празднеств, с подарочными букетами, как индивидуальными, так и деловыми. Сегодня к тому же было три свадьбы, да и в магазине столпотворение. Ли даже пришлось попросить Джои поработать несколько часов – упаковывать в пакеты еловые ветки и относить их в машины, выбрасывать мусор, скрести ведра, протирать витрины, подметать пол в рабочем помещении. Она продержала его до пяти часов, потом вручила пятнадцать долларов и поцеловала в знак благодарности за помощь. Уже в дверях он обернулся и сказал:
– Мы с ребятами сегодня вечером собираемся куда-нибудь сходить, так что меня дома не будет, когда ты вернешься.
В девять пятнадцать Ли приехала домой совершенно измотанная. Ступни ныли, ноги болели, она к тому же порезалась своим швейцарским армейским ножом, и рука тоже болела. Можжевельник так исколол ей пальцы, что они опухли и покрылись красноватой сыпью. От нескончаемого стука топора, которым обрубали сучья хвойных деревьев, у нее разыгралась головная боль. В эти предрождественские дни, как и на праздник Святого Валентина, цветочный магазин походил скорее на плотницкую лавку. Оказавшись в пустом доме, трудно было сразу настроиться на тишину, и отсутствие малейшего шума воспринималось даже не ухом, а, скорее, сердцем.
Она швырнула пальто на кухонный стул и плюхнулась на соседний рядом посмотреть почту – два конверта, что лежали на столе среди прочего хлама. Она зевнула, отсутствующим взглядом уставившись на записку, оставленную Джои. «Мам, мы с ребятами идем играть в кегли, оттуда – к Карен Хансон попить кофейку. Дома – в десять тридцать».
«Комендантский час» для него начинался в десять, но она слишком устала, чтобы заострять сейчас внимание на такой ерунде. Была рождественская пора, и к тому же он сегодня помогал ей в магазине. Пусть малыш расслабится.
Она разогрела банку томатного супа-пюре «Кэмпбелл», вылила его в чашку и понесла с собой в ванную, где наполнила ванну, легла в душистую пену и вытянулась, время от времени прихлебывая из чашки суп. И вскоре задремала.
Она резко очнулась от дремы, почувствовав, что по ноге течет суп, окрашивая воду в оранжевый цвет. Застонав, она села, быстро вымылась, растерлась полотенцем, прошлась пуховкой по всему телу и с наслаждением влезла в теплую мягкую пижаму. В гостиной она включила лампу и телевизор, прилегла на диван и, укрывшись вязаным шерстяным платком, стала ждать Джои.
Через какое-то время она опять проснулась – совершенно сбитая с толку после очередного провала в сон. На экране маячил Раймонд Бурр в старой комедии Перри Мейсона. Был субботний вечер. Она ждала Джои. Времени было… она взглянула на часы…
Без десяти двенадцать!
Она резко скинула с себя платок и села. Сердце бешено забилось – к дискомфорту от внезапного пробуждения примешивался безотчетный страх за Джои. Он никогда не опаздывал! Никогда! Десять – пятнадцать минут, не больше, и то только в последнее время, когда в его поле зрения появилась маленькая Сэнди Паркер.
Если он не пришел вовремя, значит, что-то случилось.
О Боже, не может быть, чтобы еще один!
Страшные мысли вихрем пронеслись в голове, дыхание перехватило, и она с трудом поднялась с дивана. Покачнувшись, вновь села, пытаясь собраться с силами и обрести равновесие. В сознании настойчиво стучала одна мысль: если он до сих пор не пришел, значит, его уже нет в живых. Все повторялось в точности так, как и с Грегом, как с малышкой Грантом. О Боже, третий ребенок, и остается только один. Охваченная паникой, она бросилась к комнате Джои, только чтобы убедиться, что она пуста. Постель была слегка помята, но все-таки убрана еще с утра, его рабочая одежда была свалена на полу рядом с гантелями и портфелем для компакт-дисков.
– Джои! – закричала она, безумным взглядом окидывая пустую комнату, и бросилась к кухне. – Джои, ты здесь?
Над плитой горел свет – так, как она его и оставила. Грязных тарелок нигде не было видно.
– О Боже… о Боже… – еле дыша, причитала она, сверяя свои часы с кухонными. – Где же он может быть?
Была полночь, когда она набрала номер полицейского участка Аноки – не «911», который шел через центральную диспетчерскую округа, а тот, что соединял напрямую с участком на Джексон-стрит.
Ответил женский голос, и Ли с трудом заставила себя говорить четко и спокойно, насколько это было возможно.
– Это Ли Рестон. Я – мать Грега Рестона, то есть была его матерью, я хочу сказать. Я понимаю, что это, наверное, звучит глупо, но пропал мой четырнадцатилетний сын Джои. То есть я хочу сказать, что он не пришел домой, как обещал, а он всегда приходит вовремя. Всегда. Я просто хочу узнать, если вдруг к вам поступали… ну… какие-нибудь сведения… или еще что-то… хоть что-то о нем… если вы знаете.
– Здравствуйте, миссис Рестон. Это Тони Максетти. Нет, к сожалению, нет. Ничего. Но я обязательно передам сейчас по радио сигнал тревоги для всех дежурных.
– Нет! – воскликнула она, почему-то вдруг решив, что, пока ее опасения не стали предметом официального расследования, с сыном все в порядке.
И уже тише добавила:
– Нет. Наверняка это недоразумение, и он появится с минуты на минуту. Он пошел прогуляться с компанией приятелей, так что, наверное, ничего страшного не могло произойти.
– Его зовут Джои и ему четырнадцать?
– Да.
– Не могли бы вы описать его?
– О, послушайте, нет, нет, я не хочу… он придет… забудьте о моем звонке.
– Вы уверены?
– Да… спасибо вам, Тони. Я уверена, он сейчас объявится.


После звонка Ли Тони Мансетти прошла в дежурную часть, но никого из офицеров там не было. Рождественская пора была самой горячей для полиции, и в особенности – субботние вечера. Самоубийства, ночные кражи со взломом, ограбления на улицах и море пьяных. Семейные скандалы вспыхивали по совершенно нелепым поводам: супруги спорили, с чьей родней праздновать Рождество, кто сколько денег потратил на рождественские подарки, кто с кем флиртовал на рождественской вечеринке. Бедность, пьянство и одиночество заставляли телефон «911» работать с максимальной нагрузкой.
Все пятеро дежурных офицеров были на выезде.
Вернувшись в диспетчерскую, Тони Мансетти связалась с Острински, который тоже курсировал по городу. Он тут же ответил.
– Пит, это Тони. Мне только что позвонила мать Грега Рестона. Судя по голосу, ска немного паникует, говорит, что ее четырнадцатилетний сын до сих пор не вернулся домой с какой-то тусовки, но она кс разрешила мне объявлять его розыск. Но ты будь начеку, хорошо?
– Десять-ноль-четыре. Тони, а Лаллека там нет поблизости?
– Нет, он сдал дежурство в одиннадцать и сразу же уехал.
– Сделай одолжение, а? Позвони ему домой и обрисуй ситуацию. Он – близкий друг этой семьи, и, думаю, ему это нужно знать. У него, как и у всех нас, проблемы со сном после вечернего дежурства. Так что, вполне возможно, он еще не ложился.
– Все поняла, Пит. Я позвоню.


