Читать онлайн Сила любви, автора - Спенсер Лавирль, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сила любви - Спенсер Лавирль бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.7 (Голосов: 242)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сила любви - Спенсер Лавирль - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сила любви - Спенсер Лавирль - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спенсер Лавирль

Сила любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Молчание давалось Ли Рестон с трудом. Происшедшее не просто удивило, оно повергло ее в шок. Ей отчаянно хотелось поделиться с кем-нибудь своей тайной. Но довериться было некому. Она мысленно перебрала всех близких ей людей. Сильвия? Сильвия, при всей ее доброте и отзывчивости, была неисправимой ханжой. Она никогда не позволяла себе обсуждать с кем-нибудь темы, так или иначе связанные с сексом. Они с Барри на людях держались друг с другом настолько официально, что Ли часто задавалась вопросом, чем же они занимаются в своей спальне.
Мама? Но о ней даже и речи быть не могло. Пристойность была жизненным девизом Пег Хилльер, и рассказать ей о том, что ее дочь, оседлав на кухонном стуле мужчину на пятнадцать лет моложе нее, осыпала его поцелуями… да за это можно было угодить в угол.
Дженис? О Боже. То, что она сотворила, – и это после признаний Дженис в своих чувствах к Кристоферу – было недостойно, гадко. Стоило лишь подумать о Дженис, как на душе становилось мерзко и она чувствовала себя дешевой потаскухой. Что же она за мать?
Женщины, которые работали вместе с ней? Но ей всегда казалось, что со своими служащими надо держать дистанцию. Иначе трудно сохранить лидерство. Если бы только Джои был постарше! К сожалению, он был в таком возрасте, когда событием считалось одно лишь прикосновение к лифчику девочки. Пройдет еще немало лет, прежде чем она сможет говорить с Джои на такие темы.
Ллойд? Она уже было склонилась к тому, чтобы довериться Ллойду, думая, что именно он поможет ей разобраться в этой непростой ситуации, но потом вдруг решила, что неловко обсуждать это с отцом своего мужа.
По иронии судьбы, единственным человеком, с которым она могла бы поделиться столь интимным, был Кристофер, но именно сейчас, как ей казалось, разумнее держаться от него подальше. Она вдруг поняла, что он был прав, когда сказал в тот вечер: это противоестественно, когда столько лет женщина не целовала мужчину. Сейчас, когда она наконец разговелась, аппетит взыграл с новой силой.
Она стала рассеянной на работе. На следующий день после свидания с Кристофером они с Сильвией обсуждали цену на красные гвоздики, которая в праздничные дни обычно взлетала в несколько раз. Сильвия сокрушалась, что они не заказали побольше гвоздик месяц назад, когда еще можно было получить хорошие скидки.
Ли очнулась от грез, осознав, что Сильвия задала ей вопрос.
– О, извини. Что ты сказала?
Сильвия, слегка нахмурив брови, смотрела на сестру.
– Ли, что в самом деле с тобой сегодня происходит?
– Ничего. Так о чем ты говорила?
– Я спрашивала, не взять ли нам пару студентов, чтобы они занялись рождественскими ветками – срезали их и упаковывали?
– Конечно. Хорошая идея. И можно было бы платить им ставки дизайнеров. Да, и вот еще что, Сильвия… – Ли сделала паузу, внимательно уставившись на сестру в надежде, что у той исчезнут сомнения в отношении ее рассеянности. – Закажи побольше кедра, хорошо? Ты ведь знаешь, как я люблю его запах.
Сильвия спросила:
– Ты хорошо себя чувствуешь?
– Я чувствую себя прекрасно.
– Тогда обрати внимание на то, что ты делаешь. Ты же только что положила кедровые ветки в холодильник вместе с гвоздиками.
Ли заглянула в холодильник. Конечно же, Сильвия оказалась права. Там стояло ведро с кедровыми ветками, которые ни в коем случае нельзя хранить рядом с гвоздиками.
Она вытащила ветки и покорно сказала:
– Извини.
Мысли ее были далеко: в мечтах она все еще сидела у Кристофера на коленях и жадно целовала его.
Прошло два дня, а он все не звонил. Магазин ее находился на Мэйн-стрит. Полицейский участок – на Джексон-стрит, совсем рядом, так что черно-белые патрульные машины сновали мимо ее окон постоянно. Ли казалось, что какие-то невидимые сенсоры заставляют ее подымать голову всякий раз, когда по улице проезжала полицейская машина. Хотя окна ей загораживали зеленые заросли растений, иногда все-таки удавалось разглядеть машину, и тогда она представляла, что за рулем сидит Кристофер. Случалось, что машины проносились, оглашая улицу воем сирены, мигая красными лампами, и сердце наполнялось тревогой.
Неделю спустя после Дня Благодарения она поливала цветы в витрине, когда вдруг взгляд ее выхватил в потоке машин знакомую черно-белую… Она подняла глаза: да, это был он, на дежурстве. Он махнул ей рукой. Она помахала в ответ… и так и стояла с лейкой в руке, пока он не скрылся из виду, а сердце учащенно билось.
Всего лишь через несколько минут в глубине торгового зала, возле кассового аппарата, зазвонил телефон.
– Ли, это тебя, – позвала Сильвия.
– Спасибо. – Ли поставила лейку и подошла к прилавку.
– Алло?
– Привет, – сказал Кристофер. – Вы прекрасно смотритесь в витрине.
Она растерялась, не зная, что ответить, и стояла молча, как кукла, стараясь не выдать себя румянцем на щеках.
– Кто-то стоит рядом, да?
– Да.
– У вас когда-нибудь бывают выходные среди недели?
– Иногда. Но сейчас, перед Рождеством, мы работаем и по вечерам, так что график у нас немного изменился. А что ты хотел?
– Хотел, чтобы вы помогли мне с елкой. Раньше никогда не ставил, а вот в этом году решил попробовать. Вы мне не поможете?.
