Читать онлайн Прошлые обиды, автора - Спенсер Лавирль, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прошлые обиды - Спенсер Лавирль бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 99)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прошлые обиды - Спенсер Лавирль - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прошлые обиды - Спенсер Лавирль - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спенсер Лавирль

Прошлые обиды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Бесс и Кейт ужинали в «Лидо». Над их столиком возвышалось украшенное миниатюрными лампочками дерево в кадке. Министроне был густым и острым, паштет – нежным и пряным, суфле из цыплят – изысканным. Теперь они наслаждались десертом и пили вино.
– Итак… – сказал Кейт, глядя на Бесс сквозь сильные очки, увеличивающие его глаза на круглом лице. Песочного цвета волосы начали редеть, и свет от лампочек свободно проникал между прядями. – Я весь вечер жду, когда ты назовешь имя Майкла.
– Почему?
– Разве не ясно?
– Нет, не ясно. Почему я должна упомянуть Майкла?
– Ты ведь видела его недавно. Не так ли?
– Видела, даже три раза, но не пойму, на что ты намекаешь.
– Три раза?
– Вряд ли можно готовиться к Лизиной свадьбе и не видеть его.
– Один раз – когда тебя Лиза подставила. Еще раз – у твоих будущих родственников… – Кейт загнул два пальца. – А когда же третий?
– Кейт, мне не нравится, что ты меня допрашиваешь.
– В чем же я виноват? После того как он появился на горизонте, я вижу тебя первый раз.
Бесс прижала руку к груди:
– Я развелась с ним. Ты забыл?
Кейт глотнул вина и поставил рюмку на стол.
– Это ты, кажется, забыла. Я все еще жду. Так когда вы с ним виделись в третий раз?
– А если я скажу, ты перестанешь меня обличать?
Какое-то время он молча смотрел на нее, затем кивнул и взял ложку.
– Я смотрела его квартиру. Я буду оформлять ее как дизайнер. Пойдем-ка отсюда.
Держа ложку над вазочкой с мороженым, Кейт спросил:
– Поедем ко мне сегодня?
Бесс чувствовала, что он неотрывно за ней наблюдает. Она съела ложечку мороженого, встретилась с ним взглядом и ответила:
– Думаю, что нет.
– Почему?
– У меня завтра много дел. Я хочу встать рано и пойти в церковь. Рэнди меня беспокоит, чувствую, что мне надо быть сегодня дома.
– Ты думаешь обо всем и обо всех, кроме меня.
– Извини, Кейт, ноя…
– Твои дети, твой бывший муж. Все это важнее, чем я.
Бесс мягко возразила:
– Ты требуешь очень многого.
Он наклонился к ней и прошептал со злостью:
– Я ведь сплю с тобой. Разве у меня нет прав?
Он наклонился так близко, что она видела крапинки в зрачках его зелено-карих глаз. Его возмущение не тронуло ее, она устала препираться с ним.
– Нет. Мне жаль, но нет.
Он отодвинулся, сжал губы:
– Я много раз просил тебя выйти за меня замуж.
– Я была замужем, Кейт, и больше не хочу.
– Почему ты тогда со мной встречаешься?
Бесс ответила не сразу:
– Я думала, что мы друзья.
– А если мне этого недостаточно?
– Дело твое.
Его мороженое превратилось в зеленую жижу. Он отодвинул его и глубоко вздохнул:
– Я думаю, нам действительно лучше уйти.
В гардеробе он подал ей пальто. При выходе придержал дверь. Открыв дверцу своей машины, подождал, пока она сядет. Они пристегнули ремни и поехали в полном молчании. Бесс оставила свою машину перед его домом. Он проехал мимо, остановился перед дверью гаража и вышел, чтобы ее открыть. Въехав внутрь, выключил свет и мотор, Бесс отстегнула свой ремень. Ни один не произнес ни слова.
Свет уличного фонаря не проникал в машину, и они сидели в темноте. Остывая, затихал мотор. Ноги Бесс начали мерзнуть. Из-за того, что не было тепла в сердце, стало еще холоднее. Она повернулась к Кейту и положила руку на сиденье между ними.
– Кейт, наверное, нам следует расстаться.
– Нет! – закричал он. – Я чувствовал, что это надвигается, но я не хочу.
Он обнял Бесс. Объятие было неуклюжим, из-за того что оба были в пальто.
– Ты никогда не давала мне реального шанса. Ты всегда была от меня далека. Может быть, это из-за меня. Если я что-то делал не так, я постараюсь измениться. Мы справимся со всем этим. У нас может быть прекрасная жизнь. Я знаю. Пожалуйста, Бесс…
Он грубо поцеловал ее, намочив ей рот и наполнив его запахом вина. Ей было противно и хотелось вырваться. Он отстранился от ее губ, но взял ее голову в руки, прислонившись лбом к ее лбу.
– Пожалуйста, Бесс, – прошептал он. – Мы вместе уже три года. Мне сорок три, и я не хочу искать кого-то еще.
– Кейт, оставь.
– Нет… пожалуйста, не уходи. Пожалуйста, пойдем ко мне. Останься со мной сегодня, Бесс, пожалуйста.
– Кейт, разве ты не видишь? Мы всего лишь удобны друг для друга.
– Нет, я люблю тебя. Я хочу жениться на тебе.
– Я не могу выйти за тебя, Кейт.
– Почему? Почему не можешь?
Она не хотела делать ему больно.
– Кейт, не вынуждай меня сказать это.
Он впал в полное отчаяние, умолял:
– Я знаю почему. Я все время это знал. Но если ты дашь мне шанс, я сумею сделать так, чтоб ты меня полюбила. Я буду всем, чем ты захочешь, только дай мне возможность это доказать. Не оставляй меня.
– Кейт, прекрати. Ты себя разрушаешь.
– Мне все равно.
– Но я этого не хочу. Ты можешь дать женщине очень многое. Просто я – не та женщина.
– Бесс, пожалуйста…
Он пытался снова поцеловать ее. Его рука искала ее грудь.
– Кейт, перестань… – Она с силой оттолкнула его. – Прекрати!
Он ударился головой об окно. Оба тяжело дышали.
– Бесс, извини.
Она схватила сумочку и открыла дверь машины.
– Бесс, – умолял он. – Ну извини же!
Она выскочила из машины. Сердце ее колотилось, руки и ноги дрожали. Свежий воздух и вид стоящей неподалеку собственной машины успокаивали. Она поспешила к ней и, пробежав несколько последних метров, услышала, как хлопнула дверь его машины.
– Бесс, подожди. Я не трону тебя, – кричал он.
Она не слышала его последних слов. Захлопнув дверцу машины, она стала лихорадочно искать в сумке ключи. Звук четырех автоматически защелкивающихся замков должен был бы успокоить ее, но она продолжала дрожать. Наконец нашарила в сумке ключи и вырулила с дорожки перед его домом.
Лишь проехав четверть мили, Бесс осознала, что сидит напряженно выпрямившись, руки с силой вцепились в руль, а по щекам катятся слезы.
Она съехала на обочину и остановилась, прижавшись лбом к холодному рулю, пережидая, пока остановятся слезы и уймется дрожь. Ее отвращение и страх были неподдельны, хотя она знала, что Кейт не мог физически обидеть ее. Да, действительно, он ее любовник, но значит ли это, что он может ждать от нее большего? Она всегда держала его на расстоянии. Вот тут он прав. Она нередко отменяла встречи с ним ради дел, которые могли бы и подождать. И ее дети были для нее важнее, чем он.
Ей пришло в голову, что, может быть, и вправду дело в Майкле, что, может, есть и его роль в этом неожиданном для нее самой разрыве с Кейтом…


