Читать онлайн Осень сердца, автора - Спенсер Лавирль, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Осень сердца - Спенсер Лавирль бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.71 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Осень сердца - Спенсер Лавирль - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Осень сердца - Спенсер Лавирль - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спенсер Лавирль

Осень сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Следующий день принес с собой новую прохладу и ветры. Собираясь в поездку на Озеро Белого Медведя, Лорна тщательно выбирала одежду, совсем не такую, в которой была у Пенса в прошлый раз. Тогда на ней был девический наряд, подчеркивающий тоску о прошлых днях, но сейчас ей было не до девичества, не до тоски по былому. Она много выстрадала, повзрослела, многое поняла и предстанет перед Йенсом женщиной, борющейся за свое счастье и переживающей самый трагический момент в своей жизни. Лорна надела однотонный шерстяной костюм, теплое пальто из шкуры тюленя и в тон пальто муфту и шерстяной берет.
Сельский пейзаж за окном поезда выглядел таким, словно Лорна смотрела на него сквозь кружево. Деревья, поля, замерзшие ручьи — все казалось смутным и расплывчатым.
В вагоне поезда было холодно. Лорна поджала ноги, плотно закутав их полами пальто, и смотрела в заиндевевшее от ее дыхания окно. Она думала о том, что же она скажет Йенсу при встрече, но никогда еще не представляла себе более трудного разговора. Лорна уже больше не была той мечтательной, влюбленной девушкой, бегавшей на тайные свидания к кухонному работнику. Она была матерью, очень хорошей и в то же время очень плохой.
В памяти всплыло прекрасное личико Дэнни с белокурыми волосами, с глазами цвета морской волны. Он был так похож на своего отца! От этих полных любви воспоминаний на глаза навернулись слезы, а мысль о том, что она снова может потерять его, наполнила сердце страхом.
На станции Лорна наняла сани, чтобы добраться до северного берега озера. Укрытая меховой попоной, Лорна чувствовала, как на лицо падает снег и слушала шорох полозьев по снегу, перезвон колокольчиков под дугой и фыркающее дыхание лошади. Думала она только о Йенсе, о Дэнни и о себе.
Лорна издалека заметила мастерскую Йенса выкрашенную в зеленый цвет. На торце над большими раздвижными дверями висела вывеска с белыми буквами: «Харкен Бразуоркс». Слева была дверь поменьше с табличкой «Открыто».
— Ну вот и приехали, мисс, — объявил кучер, останавливая сани.
— Подождите меня, пожалуйста.
— Хорошо, мисс, я только привяжу Ронни.
Сколько раз после того, как она познакомилась с Йенсом, Лорна с трепещущим сердцем подходила к дверям? К двери входа для слуг, ведущего на кухню. К двери сарая, где Йенс строил «Лорну Д». К двери спальни Йенса, куда она тайком пробиралась по ночам и проводила несколько часов в его постели. И прошлым летом к дверям с противоположной стороны мастерской, когда пришла сообщить Йенсу, что у нее отняли ребенка. И вчера к двери желтого кирпичного дома, охраняемого собакой, надеясь, что найдет в этом доме их сына.
И вот сейчас она стоит перед очередной дверью, но чувства, охватывавшие ее в прежние разы, теперь усилились в десятки, сотни раз. Ведь если сейчас ее постигнет неудача, то она навсегда потеряет мужчину, которого любит.
Лорна глубоко вздохнула, приподняла черную железную скобу и вошла внутрь.
Рабочее место Йенса, как всегда, наполнило Лорну воспоминаниями о прошлом, воскресив в памяти запахи сырой пихты, свежеоструганной сосны, горящей древесины. Она увидела недостроенную яхту, и еще одну, которую, похоже, ремонтировали. В дальнем конце мастерской один из работавших что-то насвистывал, остальные разговаривали, и голоса их разносились эхом, словно под сводами храма. Дело Йенса расширялось, теперь уже шесть человек трудились над яхтами, парусами и такелажем. Увидев Лорну, кто-то из работников сказал:
— К тебе пришли, Йенс.
Йенс, гнувший вместе с Девином ребро, бросил взгляд через плечо и увидел стоящую возле двери Лорну.
Он замер, ошеломленный, прежде чем сумел придать своему лицу равнодушное выражение.
— Замени меня, Айвер, — попросил Йенс одного из работников и направился к Лорне. На нем была красная в клетку фланелевая рубашка, расстегнутая у ворота и с закатанными манжетами, из-под которых торчали рукава нижней рубашки. Волосы у Йенса были длиннее, чем обычно, они завивались, закрывая уши. Лицо его как будто представляло собой форму, с которой было отлито личико их сына, но, подходя к Лорне, Йенс сохранил на нем абсолютно равнодушное выражение.