Сильвия спросила:
– Кто это?
Не зажимая конец трубки, Ли ответила:
– Это Кристофер. Он просит, чтобы я помогла ему купить елочные украшения.
И спросила в трубку:
– А никак нельзя это сделать вечером?
Сильвия перебила ее:
– Ли, одну минутку.
– Подожди, Крис.
Сильвия с виноватым видом сказала:
– Ты знаешь, мне тоже понадобится выходной, чтобы сделать покупки к Рождеству. Так что распоряжайся своим временем. Я подменю тебя, а ты потом подменишь меня. Иначе мы обе свихнемся, если будем дневать и ночевать здесь.
Ли спросила Криса:
– На какой день ты планировал?
– Да это все равно. Но, если вы сможете посвятить мне целый день, тогда лучше во вторник или среду на будущей неделе. У меня выходные.
– Вторник? – спросила она Сильвию. Та кивнула, и Ли сказала:
– Вторник годится, Крис.
– Я заеду за вами в десять.
– Отлично.
Когда Ли положила трубку, Сильвия посетовала:
– Даже не знаю, как я управлюсь со всем к Рождеству. Каждый год одно и то же. Я все собиралась просить тебя о выходном, но здесь сейчас такой ад творится, что мне было совестно даже заикаться об этом.
– Ты действительно права. Мы обе чокнемся, если не будем время от времени отвлекаться.
В этот день Ли сделала для себя важное открытие. Все вокруг относились к ее встречам с Кристофером без тени подозрительности, поскольку воспринимали его как мальчика, но не как мужчину. Хотя и не только поэтому. Никому и в голову не могло прийти, что женщина ее возраста способна на любовную связь с тридцатилетним мужчиной. Более того, он был другом ее сына, а потому и другом их семьи, которая приняла его именно в этом качестве.
Так что расчет ее был прост: видимость приятельских отношений с Крисом неплохая ширма для отношений более глубоких.
Оказалось, не так-то просто смириться с тем, что в разгар рабочей недели она, вместо того чтобы отправиться с утра в свой магазин, разоделась и ждала, пока за ней заедет мужчина, из-за которого вот уже две недели голова ее была забита подростковыми фантазиями. И все-таки это была она. Это ее сияющие глаза отражались в зеркале ванной, а щеки так полыхали, что пришлось даже отказаться от румян. Как давно не испытывала она этого радостного возбуждения от предстоящего свидания, как давно не разглядывала себя в зеркале так придирчиво, оценивая свою внешность с точки зрения мужчины. Итак, перед ней сейчас стояла женщина средних лет, довольно стройная, в меру привлекательная, коротко стриженная, в черных брюках-стретч и водолазке цвета морской волны, поверх которой была надета широкая плотная рубашка с черно-желтым орнаментом. Она на мгновение задумалась: не слишком ли ее наряд экстравагантен? Жалкое зрелище, когда женщины ее возраста пытаются выглядеть на восемнадцать.
Одобрительно оценив свой внешний вид – все, за исключением щек, она погасила в ванной свет.
Он приехал очень скоро. Она боялась этой первой после того свидания на кухне встречи, поэтому, чтобы скрыть смущение, вышла из дома, захлопнув дверь, как только его «эксплорер» показался на дороге. Он едва успел выйти из машины, когда увидел, что Ли уже спешит к нему по дорожке, и потому остался стоять у открытой дверцы в ожидании, пока она подойдет.
Она забралась в машину, он сел за руль и улыбнулся ей. «Не дай Бог, – подумала она, – если он сейчас наклонится ко мне и поцелует, среди бела дня, на глазах соседей и прохожих».
Но он этого не сделал.
Он подал машину назад и спросил:
– Куда поедем?
Она сказала:
– Линдстрем, Миннесота.
– Линдстрем, Миннесота? – Городок был в часе езды от Аноки.
– Если хочешь, конечно.
– А что там?
– Рождественский уголок Густава. Два очаровательных домика прошлого века на главной улице города, где круглый год Рождество. Я сто лет там не была, но, насколько я помню, это местечко возвращает в детство. И потом там собраны рождественские украшения со всего света. Уверена, тебе понравится.
Он включил передачу и начал выруливать на улицу. Ли почувствовала на себе его взгляд. Она улыбнулась ему; казалось, он только этого и ждал, и рванул вперед.
День вполне соответствовал цели их прогулки – серовато-сизый, с редкими вкраплениями серебристого. За ночь деревья припорошило снегом, и сейчас он слетал с колышущихся ветвей сверкающими водопадами. Вдоль бульваров сугробы стояли по колено; малыши, с укутанными шарфами личиками, съезжали с них на голубых пластиковых досках. По радио передавали рождественскую музыку, включенный обогреватель щедро гнал теплый воздух.
Город остался позади, и они уже мчались по скоростному шоссе на восток.
Кристофер сказал:
– Мне нужно купить елку. Как вы думаете, какую лучше – настоящую или искусственную?
– Конечно, настоящую. Эти подделки просто отвратительны. Да и, кроме всего прочего, совсем не пахнут.
– А вам нравится запах хвои?
– Я его обожаю. Сейчас наступает моя любимая пора: перед Рождеством в магазине такой пьянящий аромат. Почти в каждой композиции у нас хвойные ветки, и ежедневно нам доставляют свежие. Они поступают в огромных коробках, а потом мы их подрезаем до нужной длины. Ничто на свете не может сравниться с ощущением, которое при этом испытываешь. Голова идет кругом от запахов, особенно приятно пахнет ароматный кедр – смесь лимона с хвоей. И он никогда не выдыхается.
– Никогда не слышал об ароматном кедре. Так бы и не узнал, если бы вы не сказали.
– Стоит только понюхать его, и уже никогда не забудешь. Мы, конечно, закупаем и множество других разновидностей вечнозеленых – белую сосну, пихту бальзамическую, тую восточную, можжевельник. Труднее всего работать с можжевельником. Он превращает руки в сплошное кровавое месиво.
Он покосился на ее руки, но они были в перчатках.