Крис уже был в постели, ко не спал, когда зазвонил телефон. Он скатился к краю постели, нащупал в темноте телефонную трубку и сказал:
– Да, слушаю.
– Крис, это Тони из диспетчерской. Нам только что позвонила мать Грэга Рестона и сказала, что пропал ее четырнадцатилетний сын Джои. Мы будем начеку, но Острински подумал, что тебе, наверное, нужно сообщить об этом.
Крис уже был на ногах и, растянув телефонный провод, на ходу одевался.
– Какие-нибудь подробности известны?
– Она сказала только то, что он был с компанией приятелей и что он не вернулся домой в обещанное время. Она повесила трубку, прежде чем я смогла получить от нее приметы сына. Она действительно, похоже, в панике.
– Ростом он примерно пять футов и семь дюймов, короткие темные волосы, слегка волнистые, без очков. Одет, скорее всего, в красную куртку с белыми рукавами, без всяких надписей. Он очень похож на Грега. Домашний адрес: 1225 Бентон-стрит. Передай это по радио, о'кей, Тони? И спасибо за звонок. Я сейчас же еду к ней. Она, наверное, с ума сходит.
– Прислать к ней дежурную машину?
– Пока не надо. Я позвоню, если понадобится.
– Хорошо. Удачи тебе, Лаллек.
Кристофер не был набожным, но сейчас он мысленно посылал Ли Рестон свою молитву. Держись, Ли, я еду, я еду. С ним все будет в порядке. Он не умрет, как те двое детей, но я представляю, что с тобой сейчас творится. Но ты держись, малышка, я скоро буду рядом и помогу тебе!
Пока он мчался к ее дому, нарушая все правила дорожного движения, он чувствовал, как бешено бьется сердце в тревоге за нее, и с ужасом представлял, какие мысли ее сейчас терзают.