Она слишком много думала о Майкле всю" следующую неделю. Листая каталоги мебели и альбомы с образцами обоев, Бесс представляла себе его пустые комнаты и то, как в его пустой кухне от белой керамической плитки отражаются их голоса. Она видела его мокрое полотенце, зубную щетку, матрас на полу. Чаще всего – матрас на полу.
Она была разведена с ним, но развестись с тем, что она знала и помнила о нем, было невозможно. Бесс представляла себе, как он ходит по комнатам, одетый по-домашнему небрежно, интимно. Такое знают только жены или любовницы. Потом, напротив, представляла его свежевыбритым, с блестящими после душа волосами, готовым к выходу из дома. Она представляла его себе в костюме с галстуком, но еще без ботинок, в одних носках. Видела, как он кладет в карман свой плоский бумажник, в котором помещались лишь водительские права и две кредитные карточки. И, наконец, как он стоит, перед тем как надеть ботинки. Как открывает перочинный ножичек, который всегда носил с собой, и чистит ногти. Майкл делал это каждое утро. За время их брака Бесс ни разу не видела его с грязными ногтями. Она так любила его неизменно ухоженные руки.
Бесс принялась за его заказ сразу, хотя у нее было семь других, полученных раньше. Она знала, что он любит: длинные диваны, на которых можно вытянуться, и такие же кушетки, кресла с широкими подлокотниками. «Юэсэй тудей» за завтраком; вечером – огонь в камине; предметы с закругленными углами; настоящая кожа, рассеянный свет…
Она знала, чего он не любит: коврики, салфеточки, вьющиеся растения, беспорядок, желтый и оранжевый цвета, длинные телефонные шнуры, которые путаются; постоянно включенный телевизор.
Бесс не могла припомнить, чтобы какая-то другая работа доставляла ей такое удовольствие. И чтобы над чем-то она работала с большей уверенностью. Какая грустная ирония – сейчас она знает о его вкусах больше, чем тогда, когда обустраивала их совместный дом. Хорошо, что ей не надо сейчас ни на чем экономить.
Она позвонила ему в четверг:
– Привет, Майкл, это Бесс. У меня все готово. Когда ты можешь приехать в магазин побеседовать?
– А когда ты хочешь?
– Я говорила тебе, что стараюсь назначать такие встречи в конце дня, чтобы никто не мешал. Завтра в пять часов сможешь?
– Прекрасно. Я приеду.
На следующий день она заехала домой в половине четвертого, умылась, подкрасилась, поправила волосы, переоделась в свежеотглаженный костюм и вернулась в магазин за десять минут до встречи, чтобы успеть разложить материалы для показа и отпустить Хидер.
Все было готово вовремя. На окнах горели лампы, пахло свежим кофе, на столах ждали образцы драпировок и обоев, обивочные ткани, фотографии мебели.
Она услышала, как открылась дверь. Он вошел, и вместе с ним к ней ворвались запахи зимы и шум вечернего города. Когда дверь закрылась и шум стих, Бесс подошла к нему, улыбаясь:
– Привет, Майкл! Как дела? Я сейчас повешу на дверь табличку «Закрыто».
Она была вынуждена пройти мимо него в узком проходе между грудами материала на полу, столами, корзинами.
Бесс заперла дверь, перевернула табличку «Открыто» и повернулась к нему. Майкл рассматривал стену, завешанную до самого бордюра из синих ирисов фотографиями ее работ. Он повернулся к ней, расстегивая пальто, и заполнил собой проход. В магазине сразу стало тесно.
– Ты здорово поработала над этим помещением, – заметил он.
– Здесь тесно, на чердаке летом вообще невозможно, но, когда я думаю о том, чтобы переехать, мне всегда его жалко, и я отказываюсь от планов. Что-то меня здесь держит.
Она не могла не заметить, что он тоже готовился к этой встрече. Свежевыбрит и источает аромат одеколона «Бритиш Стерлинг».
– Можно я возьму твое пальто?
Он отдал ей серое шерстяное пальто и мягкий шарф. Ей пришлось извиниться и пройти мимо него еще раз. Вешая пальто на дверь, она уловила его слабый запах – смесь парфюмерии, свежего воздуха, его машины, его самого, всех тех запахов, которые мужчина оставляет в памяти женщины.