– Сильвия, та просто отказывается работать с ним. Но она почти и не занимается композициями. Она у нас коммерсант. А я – оформитель.
– Она ничего не сказала по поводу того, что вы поехали со мной сегодня?
Взгляды их на мгновение встретились, потом он опять сосредоточился на дороге.
– Нет. Она лишь сказала, что ей тоже понадобится выходной, чтобы заняться рождественскими покупками.
Больше на эту тему не говорили.
Кристофер попросил:
– Расскажите мне поподробнее о том, как проходят ваши будни.
Он принадлежал к тому редкому типу людей, которые, задав вопрос, терпеливо выслушивают ответ. Рассказывая ему о своей работе, Ли поймала себя на том, что вот уже много лет ей, матери троих вечно занятых отпрысков, не удавалось встретить такого искреннего интереса с чьей-либо стороны к ее повседневным делам. Джои и Дженис, принимая как должное ее интерес к их заботам, по правде говоря, редко расспрашивали мать о ее проблемах.
Она описала Кристоферу обычный рабочий день в цветочном магазине: ожидание клиентов, оформление букетов и композиций, избавление от негодного товара, мытье ведер, получение новых цветов, их обработка, перед тем как использовать в композициях. Она рассказала, что половину всех цветов они получают из Южной Америки, где пестициды используются более активно, чем в Штатах, и ее иногда беспокоит, сколько же этой гадости впитали ее руки. Оказывается, сказала она, руки гораздо чувствительней к химикатам, чем мы думаем. Он опять посмотрел на ее руки, но она так и не сняла до сих пор перчаток.
Она описала коробки, которые приходят из Колумбии через Майами, где таможенники протыкают их металлическими прутьями в поисках кокаина, так что в конце концов коробки выглядят так, будто их изрешетили, пулями. Рассказала и о том, как интересно проходят коммерческие смотры; кстати, следующий состоится в январе в торговом центре Миннеаполиса. Она была очень довольна тем, как идут дела этой зимой: они только что получили твердый заказ от церкви, и теперь каждую субботу они должны будут поставлять на двадцать долларов свежих цветов. Такие заказы были очень выгодными, поскольку не отнимали времени и сил на составление композиции, а оплата всегда производилась в срок. Скоро им с Сильвией придется нанять нового дизайнера, сказала она, потому что Нэнси беременна и должна скоро от них уйти. Он спросил, как ей удается определить, хорош дизайнер или плох. Она ответила, что хорошего выдают руки: настоящий дизайнер никогда не работает в перчатках и использует только швейцарский армейский нож, а не ножницы. В рождественскую пору, сказала она, рукам особенно достается: хвойные ветки обычно в смоле, и отодрать ее потом бывает очень трудно.
– Покажите мне ваши руки, – попросил он.
– Нет, – ответила она.
– Я понял, у вас проблемы с руками. Правда, я никогда не замечал ничего.
– Они у меня вечно неухоженные.
– Это что-то новое: Ли Рестон стыдится своих рук, – сказал он.
– Да, так оно и есть, – сказала она.
Больше он уже не просил показать руки.
Во дворе «Уголка Густава» стояли выполненные в натуральную величину деревянные олени с ивовыми венками на шеях, украшенными красно-зелеными клетчатыми лентами.
В доме пахло шелковицей. Повсюду мигали разноцветные лампочки. На все лады звучали рождественские гимны пели швейцарские колокольчики, играли карильоны, били куранты. Потолки, стены и полы были расписаны сценками из диснеевских мультфильмов. Здесь продавалось все: шары и колокольчики, игрушечные солдатики и мишура, елочные фонарики и украшения для деревьев. В миниатюрных креслицах сидели куклы с фарфоровыми личиками. Санта-Клаусы всех расцветок и размеров выстроились в ряд – розовощекие, с плутоватыми глазками. Продавец в костюме подручного Санта-Клауса с улыбкой подошел к ним.
– Счастливого Рождества.
– Счастливого Рождества, – в один голос ответили они.
– Если вам понадобится помощь, я к вашим услугам.
– Спасибо, обратимся обязательно.
Они обошли все комнаты этого старинного сказочного дома.
Кристофер отыскал бороду Санта-Клауса и нацепил ее.
– Хо-хо-хо, – загудел он басом. – Ты была послушной девочкой?
– Не совсем, – дерзко подыграла она. И уже потом поняла, что бессовестно кокетничает с ним.
Он снял бороду и повесил ее обратно на стену. Она знала, что последует за этим: он коснется ее плеча и заговорит о том, что произошло между ними тогда, на кухне. Опередив его, она проскочила в другую комнату. Он поспешил за ней, настигнув ее в дверях, – она уже стояла в белом домашнем чепце и, прижав к щеке плюшевого медвежонка, напевала веселую песенку, в которой бедный мишка, шепелявя, просит подарить ему к Рождеству два передних зуба.
В руках Криса оказался именной рождественский чулок длиной фута в два, и он, удивленно подняв брови, разглядывал его. На чулке было выведено имя: «Крис».
Она отыскала пару безобразных красных наушников в форме рождественских фонариков и надела их.
– Ты поверишь, что они и впрямь зажигаются?
Они рассмеялись, и она вернула наушники на место.
Обернувшись в очередной раз, она увидела, что он вытащил из деревянных саней белую омелу и хитро улыбается.
– О нет, – с упреком сказала она. – Только не это. Только не здесь.
– Что такое? – невинно спросил он. – Вам нужен кухонный стул?
– Кристофер! – гневным шепотом обрушилась она на него.
Он положил омелу обратно в деревянные сани и подошел к ней, встав так, что все пути к бегству были отрезаны.
– Что, запретная тема? – спросил он.
– Не совсем. А в общем, да. То есть я хочу сказать, что не знаю. Я и сама себе удивляюсь.
– Жалеете?