В двенадцать пятнадцать Ли увидела в окне горящие фары автомобиля, заворачивающего к ее дому, открыла дверь и босиком, в пижаме, ступила на ледяной бетон крыльца.
Двигатель замер, погасли фары, хлопнула дверца автомобиля, и Кристофер стремительно направился к дому.
Его появление было для нее величайшим подарком судьбы. Одно его присутствие – мужественного, здравомыслящего профессионала – приносило хотя бы некоторое облегчение. Он знал, он всегда знал, когда он ей нужен. Словно чувствовал это на расстоянии.
– Ничего пока не слышно? – крикнул он издалека, лишь только завидев ее.
– Нет. О, Кристофер, мне так страшно.
Она вышла ему навстречу, ступая босыми ногами по земле. Он обнял ее одной рукой и развернул обратно.
– Идите в дом. Бог мой, да вы босиком.
Слезы, которые она сдерживала, пока была одна, сейчас – когда он был рядом и на него можно было переложить часть забот и тревог, – начинали жечь глаза.
– Он никогда раньше так не поступал. Он всегда знал свое время…
Войдя в дом, он захлопнул дверь, и Ли бросилась в его объятия.
– Как хорошо, что ты приехал. Как ты узнал?
– Мне позвонили из диспетчерской. – Он на мгновение прижал ее к себе, потом, крепко сжав обе ее руки, отстранился.
– Расскажите, куда он пошел, в котором часу, с кем.
– Он сказал, что собирается в кегельбан с ребятами. Из магазина он ушел около пяти; он помогал нам днем – мы так замотались, что я попросила его прийти. После кеглей, сказал он, они все собирались пойти к Карен Хансон. Это одна из его подружек. У них там компания, и они все очень дружат. Вот, он оставил записку.
Она подвела его к кухонному столу. Пока он читал короткое послание, она говорила:
– Они все очень славные ребята.
– А вы знаете этих Хансонов?
– Да. Я уже звонила туда, и мама Карен сказала, что все разошлись по домам примерно в десять пятнадцать.
Зловещий смысл сказанного вызвал у нее новый поток слез, Кристофер же сохранял выдержку и холодный рассудок.
– Пешком?
– Да. Некоторые родители, случается, приезжают за своими детьми, но, как правило, они возвращаются пешком… все вместе. Мне даже и в голову не пришло спросить, не заехать ли за ним вечером. Но он знает, что ему стоит лишь позвонить и я тут же приеду.
– А вы заглядывали в его комнату?
– Да. Ничего.
Он направился в спальню Джои, она последовала за ним и остановилась в дверях, наблюдая, как он, включив свет, медленно оглядывает комнату. Ей было важно понять, что подметил его тренированный глаз, что осталось не замеченным ею. Она вновь почувствовала, как захлестывает ее волна благодарности к нему за понимание и поддержку в столь трудный для нее час.
– Эти вещи были на нем сегодня?
– Да.
– Вы можете определить, все ли они на месте?
– Нет, не все. Нет куртки, в которой он обычно ходит.
Кристофер продолжал осматривать комнату, а она вдруг подумала, что ей стоит объяснить, почему она так поздно спохватилась.
– Мне кажется, тебя удивляет, почему я не позвонила раньше. Я пришла с работы только в девять, такая уставшая, что приняла ванну и сразу же уснула. А когда проснулась, с ужасом обнаружила, что уже почти полночь, а его все еще нет дома.
Кристофер погасил свет, и они вернулись на кухню.
– Я думаю, что пока не стоит так волноваться. Такое случается сплошь и рядом – родители заявляют о пропаже детей, а те просто приходят домой позже обычного, вот и все.
Он слегка обнял ее и погладил по спине.
– Но он должен был бы позвонить. Он ведь знает, как я волнуюсь.
– Откуда он знает, если раньше такого не случалось?
– Потому что он знает меня, вот и все. Он бы…
Открылась входная дверь, и в дом вошел Джои, одетый в свою красную шерстяную куртку с белыми кожаными рукавами. Щеки его раскраснелись от прогулки на морозе.
Два чувства – злость и облегчение – боролись в ней. Она бросилась к сыну, обрушившись на него:
– Где ты был?!
Одной рукой он неторопливо расстегивал куртку.
– С ребятами.
– Ты знаешь, который час? – закричала она.
Он, понурив голову, открыл шкаф и повесил куртку, но, судя по всему, не разделял беспокойства матери по поводу своего столь позднего возвращения.
– Уже почти половина первого ночи!
– Я опоздал впервые в жизни. Тоже мне – проблема. Стоит ли из-за этого поднимать такой шум?
Ли едва сдержалась, чтобы не влепить ему затрещину.
– Я чуть с ума не сошла от волнения, вот в чем проблема! Пока ты беззаботно разгуливал со своей компанией, я терзалась сомнениями: жив ты или мертв. Обзванивала твоих приятелей, выяснила, что ты ушел из гостей в десять пятнадцать. Где ты был с тех пор?
– У Сэнди, – ответил он так тихо, что она едва расслышала.
– У Сэнди, – пренебрежительным тоном повторила она. И только потом увидела следы засосов на его шее. Все сразу стало ясно. Воцарилось неловкое молчание. И в этой внезапно наступившей тишине прозвучал голос Кристофера.
– Так значит, с тобой все в порядке, Джои? Да?
Джои пожал плечами, боязливо посмотрел на них обоих и беззвучно пробормотал что-то в ответ.
Ли стояла молча, чувствуя себя виноватой, – ведь этот вопрос должна была задать она, мать, а не Кристофер; но она так разозлилась на Джои, что едва сдержалась, чтобы не ударить его.
Обернувшись к Ли, Кристофер сказал:
– Я, пожалуй, позвоню в участок. – И прошел к телефону на кухню. Ли с Джои молчали, пока он набирал номер и говорил в трубку: – Да, Тони, это Крис Лаллек. С Джои Рестоном все выяснилось. Можешь передать патрулям, что он дома и с ним все в порядке.
Когда он повесил трубку, Джои посмотрел на него и изумлением и в то же время смущенно.
– Ты что, сообщила в полицию обо мне? – спросил он мать, и голос его дрогнул.
– Ты, кажется, забываешь, юноша, что иногда случается с детьми твоего возраста, когда они бродят по улицам поздно ночью.
– Но, право, мам… в полицию…
Она опять готова была вцепиться в него, когда вмешался Кристофер:
– Ну что ж, он дома, все в порядке, так что мне пора.
Он прошел мимо Ли и, когда поравнялся с Джои, мимоходом тронул его за плечо.
– Знаешь, она права. И ты ее ужасно напугал.
Джои раскрыл было рот, уставился в пол, но так ничего и не сказал.
Звук открываемой двери вывел Ли из оцепенения. Она подошла к Кристоферу – очень близко, почти вплотную – и сказала:
– Спасибо тебе, Кристофер, еще и еще раз.
Ей безумно захотелось обнять его, но рядом был Джои, и все, что она смогла себе позволить, это коснуться рукава его куртки.
