Читать онлайн Колибри, автора - Спенсер Лавирль, Раздел - ГЛАВА 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Колибри - Спенсер Лавирль бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 190)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Колибри - Спенсер Лавирль - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Колибри - Спенсер Лавирль - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спенсер Лавирль

Колибри

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 23

Когда на следующее утро Эбби проснулась и увидела в зеркале свое осунувшееся лицо, она обрадовалась, что Дэвиду не представится случая увидеть ее в таком виде. Они договорились, что она в течение дня не появится в магазине, так что они встретятся не раньше семи вечера, когда он придет, чтобы проводить ее до церкви, где они устроят репетицию свадьбы.
Глядя на свое отражение, Абигейл пришла к выводу, что лицо ее ужасно, и нервы – на пределе. Надо было срочно что-то делать.
На лицо она наложила ломтики лимона и стала выглядеть намного лучше. Предательские припухлости и тени под глазами удалось уменьшить с помощью пригоршни снега. Приняв ванну и причесавшись, Абигейл почувствовала себя более или менее по– человечески.
Но как же с нервами?
Размышления о Джесси определенно не помогали успокоить их, но отогнать воспоминания она не могла. Абигейл заканчивала прическу. Вчера вечером Джесси был совсем другим.
Забудь о нем, Абигейл Маккензи!
Она заставила себя думать о Дэвиде, о магазине, о фотографе, о вечерней репетиции, о приеме. Медовый месяц. На мгновение ее мысли вновь обратились к Джесси, но она их быстро отбросила.
Пройдись-ка по списку дел, которые надо сделать к приему гостей! Найти кружевную скатерть, выставить тарелки, вилки и чашки. Охладить кексы к чаю, нарезать хлебцы. Погладить мамин свадебный наряд. Разобраться со снегом.
Абигейл выглянула в окно, пурга почти прекратилась. Однако в горах снег еще частенько задерживал поезда, так как не все железнодорожные линии были оборудованы навесами, и поэтому поезда вынужденно простаивали, пока команды расчищали рельсы от снега, выпавшего во время ненастья, вроде вчерашнего. Предположим поезд опоздает или не придет вообще. Фотограф ведь не вопрос жизни и смерти, говорила себе Абигейл. Но в следующую минуту уже смотрела на часы, прислушиваясь к свистку, стуку колес и думала, ох, и почему выпало столько снега.
Джесси – со снегом, таящим в его волосах, на усах...
Забудь о нем! Думай о Дэвиде. Подготовь свой наряд, который надо будет нести в гостиницу.
Свисток поезда 9:50! Наконец-то! Значит Дэмон Смит все-таки приехал и должен установить в гостинице свое фотографическое оборудование.
Может Джесси сядет на этот поезд и уедет?
Ох, да, да, пожалуйста, Джесси.
Вдруг Дэвид выяснил, что Джесси был в городе? Хотя недолго? Не видел ли кто, как Джесси возвращался в гостиницу в три часа утра?
Не думай об этом! Упакуй фату и вуаль, возьми подвенечное платье с вешалки, подготовь туфли. Ты отлично выглядишь, Эбби, кончай глазеть в зеркало! Твое платье восхитительно, все получится отлично, стоит тебе только позабыть о Джесси Дюфрейне.
С запасом в пятнадцать минут мисс Абигейл Маккензи встала перед стойкой для зонтиков возле входной двери с ее прелестным овальным окном. Абигейл бросила взгляд на улицу – стоял безветренный, ослепительный день, укутанный белым снегом, будто в честь ее свадьбы. Свадебный наряд, тщательно упакованный, лежал на сиденье стойки. На верху стопки стояла пара изящных, белых, атласных туфель с заостренными каблуками и вздернутыми носками – свадебный подарок Дэвида.
Из зеркала на Абигейл смотрели решительные глаза, укоряющие Абигейл за ее дурацкие, вызывающие дрожь опасения. Она смотрела, как ее отражение вдело руки в новое нефритово-зеленое пальто с капюшоном, купленное для свадебного путешествия. Абигейл заставила себя не возвращаться в мыслях к деньгам Джесси, на которые оно было куплено. Она, засунула руки в муфту. Он заплатил и за нее тоже.