— Здравствуй, Йенс.
— Здравствуй, Лорна, — ответил он с серьезным видом, стягивая мокрые кожаные перчатки, а Лорна в это время наблюдала за его лицом.
— Я бы не пришла, но у меня очень важное дело.
— Какое?
Резкий тон, которым было брошено это единственное слово, не оставлял сомнений во враждебном настрое Йенса.
— Мы не могли бы поговорить где-нибудь наедине?
— Ты пришла что-то сообщить мне, так давай говори.
— Ладно. Я нашла нашего сына.
Сердце Йенса учащенно забилось, он оцепенел, но постепенно взял себя в руки и снова изобразил на лице равнодушное выражение.
— Ну и что?
— Как это «ну и что»? Это все, что ты можешь сказать?
— А каких слов ты от меня ждешь? Ты, которая…
Открылась дверь, и в мастерскую, поеживаясь вошел кучер, закрыв за собой дверь.
— Здравствуйте, — произнес он, увидев Йенса.
— Здравствуйте, — ответил Йенс сквозь зубы явно не радуясь появлению нового лица.
— А холодно на улице. — Кучер взглянул на Лорну, потом снова на Пенса и понял, что помешал разговору. — Не будете возражать, если я погреюсь немного? Я привез леди.
Йенс кивнул головой в сторону печки.
— Там на решетке стоит кофейник, можете пока выпить кофе.
Кучер направился к печке, разматывая на ходу клетчатый шарф.
— Пошли, — сказал Йенс, приглашая Лорну пройти за ним. Он отвел ее в свою конторку, заваленную всевозможными корабельными снастями.
— Значит, ты нашла его. И чего же ты от меня хочешь?
— Для начала ты мог бы поинтересоваться, как его здоровье.
— Его здоровье! Ха! И ты еще будешь поучать меня, после того как сама отдала его!
— Я его не отдавала. Они забрали его и спрятали у Хальды Шмитт на окраине Миннеаполиса!
— У Хальды Шмитт! — нахмурился Йенс.
— Все это время он находился у нее. Мои родители платят ей за воспитание ребенка.
— Значит, ты хочешь, чтобы я отправился к Хальде Шмитт и снова украл его для тебя? А может, поехать в город и набить морду твоему папаше? Была у меня одно время такая мысль, но с меня хватит!
— Я и не жду от тебя ничего подобного. Просто подумала…
Подождав, Йенс с сарказмом ответил:
— Ты, наверное, подумала, что я снова начну упрашивать тебя выйти за меня замуж, тогда мы сможем забрать ребенка и жить вместе, прячась всю жизнь от твоих друзей из высшего общества? — Лицо Лорны побледнело, тогда как у Йенса, наоборот, налилось краской. — Что ж, позволь кое-что сказать тебе, Лорна Барнетт. Я не желаю быть мужем из милости. Если я женюсь на женщине, то она должна принимать меня целиком — таким, какой я есть. Я не принадлежу к высшему обществу, но я и не нищий. Когда я приехал в монастырь и попросил тебя выйти за меня замуж, я предложил тебе чертовски благопристойное будущее, которого тебе не пришлось бы стыдиться. Я ожидал, что ты будешь бороться за меня, снова поговоришь со своими родителями или в конце концов пошлешь их к черту, отстаивая свои права… наши права! Но нет, ты распустила нюни, сдалась, решив, что не перенесешь всех прозвищ, которыми тебя могут наградить, если появишься беременная у алтаря. Ладно, пусть так. Ты отвергла меня тогда, а я отвергаю тебя сейчас.
— Ты думаешь, это все так просто! — Лорна сглотнула слюну и опустила голову, словно кошка при встрече с котом. — Ты здоровый упрямый норвежец со своей гордостью и обидами! А ты попробовал бы пожить с такими родителями, как мои! Попробовал бы уговорить их хоть каплю уступить в чем-нибудь! Попробовал бы влюбиться в неугодного им мужчину и…
— Неугодный мужчина! Вот именно!
— Да, именно неугодный мужчина! — громко выкрикнула Лорна. — И все кончилось тем, что у меня появился незаконнорожденный ребенок от этого мужчины. Мне приходилось постоянно изворачиваться и лгать, а родители постоянно твердили о том, в какой кошмар превратится моя жизнь, если люди узнают об этом. Попробовал бы ты жить в монастыре среди толпы бесполых существ, которые все время шепотом молятся о твоем спасении, а тебе хочется прогнать их куда подальше. Посмотрела бы я на них если бы они испытали хоть малую часть той страсти, которую испытывала я! А если бы ты имел двух младших сестер, а в каждом письме мать напоминала бы тебе, каким ужасом для них может стать хоть малейший слух о твоей беременности, потому что ты лишаешь их всех шансов выйти замуж за порядочных людей. Попробовал бы ты пройти через все это, понимая, что не виноват, что ты такой же человек, как и все остальные, но ты влюбился и наделал ошибок, и, хотя стараешься их исправить сделать это так нелегко! Попробовал бы ты пройти через все это, Йенс Харкен!