– Даже не могу передать тебе, что я испытала, когда увидела тебя возле дома.
– В любое время к вашим услугам, – ответил он. – Увидимся.
И, прежде чем выйти, сказал:
– Доброй ночи, Джои.
Джои ответил:
– Да-а, спокойной ночи.
Кристофер вышел, и в прихожей воцарилась звенящая тишина. Джои решил, что самое безопасное сейчас улизнуть, а потому в кои-то веки не стал задерживаться у холодильника, а направился прямиком в свою комнату. Но не успел он сделать и нескольких шагов, как его остановил строгий голос матери:
– Джои, зайди в гостиную.
Она прошла первой и села на диван. Он вошел в комнату вслед за ней – понурив голову, как это и заведено среди провинившихся подростков. Примостившись на краешке стула, справа от Ли, он уперся локтями в колени и чуть подался вперед, разглядывая ковер под ногами.
– Что ж, давай поговорим, – сказала Ли.
– Поговорим о чем? – подняв на нее взгляд, он тут же вновь вперил его в пол.
– О том, что ты делал у Сэнди.
– Ничего. Просто смотрели телевизор.
– И от этого у тебя такие засосы на шее?
Он явно не подозревал о таких уликах. Мгновенно вспыхнув, он машинально потянулся к воротнику рубашки.
– Родители Сэнди были дома?
После томительной паузы он виновато покачал головой, все еще не отрывая взгляда от пола.
– Где же они были?
– На какой-то рождественской вечеринке.
И вновь молчание… долгое-долгое, и, пока оно длилось, Ли чувствовала, как постепенно утихает дрожь, отступает злость. Она потянулась через подлокотник дивана к Джои, накрыла рукой обе его руки. Когда она заговорила, в голосе ее звучали умоляющие интонации.
– Не поступай больше так со мной, никогда.
Он часто заморгал, словно прогоняя слезы, застывшие в его опущенных глазах.
– Не буду.
– Я знаю, что кажусь тебе смешной и нелепой, но после гибели Грега, если я и бываю излишне нервной и докучаю тебе своей опекой – так уж тут ничего не поделаешь, тебе придется просто смириться с этим. Я никогда не говорила об этом раньше, но теперь хочу, чтобы ты знал: очень тяжело матери, потерявшей одного из своих детей, не переживать за остальных, когда их нет рядом. Я действительно все это время пыталась урезонить себя, заставить отказаться от своих страхов, но сегодняшний вечер был для меня кошмаром. Просто кошмаром.
Джои все моргал, уставившись на ковер.
– И не думай, что я не понимаю, что произошло сегодня вечером. Я все понимаю. Мне тоже было четырнадцать, и я знаю, как тяжело бывает расстаться с приятелями, когда веселье в разгаре. Но, Джои, вам с Сэнди еще только по четырнадцать… вы такие юные.
– Мам, но мы ничего плохого не делали, честное слово.
– Неужели?
Он с вызовом посмотрел на нее.
– Только целовались, и все.
– Стоя или лежа?
Он завращал глазами и раздраженно покачал головой.
– Ну, мам, хватит тебе.
– С половины одиннадцатого до половины первого?
Он устремил взгляд в дальний угол комнаты и упорно молчал.
– Послушай, – сказала она уже мягче, – нет на свете матери, которой удалось бы избежать этого разговора со своим ребенком, и ни одна мать не может по-хвастаться тем, что у нее не возникало подобных проблем со своими родителями. Ты знаешь, я ведь все замечаю. Бог мой, ты практически за один вечер стал взрослым. И я понимаю, что вместе с этим приходит любопытство, первая любовь, желание все попробовать… я права?
Джои резко вскочил с кресла и сказал:
– Мам, можно мне пойти спать?
– Нет, нельзя, – спокойно ответила она. – Если ты уже настолько взрослый, что можешь ложиться с девушкой и получать засосы, так значит, и для этого разговора вполне созрел.
Джои уселся обратно, уперся локтями в колени и сцепил пальцы.
Она собралась с духом и решилась сказать самое главное.
– Ты уже давно знаешь о том, что такое половые отношения. Я сама говорила тебе об этом. Сейчас ты как раз на пороге таких отношений. Но, Джои, это опасно. Если ты думаешь, что, завязав отношения с девушкой, сможешь ограничиться поцелуями, ты ошибаешься. Все это может обернуться против тебя. Еще один шаг – и ты становишься отцом.
Он наконец поднял голову и взглянул ей прямо в глаза.
– Мам, мы не занимаемся этим. Почему ты мне не веришь?
– Я верю тебе, но все равно выслушай меня. Я хочу сказать лишь одно: сейчас, в твоем возрасте, самое лучшее – это оставаться в компании. Дружи с Сэнди – я вовсе не против того, чтобы у тебя была девушка, ты имеешь на это право, – но избегай ситуаций, когда вы остаетесь наедине. Я бы могла прочитать тебе лекцию о презервативах, но вам их читают в школе, да и по телевизору об этом говорят, и в газетах. Но сейчас, я думаю, тебе лучше оставаться четырнадцатилетним мальчишкой, который, проводив девушку до дома, целует ее на прощание у порога. О'кей?
Он нерешительно кивнул головой. Она протянула руку и ласково потрепала его за подбородок.
– И давай договоримся: если ты задерживаешься, обязательно звони мне.
– Обещаю.
– И обо всем остальном тоже подумаешь?
Он кивнул.
– Что ж, давай ложиться спать.
Она встала с дивана, а он, удрученно согнувшись, так и не шевельнулся в кресле.
– Не стоит так переживать, – сказала она, потрепав его по волосам. – Это еще не конец света.
Он резко отдернул голову, уклоняясь от ее прикосновения и отводя в сторону взгляд.
– Ну, как хочешь, – сказала она, – я иду спать. Спокойной ночи.
В спальне она погасила лампу и забралась под одеяло, но заснуть сразу не смогла, а лежала, уставившись на тонкую полоску света, пробивавшуюся сквозь неплотно прикрытую дверь. В гостиной погас свет. Хлопнула дверь ванной, зашумела вода в унитазе. Потом она услышала, как в спальне Джои шлепнулись на пол его ботинки.
Она закрыла глаза, и в ту же минуту голос Джои заставил ее их открыть.
– Эй, мам?
– Да?
В дверях замаячил его силуэт. Он стоял, поникший, и тусклый свет, падавший из коридора, высвечивал взъерошенную ею копну его волос.
– Мне жаль… я понял, что напугал тебя, – сказал он. – Я не думал, что ты… что ты так… так переживаешь за меня. Я не хотел… поверь.
У нее сдавило горло.
– Подойди ко мне, – попросила она.
Он обогнул кровать и подошел к тому краю, где она всегда спала, не посягая на место Билла, хотя оно и было ближе к двери. Ли вытащила из-под одеяла руки, и Джои присел, склонившись к ней.
– Я люблю тебя, – сказала она, обнимая его. – И это самое важное. Если бы я не любила тебя, мне было бы все равно, где ты и чем занимаешься.
– Я тоже тебя люблю, мам.
Она почувствовала, как рассасывается ком, застрявший в горле.