Она медленно покачала головой. Он стоял так близко, что достаточно было малейшего движения, и их губы опять слились бы в поцелуе – прямо здесь, в рождественском уголке Густава.
Наконец они все-таки выбрали елочные украшения – разноцветные миниатюрные фонарики, блестящие гирлянды, позолоченные рождественские колокольчики, стеклянные шары, в которых, при подсветке, шел снегопад. Купили подставку для елки и толстую красную свечу, коробку затейливых леденцов – таких он в жизни никогда не видел и пришел от них в восторг.
Они понесли свои трофеи к машине, и по пути он спросил:
– Вы голодны?
На часах было половина второго.
– Как волк.
Он окинул взглядом центральную улицу Линдстрема и сказал:
– Давайте пройдемся… посмотрим, что тут есть.
Они подошли к кафе «Рэйнбоу», где кофе подавали в массивных белых кружках, на столах лежали матерчатые салфетки, а сидевшие за стойкой бара местные жители обменивались анекдотами, потягивая свои напитки.
Она заказала себе денверский сандвич, он же предпочел горячую говядину с картофелем и, конечно же, подливкой.
Перекусив, они отправились искать елочный базар и вскоре нашли его возле здания банка. Здесь они купили две зеленые норвежские ели, закрепили их на крыше «эксплорера» и отправились в обратный путь.
Ехали молча, пока автомобиль не прогрелся и в салоне не стало тепло и уютно. Он включил радио, и полилась тихая музыка. Она сидела, откинувшись на спинку сиденья, упираясь коленом в приборную доску, скрестив на животе пальцы. Ногти у нее коротко подстрижены, а кожа на руках была пятнистой и шершавой. Но с этими натруженными руками она казалась ему еще более земной и родной.
– Во сколько Джои возвращается?
Она посмотрела на часы и сказала:
– Уже должен прийти.
Он спросил:
– Вам обязательно надо ехать домой?
Не поднимая головы, она повернулась к нему лицом. Они молчали. Он отметил про себя, что после ленча она подкрасила губы. От нее не ускользнуло, что волосы его, как и у нее, всегда хорошо лежали. Это после уличного снега и тепла машины. Да, ей определенно нравились его волосы.
А нужно ли ей ехать домой?
– Нет, – ответила она.
И подумала, что если бы он уже никогда не отводил от нее взгляда…
Он привез ее к своему дому, нажал кнопку автоматической двери в подземный гараж. Дверь закрылась за ними, он въехал на свое место на стоянке и сказал:
– Если вы сможете донести все покупки, я займусь елкой.
Когда он отвязал елку и снял ее с крыши, она сказала:
– Будет лучше, если ты установишь ее на подставку прямо здесь, чтобы не мусорить в квартире.
– О, – сказал он. – Что значит новичок. Вы правы.
Ему понадобились кое-какие инструменты, он достал их из багажника. Через десять минут все было готово, и он понес елку к лифту. У двери в квартиру он передал Ли ключи:
– Оба замка.
Когда она открывала дверь, она думала о том, какие разные у них привычки. Она, которая держала гараж незапертым днем и ночью да и входную дверь зачастую не закрывала, и он – полицейский, – знавший не понаслышке, какую опасность таят в себе открытые замки.
Войдя в квартиру, он поставил елку и сказал:
– Заходите. Снимайте куртку и чувствуйте себя как дома.
Он прошел в ванную, а когда вышел, застал ее на кухне. Она говорила по телефону с Джои.
– Привет, милый, это мама… Фрикадельки в холодильнике в миске с желтой крышкой…
Она подняла взгляд и увидела Кристофера, стоявшего в дверях. Он сосал леденец из купленной коробки, молча наблюдал за ней и слушал.
– Я, скорее всего, буду к восьми. Их взгляды встретились.
– Нет, не жди меня. Пойди разогрей фрикадельки. Если хочешь, возьми картофель. В холодильнике есть сметана… Что ж, тогда до вечера?.. Я надеюсь, вернетесь не позже десяти, сэр?.. Что ж, тогда пока.
Когда она повесила трубку, Кристофер спросил:
– Все в порядке?
– Да. Правда, в школе ему дали какую-то дрянь на ленч, но он, кажется, выжил.
Кристофер хмыкнул и сказал:
– Пойдемте, поможете мне решить, где поставить эту вещицу.
Они зажгли свет в гостиной – день был хмурый, включили радио и огляделись.
– Где, по-вашему, будет лучше? – спросил он.
Они освободили место перед стеклянной раздвижной дверью, а диван передвинули в самый центр комнаты, поставив его прямо напротив елки. Это выглядело нетрадиционно, но зато елка смотрелась великолепно, к тому же нисколько не нарушалось звучание стереосистемы, которая теперь оказалась позади дивана.
Распаковывая елочные украшения, Кристофер спросил:
– Что идет в первую очередь?
– Лампочки, – ответила она и, пока он доставал их из коробок, спросила:
– Кристофер, неужели ты никогда этим не занимался дома?
– Нет, – сказал он, не отвлекаясь от дела.
Она уловила нотку раздражения в его голосе и решила, что сейчас не время для горьких воспоминаний.
– Ты сначала включи их в сеть, и тебе сразу будет видно, что получается. По-моему, лучше начать с верхушки, а потом постепенно спускаться. А как твои конфеты?
– Превосходные. Попробуйте.
Ель была высокая, и, пока он занимался верхним ярусом лампочек, она украшала нижние ветки. И оба сосали леденцы. Затем достали блестящую гирлянду, а в это время Конни Роджерс пела сентиментальную песенку о супружеской чете, готовящейся к Рождеству. Ли подала Кристоферу конец гирлянды и сказала:
– Начни с верхушки.
Он ловко перебрасывал гирлянду с ветки на ветку, а она делала то же самое внизу и вдруг каким-то образом запуталась в гирлянде. Попытавшись освободиться, она потянула ее на себя, и гирлянда соскочила с веток, на которые ее только что уложил Кристофер.
– Боже, что я наделала. Извини.
– Эй, да на вас ее теперь больше, чем на дереве.
Она подняла на него взгляд, и он заметил прилипшую к ее губе золотистую блестку, которая мерцала, словно упавшая звездочка.