Когда Лорна закончила свой монолог, внутри ее всю трясло.
Двумя сложенными пальцами Йенс приподнял голову Лорны.
— Дважды я просил тебя выйти за меня замуж… дважды! И что ты мне ответила?
Лорна отбросила руку Йенса.
— Я ответила так, как вынуждали меня обстоятельства!
— Ты ответила «нет», потому что стыдилась меня!
— Нет, не стыдилась. Я просто испугалась!
— Я тоже испугался. — Йенс постучал себя в грудь. — Но это не остановило меня, я боролся за тебя! Так что это чертовски слабое оправдание твоему поведению!
— Ох, мне аж плохо от твоей самоуверенности! Я ведь нашла Дэнни, не так ли? Я нашла его и сказала миссис Шмитт, что заберу его, и я заберу… с тобой или без тебя, но все равно заберу и выращу его даже одна!
— Ух ты, какое смелое заявление из уст девушки, которая боится даже тени своих мамочки и папочки. Ты говоришь, что собираешься вырастить его, но, когда действительно дойдет до дела, снова спасуешь перед отцом и матерью, несмотря на то, черт побери, что они не правы и просто ломают твою жизнь!
Лорна отступила назад, рот ее искривился.
— Я вижу, что совершила ошибку, придя сюда.
— Ты совершила ошибку, не приехав на поезде, когда я ждал тебя. А еще большую ошибку ты совершила, отказав мне, когда я приезжал в монастырь. Так что живи как хочешь.
Лорна взяла себя в руки и заговорила спокойнее:
— Оказывается, Йенс, я на самом деле не знала тебя. А сейчас узнала совсем с другой стороны, и этого для меня достаточно, чтобы отказаться от мысли стать твоей женой. Ты даже не представляешь себе, как ты похож на моего отца, а уж за такого человека мне ни в коем случае не хотелось бы выйти замуж!
И с этими словами Лорна вышла из конторки, громко хлопнув дверью.
Секунд десять Йенс неподвижно смотрел на дверь, потом медленно опустился в кресло на колесиках возле стола. Сначала он смотрел на стоящую перед ним соломенную корзину, затем обхватил двумя руками задранную к потолку голову и оттолкнулся ногами от пола, отъехав в кресле к стене. Громко зарычав, Йенс снова подкатился в кресле к столу и, заметив открытый ящик, попытался закрыть его. Ящик не поддавался, Йенс надавил сильнее, еще сильнее, так что стало больно руке.
— Чертов сукин сын! — заорал он и что есть силы треснул по ящику кулаком, загнав все-таки его на место.
Вскочив с кресла, Йенс принялся тереть руками лицо, раздираемый злостью, презрением к себе, разбитой любовью и радующей сердце мыслью о том, что его сын по имени Дэнни находится отсюда всего в паре часов езды.
Три недели Йенс сдерживал себя, размышляя, стоит ли ехать, чтобы просто посмотреть на сына. Ведь он хотел быть ему отцом, хотел бы забрать его и никому не отдавать.
В конце концов отцовские чувства победили. Дверь ему открыла миссис Шмитт, ничуть не изменившаяся с того времени, когда они вместе работали на кухне в Роуз-Пойнт.
— Что ж… — сказала она, — я так и знала, что ты скоро появишься.
— Мы давно не виделись с вами, миссис Шмитт.
— Ладно, заходи. Тут уже многие перебывали. Не знаю, почему они подумали, что я сумею все держать в тайне.
Йенс прошел за ней в дом, и миссис Шмитт разбудила ребенка. Какое же это было прекрасное чувство, когда Йенс впервые увидел Дэнни! Словно кругом засверкали звезды, а все лучи солнца устремились к его сердцу, согревая его. Йенс взял моргающего малыша из рук миссис Шмитт, поцеловал и поднял высоко над головой, а когда Дэнни, еще не оправившийся ото сна и недовольный тем, что его разбудили, захныкал, Йенс принялся гладить его. Держа на руках сына, от которого шло тепло и слегка пахло мокрыми пеленками, Йенс расхаживал по комнате, целуя ребенка в лобик, от чего малыш очень быстро успокоился.