Кристофер позвонил на следующий день, сразу же после утренней службы в церкви.
– Как Джои? – спросил он.
– У нас был разговор, и мы все выяснили.
– Я был уверен, что все уладится. Потому и ушел.
«Поразительно, сколько же доброты и чуткости в нем», – поразилась Ли. Прошлой ночью, уже лежа в постели, она долго думала о Кристофере, восхищаясь его душевной щедростью. В самые трудные минуты он неизменно оказывался рядом. Обращаться к нему за помощью стало для нее естественной потребностью, и она уже не представляла своей жизни без него. Мало того, что прошлой ночью он примчался по первому зову, – он и сегодня утром позвонил, искренне переживая за нее и за Джои.
– Кристофер, не знаю, как я могу отблагодарить тебя за вчерашнее. Я забыла, как тяжко одной воспитывать подростка. Когда я вчера увидела тебя возле нашего дома, я испытала…
Оказалось, не так-то просто выразить, что она чувствует.
– Что? Что? – подталкивал он ее к откровенности.
– Огромное облегчение. Знаешь, когда можешь переложить на кого-то часть своих забот… Ты всегда появляешься тогда, когда нужен… Словно по мановению волшебной палочки. И мне становится так спокойно, когда… когда ты рядом. Я знаю, что, наверное, злоупотребляю твоей добротой… но твое присутствие рядом… значит так много для меня, Кристофер.
– Но, Ли, для меня это тоже… не просто так… Я счастлив, когда нужен вам.
На линии воцарилось молчание, скрывавшее великое таинство: они вступали в волнующий мир любви.
Первым нарушил молчание он.
– Все это время я думаю о вас. Не могли бы мы увидеться сегодня? Может, позавтракаем, с Джои, разумеется, где-нибудь…
В ее ответе звучало отчаяние:
– Извини, Кристофер, но у нас сейчас Ллойд. Я пригласила его на обед.
– Возьмите его с собой. Я буду только рад.
Через стеклянную дверь Ли видела, как Ллойд в гостиной заинтересованно читает воскресную газету, а Джои погружен в видеоигру.
– Хорошо. Я попытаюсь.
Она позвала:
– Ллойд? Джои? Как вы смотрите на то, чтобы позавтракать с Кристофером?
Джои, с утра уже принаряженный, возник в дверях. Упоминание о еде, как всегда, оживило его.
– Да, конечно… где?
Она зажала рукой трубку.
– Не могу же я спрашивать его где, – прошептала она. – Это неприлично.
Из гостиной раздался голос Ллойда.
– Я не против.
Она сказала в трубку:
– Они оба согласны, и я тоже. Возвращаю своего цыпленка в холодильник до завтрашнего ужина…
Он засмеялся.
– Как насчет «Эдинбурга»?
– Я там никогда не была, но слышала, что это чудное местечко.
– Я заеду за вами через полчаса.
В загородном клубе «Эдинбург» их усадили за столик у окна, из которого открывался вид на заснеженные площадки для гольфа. В центре зала располагалась буфетная стойка, стилизованная под дельфина; от нее в разные стороны расходились столики всевозможных размеров, за которыми завтракали семьи. Дедушки и бабушки, родители, дети – три поколения встречались здесь за воскресным завтраком – все нарядные, жизнерадостные и бодрые. Их четверка – она, Кристофер, Джои и Ллойд – тоже выглядела вполне посемейному. Ли на миг вообразила, что они с Кристофером – супружеская лара, решившая провести воскресный завтрак за столиком ресторана, среди таких же, как и они, счастливых пар. Прошлой ночью они вместе пережили инцидент с Джои, и вот сегодня они здесь, в этом уютном ресторанчике, радуются жизни, забыв о горестях.
Она сидела напротив Кристофера, слушала, как он рассказывает Ллойду о служебных собаках; потом Ллойд предался воспоминаниям о черном ньюфаундленде, который жил у них на ферме, когда Ллойд был еще мальчиком. В беседу встрял Джои с очередным детским анекдотом – на этот раз о собаке, которая обгрызла нижнее белье своих хозяев в самых пикантных местах.
Все рассмеялись. Подошла официантка с кофе.
Ллойд сказал:
– Я, пожалуй, не откажусь еще от кусочка итальянского пирога.
Джои подхватил:
– Я тоже, дедушка. Но сначала – пудинг с карамелью.
Они отправились к буфету. Ли с Кристофером молча проводили их взглядом.
– Мне нравится Ллойд, – сказал он.
– Мне тоже.
Кристофер вновь устремил свой взгляд на женщину, сидевшую напротив. Она тоже не отводила от него глаз, в которых, как ему показалось, сквозило восхищение. А может быть… Он боялся этому поверить… и любовь.
– Ваш муж был похож на него?
– Да, отчасти. Но Биллу не хватало терпения, он бывал слишком резок в своих суждениях. Наверное, он унаследовал это от матери.
– Как-то странно слышать это от вас.
– Почему бы?
– Вы как-то сказали мне, что у вас был идеальный брак.
– Ну и что? Идеальный брак вовсе не подразумевает, что идеальны супруги. Просто это означает, что они снисходительно относятся к недостаткам друг друга.
Он задумался. Потом спросил:
– А со свекровью вы, выходит, не очень-то ладили?
– Нет, почему, у меня с ней были прекрасные отношения. Но она была слишком рассудительна. Когда умер Билл, она считала, что я сумасшедшая – не расплатилась за дом, получив страховку. Она считала, что мне не следует учиться, ввязываться в свой бизнес – что, если он провалится, и все такое. Потом, когда Сильвия решила оставить свою работу в бухгалтерской фирме и присоединиться ко мне, Рут заявила, что ничего хорошего из этого не выйдет. Две сестры, каждый день на работе вместе… она думала, что очень скоро мы просто опостылеем друг другу. Но у нас все сложилось удачно. У каждой из нас свои обязанности, и каждая занимается своим делом. Сильвия – коммерцией, я – оформлением композиций.
Джои вернулся с тарелкой, полной всевозможных лакомств, и тут же принялся их уплетать.
– Эй, Кристофер, угадай-ка! – пробурчал он с набитым ртом.
– Что?
– Через месяц мой день рождения, мне исполнится пятнадцать. А это значит, что я могу получить водительские права.
– Вот твоей маме прибавится волнений…
Подошел Ллойд, и разговор перешел на другую тему.
Наконец Кристофер взглянул на часы.
– Мне очень жаль, но уже половина второго, и мне через час надо быть на перекличке.
Джои заволновался.
– Я успею съесть еще кусочек какого-нибудь десерта? Я так и не попробовал того шоколадного торта с орехами.
– Иди возьми, – разрешила мать, – только быстро. Заверни с собой в салфетку.
Следя за тем, как он поспешил к буфетной стойке, Ли заметила:
– Бездонная бочка.
И, посмеявшись, все дружно встали из-за стола.
Крис отвез Рестонов домой. Они поблагодарили его, и Ллойд сказал, что, пожалуй, и ему пора ехать: он устал, да к тому же дома его ждет воскресный кроссворд. Он уехал вслед за Крисом.
Остаток дня Ли провела за упаковкой рождественских подарков и приготовлением попкорна, слушала стереозаписи рождественских мелодий, любовалась серыми сумерками за окном, легким снегопадом. Ближе к вечеру раздался стук в дверь, и она вновь увидела на пороге Кристофера – на этот раз в форме, с неизменной рацией, подвешенной к поясу.
– Привет, – удивилась она, открывая ему дверь. – Что случилось?
Он протянул ей завернутый в салфетку кулек; сквозь тонкую бумагу проступало большое жирное пятно.
– Джои забыл у меня в машине свой шоколадный пирог.
– О, спасибо, – сказала она и, взяв из его рук сверток, понесла его на кухню.
Он последовал за ней и остановился возле стола, оглядывая неприбранную кухню. Но этот беспорядок не имел ничего общего с грязными комнатушками его детства. Беспорядок, царивший здесь, на этой кухне, был такой уютный, домашний.
– Упаковываете подарки?
– Да начала было, но бросила. Спина страшно разболелась. Хочешь чашечку кофе или еще что-нибудь?
– Нет, спасибо. Боже, что я вижу?
Она проследила за его взглядом и не смогла сдержать улыбки, увидев, как по-детски тычет он указательным пальцем в сладкие кукурузные шарики.
– Как что? По-моему, это попкорн. Хочешь попробовать?
Он красноречиво поднял брови.
– Угощайся.
Пока она убирала со стола рождественскую фольгу, он развернул упакованный в розовую бумагу кукурузный шарик и впился в него зубами.
– Ммм… – Кукуруза завязла в зубах, и ему пришлось долго жевать, чтобы отодрать ее. – Это вы сами делаете?
– Ага. Семейная традиция.
– Ммм…
Он облокотился о кухонную полку и аппетитно жевал попкорн, следя за тем, как она убирает со стола, протирает его тряпкой, ставит на середину вазочку с рождественской композицией. Затем она взялась за щетку и принялась подметать пол. На ней были голубые джинсы и широкий пуловер, на котором сияла надпись: «Без ума от Миннесоты!». На ногах белые носки – не слишком чистые, как обычно, и у сына. Все время, пока она суетилась, наводя порядок, он вспоминал, как целовал ее на диване в прошлый вторник.
– А где Джои?
– Отсыпается за прошлую ночь. Он с обеда не высовывает носа из своей комнаты.
Кристофер отложил кукурузный шарик, облизал пальцы, подошел к ней сзади, взял из ее рук щетку и отставил в сторону.
– Идите-ка сюда, – сказал он и провел ее за руку в рабочий отсек кухни, куда нельзя было заглянуть из коридора. – Мне не удалось сделать это сегодня утром, и я с тех пор сам не свой.
Он обнял ее и поцеловал, стоя среди разбросанных повсюду бутылок из-под сиропа, грязных чайников, аппарата для приготовления попкорна, среди шуршащих под ногами обрезков лент и оберточной бумаги. Она не оказала ни малейшего сопротивления, обвила руками его шею, прижалась к его груди, защищенной бронежилетом. Первый поцелуй был легким и коротким, почти дружеским. Но потом губы их раскрылись, они оба поддались искушению и вскоре слились в долгом сладострастном поцелуе. Его руки, проскользнув под свитер, заскользили по ее голой спине. И, даже когда затрещала рация, он лишь на мгновение убрал руку, чтобы приглушить звук, не прерывая поцелуя.
– Это тебя? – прошептала она, не отрывая губ от его рта.
– Нет.
И они продолжали любовную игру, пока не почувствовали, что это становится опасным.
Она слегка отстранилась от него, не размыкая рук.
– Оказывается, такое наслаждение обнимать кирпичную стену, – поддразнила она.
– На дежурстве мы обязаны носить их, – сказал он, кивнув на свою бронированную грудь. – Но, если захотите обнять меня без этого жилета, назначьте лишь день и час. Я к вашим услугам.
– Вторник, семь вечера. Джои обычно ходит в кино на долларовые сеансы.
– Не могу. У меня дежурство.
– Среда, семь вечера. Джои не пойдет в кино, но – какого черта! – давай удивим его.
– Не могу. Дежурство.
С блуждающей улыбкой на лице, она почти повисла на нем.
– Ну и кавалер. Женщина назначает тебе свидание, а ты сочиняешь отговорки.
– Как насчет вторника, в полдень? На ленч?
В голове у нее почему-то пронеслось: «детский утренник».
– Ты серьезно?
– Хм. Что-нибудь легкое, чтобы потом не отяжелеть. – Он многозначительно хмыкнул, все еще продолжая поглаживать ее теплую мягкую спину. Она стояла, уткнувшись подбородком ему в грудь.
– О'кей, договорились, – перевела она дух и выскользнула из его объятий.