Бесс глубоко вздохнула и перешла к делу.
– Я все приготовила. – Она добралась до стула. – Хочешь кофе?
– С удовольствием. На улице холодно.
Он ждал, пока она поставила чашку и блюдце на кофейный столик и села в кресло справа от него.
– Спасибо. – Он сел и расстегнул пиджак. Мебель была низкой, и его колени торчали так, словно он сидел на детской скамеечке.
Майкл отхлебнул кофе, а она достала папку и вынула план его квартиры.
– Начнем со столовой-гостиной. Я покажу тебе сначала обои, чтобы ты представлял себе, на каком фоне будет мебель.
Она рассказала ему, как видит гостиную: изысканные кремовые обои, розовато-лиловые и серые тона, вертикальные жалюзи, кресла и диван перед камином, столы с крышками из дымчатого стекла, растения в горшках.
– Я помню, как ты любил вот этот цветок и поливал его, когда я забывала. Поэтому я решила расставить такие же среди мебели.
Майкл рассматривал образцы.
– Мне нравится, – подытожил он. – Пока что мне нравится все, что ты предлагаешь.
Бесс улыбнулась и продолжила:
– В столовой для приемов будет стол фирмы «Свейн» из такого же стекла на медной опоре, вокруг него – обитые тканью стулья.
В прихожей – вертикальная скульптура над трюмо от «Джей Спектр», элегантные стулья фирмы «Лабарж», обитые гобеленом.
В галерее – зеркальные стены и скульптура под лампой, по его выбору.
Письменный стол, стул, лампа, книжные полки для кабинета.
В спальнях для гостей – гарнитур из кровати и лакированного трюмо, в тканях – более яркий оттенок лаванды.
Для хозяйской спальни – черный лаковый гарнитур от «Формэйшн». Покрывало, обои и вертикальные жалюзи в одних тонах.
Гвоздь программы она приберегла напоследок: роскошный диван фирмы «Натуцци» из итальянской кожи со снимающимися подушками, бесконечно длинный, дважды загибающийся углом. Для семейной гостиной.
– Итальянская кожа – это лучшее, что можно купить за деньги, а фирма «Натуцци» не имеет тут конкурентов, – объяснила она ему. – Это дорого, но того стоит, и, уж коль скоро ты мне дал карт-бланш, я решила, что ты можешь себе позволить насладиться настоящей роскошью.
– Мм, неплохо бы. – Майкл рассматривал каталог, и она увидела на его лице знакомые ей признаки сомнения. – А поточнее? Дорого, это сколько?
– Я скажу тебе позже, а пока позволь себе пофантазировать. Шок у тебя впереди, поэтому, если ты не возражаешь, подожди…
– Хорошо, как скажешь.
– Диван можно заказать кремовый или черный: оба цвета годятся. Но лучше кремовый, на черном очень видна пыль. Подожди-ка, я тебе покажу фотографию. Он великолепен.
Нужно было еще договориться об обоях, образцах тканей и дерева, посмотреть снимки и макет меблировки. Когда они просмотрели главное, было уже полвосьмого, и она видела, что он перенасыщен всей этой информацией.
– Я знаю, что тебе нужно многое решить, но, поверь мне, это еще не все. Мы не обсудили мелочи – напольные вазы, убранство стен, лампы, но думаю, что на сегодня достаточно. Большинство клиентов обсуждают за один раз одну комнату. Обсудить всю квартиру сразу – олимпийский рекорд.
Майкл откинулся на спинку кресла, расправил плечи и вздохнул.
Она положила перед ним сколотые скрепкой листы бумаги.
– Вот те плохие новости, которые ты ожидаешь. Тут все – комната за комнатой, пункт за пунктом, плюс дополнительные расходы – с твоего согласия, конечно. Всего семьдесят шесть тысяч триста долларов.
Майкл поглядел на нее ошарашенно:
– Черт побери! Святые сумасшедшие!
Бесс откинула назад голову и засмеялась.
– Что здесь смешного? – нахмурился он.
– Я несколько лет не слышала этого. Я не знаю никого еще, кто бы так ругался.
Майкл запустил руку в волосы и надул щеки.
– Семьдесят шесть тысяч… Это просто злодейство, Бесс. Я думал, тебе можно довериться.
– Да один диван от «Натуцци» стоит восемь тысяч. А ковер пять на семь на заказ для гостиной перед камином – две тысячи. И от того, и от другого можно отказаться и сэкономить десять тысяч. Я связалась с лучшими дизайнерами. Джей Спектр, Лабарж, Хенредон – это лидеры в мебельной промышленности.