– Не двигайтесь, – сказал он и потянулся к ней, чтобы снять блестку кончиком пальца. Она стояла ровно, как часовая стрелка, и, приоткрыв рот, смотрела на него снизу вверх.
Этого мгновения они ждали целый день. Сознательно оттягивали его, не смея проявить свои чувства на людях. Они избегали пылких взглядов, прикосновений, интимных пожатий и прочих нежностей, которым вполне могли предаться, будучи людьми здоровыми, энергичными, привлекательными. Но сейчас ее губы были раскрыты… и он коснулся их пальцем… а в памяти до сих пор жили воспоминания о поцелуях, которые они дарили друг другу две недели назад… и по радио звучал неподражаемый голос, воспевавший бесценный дар любви.
Он наклонился и коснулся губами ее губ – так нежно, что ни один волосок не шевельнулся на ее голове. Золотая гирлянда, которую он держал в руках, упала на пол. Они так и стояли – едва касаясь друг друга губами, чуть наклонившись друг к другу, пока она не подалась вперед, дотронувшись до его груди, чтобы удержать равновесие. Он открыл глаза, поймал ее руку и поднес к своим губам, нежно целуя покрасневшие шершавые пальцы.
Глядя ей в глаза, он тихо произнес:
– Давайте сначала закончим с этим.
Они украсили елку, избегая касаться друг друга, осторожно и неспешно передавая друг другу гирлянды и шары, сознавая, что в их распоряжении еще много времени. На часах было шесть вечера.
Когда все украшения были развешаны, она, опустившись на колени, принялась подбирать с пола мусор – осыпавшуюся хвою, картонные коробки, целлофан. Он погасил свет и подошел к ней, встав сзади, коснулся руками ее волос.
– Завтра я уберу. Идите сюда.
Она медлила, и он, наклонившись, взял из ее рук картонную коробку, полную елочных игл.
– Идите сюда, – вновь прошептал он и, поставив ее на ноги, повел к дивану, Он усадил ее рядом с собой. Она слегка придвинулась к нему. Он обнял ее за талию, наклонил голову и сделал им обоим рождественский подарок, о котором они мечтали. Он вернул ее пересохшим губам долгожданную влагу, заставил забыть о мучительном томлении сегодняшнего дня, о бессонных ночах, когда они, каждый в своей постели, мечтали о том, чтобы вновь повторилось это… И сейчас они с упоением предавались счастью, и сладкий поцелуй, пропитанный ароматом леденцов, длился бесконечно…
Когда они открыли глаза, на стенах, мебели, их одежде и в волосах плясали разноцветные блики рождественских лампочек.
– Можем мы теперь поговорить? – спросил он, все еще обнимая ее одной рукой за талию.
– Поговорить о чем? – прошептала она.
– О том, что каждый из нас чувствовал в эти дни. О том, что мы чувствовали весь сегодняшний день. О том, что минуту назад мешало вам подняться с колен и подойти сюда.
Она ответила не сразу.
– Чувство вины.
– В чем же ваша вина?
– В том, что я позволила себе тогда, на кухне.
– Но вы же не сделали ничего плохого.
– Правда?
– Мне не надо было шутить сегодня по этому поводу. Я виноват. Я не думал, что это вас так заденет.
– Я пыталась представить, как бы на это отреагировали другие – моя мать, дочь, сестра. Наверное, они назвали бы это обольщением.
– Оно было взаимным.
– Я на пятнадцать лет старше тебя.
– Так что, значит, вам нельзя проявлять свои чувства?
– Я сама была шокирована своей выходкой.
– Меня это тоже шокировало, но очень понравилось.
– Знаешь, прошло так много времени… и желание поцеловать тебя стало непреодолимым. И то, что я сейчас сижу здесь… это тоже непреодолимо. Ты был прав: это противоестественно так долго жить… без физической близости. Прошло две недели с того вечера, когда мы целовались на кухне. С тех пор я ни о чем другом не могу думать.
– И поэтому вас мучает сознание вины?
– Конечно, а ты разве не испытываешь того же?
– Нет. Вы – женщина. Я – мужчина. А в чем же вина?
– Ну, во-первых, разница в возрасте.
– Я так и думал.
– А, во-вторых, у меня так долго никого не было. После столь длительного воздержания женщины способны на большие глупости, стоит им почувствовать внимание к себе молодого мужчины.
– Неужели я для вас лишь… молодой мужчина, обративший на вас внимание?
– Нет, ты же знаешь, что это не так.
– Так в чем же тогда проблема? Мы же, в конце концов, всего лишь целуемся.
– Ты был другом Грэга.
– Сегодня его имя прозвучало в первый раз за целый день. Вам это ни о чем не говорит?
Она не поняла. Он догадался по ее глазам.
– И не надо чувствовать себя виноватой. Это хороший знак – сегодня мы провели вместе целый день и занимались лишь тем, что развлекались. По-моему, нам это удалось довольно неплохо.
– Да, это так. Мне очень понравилось.
– И не думаете ли вы, что это о чем-то говорит: мы только один раз вспомнили о Греге?
– Да, я понимаю, что ты хочешь сказать. Но прошло всего лишь полгода после его смерти, и, может быть, мне… может быть…
– Ну же, говорите. Может быть, вас до сих пор терзают горькие мысли?
– Да, может быть.
– Может быть… А может, и нет. А если даже и так, что в этом такого? Мы же говорим с вами откровенно. А свои чувства мы можем легко проверить. Уляжется первая волна, и, может, нам вовсе не захочется оставаться вместе. Хотя со мной, думаю, этого не произойдет.
– И это тоже будет ужасно.
– Почему?
– Потому что в тебя влюблена Дженис.
– Я знаю.
Она подняла голову с его плеча.
– Ты знаешь?
– Я давно знаю об этом.
– И все равно остаешься со мной?
– Я никогда не обнадеживал ее. Можешь спросить у нее.
Она вновь положила голову к нему на плечо и сказала:
– В этом нет необходимости. Она уже во всем призналась мне.
– Ну, вот видите. Так какие еще сомнения вас мучают?
– У тебя все так просто.