Йенс оставался в доме до середины дня, он познакомился со старой немкой, которая почти все свое время проводила на кухне в кресле-качалке, пила кофе и играла с его сыном.
— Я полагаю, это его мать сказала тебе, где он находится, — предположила миссис Шмитт.
— Да.
— Я думала, ты приедешь быстрее.
— Никак не мог решить, стоит ли мне вообще ехать. Ведь так трудно уходить от него.
— Она говорит то же самое каждый раз, когда уезжает. — Йенс промолчал, разглядывая обвисшие щеки Хальды. — Она приезжает каждый четверг, — добавила та.
— А я боялся, что она уже забрала его. Она ведь собиралась.
— Хочет забрать, но что она будет с ним делать?
Девушка такая молоденькая, а поддержать ее некому. Я думаю, это твоя забота. Ты должен жениться на ней, Йенс Харкен.
— Ох… ничего из этого не выйдет! Она дочь такого важного господина, а я начинал работать кухонным лакеем в их доме. Нам надо было с самого начала понять это.
Миссис Шмитт кивнула, хотя на лице у нее было написано сомнение.
— Такой прекрасный малыш, я его просто обожаю. Не отрицаю, что деньги, которые мне сейчас платят Барнетты, значительно облегчают мою жизнь, и все-таки я считаю преступлением лишать Дэнни родителей.
В следующий четверг миссис Шмитт сказала Лорне:
— Твой мужчина приезжал сюда.
Лорна радостно вскинула голову, но потом заставила себя придать лицу пренебрежительное выражение.
— Не очень-то он торопился.
— Оставил деньги под кофейной чашкой. Я сказала ему, что твой отец платит мне более чем достаточно, но он все равно оставил деньги. Думаю, тебе следует взять их.
— Нет. Он оставил их вам.
— Но ведь твой отец уже платит мне. Нечестно получать деньги дважды за одну и ту же работу. Вот, — миссис Шмитт протянула деньги, — возьми.
Лорна бросила злобный взгляд на деньги. Проклятый тупоголовый норвежский осел! Наверное, вот так и хочет отделаться. Ну и ладно, в конце концов, это его долг.
Она выхватила деньги из пальцев миссис Шмитт и сунула их в карман юбки.
— Когда он приезжал?
— В прошлый вторник.
— А еще приедет?
— Сказал, приедет в следующий вторник.
В следующий вторник миссис Шмитт сообщила Йенсу:
— Я отдала деньги твоей женщине.
— Но я оставлял их для ребенка, — возразил Йенс.
— Разве? А я и не знала. Ладно, мисс Лорна все равно взяла их.
Вот так и прошел остаток зимы, миссис Шмитт привыкла к тому, что Лорна приезжала к ней по четвергам, а Йенс по вторникам, и сердце ее разрывалось между этими двумя людьми, которые никак не могли помириться и создать семью.
Наступил апрель, Лорна продолжала уговаривать тех, от кого это зависело, оформить ее в библиотеке на платную ставку, продолжая пока тратить деньги Йенса.
Пришел май, и владельцы коттеджей на Озере Белого Медведя начали готовиться к переезду туда. За день до отъезда семьи Барнеттов Лорна отправилась навестить Дэнни.
Лорна привыкла уже заходить в дом миссис Шмитт, как к себе домой, вот и в этот теплый весенний день она, как обычно, постучала в дверь, вошла в дом, крикнув: «Здравствуйте все!», и направилась по коридору в гостиную. Лорна услышала шум ручного привода стиральной машины и подумала, что Хальда, занятая стиркой, наверное, не услышала ее приветствия.
Она вошла в кухню, где стоял Йенс с Дэнни на руках, а миссис Шмитт занималась стиркой.
Лорна замерла, чувствуя, как сердце в груди забилось в какой-то бешеной пляске.
— А я и не знала, что ты здесь, — сказала она, заливаясь краской.
— А я думал, ты приезжаешь всегда по четвергам.
— Да, но наша семья завтра уезжает на озеро, вот я и решила приехать сегодня. Ведь теперь придется долго добираться сюда, чтобы повидать Дэнни…
Лорна замолчала, не закончив свое объяснение. Йенс тоже покраснел. Да, он покраснел! Он стоял и держал на своих мускулистых руках их сына, и оба они были белокурыми, поразительно похожими друг на друга.
При виде Лорны ребенок обрадовался.
— Мама, мама, — залепетал он, ворочаясь на руках Йенса и протягивая ручки к Лорне. Она поставила на пол сумку, с улыбкой подбежала к нему и впервые взяла ребенка из рук Йенса.