Подняв глаза, Абигейл подумала: бери! свой свадебный наряд, Абигейл Маккензи, неси его через весь город, чтобы сфотографироваться, выйти замуж за Дэвида и перестать быть жеманной школьной девчонкой. Она подумала, что уже очень давно не проверяла, тугая ли кожа на подбородке. Ей это больше не было нужно, она была не старая. Хотя не была и молодая. Она была среднего возраста и ей не надо уже было думать о замужестве. Дэвид принял ее зрелый возраст почти безразлично, и она сделала так же. Теперь ей не надо было бояться, что жизнь проходит мимо. Теперь в ее жизни был Дэвид.
Эдвин Янг находился за своей парадной стойкой, когда мисс Абигейл вошла в вестибюль гостиницы и, закрыв за собой дверь, слегка потопала ногами, стряхивая снег.
– Прошу сюда, позвольте помочь с вашими вещами, мисс Абигейл, – предложил он, пересекая вестибюль.
– Спасибо, мистер Эдвин, но их не так много.
– Полагаю, это ваш свадебный наряд.
– Именно.
– Плохо, что ненастье разгулялось как раз перед вашей свадьбой.
– Я не имею ничего против снега, – сказала она. – Сегодня утром я подумала, что все горы выглядят так, словно оделись для нашей с Дэвидом свадьбы.
С тех пор, как в город приехал Дэвид Мелчер, мисс Абигейл несомненно изменилась, подумал Эдвин. Она стала приятной, общительной и дружелюбной. Теперь рядом с ней каждый чувствует себя свободно. Эдвин даже осмелился легонько дотронуться до ее подбородка.
– Все время так улыбайтесь, мисс Абигейл, и, если вы простите мне такое выражение, вы будете на фотографии, как на картинке.
Они рассмеялись, и Эдвин заметил, что мисс Абигейл совсем утратила свое высокомерие, из-за которого, как он считал, она пренебрежительно смотрела на всех жителей города, – Полагаю, Дэмон Смит приехал на утреннем поезде, как и ожидалось?
– Конечно, мисс Абигейл. Привез столько оборудования, что можно перефотографировать все население Колорадо.
– Я беспокоилась, что снег завалит дорогу, и обрадовалась, когда услышала свисток.
– Нет. Он здесь, и если вы последуете за мной, я буду счастлив показать вам его комнату и помогу донести вещи.
– Не стоит утруждаться, но в любом случае спасибо. Вещей у меня немного, так что я просто поднимусь наверх, если вы скажете, какую комнату он занимает.
– У него номер восемь. Вы уверены, что вы обойдетесь без помощи?
Но она уже направилась к лестнице.
На втором этаже длинный, узкий коридор делил дом по середине, с каждой стороны было по четыре комнаты. Комната номер восемь была последней с левой стороны. Падавший через высокое окно солнечный свет, сверкающий на снегу, вдыхал новую жизнь в выцветшие розы на ковре.
Держа вещи в одной руке и перекинув белоснежное платье через другую, Абигейл постучала в дверь с медной восьмеркой посередине. Она ни разу в жизни не бывала в гостиничной комнате и теперь была приведена этим в немалое замешательство. Она намеревалась проследить, чтобы дверь оставалась открытой во время всей процедуры.
С другой стороны двери послышались шаги. Абигейл гадала, на кого будет похож Дэмон Смит. Дэвид встречался с ним и высоко отзывался о его работе. Дверная ручка повернулась, и дверь открыл Джесси Дюфрейн.
Абигейл уставилась на него, словно ослепла от снега. Она моргнула расширившимися глазами, но, нет, это был на самом деле Джесси, приглашавший ее войти взмахом руки.
– Я, должно быть, ошиблась номером, – сказала Абигейл, прирастая к месту. Восьмерка на двери, казалось, подмигнула ей.
– Нет, это именно тот, – по-простому ответил Джесси.
– Но здесь должен быть Дэмон Смит.
– Он здесь.
– Так где же он?
– В моей комнате, вот тут, – Джесси указал на закрытую дверь седьмого номера, – я уговорил его на некоторое время поменяться комнатами.
– Ты уговорил его?
– Да, без труда. Маленькое одолжение фотографа своему коллеге, можно сказать.
– Я тебе не верю. Что ты с ним сделал? Абигейл повернулась к номеру семь, почти готовая к тому, что Джесси попытается остановить ее. Но он, сложив руки на груди, оперся о косяк и небрежно сказал:
– Я ему заплатил. Он не станет тебя фотографировать. Это сделаю я.
В миг разозлившись, Абигейл подлетела к нему.