– Так оно и есть на самом деле. Все, чего я сейчас хочу, – это лежать здесь, целовать вас, любоваться первой в моей жизни рождественской елкой и, может быть, попытаться хотя бы немного скрасить и ваше, и мое одиночество. Все это действительно очень простые желания.
Голос его стал тихим, вкрадчивым.
– Просто мой рот… – Он придвинулся ближе. – …накрывает ваш рот…
И каким же обольстительным был его рот! Он так виртуозно целовал ее, лаская ее губы, вдохновляя и ее на раскованность. Он целовал ее, так, как никто и никогда, – долго, сочно, медленно, сексуально. Его чувственный порыв передался и ей. Она заставила себя забыть обо всех условностях и вслед за ним кинулась в омут неизъяснимого блаженства. Долгие влажные поцелуи повергли в трепет и их тела. Он приподнял колено, и она позволила ему пробраться меж ее ног, с наслаждением ощущая, как давит на ее плоть его крепкая нога.
Он застонал от удовольствия и провел рукой по ее спине, шее, плечам, вычертил линию позвоночника.
Как давно не лежала она с мужчиной, прижимаясь к нему всем телом, чувствуя, как нарастает его возбуждение. Как давно не касались ее руки крепких мускулистых плеч, как давно не перебирали пальцы коротких жестких волос. Его волосы… они пахли как-то по-особенному, по-мужски, она уже никогда не спутает этот запах ни с каким другим.
Он оказался прав – удовольствие, которое она сейчас испытывала, было несравнимо ни с чем, и отказываться от него она не желала ни за что на свете. Его влажные губы оторвались от ее губ и теперь блуждали по ее лицу, отмечая поцелуями каждую черточку, оставляя повсюду мокрые следы; кончиком языка он выписывал контуры ее щек, бровей, носа. Он прижался губами к ее шее, провел по ней языком, оживляя аромат духов, которыми она побрызгалась утром.
И наконец поднял голову и заглянул в ее лицо.
Она открыла глаза и встретилась с ним взглядом. В его зрачках отражались огоньки, мерцавшие на елке.
– У тебя это очень хорошо получается, – пробормотала она.
– У вас тоже.
– Я давно не практиковалась.
– Хотите попрактиковаться еще? – улыбнулся он.
– Я бы не прочь… но моя рука, кажется, онемела. – Рука ее действительно все это время была прижата к дивану всей тяжестью его тела.
– Это поправимо, – сказал он и, подсунув руку ей под спину, переместил ее на середину дивана, а сам наклонился над ней.
Они смотрели друг другу в глаза, словно искали в них согласия на то, что должно произойти.
– Ли, я действительно имел в виду только это, – прошептал он. – Только поцелуи, если вы не хотите ничего другого.
– Что я хочу и что могу себе позволить – это разные вещи.
Он поцеловал ее в губы, опираясь всей тяжестью на локти, прижавшись коленом к ее бедру.
Когда поцелуй закончился, она обвила руками его шею и притянула к себе, прижав лицом к своему плечу.
Она вздохнула.
– О, Кристофер, мне так уютно, что я бы могла лежать так всю ночь.
– Хорошая идея, – подхватил он, постаравшись разрядить обстановку, ибо шансов побороть искушение становилось все меньше. – Мне позвонить Джои или вы сами это сделаете?
Она рассмеялась.
– Посмейтесь еще, – пробормотал он ей на ухо. – Так здорово.
Но она замерла, прикрыв глаза и наслаждаясь минутами близости, сознанием того, что она все еще желанна, что она снова рядом с мужчиной.
– Ли? – раздался над ухом его голос.
– Что? – пробормотала она, лениво перебирая пальцами его волосы.
Он поднял голову.
– Обещайте мне, что больше не будете так шутить со мной, как это было в День Благодарения.
Она сказала:
– Извини меня.
– Я хочу быть с вами на Рождество.
– Ты будешь, обещаю. Но как нам быть, чтобы не выдать себя?
– Доверьтесь мне. Вы же не догадывались о моих чувствах еще несколько недель назад? Не так ли?
– Ну почему, у меня возникали подозрения.
– Когда?! – воскликнул он, словно уличая ее во лжи.
– Четвертого июля!
– Когда мы сидели рядом за столом и ели кукурузу. И когда натыкались друг на друга, играя в волейбол. И там, на чертовом колесе. Женщина начинает чувствовать это раньше, чем мужчина.
– Но почему вы ничего не сказали?
– Я бы никогда и не обмолвилась об этом, если бы ты промолчал.
– Почему?
– Причины все те же. Мы уже говорили об этом – разница в возрасте, что подумают мои дети, да и, кроме того, мы оба еще в трауре и потому очень ранимы сейчас. Доводов «против» так много, что мне даже приходится спрашивать себя, в своем ли я уме.
Он коснулся большими пальцами ее щек и нежно надавил на них. Губы ее смешно надулись и опять вытянулись, когда он убрал пальцы. Он всматривался в ее глаза, которые были прикованы к его глазам. Взгляд их был счастливым, несмотря на печальные слова, которые она только что произнесла.
Когда он заговорил, в голосе его звучали теплота и искренность.
– Если я когда-нибудь и представлял вас своей матерью – так это ушло. Вы мне верите?
Она вгляделась в его лицо – в нем не было и тени улыбки или насмешки. Она ощутила волнение, и в то же время внутренний голос подсказывал ей, что все может обернуться слишком печально для них обоих, если они дадут волю своим чувствам. Она обхватила руками его шею и притянула к своим губам. И поцеловала. Один раз. Наспех.
– Да. А теперь я должна идти.
– Почему?
– Потому что все эти мне очень нравится. Ты мне нравишься. Мне с тобой слишком хорошо, и я провела с тобой чудный день. И еще… я совсем запуталась.
Он неотрывно смотрел ей в глаза, словно пытаясь отыскать скрытый смысл в том, что она говорила.
– И еще потому, что я боюсь всего этого. А ты?
Он помедлил с ответом.
– Нет, я не боюсь. В отличие от вас.
Потом встал и, схватив ее за обе руки, поднял с дивана.
– Пойдемте. Я отвезу вас домой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сила любви - Спенсер Лавирль