— Здравствуй, дорогой! Мм-м… — Лорна поцеловала сына в щеку и закружила. Она продолжала играть с ребенком, мать миссис Шмитт наблюдала за ними из своего кресла-качалки, а Хальда — от деревянной стиральной машины, вращая ее длинную ручку.
— Он скучал без вас, каждый день повторял «мама», — сообщила Хальда.
— Ты говорил «мама»?
— Мама, — повторил малыш.
— Я привезла тебе что-то чудесное. Посмотри! — Лорна села за кухонный стол, держа Дэнни на коленях, и начала распаковывать свою сумку. Дэнни потянулся к белой магазинной упаковке, обвязанной бечевкой, несколько раз шлепнул по ней пухлой ладошкой, бормоча что-то непонятное. — Обожди, дай мне развязать, и тогда посмотришь.
Лорне было неудобно развязывать бечевку, держа ребенка на коленях, и в этот момент к ним подошел Йенс.
— Давай я подержу его, пока ты будешь развязывать, — предложил он.
Протягивая ему Дэнни, Лорна подняла взгляд, и ее глаза встретились с глазами Йенса. Словно искра пробежала внутри Лорны. Она чувствовала исходивший от него запах сосны, видела его чисто выбритое лицо, выглаженную рубашку, синие-синие глаза, ласковые губы. Впервые они собрались вместе: она, он и их ребенок.
— Развязывай, — мягко произнес Йенс и обратился к сыну: — Посмотри, мама что-то принесла тебе.
У Лорны задрожали руки, когда она услышала как Йенс назвал ее мамой, они перестали ее слушаться, а лицо залилось красной. Наконец ей все-таки удалось справиться с бечевкой, и Лорна вытащила из упаковки белого плюшевого медвежонка с черными глазами-пуговками и кожаным носом.
Как только Йенс снова посадил Дэнни на колени к Лорне, ребенок моментально потянулся к медвежонку. Схватив игрушку, малыш принялся разглядывать ее, что-то бормоча, а мать и отец наблюдали за ним.
— Я купила его на твои деньги, — сказала Лорна Йенсу, опуская взгляд. — Надеюсь, ты не будешь возражать.
— Конечно, нет.
— Я ему до этого не покупала игрушек.
— Я тоже.
Лорне хотелось снова посмотреть Йенсу в глаза, но она боялась, ведь все ее чувства были явно написаны на раскрасневшемся лице. Она сосредоточилась на малыше, а миссис Шмитт продолжала стирать, и тут Лорна, спохватившись, предложила:
— Ох, миссис Шмитт, давайте я помогу вам.
— Нет, не надо, играйте с малышом. Вы и так редко видите его.
— Не выдумывайте! Я буду играть, а вы стирать его пеленки? Уж с этим я и сама справлюсь. — Лорна передала ребенка Йенсу, сняла шляпку, закатала рукава и принялась помогать миссис Шмитт. Потом, когда выстиранные и выкрученные пеленки были уложены в корзину, Лорна спросила: — Можно я их повешу?
— Не стоит, на вас такое нарядное платье. Посмотрите, вы и так его забрызгали. Лорна смахнула брызги с юбки.
— Да это пустяки. Мне хочется самой развесить пеленки.
— Ну ладно, если вы уж этого хотите… Прищепки в мешочке в конце веревки.
Прижав бельевую корзину к левому бедру, Лорна вышла через заднюю дверь. Весенний день был теплым, солнечным, небо без единого облачка. Во дворе Лорна вздохнула всей грудью и почувствовала себя спокойнее. Это была случайная, непреднамеренная встреча, она, Йенс и Дэнни не были единой семьей, и глупо было бы считать иначе.
В конце двора находились небольшой сарай и туалет, отделявшие двор от раскинувшегося позади зеленого поля. Еще дальше за полем виднелась зеленая роща. Саммер дремал на солнце возле каменного фундамента сарая, растянувшись на песке среди распустившихся ирисов. От дома к сараю тянулась утоптанная дорожка. Возле сарая стояла деревянная тачка с семенным картофелем, а к ней были прислонены лопата и тяпка. Слева от дорожки почти на полдвора между двумя огромными цветущими кустами сирени была натянута бельевая веревка.
Лорна поставила корзину на землю и достала из нее скрученную от выжимания пеленку. Никогда в своей жизни она еще не вешала белье. В том мире, где она жила, этим занимались служанки, но Лорна видела, как они это делали. Она отыскала углы у первой пеленки, встряхнула ее за углы и повесила на веревку… потом следующую… и тут она поняла, что ей очень нравится это занятие. Ветер трепал ее волосы, раздувал мокрые пеленки, словно паруса, те хлопали Лорну по лицу, и она ощущала запах свежести и мыла. Такой идиллической была эта картина — дремлющий на солнце пес, цветущая сирень, воробьи на ветках и Лорна… развешивающая сушиться пеленки сына.