– Ты такой же самоуверенный, как всегда! Он очаровательно усмехнулся.
– Просто плачу по своим долгам, вот и все. Ты меня накормила обедом, а я до сих пор должен тебе один портрет, согласно нашему пари. Сегодня я сделаю этот портрет для тебя.
– Не сделаешь!
Абигейл громко постучала в дверь номера семь. Пока она ждала ответа, Джесси из-за спины проговорил:
– Я сказал ему, что мы с тобой старые друзья, что ты однажды спасла мою жизнь и по счастливому совпадению я оказался здесь, в городе, как раз вовремя, чтобы отплатить тебе услугой.
Когда она занесла руку, чтобы постучать еще, дверь открыл светловолосый человек. Он тер глаза, застегивая жилетку, и зевал. Ясно было, что он только проснулся. Он пригладил взъерошенные волосы, по-дружески улыбнулся и начал переводить взгляд с одного на другого.
– Что случилось, Джесси? Это мисс Маккензи?
– Да, это мисс Маккензи! – огрызнулась она сама.
– Что-нибудь не так? – спросил он удивленно.
– Вы Дэмон Смит?
– Да... простите. Мне следовало предста...
– Вас послали, чтобы сделать мой свадебный портрет?
– Ну конечно же да, но Джесси объяснил мне, как он прямо-таки счастлив оказаться в городе в нужное время, чтобы сделать портрет вместо меня, и так как вы такие близкие друзья, я не стал возражать. Раз он заплатил мне за беспокойство, я не имею никаких претензий. Нет надобности извиняться, мисс Абигейл.
– Як вам стучала не для того, чтобы извиняться, мистер Смит. Я стучала, чтобы получить свою фотографию так, как мы договаривались!
Смит нахмурился.
– Джесси, что, черт возьми, происходит?
– Любовная ссора, – без запинки ответил Джесси хорошо поставленным шепотом. – Если ты оставишь нас вдвоем, мы разберемся. Понимаешь, она выходит за этого парня с отчаяния.
Джесси по-прежнему стоял, прислонившись к дверному косяку.
Смит хрюкнул. Оскорбленная мисс Абигейл повернулась на каблуках вначале к одному мужчине, потом к другому и воскликнула, обращаясь словно к двум глухим:
– Он лжет! Я наняла вас, чтобы сделать фотографию, а не его. Так вы будете снимать или нет?
– Послушайте, я даже не развернул свое оборудование, и кроме того, я не хочу становиться между вами. Не впутывайте меня. Джесси уже заплатил мне двойную цену, так что зачем мне суетиться и разворачивать свое оборудование? Если вы хотите получить свое фото, позвольте ему это сделать. У него все готово.
И прямо перед изумленными глазами Абигейл Дэмон Смит ретировался, бормоча под нос, какого черта его угораздило вляпаться в такое дело, и захлопнул дверь.
В негодовании Абигейл немедленно повернулась к Джесси.
– Как ты посмел...
Но Джесси отошел о г двери, подтолкнул Абигейл к восьмому номеру и огляделся через плечо вдоль коридора с заговорщической ухмылкой.
– Ш-ш-ш, – поддел он ее, – если хочешь вести себя как рыбная торговка, продолжай в том же духе, пока не раскроются все двери, и весь город узнает о твоей выходке.
Абигейл в ярости заартачилась и вырвала локоть у Джесси.
Не став применять силу, он опять сделал галантный, приглашающий жест и сказал вежливо:
– Зайди в мою гостиную... Абигейл ядовито добавила:
– ...сказал паук мухе!
– Туше! – отсалютовал Джесси, улыбаясь находчивому ответу. – Я всего лишь хочу сделать твою фотографию, а у тебя теперь нет особого выбора, ведь так?
– У меня есть выбор не делать фотографии.
– Да неужели? – спросил он, приподнимая бровь.
– А разве нет?
– Только не в том случае, если ты хочешь, чтобы Мелчер остался в благословенном неведении относительно твоей полуночной встречи tete-a-tete с визитером, который выполз из твоего дома в три утра. Кроме того, есть еще клерк гостиницы внизу, который отлично знает, что ты в эту минуту находишься наверху, снимаясь у Дэмона Смита. Как ты собираешься объяснить, что провела с ним столько времени и так и не получила фотографии?