– А сколько я должен заплатить тебе?
– Все тут, – она указала на листок бумаги, – чистых десять процентов. Большинство дизайнеров берут оптовую цену плюс свои десять процентов и семьдесят пять долларов за каждый час и консультации работы над дизайном. Да уж, сумма набежит солидная. Еще учти, что понятие «оптовая цена» очень широкое и все обычно трактуют ее в своих интересах. Моя цена включает заказ и доставку, а гонорар за консультацию, как ты помнишь, всего лишь сорок долларов. Пожалуйста, сравни эти цифры, если хочешь.
Майкл внимательно просматривал расчеты. Шелест переворачиваемых страниц отсчитывал минуты. Она поднялась, налила ему новую чашку кофе, села, скрестив ноги и ожидая, пока он просмотрит все до конца.
– Цены на мебель здорово поднялись. Ты не находишь? – спросил он.
– Да, безусловно. Но и твой социальный статус тоже. У тебя теперь своя фирма, ты добился большого успеха. И твой дом должен этому успеху соответствовать. Я думаю, что со временем ты будешь приглашать домой все больше клиентов. Если оформить его, как я предлагаю, это будет свидетельствовать о твоих деловых возможностях.
Майкл смотрел на нее не мигая. Ей хотелось отвести глаза, но она выдержала его взгляд. Свет от напольной лампы слева от него высветил седеющую прядь над левым ухом, окрасил щеку в золотой цвет и бросил тень на морщинку между носом и ртом, которая появлялась, когда он улыбался. Майкл был красив той спокойной красотой, которая сулила неизбежные измены. Наверное, поэтому она бессознательно и выбрала себе некрасивого Кейта. Бесс поняла это только сейчас.
– Сколько, ты сказала, стоит этот кожаный диван?
– Восемь тысяч.
Он помолчал.
– А сколько времени уйдет на доставку?
– Обычно это двенадцать недель, но «Натуцци» доставит через шестнадцать, потому что груз идет из Италии морем. Я буду откровенна с тобой: у них были последнее время проблемы с забастовками докеров, это может все еще больше задержать. Но бывает и наоборот: мы звоним изготовителю, и нам говорят, что у них уже есть эта вещь с нужной нам обивкой, тогда – шесть недель. Но в среднем все-таки двенадцать.
– А каковы гарантии?
– Ты о дефектах? У этих фирм солидная репутация. Они все контролируют, если же это не делает фирма, то делаю я.
– А обои, занавески? Сколько их ждать?
– Я сделаю заказ тут же, и окна будут оформлены через шесть недель. Обои значительно быстрее. Вполне возможно, что они будут наклеены за две недели.
– И ты за всем этим следишь?
– Абсолютно. У меня есть свои мастера, я с ними сама свяжусь, тебе не придется об этом беспокоиться. Все, что от тебя требуется, это позаботиться, чтобы они попали в квартиру, когда придут.
Ее расчетные листы все еще лежали у него на коленях. Он посмотрел на верхний и выдвинул нижнюю губу.
Бесс сказала:
– Я должна предупредить тебя. Я буду часто болтаться в твоей квартире. Я всегда проверяю, как наклеены обои, как повешены занавески. Предпочитаю заметить недоделки сразу и сама, а не выслушивать потом жалобы. Проверяю мебель, обивку. Тебя это не смущает?
– Нет.
Бесс собрала чертежи и складывала их в папку.
– Конечно, это очень дорого, Майкл. Тут нечего и говорить. Но любой дизайнер, которого ты наймешь, возьмет кучу денег. У меня же перед ними всеми преимущество: я знаю тебя и твои вкусы.
Их взгляды встретились. Она наклонилась вперед, удерживая на коленях кипу бумаг.
– Наверное, ты права, – согласился он.
– Конечно, права. Ты ведь всегда любил кожу. И ты будешь в восторге от итальянского дивана, богатого ковра перед камином, зеркальных стен в галерее. Ты все это полюбишь.
«Ты бы тоже полюбила», – подумал он, потому что тоже хорошо ее знал. Знал, что это и ее любимые тона, тот стиль и дизайн, которые нравились ей. На какой-то момент он позволил себе представить, что она спланировала это все и для себя, как раньше.
– Можно мне это обдумать?
– Конечно.