Она управлялась уже с третьей пеленкой, когда из дома вышел Йенс и направился по дорожке к ней. При его приближении Лорна повернулась к нему спиной и склонилась над корзиной, чтобы достать очередную пеленку. Когда она выпрямилась, Йенс уже стоял рядом.
Лорна встряхнула пеленку и повесила ее на веревку.
Наконец Йенс заговорил:
— Значит, ты приезжаешь сюда каждую неделю.
— Миссис Шмитт сказала же тебе об этом.
— Я обычно приезжаю по вторникам, но в этот вторник мне придется поехать в Дулут. — Лорна промолчала, и Йенс продолжил: — Один парень продает там яхту.
Лорна продолжала хранить молчание. Она развешивала пеленки, а Йенс делал вид, что не смотрит на нее, но в конце концов бросил притворяться и явно устремил на нее взгляд, когда Лорна подняла руки над головой, чтобы закрепить пеленку прищепками. Ее груди, более полные, чем до рождения ребенка, отчетливо выделялись на фоне зеленого поля. За эти два года, что Йенс знал ее, губы Лорны стали еще красивее, и это было уже лицо женщины-матери, а не девушки. Ветер растрепал ее волосы, пеленку отбросило ветром на плечо, и Лорна с отсутствующим видом отбросила ее и потянулась за следующей. Йенс подумал о ребенке, который остался в доме, об их ребенке.
— Он самый прекрасный ребенок, которого я когда-либо видел, — взволнованно произнес Йенс, умиротворенный тем, что они впервые встретились втроем.
— Он будет твоей точной копией.
— Но это же неплохо, разве не так?
— И, наверное, таким же упрямым, как и ты.
— Что ж, я норвежец. — Йенс устремил взгляд на видневшиеся вдалеке деревья, встряхнул руками, словно решившись что-то сказать, но прошло еще добрых полминуты, прежде чем он наконец пробормотал: — Черт возьми, Лорна…
Она бросила на него стремительный взгляд.
— Что «черт возьми, Лорна»? Жалеешь о том, что я взяла твои деньги?
— Нет, совсем не об этом!
— а о чем тогда?
— Я не знаю. — Помолчав немного, Йенс спросил, — а твои родители знают, что ты приезжаешь сюда навестить сына?
— Нет. Они думают, что я работаю в библиотеке.
— Вот как? Значит, так все и скрываешь, продолжаешь жить по их указке.
— А чего ты еще от меня хочешь?
— Ничего, — ответил Йенс, повернулся и направился к дому. — Ничего!
Лорна отбросила ногой в сторону корзинку с бельем и бросилась за ним.
— Черт бы побрал тебя, Йенс Харкен! — Она забарабанила своими кулачками по спине Йенса. — Не смей уходить от меня!
Йенс в изумлении обернулся. Лорна с вызывающим видом стояла перед ним, уперев руки в бока, ее сверкающие гневом карие глаза были полны слез. Никогда она не выглядела более прекрасной.
— Сделай мне предложение! — потребовала Лорна. — Черт бы тебя побрал, упрямый норвежец, сделай мне предложение!
Но Йенс не собирался снова просить Лорну выйти за него замуж. Во всяком случае, пока для нее на первом месте по-прежнему будут родители, а не он. Может, она и любит его как никто, но Йенсу этого было мало.
— Не сделаю. Пока ты будешь жить по указке родителей.
— Но я не могу порвать с ними. Твоих денег не хватит нам с Дэнни на жизнь!
— Ну что ж, помирись с родителями.
— Никогда!
— Выходит, мы зашли в тупик.
— Но ты же любишь меня! И не говори мне, что это не так!
— Дело совсем не в этом. А вот любила ли ты меня?
— Любила ли я тебя! Йенс Харкен, ведь это я первой сделала шаг к нашему сближению. Надеюсь, ты не станешь это отрицать? Это я пришла к тебе на кухню! Я пришла в лодочный сарай! Я пришла в твою комнату!
— Да, все было так, пока ты не забеременела. И тогда ты попыталась скрыть ото всех и свою беременность, и нашу любовь. И до сих пор пытаешься все скрывать. Как, ты думаешь, я должен чувствовать себя в такой ситуации?
— А как, ты думаешь, чувствую себя я, тайком встречаясь со своим сыном, потому что у меня нет мужа?
— Ты так и не поняла, как тебе следует поступить, да?
— Нет, не поняла. Просто стою здесь и чувствую себя дурой!