Слово прочно засело в сознании. Неужели именно так все и произойдет? На «утреннике»? Интересно, он с таким же волнением, как и она, ожидает этого свидания? Боится ли сложностей, которые непременно возникнут потом? Мучают ли и его неопределенность ситуации, неуверенность в том, что произойдет, когда их уединению ничто не будет мешать?
Во вторник утром, перед тем как выйти из дома, она окинула себя в зеркале оценивающим взглядом. Боже праведный, ей ведь предстоит любовное свидание – в самый разгар дня! А как еще объяснить ее тщательные сборы на работу! Зачем это ей вдруг понадобилось брить ноги, душиться, чистить ногти на руках с таким ожесточением, что после этого саднит кожу? И брить подмышки, надевать лучшее белье и новые колготки без затяжек под брюки?
Неужели она собиралась снимать их?
Нет, конечно же, нет! Но мало ли что…
Утро тянулось медленно. После последней композиции из сушеного вереска пальцы ее выглядели так, будто их окунули в краску. Ближе к полудню, перед тем как покинуть магазин, она зашла в ванную и долго терла их, потом обильно смазала кремом с сильным запахом миндаля. Освежила помаду на губах, расчесала щеткой волосы.
– Сил? – позвала она, пройдя в помещение склада. – Я, может быть, немного задержусь. Ничего?
– Нет проблем. Я буду здесь. До встречи.
Когда припарковывала машину на стоянке около дома Кристофера, поднималась на его этаж, стучала в дверь, ее ни на минуту не покидало ощущение, будто она совершает нечто недопустимое, достойное осуждения. Хотя, что в этом особенного? Просто у нее встреча с мужчиной за ленчем.
И все-таки она не могла избавиться от дрожи и, когда он открыл дверь, от волнения все время нервно поправляла волосы.
– Привет.
– Привет.
Да, щеки, пожалуй, могли бы полыхать чуть меньше.
– Вы все-таки пришли. А я до самой последней минуты сомневался.
– Почему?
– Не знаю. Просто не был уверен, и все.
Он отступил на шаг, и она вошла в квартиру, сбросила у двери сапоги, он помог ей снять куртку и повесил ее на вешалку.
– Вы голодны? – спросил он.
– Как волк. Что у нас на ленч?
– Сандвичи с яичным салатом и томатный суп-пюре.
– Я его обожаю! И яичный салат тоже.
– Что ж… все готово. – И он указал на кухонный стол. – Осталось лишь разлить суп. Садитесь.
Тарелки были из ее старого зеленого сервиза. Сандвичи – пухлые, толстые ломти пшеничного хлеба – были щедро смазаны яичным салатом, на срезах проступали красные завитки кудрявых листьев. Около каждого лежала горстка солений, посыпанных укропом. Вместо салфеток бумажные полотенца.
В центре стола стояла толстая красная свеча и веночек из ветвей остролиста – рождественские украшения, которые они купили у «Густава». Свеча горела, хотя был яркий солнечный день.
Он разлил дымящийся томатный суп по тарелкам и сел.
– Кристофер, как все чудесно.
– Ничего особенного, как я и обещал.
– Красный салат…
– Когда я работал в «Красном филине», я много чего узнал о салатах.
– А это сооружение посреди стола…
– Это все ваше влияние. Если мне не изменяет память, именно вы как-то сказали, что невозможно чувствовать себя одиноким, если в комнате горит свеча. Я потому и купил ее.
– Мне кажется, я узнаю эти тарелки.
– Не сомневаюсь.
– Они появились у нас, как только мы с Биллом поженились. Это было задолго до того, как взлетели цены на газ. В то время газозаправочные станции, чтобы привлечь клиентов, сулили им всевозможные премии. При каждой заправке вручали бесплатную тарелку – вот откуда эти.
– Они очень пригодились.
– Да, это верно. Смешно, но, глядя на них, я чувствую себя как дома.
Они улыбнулись друг другу и взялись за сандвичи.
Она спросила, как поживает Джуд, виделись ли они с ним в последнее время. Кристофер сказал, что старается встречаться с ним каждую неделю. В последний раз он водил мальчика в их спортзал, чтобы тот немного размялся.
Спросила она и о Рождестве – будет ли у Джуда какой-нибудь праздник дома. Он ответил, что таких родителей, как у Джуда, в праздники обычно мучают угрызения совести, так что они стараются сделать хоть что-то для своих детей. Правда, рождественская пора – самое лихое время года для наркоманов и пьяниц, поэтому никогда нельзя предсказать заранее, что же произойдет на самом деле.
Она спросила, не задумывался ли он когда-нибудь над тем, чтобы усыновить Джуда.
– Нет, – ответил он. – Я всегда рядом, когда нужен ему, и он это знает. Он понимает, что жизнь обходится с ним сурово, но он должен сам выкарабкиваться. Я лишь могу помочь ему в этом. Я никогда не хотел иметь детей – ни своих, ни приемных. Хватит того, что мне с двенадцати лет пришлось заменять родителей своей сестре.
Они отхлебывали томатный суп, медленно жевали сандвичи. Он посмотрел на ее руки, сжимавшие хлеб.
– Что у вас с пальцами?
Она выронила сандвич и спрятала руку в бумажное полотенце, разложенное на коленях.
– Это краска. Я сегодня утром работала с вереском. А он опрыскивается такой гадостью, после которой остаются почти чернильные пятна.
Он перегнулся через стол, нащупал запястье ее руки и вытащил на поверхность стола.
– Вы не должны прятать от меня свои руки, договорились? Это руки труженицы. Я любуюсь ими.
Они покончили с трапезой, и он сказал:
– Извините, но сладкого нет. Очень трудно сохранять форму, когда увлекаешься десертами, а толстые полицейские не так быстро бегают… так что… вот так.
– Я тоже стараюсь не есть сладкого. Все было замечательно.
Она поднялась, начав собирать тарелки. Он выхватил их из ее рук.
– Оставьте. Это моя забота.
Она была гостьей и, хорошо понимая это, уступила.
– О'кей.
Он принялся мыть тарелки, а она тем временем прошла в гостиную и так и не смогла побороть искушение ткнуть пальцем в каждый цветочный горшок, заглянула и под елку – там тоже было сухо.
– Кристофер, как тебе не стыдно! Если ты не будешь поливать елку, она просто осыпется.
Она прошла на кухню.
– У тебя есть кофейник?
Наполнив кофейник водой, она вернулась в гостиную. Ползая на четвереньках под елкой, она обнаружила под деревом какой-то рождественский подарок и заинтересовалась, от кого он мог быть.
Он выключил воду и вошел в гостиную в тот момент, когда она закончила поливать елку и уселась под ней на корточках. Он присел рядом, и кофейник тут же перекочевал к нему.
– Это подарок для вас, – сказал он. – Я хочу, чтобы вы его открыли.
– Для меня?
Он кивнул.
– Откройте его.
– Но Рождество еще не наступило, да и у меня с собой нет никакого подарка для тебя.
– Вы здесь. Это самый лучший подарок. Так открывайте же.
Коробка была обернута голубовато-серебристой фольгой и перевязана прозрачной серебристой лентой. В такие коробки обычно упаковывают галстуки. Она открывала ее с нетерпением и любопытством, как ребенок.
Внутри лежал простой белый конверт – такие всегда используются в деловой переписке. Из него она извлекла два авиабилета и красочный буклет с описанием Лонгвуд Гарденса в Кеннет-Скуэр, что в Пенсильвании. Едва взглянув на билеты, она тут же раскрыла буклет и принялась увлеченно разглядывать фотоснимки стелющихся глициний, парковых скульптур, оранжерей, пышной цветущей растительности. Просмотрев еще раз содержимое конверта, она обратила внимание, что авиабилеты – в Филадельфию.
– Путешествие? – взволнованно спросила она. – Ты даришь мне путешествие?
– На двоих. На следующее лето, на июль, когда все в цвету. Вы можете взять с собой кого захотите. Я подумал, что вам, наверное, захочется пригласить Сильвию или, может, Ллойда.
– О, Кристофер… – Она вновь уставилась на яркий буклет и прочла вслух:
– «Лонгвуд Гарденс… обитель тишины и покоя… извилистые тропы, церквушки, яркая палитра красок…»
– Я пошел к агенту, и она помогла мне выбрать тур. Она сказала, что этот – один из лучших, а я подумал, что вы наверняка раньше не путешествовали. Мне показалось, что это вам будет очень кстати.
– О, Кристофер… – Когда она подняла на него взгляд, в глазах ее стояли слезы. Она обвила руками его шею. – Всю свою жизнь я мечтала об этом.
Он обнял ее, улыбнувшись ее радости, – именно ее он и ожидал.
– Держу пари, там вы встретите много людей с синими пальцами, и никому из них в голову не придет стыдиться этого.