Бесс встала. Он тоже поднялся. Она наклонилась убрать чашку с блюдцем.
Майкл посмотрел на часы:
– Почти восемь, и я проголодался. А ты?
– А ты не слышал, как у меня бурчит в животе?
– Может быть, мы… – Он взвешивал слова, прежде чем произнести:
– Может быть, мы перекусим вместе?
Она могла отказаться. Сказать, что лучше пойдет домой к Рэнди. Но сегодня пятница, и уже восемь, и Рэнди будет где угодно, только не дома. Бесс просто могла положиться на здравый смысл и не искать объяснений. Но дело было в том, что ей было хорошо в его обществе и хотелось продлить это состояние еще на час-другой.
– Мы можем пойти в «Фрахт-хауз», – предложила она.
Он улыбнулся:
– Они все еще готовят эти обжигающие моллюски?
Она улыбнулась:
– Точно.
– Тогда пошли.
Бесс заперла магазин, и они ушли, оставив освещенной лишь витрину «Синего ириса». На улице гулял ветер, раскачивая фонари и путая электропровода.
– Поедем на машине? – спросил он, – Там в это время припарковаться – целая проблема. Лучше пешком, если ты не возражаешь.
Нужно было пройти всего два квартала, но ветер просто сбивал с ног, взвивал ввысь полы пальто, и Бесс была вынуждена взять их в руки, стараясь в то же время как-то удержаться на своих высоких каблуках.
Майкл взял ее под руку, прижав локоть к себе, и они двинулись, наклонив голову вперед. За углом Мэйн-стрит ветер, казалось, совсем осатанел.
Прикосновение его руки было знакомым и приятным.
«Фрахт-хауз» оправдывал свое название. Реликвия из красного кирпича, он смотрел на реку и железную дорогу. С задней его стороны через шесть очень высоких дверей с арками когда-то вносили и выносили фрахтовый груз, доставляемый по железной дороге и по реке. Внутри высокие окна-двери выходили на огромную деревянную веранду со стороны реки. Летом над ее столиками пестрели разноцветные зонтики. Сейчас, в холодном феврале, окна были покрыты инеем, а зонтики свернуты. Внутри было тепло, и пахло божественно.
Расстегивая пальто, Майкл говорил с хозяйкой, которая просматривала свои записи.
– Места освободятся минут через пятнадцать. Вы пока можете посидеть в баре, я позову вас.
Они остались в пальто и вскарабкались на высокие стулья за маленьким квадратным столиком.
– Не помню, когда я был тут в последний раз, – заметил Майкл.
– Я тут тоже не часто бываю. Иногда забегаю на ленч.
– Если я не ошибаюсь, мы отмечали тут десятую годовщину.
– Нет, десятую мы отмечали в Атланте.
– Да-да, ты права.
– Мама взяла детей, и мы уехали на уик-энд.
– Но какую-то мы отмечали здесь?
– Может быть, одиннадцатую? Не помню, они все немного перепутались.
– Но в каждую мы всегда что-то придумывали.
Она в ответ улыбнулась.
Подошла официантка и положила на стол две салфетки-подставки.
– Что ты будешь? – спросила Бесс.
– Бутылку «Мичелоб».
– Я тоже.
Когда девушка отошла, Майкл спросил:
– По-прежнему любишь пиво?
– Почему я должна изменить своему вкусу?
– Не знаю. Новый бизнес. Новый имидж. Ты больше похожа на женщину, которая пьет вино из высокого бокала на тонкой ножке.
– Извини, что тебя разочаровала.
– Вовсе нет. Мы попили вместе немало пивка.
– Мм… да, много. Особенно летом, когда душными вечерами сидели на веранде и смотрели на реку, на лодки…
Принесли пиво, и после небольшого препирательства – кто должен платить – каждый заплатил за свое. И он, и она предпочитали пить прямо из горлышка.
Сделав пару глотков, Майкл спросил:
– А что ты теперь делаешь душными летними вечерами, Бесс?
– Чаще всего беру работу домой. А ты?
Он подумал.
– Да, с Дарлой ничего не было такого, что запомнилось. Мы оба поздно приходили с работы, а после этого просто пребывали под одной крышей. Она одна уходила за покупками. Или в парикмахерскую. Когда еще была жива мама, я ездил к ней раз в неделю стричь лужайку. После инсульта она не могла это делать сама.
– Дарла с тобой туда не ездила?
Майкл отковырнул большим пальцем наклейку на бутылке.
– Со вторыми женами все по-другому. Семейные связи не столь тесны.