Йенс невольно усмехнулся. Ситуация была не из приятных, но Лорна держалась молодцом, стоя на дорожке с развевающимися волосами и сверкающими глазами. Боже мой, ведь так легко было сделать три шага, обнять ее, прижать к себе, поцеловать ее глаза и сказать: «Забирай Дэнни и поехали».
И что потом? Всю жизнь лгать? Говорить людям, что усыновили ребенка, или что-то еще в этом роде, лишь бы не навлечь позора на Лорну?
Нет. Или она открыто объявит всю правду, или ему не нужна такая жизнь.
Поэтому он просто стоял и усмехался. Лорна выглядела так соблазнительно! Йенс ужасно желал ее, И она только что подтвердила, что любит его.
— Над чем ты смеешься?
— Над тобой.
— Тогда прекрати!
— Но ты же сама сказала, что чувствуешь себя дурой, так отчего же мне не посмеяться над этим?
Без всякого предупреждения Лорна запустила в Йенса прищепкой, которая, попав ему в лоб, отскочила в траву.
— Ox! — воскликнул Йенс, отшатнувшись, и потер лоб. — За что, черт побери?
— Теперь я не выйду за тебя замуж, даже если мои родители попросят меня об этом!
Йенс отступил на шаг и опустил руку.
— А поскольку мы оба знаем, что подобное никогда не произойдет, то вот мы и вернулись к тому, с чего мы начали наш спор. — Он повернулся и направился к дому. Но, пройдя несколько шагов, остановился и с равнодушным видом бросил: — Советую тебе отныне приезжать исключительно по четвергам.
Лорна швырнула еще одну прищепку, она пролетела у Йенса над плечом и шлепнулась на землю. В этот момент Лорне так хотелось причинить ему боль. Несколько долгих и ужасных секунд они с вызывающим видом смотрели друг на друга.
— Пора бы и повзрослеть, Лорна, — спокойно сказал Йенс, повернулся и ушел, оставив ее одну на залитом солнцем дворе.
Как только кухонная дверь закрылась за ним, слезы хлынули из глаз Лорны. Она смахнула их рукавом и вернулась к белью, чтобы повесить последнюю пеленку. Лорна вытащила ее из корзины, встряхнула и подняла руки к веревке, но в этот момент налетел стремительный порыв ветра. Пеленка с силой хлестнула ее по лицу, и Лорна снова разрыдалась и обмякла, как зажатая в ее руках пеленка. Она позволила своему горю и печали выплеснуться в этот солнечный весенний день. Лорна рухнула на колени, наклонилась, теребя в руках холодную мокрую пеленку и раскачиваясь из стороны в сторону.
Она плакала… плакала… и плакала…
И воробьи, испуганные ее плачем, разлетелись.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Осень сердца - Спенсер Лавирль



Жаль, что у этой книги мало читателей. Видимо, о ней просто не знают, а книга замечательная! Да, это женский роман, но я бы посоветовала и молодым мужчинам прочесть его.Тогда бы они знали, что нет "холодных" девушек, а есть неумелые партнёры... Я перечитала книгу второй раз, ч/з 8 лет. Она так же вызывает чувство удовлетворения от прочитанного, благодарности автору и переводчику за простой, но очень интересный сюжет! Спасибо! Это не тягомотина- это класс!!! 9,999999999 баллов!
Осень сердца - Спенсер ЛавирльЛюдмила.
11.01.2014, 17.44





Людмила, я почитаю, договорились. Люблю открывать неизвестные имена. И сюжет, гляжу, нетипичный. Вот разделаюсь с одним романчиком и сразу. После отпишуся...
Осень сердца - Спенсер ЛавирльАлина
11.01.2014, 18.51





Советую прочитать. 10б.
Осень сердца - Спенсер ЛавирльЗарина
12.01.2014, 0.22





Согласна с коментариями Людмилы.Хорошая,жизненная книга.Советую читать.
Осень сердца - Спенсер ЛавирльАнна Г.
21.07.2014, 10.33





Читаю четвертый роман этого автора. И опять получилось очень хорошо. Стабильность - это признак мастерства. Браво.
Осень сердца - Спенсер Лавирльren
30.12.2014, 1.47





Отличный роман. Прочитала на одном дыхании. Советую читать!
Осень сердца - Спенсер ЛавирльЛидия
24.01.2015, 20.21





Читать, особенно молодым. И учиться думать сначала головой, а не тем, что между ногами. Было жаль Йенса, что влюбился в молодую и везвольную девчонку. А потом было жаль и Лорну. Но то, что роман удался, это точно!