Абигейл уставилась на закрытую дверь с номером семь и поняла, что паук поймал ее в ловушку еще до того, как она вступила в его гостиную. Она заметила, что он действительно подготовил накрытую чехлом камеру на треножнике, но это было слабым утешением. Она совершенно не доверяла Джесси.
– Первое твое появление в городе было сенсацией, и во второй раз ты, очевидно, не будешь обделен вниманием. Клерк знает, что ты здесь. Так или иначе до Дэвида дойдет, что ты в городе.
– Но у меня безупречное прикрытие в виде бизнеса, который я держу в этом городе. Дэвид, возможно, узнает, что я приехал проверить свои дела. До сих пор никто не знает, что мы провели прошлую ночь вместе, или встретились сегодня, кроме Смита, а он будет осторожен.
Этот мужчина совсем ее расстроил. Как мог он превратиться из вчерашнего понимающего человека в такую змею?
– Ох! Ты, твоя дорога и твои деньги! Ты думаешь, будто можешь все купить или от всего откупиться, что ты можешь вертеть людскими жизнями с помощью своих денег.
– Какой прок в деньгах, если я не могу их использовать для собственного счастья? – спросил Джесси с невинным видом и еще раз указал на открытую дверь.
Ее одолели, и она поняла это. Абигейл в раздражении вошла в номер, и Джесси начал закрывать дверь.
– Оставь ее открытой, если можно, – попросила Абигейл, думая, что вряд ли он что сможет сделать при открытой двери.
– Как скажешь, – согласился он дружелюбно, оставив дверь прикрытой. Он подошел к Абигейл и вежливо протянул руки за вещами, но она не отдавала их.
Бросив взгляд на руку, ухватившуюся за белоснежный атлас, Джесси предупредил:
– Ты изомнешь свое подвенечное платье еще раньше, чем начнешь позировать. Что на это скажет Дэвид?
Он взял наряд и положил его на кровать, а потом подошел к Абигейл.
– Позволь помочь с твоим пальто, – сказал он, стоя позади нее, пока она расстегивалась. Абигейл позволила ему снять его. – Прекрасное пальто, – заметил Джесси, и Абигейл передернула плечами. – Новое?
Ей не нужно было смотреть в лицо Джесси, чтобы понять, каким знающим огоньком светятся его глаза. Пальто, очевидно, было частью ее приданого, и было очевидно, на чьи деньги.
Джесси положил его на кровать вместе с остальными вещами и повернулся к Абигейл. Несколько секунд они молчали, и Абигейл начала чувствовать себя не в своей тарелке. Что он замышляет, переодевание?
– Не настало ли время спросить, не хочу ли я посмотреть твои работы? – саркастически заметила она.
Джесси удивил ее, ударив в ладоши и воскликнув:
– Отличная идея! Они как раз все здесь.
Невозможно в это поверить, но он воспринял это всерьез и сел на корточки рядом с тремя огромными чемоданами и начал расстегивать ремни на них. Абигейл поняла, что это, должно быть, его фотографии, о которых он часто упоминал.
– Я пошутила, – сказала она более мягким тоном.
– Я знаю. Подойди и посмотри. Мне давно хотелось, чтобы ты посмотрела на них, а увидев их ты, возможно, по-другому отнесешься к позированию для фотографии.
– Ты говорил, что не делаешь портретов.
– Не делаю, – сказал он, подняв взгляд, сидя на сложенных ногах и уперев руки в бока – только твой.
– Он открыл первый чемодан и начал вынимать слой бархатных прокладок, окружавших большое число тяжелый стеклянных фотографических пластинок, потом сами пластинки.
– Давай, Эбби, не будь такой упрямой и несговорчивой. Я покажу тебе, что такое строительство железной дороги.
Ей было любопытно посмотреть на фотографии, но она по-прежнему медлила в нерешительности. Он так много раз обезоруживал ее до этого.
– Давай.
Он вытянул вверх руку, словно хотел притянуть ее к себе, к стеклянным прямоугольникам. У Джесси был очень трогательный и даже немного гордый вид, ожидая, когда она присоединиться к нему. Не обращая внимания на предложенную руку, она присела на корточки и сразу же стала смотреть фотографии. На первой был изображен не поезд, а торговое судно с прямыми парусами.
– Думаю, у этого корабля будут некоторые проблемы с передвижением по рельсам. – заметила она.
Джесси рассмеялся, взял фотографию в руку и, стерев с нее рукавом пыль, улыбнулся.