Вот это я понимаю, роман! Когда так уже надоели эти выдуманные эмоции, так приятно прочитать что-то действительно настоящее. Я даже нашла здесь что-то и о себе. Надеюсь, остальные тоже найдут. Приятного прочтения!
Сила любви - Спенсер ЛавирльИзольда
4.01.2012, 23.35





Что можно сказать? Прочитайте!!! КЛАСС!!!
Сила любви - Спенсер ЛавирльРИМ
24.03.2012, 8.14





история слишком трагична, а до развязки, так дочитать и не смогла 7/10
Сила любви - Спенсер Лавирльatevs17
3.10.2012, 16.15





обалденный роман красивая история любви женщины которая потеряла сына и нашла мужа который оказался другом ее сына разница в возрасте не стала помехой для их чувств жизненная история - правдивая
Сила любви - Спенсер Лавирльнаталия
3.10.2012, 18.23





Пока это 3 роман С. Лавирль, который я прочла, буду читать и дальше ее романы, но этот роман не очень понравился. Да эта писательница очень хорошо описывает чувства и отношения людей. Любовь. Страсть. Секс. Роман неординарен тем, что описываются отношения зрелой женщины и молодого мужчины. Укаждого свои вкусы и интересы. Моя оценка "4"
Сила любви - Спенсер ЛавирльН@т@лья
6.10.2012, 13.33





настоящая любовь с трагедиями, жизненными сложностями и ... победами. мне очень понравилось. читается легко и почувственно. я сама не ожидала, что меня так вдохновит роман о женщине на 15 лет старше мужчины, но это единоличная заслуга автора. бесподобно. только 10
Сила любви - Спенсер Лавирльнемочка
11.11.2012, 20.37





это- что-то!!!!!!!!!!читать всем!
Сила любви - Спенсер ЛавирльЕЛЕНА
13.11.2012, 10.38





ЧИТАЙТЕ!
Сила любви - Спенсер ЛавирльАнтоша
11.01.2013, 22.51





сюжеты романов ЛС отличаются от большин-ства дамских писательниц.Не такие сладкие, более приближены к реальной жизни.Поэтому и задевают глубже,и дают нам возможность примерить на себя обстоятельства,в которых оказываются герои.Хорошие книги!Читайте, девочки,и надейтесь,что в вашей жизни все сложится не хуже.
Сила любви - Спенсер Лавирльлека
16.06.2013, 6.56





Эмоциональный роман,я рада что прочла его,хотя моментами было тяжело читать.
Сила любви - Спенсер ЛавирльМарго
16.06.2013, 17.50





Браво!
Сила любви - Спенсер ЛавирльЛюдмила
20.03.2014, 8.51





ПРОЧЛА С ОГРОМНЫМ УДОВОЛЬСТВИЕМ. Я НЕ СЧИТАЮ, ЧТО ВОЗРАСТ МОЖЕТ ПОМЕШАТЬ ТАМ, ГДЕ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ!ВСЕ РОМАНЫ АВТОРА ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛИСЬ, СПАСИБО ЗА ДОСТАВЛЕННОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ И ЖЕЛАЮ ТВОРЧЕСКИХ УСПЕХОВ!!!!
Сила любви - Спенсер ЛавирльВАЛЕНТИНА
20.03.2014, 9.16