Осень сердца - Спенсер ЛавирльЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
23.05.2015, 23.56





Роман, без сомнения, очень хороший. Автор не пошлые лав-стори клепает, а пишет художественные произведения. Книга отражает реальные жизненные ситуации, там ГГ-й не мачо-миллионер с квадратной челюстью)), которому море по колено,и не принц Грей, а молодой амбициозный парень, труженик, озаренный мечтой создания первоклассных яхт, с вполне конкретными реальными целями, пусть и трудно достижимыми. Единственно, что вопиюще обращает на себя внимание - не соответствие эпохе. Нравы американского общества, взаимоотношения между классами, между членами семьи и пр. можно отнести ко времени 20-х гг. 20 века, не ранее!, а действие романа начинается в 1985г. За эти 40 лет фактически произошла смена эпох. Очевидно, что атмосфера романа навеяна произведениями Т.Драйзера, только с хэппи-эндом. Мне это заметно, как человеку хорошо знающему американскую историю и литературу. И уж пластмассовая линейка в 1985г. - ну это просто ляп! хотя может это плохой перевод, а она каучуковая. Читала до этого у автора "Раздельные пастели", тоже понравилось. В романах описаны человеческие взаимоотношения, трудности в общении с родителями, путь от любви и страсти к крепкой любящей семье. Жизненные и прекрасные истории, и уж в них ты веришь без наценок. Советую к прочтению (уж извините за придирки)))))
Осень сердца - Спенсер ЛавирльИринаМ
2.06.2015, 1.03





"Раздельные пОстели", конечно. извините опечатку))))
Осень сердца - Спенсер ЛавирльИринаМ
2.06.2015, 1.30





еще опечатку нашла у себя)))) действие романа начинается в 1895г., а не в 1985, конечно же. А описанные нравы американского общества соответствуют 20-м годам 20 века. Вот что хотела сказать.
Осень сердца - Спенсер ЛавирльИринаМ
2.06.2015, 1.44





Журавлевой: как можно назвать ГГ безвольной? это не о сегодняшней жизни роман ведь. Она интересовалась "мужскими" проблемами, не свойственными ее среде и положению, опережала время и опровергала стереотипы. А в 19 веке в патриархальной Америке родить будучи незамужней!? да вообще пойти на близость будучи воспитанной леди из привилегированной семьи Америки- почти сказочный сюжет. Никакая она не безвольная - она храбрая, честная. ГГ-й не имел никакого права соблазнять девушку! тем более, если любил. И уж никак не имел права сделать ей ребенка. Это всецело была его вина, как более зрелого человека, как мужчины, как лидера в паре. И никакого раскаяния, тревоги за ее будущее. Раз она не убежала с ним, ну и наплевать что будет с ней. И он еще смел требовать от ГГ-ни, чтобы она отказалась от родителей из-за него! чтобы она осталась без семьи, без денег, без друзей и еще неизвестно, женится ли он на ней в итоге, а то он видишь ли изволил передумать. Обиделся он видишь ли, что она перед ожиданием родов не убежала за ним в неизвестность...а после родов что-то там ему показалось, что она ребенка бросила... Да ни один мужчина не поймет что такое для женщины родить ребенка, помимо адской боли, это еще и постоянная боязнь-тревога за него, каждую минуту мысли о нем...Вообщем, ГГ-й тут несколько раз сплоховал, в конце правда все ошибки исправлены, хэппи энд. Получит ГГ-я приданое, конечно, и будут они к тому же хорошо обеспечены. Но если Йенс и дальше будет так некритично к себе относится и так критично к Лорне, то тяжело с ним ей жить будет. Единственный роман, который у автора понравился без оговорок - "Раздельные постели". Все остальное - тяжелые жизненные истории, совсем не любовная лирика. А под псевдонимом Гейдж Элизабет автор такие книги издает, что читать порой брезгливо: какие только подлецы мужчины там не описаны, все их пороки, вплоть до инцеста со своими детьми. Это помимо того, что там действующих лиц полсотни, невозможно всех упомнить, да и ни к чему. Спорный автор.
Осень сердца - Спенсер ЛавирльЛиля
7.06.2015, 12.57





Хороший роман, если не думать постоянно"а соответвуют ли описаные диалоги,ситуации, обстановка тому времени" , то читается легко и очень интересно.
Осень сердца - Спенсер ЛавирльАлина
31.05.2016, 7.37





Скажу коротко- С-У-П-Е-Р!!!! 100 баллов!!!!
Осень сердца - Спенсер ЛавирльАнна
1.06.2016, 1.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100