Стоя на коленях, склонив голову набок, она поцеловала его, а его руки заскользили по ее телу. Сердца их учащенно бились.
Оторвавшись наконец от его губ, она посмотрела ему в глаза.
– Никто и никогда не делал мне таких подарков. Никто не понимает меня так, как ты, Кристофер Лаллек. Как тебе это удается?
– Не знаю.
– Такое впечатление, что иногда ты меня видишь насквозь! Если бы кто-то попросил меня выбрать самый лучший подарок для себя, я бы и то не смогла этого сделать. А ты угадал!
Он лишь улыбнулся.
Обнимая его, она вновь краем глаза взглянула на буклет.
– Эта затея обошлась тебе в кругленькую сумму. Я знаю, что мне следовало бы отказаться, но я не собираюсь этого делать. Мне чертовски хочется туда попасть! Лонгвуд Гарденс! Боже мой, Кристофер, ты ангел!
И она поцеловала его. Оба были бесконечно счастливы в эту минуту, счастливы тем, что живы, что они вместе в этот удивительно солнечный декабрьский день.
Он лег на спину, увлекая ее за собой, и она радостно прильнула к его груди, целуя, целуя, целуя его, не в силах остановиться, отдаваясь наслаждению, которого была лишена все долгие годы женского одиночества. О, этот теплый влажный рот, как сладко погрузиться в него языком. И ощущение упругого, сильного мужского тела под собой – оно тоже наполняло ее блаженством, которого так давно не испытывала. Поцелуй затягивался, и глянцевый буклет в ее руке явно мешал. Она отбросила его на ковер и освободившейся рукой коснулась его волос. Ее правая нога была зажата меж его ног, и она слишком хорошо чувствовала то, во что она упиралась. Она поджала колено и еще сильнее ощутила твердую, возбужденную плоть мужчины, который желал ее, и сознание этого наполняло ее огромной радостью. Он тоже приподнял колено, просунув его меж ее ног. Обхватил ее бедра и резко притянул к себе. На нем были джинсы – жесткие и шероховатые, и она ощущала их грубую ткань. Иногда, после смерти Билла, она думала: суждено ли ей еще когда-нибудь заниматься этим. Эти мысли посещали ее, когда она лежала одна, в темноте, мечтая вот так, как сейчас, вновь почувствовать себя живой и сексуальной.
– О, Кристофер, – шептала она в его раскрытые губы, – ты так хорош. Все мне приятно в тебе. Волосы, мускулы, даже бакенбарды. Я так давно не любовалась лицом мужчины.
Она потерлась щекой о его чисто выбритую кожу и покрыла поцелуями его лицо. Его руки вновь скользнули под свитер и легли на ее груди. Она вздрогнула, изогнулась и замерла, закрыв глаза, смакуя наслаждение, которое вновь вернулось к ней после стольких лет.
– Это было так давно. Иногда мне даже казалось, что я просто увяну и уже никогда не смогу почувствовать себя женщиной. И вот ты рядом, и ты вернул меня к жизни. Боже, как это здорово!
– Что ты хочешь? – спросил он хриплым голосом, в то время как она продолжала целовать его. – Хочешь, займемся сексом?
– Я не могу. Хочу, но не могу. У меня с собой ничего нет и…
– У меня есть.
– Ты предвидел все заранее.
– Мы оба предвидели это.
– Может быть. – Ее руки теребили его волосы, глаза у обоих были закрыты. – Я думала о нашем свидании с самого воскресенья, но, если бы я купила презерватив и явилась с ним сюда, я бы выглядела… ну, ты знаешь как. Я не смогла заставить себя сделать это. Кристофер, мне сорок пять лет.
– И ты еще более сексуальна, чем раньше.
– Мне пора возвращаться в магазин.
– Да, конечно, представь, что ты уже туда идешь.
Не открывая глаз, он все ласкал ее груди, и возбуждение волной разливалось по ее телу. Ноги их сплелись, и она по-прежнему упиралась ступней в его икру. Он сомкнул руки на ее спине и шарил по застежке лифчика.
– Не надо… пожалуйста. Мы и так зашли довольно далеко. Пожалуйста, Кристофер… пожалуйста… Не искушай меня.
Он уступил и гладил ее груди сквозь ткань лифчика.
– Мы не сможем избежать близости, и ты это знаешь.
– Бог мой, меня пытаются соблазнить, подумать только. – Она запрокинула голову, а он целовал ее в шею.
– Да, точно.
– Тридцатилетний мальчишка.
– Тридцатилетний – это уже далеко не мальчишка.
– Конечно, нет, и я чувствую это.
– Так что скажете… миссис Робинзон?
Она улыбнулась и открыла глаза, тут же встретившись с ним взглядом. Он тоже улыбался, поддразнивая ее. Они лежали на ковре, вглядываясь друг в друга, словно пытаясь по лицам прочитать мысли… ее глаза цвета ржавчины неотрывно смотрели в его голубые.
– До меня только что дошло, что я сейчас занимаюсь в точности тем, от чего предостерегала Джои в прошлую субботу ночью. Неужели ты думаешь, что я смогу и дальше сопротивляться, если мы будем продолжать в том же духе? Хороша же я: проповедую сыну одно, а сама поступаю наоборот. Но, черт возьми, Кристофер, с тобой так хорошо, я даже не могу выразить это словами. Но если мы окажемся в постели – что потом? К чему это приведет? Что, если все откроется?
– Знаешь, у тебя очень много всяких «но». Может, все это приведет лишь к тому, что мы хорошо проведем вместе время. Что в этом плохого? Наслаждаться друг другом в постели – для меня это естественное продолжение нашего чудесного общения. Кроме всего прочего, мы оба свободны. И давно совершеннолетние. И оба очень хотим этого.
– Юноша, ты можешь повторять мне это снова и снова.
Она откатилась от него и села, чувствуя, что дрожит от волнения. Облокотившись на колено, она смахнула с лица непослушные пряди волос.
– Хорошо, предположим, что мы оказались в постели. Я живу в современном мире с его проблемами. И хотела бы знать твою прошлую сексуальную жизнь.
Он тоже сел, расставив ноги, и, поймав ее ступню, прижал к себе между ног, нежно поглаживая ее сквозь тонкий нейлон колгот.
– Если презерватива для тебя недостаточно, скажи лишь слово – и я завтра же утром пройду обследование на спид.
Она, может, и жила в современном мире, но эти слова глубоко тронули ее. Какая порядочность! Не каждый мужчина предложит это!
– Ты это серьезно?
– Конечно, серьезно. Мы начинаем новую жизнь.
Ей вдруг стало страшно: она подумала, что, похоже, – Боже, да возможно ли это? – влюбляется в него. В мужчину, который на пятнадцать лет моложе нее.
Он спокойно продолжал:
– В последний раз у меня была близость с женщиной года два назад. Мы встречались почти полгода, потом она переехала в Техас, получив повышение по службе. До нее, насколько я помню, у меня было четыре романа, это с учетом старших классов школы. Я никогда не был дамским угодником. Чаще всего я бывал одинок.
Она убрала ногу и поджала ее под себя. Взяв его руки в свои, она внимательно рассматривала его ладонь, одновременно сгибая и разгибая его пальцы.
После некоторой паузы она вгляделась в его чистое, красивое лицо.
– Мне нужно время, чтобы подумать обо всем, Кристофер. Не могу отделаться от мысли, что поступаю неправильно.
– Потому что я моложе?
– Отчасти, да.
Он посмотрел на свою руку, лежавшую в ее руках.
– Что ж, этого я изменить не в силах. Я всегда буду моложе, и всегда найдутся те, кто сможет обвинить тебя в растлении малолетних. Я это знаю.
Удрученные, они оба молчали. Она положила руку ему на плечо.
– Мне очень, очень нравится твой подарок. В жизни я не встречала человека более чуткого, чем ты. Даже о Билле я не могу сказать такого, честное слово.
Он посмотрел на нее и робко улыбнулся.
– Что ж, как бы то ни было, это начало, не так ли?
Она тоже улыбнулась.
– А теперь мне действительно пора на работу. Можно, я пойду в ванную?
– Конечно.
Она взяла свою сумочку, в ванной расчесала волосы и мазнула губы помадой. Когда она вышла, он уже снял с вешалки ее куртку. Он помог ей одеться, потом, обняв за плечи, повернул лицом к себе.
Наклонившись, он прильнул к ее губам прощальным поцелуем – нежным и долгим.
Когда поцелуй закончился, она коснулась его губ подушечкой указательного пальца.
– Спасибо тебе за ленч.
– Пожалуйста. В любое время к вашим услугам.
– И за билеты спасибо.
Он лишь улыбнулся в ответ и поцеловал ее палец.
– В сочельник, – тихо произнесла она, отступая назад. – В одиннадцать. Буду ждать тебя. – И прошептала: – Пока.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сила любви - Спенсер Лавирль