– Это «Нантакет», в тысяча восемьсот шестьдесят третьем он добрался из Филадельфии в Сан-Франциско ровно за сто двенадцать дней. «Нантакет» привез первые два паровоза.
– Паровозы? – изумленно спросила Абигейл, против воли заинтересовавшись.
Джесси коротко улыбнулся в ее сторону, но фотографии интересовали его все-же больше.
– Все доставлялось кораблями, и все – через мыс Горн: паровозы, рельсы, костыли, стыковые накладки, стрелочные крестовины – все, кроме дерева для шпал и эстакад.
Стыковые накладки? Стрелочные крестовины? Он говорил так, будто разбирался, о чем говорил. Его глаза восхищенно горели – такого Абигейл никогда раньше не видела у Джесси. В следующий момент он указал на изображение локомотива, который везла изящная речная шхуна. Ее кормовое гребное колесо вспенивало воды у пристани Сакраменто.
– Железной дороге пришлось полагаться на речные пароходы, – объяснил Джесси. – Пристань была построена специально для перевозки грузов для железной дороги, а потом жизнь на ней замерла.
Джесси разглядывал фотографию, и Абигейл не могла не тронуть печаль, сквозившая в его глазах. Он, может быть, даже забыл, что Абигейл была в комнате. Он стер пыль пальцами. Абигейл увидела в Джесси вещи, которых раньше не замечала.
Не спуская глаз с изображения, он пустился в воспоминания.
– Когда я был мальчишкой, я несколько раз ездил на речных пароходах. Новый Орлеан был бы совсем другим без них.
В его голосе, в его касании кончиками пальцев стекла пластинки были одновременно страсть и жалость, и это глубоко тронуло Абигейл.
Следующими были изображения эстакад, их ромбовидные фермы убегали вдаль, в сердце гор или в бездны ущелий.
– Иногда железнодорожники сжигали их, – размышлял вслух Джесси, нахмурившись, не в силах отогнать плохие воспоминания.
Потом показалась фотография, где сотня чернорабочих, как муравьи, таскали деревянные носилки вдоль бесконечных эстакад. Джесси рассказывал о каждой фотографии, часто улыбался, иногда хмурился, но всегда был с головой поглощен ими, что поражало Абигейл все больше и больше.
– Это Чен, – сказал Джесси о прищурившемся, вспотевшем китайце.
Абигейл посмотрела на некрасивое, грубое лицо и потом перевела взгляд на Джесси, который улыбался каким-то хорошим воспоминаниям.
– Кожа Чена действительно была желтой, как я слышала? – спросила Абигейл озадаченно.
Джесси мягко засмеялся и почти для себя сказал:
– Нет, скорее цвета земли, которую он несет в носилках, никогда не жалуясь, всегда с улыбкой. – Джесси снова смахнул пыль рукавом. – Интересно, где теперь старина Чен.
Там были изображения туннелей с куполообразными сводами, сулящие что-то недоброе, уходящие в черную бесконечность – они заставили Эбби содрогнуться. Были палаточные города, о которых ей как-то рассказывал Джесси, запечатленные в лучах солнца, в слякоти, во время обеда, во время драки, даже во время танцев– мужины танцевали с мужчинами в конце ненастного дня. Над этой фотографией Джесси рассмеялся, вспомнив те хорошие времена, как наяву, и слился в мыслях с ними. Были лица, испачканные илом, обнаженные торсы, склонившиеся над молотками, пузатые сановники в безупречных шелковых костюмах с часами с золотой цепочкой, выделявшиеся на фоне потных, испачканных, уставших чернорабочих. Были ухоженные руки, держащие золотой костыль, и грубая, узловатая рука, указывающая на гору булыжников, по которой с остервенением карабкались люди.
– Это Вил Фентон, – сказал Джесси тихо. – Он был отличным парнем.
Эту пластинку Джесси не стал очищать от пыли. Он молча смотрел на нее, боль отразилась на его лице, Абигейл проглотила вставший в горле комок, ей захотелось положить ладонь на руку Джесси, разгладить напряженное, горькое выражение на его лице. Джесси, подумала она, что еще есть у тебя внутри, о чем я и не догадываюсь? Она взглянула на его длинные пальцы, лежавшие на бедрах, и снова на руку Вила Фентона на фотографии.