Он отхлебнул еще пива и встретился с ней взглядом поверх бутылки. Бесс опустила глаза, а он тем временем рассматривал крошечное пятнышко губной помады на ее бутылочке. Она сидела, поставив высокий каблук на медное кольцо стула, колени ее были сдвинуты. Бог мой, она прекрасно выглядела.
– Знаешь, – продолжал Майкл, – истинные католички против развода, и моя мать никогда не признавала моего второго брака. Она была вежлива с Дарлой, но даже для этого ей требовались усилия.
Бесс подняла глаза. Майкл по-прежнему разглядывал ее.
– Я думаю, Дарле это было тяжело.
– Да, – согласился он и сменил позу.
Подошла хозяйка и пригласила:
– Для вас готова кабинка, мистер Куррен.
Они оказались в коробке с тремя стенами до потолка и маленькой висячей лампой. Майкл, едва открыв меню, тут же захлопнул его. Бесс старательно изучала, чувствуя, что он смотрит на нее и ждет.
Бесс закрыла карту и подняла на него глаза:
– Что?
– Ты хорошо выглядишь.
– О Майкл, перестань!
Она почувствовала, что краснеет.
– Ладно, ты выглядишь плохо.
Она засмеялась:
– Ну что ты на меня уставился?
– Извини, – сказал он, но не отвел взгляда. – На этот раз ты хоть не рассердилась.
– Рассержусь, если не перестанешь.
Официантка подошла взять заказ.
Майкл сказал:
– Мне сандвич с цыпленком-гриль и миску моллюсков.
Бесс усмехнулась: она решила заказать то же самое. Такое с ними часто случалось, когда они были женаты, и они обычно смеялись, что их вкусы стали схожи. И что они, наверное, со временем станут похожи и внешне. Ведь говорят, что так бывает, когда люди долго женаты.
Какую-то секунду Бесс колебалась, не заказать ли что-то другое, но упрямо решила не обращать внимания на это совпадение.
– То же самое.
Майкл посмотрел на нее с подозрением.
– Ты не поверишь, но я решила заказать это еще до того, как ты озвучил заказ.
– О… – только произнес он.
Принесли моллюски, и они дружно занялись ими.
Затем Майкл сообщил:
– Я видел Рэнди в прошлую субботу. Спросил его, не хочет ли он пообедать со мной, но он отказался.
– Он рассказывал.
Она расправилась с моллюсками и отодвинула миску. Он тоже закончил, и официантка забрала посуду. Когда она ушла, Майкл сказал:
– Я много думал о нашем последнем разговоре.
Бесс затаила дыхание.
– Думал о нашей вине. Ты была права, когда упрекала меня в том, что я тебе не помогал. Мне следовало помогать, когда ты вернулась в колледж. Теперь я понимаю, что это было нечестно – нагружать всем одну тебя.
Она ждала, что он добавит «но»… и извинится. Но он этого не сделал, и она приятно удивилась.
– Могу я тебя кое о чем спросить, Майкл?
– Конечно.
– Если не хочешь, не отвечай. А Дарле ты помогал?
. – Нет.
Бесс внимательно на него посмотрела:
– Статистика утверждает, что большинство вторых браков распадаются быстрее, чем первые, потому что люди делают те же ошибки.
Щеки Майкла покраснели. Он ничего не ответил, но оба думали об этом до конца ужина.
Счет они оплатили пополам.
Когда ойи выходили из ресторана, Майкл открыл дверь и держал ее, пока Бесс не вышла на холодную улицу. Он сказал ей в спину:
– Я решил поручить тебе эту работу.
Она резко остановилась и повернулась к нему лицом. Дверь за ним захлопнулась.
– Почему?
– Потому что ты сделаешь это лучше, чем любой другой. Что нужно? Подписать контракт или что-то вроде?
– Да, «Что-то вроде».
– Давай подпишем.
– Сегодня?
– Судя по твоим деловым качествам, он у тебя уже готов и лежит в магазине. Правильно?
– Правильно. Готов.
– Тогда пошли.
Он решительно взял ее под руку, и они пошли вверх по улице. За углом ветер чуть не сбил их с ног.
– Почему ты это делаешь? – крикнула она.
– Может быть, мне нравится, что ты будешь «болтаться у меня в квартире», – прокричал он в ответ.
Она остановилась:
– Майкл, если это единственная причина…
Он с силой потянул ее дальше.
– Это шутка, Бесс.
Открывая дверь «Синего ириса», она надеялась, что это не шутка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прошлые обиды - Спенсер Лавирль