Вот это я понимаю, роман! Когда так уже надоели эти выдуманные эмоции, так приятно прочитать что-то действительно настоящее. Я даже нашла здесь что-то и о себе. Надеюсь, остальные тоже найдут. Приятного прочтения!
Сила любви - Спенсер ЛавирльИзольда
4.01.2012, 23.35





Что можно сказать? Прочитайте!!! КЛАСС!!!
Сила любви - Спенсер ЛавирльРИМ
24.03.2012, 8.14





история слишком трагична, а до развязки, так дочитать и не смогла 7/10
Сила любви - Спенсер Лавирльatevs17
3.10.2012, 16.15





обалденный роман красивая история любви женщины которая потеряла сына и нашла мужа который оказался другом ее сына разница в возрасте не стала помехой для их чувств жизненная история - правдивая
Сила любви - Спенсер Лавирльнаталия
3.10.2012, 18.23





Пока это 3 роман С. Лавирль, который я прочла, буду читать и дальше ее романы, но этот роман не очень понравился. Да эта писательница очень хорошо описывает чувства и отношения людей. Любовь. Страсть. Секс. Роман неординарен тем, что описываются отношения зрелой женщины и молодого мужчины. Укаждого свои вкусы и интересы. Моя оценка "4"
Сила любви - Спенсер ЛавирльН@т@лья
6.10.2012, 13.33





настоящая любовь с трагедиями, жизненными сложностями и ... победами. мне очень понравилось. читается легко и почувственно. я сама не ожидала, что меня так вдохновит роман о женщине на 15 лет старше мужчины, но это единоличная заслуга автора. бесподобно. только 10
Сила любви - Спенсер Лавирльнемочка
11.11.2012, 20.37





это- что-то!!!!!!!!!!читать всем!
Сила любви - Спенсер ЛавирльЕЛЕНА
13.11.2012, 10.38





ЧИТАЙТЕ!
Сила любви - Спенсер ЛавирльАнтоша
11.01.2013, 22.51





сюжеты романов ЛС отличаются от большин-ства дамских писательниц.Не такие сладкие, более приближены к реальной жизни.Поэтому и задевают глубже,и дают нам возможность примерить на себя обстоятельства,в которых оказываются герои.Хорошие книги!Читайте, девочки,и надейтесь,что в вашей жизни все сложится не хуже.
Сила любви - Спенсер Лавирльлека
16.06.2013, 6.56





Эмоциональный роман,я рада что прочла его,хотя моментами было тяжело читать.
Сила любви - Спенсер ЛавирльМарго
16.06.2013, 17.50





Браво!
Сила любви - Спенсер ЛавирльЛюдмила
20.03.2014, 8.51





ПРОЧЛА С ОГРОМНЫМ УДОВОЛЬСТВИЕМ. Я НЕ СЧИТАЮ, ЧТО ВОЗРАСТ МОЖЕТ ПОМЕШАТЬ ТАМ, ГДЕ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ!ВСЕ РОМАНЫ АВТОРА ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛИСЬ, СПАСИБО ЗА ДОСТАВЛЕННОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ И ЖЕЛАЮ ТВОРЧЕСКИХ УСПЕХОВ!!!!
Сила любви - Спенсер ЛавирльВАЛЕНТИНА
20.03.2014, 9.16





Начну с того, что я не люблю читать современные любовные романы. Но меня заинтересовала аннотация и я решилась прочесть. Книга просто ШИКАРНАЯ!!!! Вызвала бурю эмоций. История жизни и любви обычных людей.( наконец-то никаких миллионеров, герцогов, пиратов и т.д. и т.п.) Советую читать и еще раз читать! Не пожалеете. Ставлю 10++++++++++++Автор пишет прекрасно. Браво! Буду читать и другие ее произведения обязательно.
Сила любви - Спенсер ЛавирльЛАУРА
1.04.2014, 16.47





Начну с того, что я не люблю читать современные любовные романы. Но меня заинтересовала аннотация и я решилась прочесть. Книга просто ШИКАРНАЯ!!!! Вызвала бурю эмоций. История жизни и любви обычных людей.( наконец-то никаких миллионеров, герцогов, пиратов и т.д. и т.п.) Советую читать и еще раз читать! Не пожалеете. Ставлю 10++++++++++++Автор пишет прекрасно. Браво! Буду читать и другие ее произведения обязательно.
Сила любви - Спенсер ЛавирльЛАУРА
1.04.2014, 16.47





давно уже не плакала над книгой!
Сила любви - Спенсер ЛавирльЛюбовь.декоратор и мама
14.06.2014, 0.50





Читала разные книги, этот роман затронул до глубины души местами я плакала, где то печалилась, читайте не пожалеете, отличный роман
Сила любви - Спенсер Лавирльгульнара
16.07.2014, 19.04





Обалденный роман! Хоть и разница в годах, но 15 лет не помеха тем более как говорится - Любви все возрасты покорны! Но этот роман так понравился такие прекрасные отношения, эмоции хоть временами и плакать пришлось, го слава богу что всё хорошо заканчивается. Читать и наслаждаться чтением.Вообще я восхищена этой писательницой такие душевные, эмоцианальные и самое главное жизненные романы пишет это что то.
Сила любви - Спенсер ЛавирльАнна Г.
16.07.2014, 20.12





Прочитала много любовных романов на этом сайте. И только в трех мне наравится гл. герой. Он должен быть сильным, нежным терпеливым, надежным. Таким как Крис. Таким как Адам из "Серебряных ночей", таким как Дел из "Подарка". Я просто влюбляюсь в них при чтении. Роман хорош, немного затянут событиями быта, но наверное так и надо, потому что на фоне этих событий лучше раскрываються настоящие эмоции и чувства.
Сила любви - Спенсер ЛавирльОксана
6.11.2014, 12.58





Пошла читать книжку потому что было упомянуто сравнение с "Подарком", что на мой взгляд лучшая книга.rnНадеюсь на чудесное повторение...
Сила любви - Спенсер ЛавирльМисс Корри
6.11.2014, 13.54





(Для мисс Корри.)Это не повторение "подарка". Просто типаж гл. героя очень нравится. Нет грубой силы.Нет грубого секса, который "нравиться" героине. Есть мужественный мужчина, который очень любит женщину.
Сила любви - Спенсер ЛавирльОксана
7.11.2014, 11.04





Роман потрясающий,плакала, просто знаю, что такое потерять любимого и близкого человека, это очень трудно, поэтому вдвойне тяжело и понятно читать. Спасибо автору за такой хороший роман
Сила любви - Спенсер ЛавирльВиктория
28.11.2014, 7.22





Безумно интересно! Рыдала почти пол книги! Меня больше привлекают детективные романы, но ЭТО..... неопесуемо!эмоции бьют через край!!
Сила любви - Спенсер Лавирльлена
23.12.2014, 1.16





Отличный роман, просто восхитительный, не могла оторваться... Читать обязательно, могла бы поставить оценку 100 - поставила бы. Очень жизненно, красиво,и нежно.
Сила любви - Спенсер ЛавирльЕлена
24.12.2014, 3.12





Очень, очень. Не могла оторваться. Нет мишурных героев и надуманных ситуаций. Очень жизненно. Я думаю, кому-то может помочь, лично знаю человека, который из-за детей не устроил свою личную жизнь. Как в жизни и смех, и слезы все рядом.
Сила любви - Спенсер Лавирльиришка
24.12.2014, 23.55





Вот это книга! Понравилась наверное даже больше "Подарка", хотя не думала что что-то может превзойти. Читайте обязательно, книга замечательная.
Сила любви - Спенсер Лавирльчижик
25.12.2014, 11.56





10 баллов!
Сила любви - Спенсер ЛавирльИва
25.12.2014, 16.08





Браво автору за прекрасно написанный и продуманный роман. Несмотря на то, что главный герой прописан очень хорошо, он абсолютно неправдоподобен. На инфантильного и закомплексованого парня автор нацепила внешность и манеры хищного мужчины. Реальные мужчины в таких ситуациях смотрятся намного хуже.
Сила любви - Спенсер Лавирльren
28.12.2014, 2.41





Прекрасный роман!!!
Сила любви - Спенсер ЛавирльПолина
25.01.2015, 10.57





Что-то роман не пошел. Предсказуемая болтовня.
Сила любви - Спенсер ЛавирльАнна
6.04.2015, 17.50





Мне очень понравилось.
Сила любви - Спенсер ЛавирльСкептик
21.04.2015, 7.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100