Эбби видела перед собой галерею контрастов, добросовестные отчеты, какой ценой удалось связать два американских побережья железной дорогой, как работали и как получали прибыли, образный рассказ человека, который испытал на себе и то, и другое – и потери и прибыли – и который знал цену им обоим.
Джеймс Хадсон был прав.
– Ну, как я выдержал экзамен? – спросил Джесси, вырывая Абигейл из задумчивости.
– С великолепными результатами, – ответила она, совершенно усмиренная тем, что лежало вокруг нее, и больше не жалея, что Джесси обманом завлек ее в номер.
– Тогда почему бы тебе не одеть свое свадебное великолепие, пока я все это убираю?
Он наклонился и словно забыл, что она находится здесь. Абигейл бросила взгляд на одежду, по-прежнему лежавшую на кровати, потом – на складную ширму в дальнем углу комнаты и, подумав, что поступает правильно, подняла одеяние.
За ширмой она сказала сама себе, что несмотря на то, что фотографии произвели на нее весьма сильное впечаление, она не настолько глупая, чтобы не понять, что Джесси ее просто завлекал.
Зайди в мою гостиную, сказал паук мухе...
Но все время, пока Абигейл одевалась в подвенечное платье, она не забывала фотографий и выражения лица Джесси. Она торопилась, говоря себе, что надо быть осмотрительной, и не важно действительно ли Джесси такой хороший фотограф или нет. Он оставался прежним коварным Джесси Дюфрейном.
Он брякал чем-то за ширмой, убирая пластинки, и свистел. Потом раздались звуки, словно он двигал какую-то мебель. Когда она вышла из-за ширмы, он стоял к ней спиной. Он присел и подбирал что-то с пола, лежавшее рядом с камерой. Пока она наблюдала за этим, он положил эту вещь под ножки кресла– качалки, которое стояло перед камерой. И все это время он беспечно свистел, очевидно, наслаждаясь работой.
– Мне надо посмотреться в зеркало, – сказала Абигейл, заметив, что Джесси закатал рукава рубашки, словно собрался заниматься каким-то делом.
– Отлично, – произнес он, поднимаясь и отходя в сторону, так что Абигейл могла пройти мимо него и камеры к туалетному столику. Краем глаза Джесси наблюдал, как она приглаживает волосы и вкалывает шпильки, держащие строгий французский пучок на затылке. В зеркало она видела, что Джесси подтянул к креслу ночной столик и папоротник, очевидно, для декорации. Но ведь он не собирался фотографировать ее в кресле-качалке. Как в таком случае быть с фатой и развевающейся вуалью? Но она решила пока не задавать вопросов и просто подняла усеянную жемчугом фату. Но когда она приготовилась положить ее на голову, Джесси приказал:
– Нет, не надевай!
– Но это фата. Я хочу, чтобы она была на фотографии.
– Будет. Дай ее сюда, – сказал он, указывая на кресло-качалку.
– Ты, конечно, не собираешься посадить меня на кресло. Я не настолько стара, Джесси.
Он рассмеялся во все горло замечательным смехом. Он никогда не встречал женщин с таким великолепным чувством юмора. Он стоял свободно, расслабившись, опустив руки, наслаждаясь видом Эбби в свадебном наряде ее матери.
– Я рад, что убедил тебя в этом, но ты в любом случае сядешь в кресло.
– Джесси... – начала она спорить.
– Я смыслю в этом деле немного больше тебя, так что садись.
Абигейл не сдвинулась с места, и он добавил:
– Поверь мне.
Она подумала: вспомни-ка, что случилось, когда я доверилась тебе в последний раз, но все же сделала так, как он просил, и приблизилась к креслу. Джесси поднял спинку кресла на необходимую высоту, под острым углом, и вставил деревянный клин под ножки. Абигейл вдруг поняла, что он намеревался сделать.
– Предполагается, что это будет фото невесты, а не будуара, – язвительно заметила она.
– Не будь такой подозрительной, Эб, я знаю, что делаю. Дэвиду понравится, когда он это увидит.
Это усилило ее подозрения еще больше.
– Я хочу, чтобы ты сфотографировал меня стоя.
– Я буду тебя фотографировать стоя, не волнуйся.
– Не придуривайся, ты знаешь, что я имею в виду.
– Да, конечно, знаю. Просто небольшая шуточка. Но либо мы будем делать все по– моему, либо Дэвид станет гадать, почему, несмотря на то время, что ты здесь сегодня провела, фотографии нет.