прочитала и была удивлена, понравилось,попробую прочитать еще ее произведения 9/10
Прошлые обиды - Спенсер Лавирльаtevs17
1.10.2012, 8.20





Отличный роман!!! Очень поучительно! Читается легко и с удовольствием
Прошлые обиды - Спенсер ЛавирльАнна
7.10.2012, 1.05





Мне очень нравятся романы С. Лавирль! Здесь из современных только 4: сильно произвело впечатление "Трудное счастье". На 2-е место ставлю "Горькая сладость" (ищите его на других сайтах, не пожалеете). На 3 -е место можно поставить "Прошлые ошибки"... "Сила любви" не произвело особого впечатления. А сейчас буду читать "Раздельные постели". Побольше бы таких авторов на этом сайте. Жизненные истории не наигранные и "притарные". Проживаеш все вместе с героями,мечтаеш, переживаеш, плачеш. Читайте обязательно, именно таких историй не столь много!!!
Прошлые обиды - Спенсер ЛавирльН@т@лья
11.11.2012, 16.44





...а главное поставить Ь(учитесь писать!)
Прошлые обиды - Спенсер Лавирль@@
4.12.2012, 22.18





Глупый, упертый мужчина, который решил, что где- то лучше и проще. А там проще, потому что пустота, ничего нет и не может быть общего.
Прошлые обиды - Спенсер ЛавирльАлина
5.12.2012, 0.06