Начну с того, что я не люблю читать современные любовные романы. Но меня заинтересовала аннотация и я решилась прочесть. Книга просто ШИКАРНАЯ!!!! Вызвала бурю эмоций. История жизни и любви обычных людей.( наконец-то никаких миллионеров, герцогов, пиратов и т.д. и т.п.) Советую читать и еще раз читать! Не пожалеете. Ставлю 10++++++++++++Автор пишет прекрасно. Браво! Буду читать и другие ее произведения обязательно.
Сила любви - Спенсер ЛавирльЛАУРА
1.04.2014, 16.47





Начну с того, что я не люблю читать современные любовные романы. Но меня заинтересовала аннотация и я решилась прочесть. Книга просто ШИКАРНАЯ!!!! Вызвала бурю эмоций. История жизни и любви обычных людей.( наконец-то никаких миллионеров, герцогов, пиратов и т.д. и т.п.) Советую читать и еще раз читать! Не пожалеете. Ставлю 10++++++++++++Автор пишет прекрасно. Браво! Буду читать и другие ее произведения обязательно.
Сила любви - Спенсер ЛавирльЛАУРА
1.04.2014, 16.47





давно уже не плакала над книгой!
Сила любви - Спенсер ЛавирльЛюбовь.декоратор и мама
14.06.2014, 0.50





Читала разные книги, этот роман затронул до глубины души местами я плакала, где то печалилась, читайте не пожалеете, отличный роман
Сила любви - Спенсер Лавирльгульнара
16.07.2014, 19.04





Обалденный роман! Хоть и разница в годах, но 15 лет не помеха тем более как говорится - Любви все возрасты покорны! Но этот роман так понравился такие прекрасные отношения, эмоции хоть временами и плакать пришлось, го слава богу что всё хорошо заканчивается. Читать и наслаждаться чтением.Вообще я восхищена этой писательницой такие душевные, эмоцианальные и самое главное жизненные романы пишет это что то.
Сила любви - Спенсер ЛавирльАнна Г.
16.07.2014, 20.12





Прочитала много любовных романов на этом сайте. И только в трех мне наравится гл. герой. Он должен быть сильным, нежным терпеливым, надежным. Таким как Крис. Таким как Адам из "Серебряных ночей", таким как Дел из "Подарка". Я просто влюбляюсь в них при чтении. Роман хорош, немного затянут событиями быта, но наверное так и надо, потому что на фоне этих событий лучше раскрываються настоящие эмоции и чувства.
Сила любви - Спенсер ЛавирльОксана
6.11.2014, 12.58





Пошла читать книжку потому что было упомянуто сравнение с "Подарком", что на мой взгляд лучшая книга.rnНадеюсь на чудесное повторение...
Сила любви - Спенсер ЛавирльМисс Корри
6.11.2014, 13.54





(Для мисс Корри.)Это не повторение "подарка". Просто типаж гл. героя очень нравится. Нет грубой силы.Нет грубого секса, который "нравиться" героине. Есть мужественный мужчина, который очень любит женщину.
Сила любви - Спенсер ЛавирльОксана
7.11.2014, 11.04





Роман потрясающий,плакала, просто знаю, что такое потерять любимого и близкого человека, это очень трудно, поэтому вдвойне тяжело и понятно читать. Спасибо автору за такой хороший роман
Сила любви - Спенсер ЛавирльВиктория
28.11.2014, 7.22





Безумно интересно! Рыдала почти пол книги! Меня больше привлекают детективные романы, но ЭТО..... неопесуемо!эмоции бьют через край!!
Сила любви - Спенсер Лавирльлена
23.12.2014, 1.16





Отличный роман, просто восхитительный, не могла оторваться... Читать обязательно, могла бы поставить оценку 100 - поставила бы. Очень жизненно, красиво,и нежно.
Сила любви - Спенсер ЛавирльЕлена
24.12.2014, 3.12





Очень, очень. Не могла оторваться. Нет мишурных героев и надуманных ситуаций. Очень жизненно. Я думаю, кому-то может помочь, лично знаю человека, который из-за детей не устроил свою личную жизнь. Как в жизни и смех, и слезы все рядом.
Сила любви - Спенсер Лавирльиришка
24.12.2014, 23.55





Вот это книга! Понравилась наверное даже больше "Подарка", хотя не думала что что-то может превзойти. Читайте обязательно, книга замечательная.
Сила любви - Спенсер Лавирльчижик
25.12.2014, 11.56





10 баллов!
Сила любви - Спенсер ЛавирльИва
25.12.2014, 16.08





Браво автору за прекрасно написанный и продуманный роман. Несмотря на то, что главный герой прописан очень хорошо, он абсолютно неправдоподобен. На инфантильного и закомплексованого парня автор нацепила внешность и манеры хищного мужчины. Реальные мужчины в таких ситуациях смотрятся намного хуже.
Сила любви - Спенсер Лавирльren
28.12.2014, 2.41





Прекрасный роман!!!
Сила любви - Спенсер ЛавирльПолина
25.01.2015, 10.57





Что-то роман не пошел. Предсказуемая болтовня.
Сила любви - Спенсер ЛавирльАнна
6.04.2015, 17.50





Мне очень понравилось.
Сила любви - Спенсер ЛавирльСкептик
21.04.2015, 7.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100