Да действительно роман хороший.
Прошлые обиды - Спенсер ЛавирльЛика
6.02.2013, 18.45





А мне не понравился. Мотивы героя, оставившего жену, детей, связаны только с себялюбием и эгоизмом - мало внимания бедненькому, плюс жена перестала следить за собой. Единственное решение-поменять на новую, молодую, красивую и беззаботную. Не знаю как такое можно простить, оправдать! Еще и претензии, плохо сына воспитала, 6 лет с ним не общался!!! В общем, муж (героем не поворачивается язык назвать ЭТО) -мерзавец, а героиня, вот мне хочется назвать ее дурой..Хотя, как говорится, чужую беду — руками разведу...
Прошлые обиды - Спенсер ЛавирльИрина
22.06.2013, 22.45





Это хорошая литература , а не любовный роман.10б
Прошлые обиды - Спенсер ЛавирльStefa
7.02.2014, 17.04





ОЧЕНЬ ХОРОШИЙ РОМАН!! ДАЖЕ ПРОСЛЕЗИЛАСЬ.ЛЮДИ, ЛЮБИТЕ ДРУГ ДРУГА, НЕ ПОЗВОЛЯЙТЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ЛЮБИМОГО ЧЕЛОВЕКА...
Прошлые обиды - Спенсер ЛавирльВАЛЕНТИНА
19.03.2014, 3.53





Потрясяна! Столько эмоций,ууу не для тех у кого слабое сердце, без слёз не могла прочесть. Молодец дочь, смогла лучше всех понять что надо её родителям и помогла им воссоединиться и хорошо что сын во врем одумался и всё у него тоже налаживается.До сих пор не отойду столько эмоций, чувств читать и читать.
Прошлые обиды - Спенсер ЛавирльАнна Г.
14.07.2014, 12.43





Очень понравился роман, советую прочитать.Автору спасибо за удовольствие полученное при чтении этого романа.
Прошлые обиды - Спенсер ЛавирльСветланка
26.11.2014, 23.36





Хороший роман. Развод всегда тяжело пережить.
Прошлые обиды - Спенсер ЛавирльЕлена
25.06.2015, 23.13





Интересный роман, легко читается.
Прошлые обиды - Спенсер ЛавирльКэт
21.07.2015, 10.00





Прочитав два романа о разводе "Я не кукла" и "Независимая жена", подумала, что можно "высосать из пальца", еще в одном романе? Оказалось можно, да еще как можно!!! Временами можно улыбнуться, временами прослезиться, а самое главное, извлечь урок, как сохранить любовь и брак! Это относится не только к женщинам, но и к мужчинам, только жаль, что они эти романы не читают. Все три романа очень хороши, даже многими не понятый и не принятый - "Независимая жена". А жаль, очень жаль.А в этом романе запали в душу мысли всех героев, когда их фотографировали у церкви, особенно мысленная мольба Майкла "Оставьте меня с ними навсегда"!!!!!! 10 баллов.
Прошлые обиды - Спенсер ЛавирльЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
11.06.2016, 21.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100