Джесси протянул руку, чтобы помочь ей сесть на наклонное кресло, а загнанная в тупик Абигейл поступила так, как он хотел. Его теплая, твердая рука каким-то образом придала Абигейл чувство уверенности. Джесси, поддерживая равновесие Абигейл, пока она опускалась на откинутое назад сиденье, пожал ее ладонь. Это кресло-качалка было больше, чем ее кресло, имело подлокотники и высокую резную спинку, украшенную по сторонам изогнутыми флеронами. Наклон кресла был таким сильным, что, упав на его спинку, Абигейл уже не могла самостоятельно из него выбраться. С ногами, свободно болтающимися в пустоте, она чувствовала себя брошенной на произвол судьбы и пыталась отнять голову от спинки кресла.
Джесси взял из ее руки вуаль и обошел вокруг, чтобы положить на кровать. Он приблизился сзади к креслу и посмотрел сверху на волосы Абигейл. Положив руку на ее лоб, он откинул ее голову обратно к резному дубу, оказавшемуся как раз под ее затылком.
– Вот так, – сказал Джесси, – расслабленно.
От касания его руки пульсирующие удары сердца Абигейл заколотились о высокий, тугой воротник из брабантских кружев. Как только тугой французский пучок дотронулся до спинки кресла, Абигейл обнаружила, что смотрит снизу вверх на Джесси. Они какое-то время смотрели друг на друга, и она сильно забеспокоилась, что же он собирается с ней делать.
Джесси заговорил бархатным голосом, двигаясь вокруг кресла и не спуская с нее глаз.
– У нас здесь невеста не до церемонии, а после – именно такой каждый жених и хочет запомнить свою невесту. Когда ее волосы в небольшом беспорядке, а она этого не замечает.
Джесси медленно полез в карман и вытащил маленький гребешок. Абигейл не спускала взгляда с его глаз, но увидела, как расческа приблизилась к ее виску и вытащила несколько прядей волос, несмотря на безуспешные попытки мисс Абигейл запротестовать. Она понимала, что должна поднять руки, чтобы остановить это сумасшествие, но Джесси, казалось, заворожил ее своими темными, пытливыми глазами и низким, баюкающим голосом.
– Именно в таком виде мужчины любят видеть своих невест, – снова послышался этот голос. – Можно назвать его взъерошенным... или менее совершенным после касаний щек, которые прижимались весь день к ее щекам, рук, которые пожимали ее руки, после танцев с кавалерами.
Джесси медленно склонился над Абигейл и вытянул несколько прядей волос из-за уха. Делал он это серьезно, без улыбки, изучая и примеривая. Абигейл поняла, что ее французский пучок уничтожен, но сидела как в трансе, пока он распускал ее волосы. Потом Джесси обошел вокруг кресла.
– Ему нравятся волоски, которые свисают то тут, то там, прилипая к ее влажной коже.
Нет, Джесси, нет, подумала она, по-прежнему сидя как завороженная. Джесси смочил кончик своего пальца языком, дотронулся им до ямки на щеке Абигейл и прилепил к ней локон. Она видела все словно со стороны – кончик языка, длинный палец, влажный, холодный участок кожи. Она пыталась не думать о том, как много частей ее тела он трогал своим языком, но он снова поднес палец ко рту и повторил операцию на другой щеке. Затем он немного отошел и одобрительно сказал:
– О, намного лучше, Эбби. Дэвиду это понравится.
Абигейл сжала подлокотники и уставилась снизу вверх на него. Все места, до которых он дотрагивался, и многие из тех, до которых не дотрагивался, бешено пульсировали.
– Ты слишком напряжена. Невесты не сжимают подлокотники кресел, словно напуганы до смерти.
Волосы Джесси оказались очень близко от лица Абигейл. Джесси снял ее руки с подлокотников, приказал тем же сказочным голосом:
– Расслабься, – и легонько встряхнул их. Запястья Абигейл неохотно поддались и стали более вялыми.
– Точно так же, как в твоей спальне в ту ночь, когда ты рассмеялась, – напомнил он. – Помнишь?
Она позволила ему делать с ее облаченными в кружева запястьями все, что угодно. Одну руку он перевернул и положил ладонью кверху на бедро.
– Вот так, – пробормотал Джесси и, пробежав одним пальцем от запястья до кончика ее среднего пальца, встряхнул его, чтобы убедиться, что он расслаблен.
Абигейл затрепетала, Джесси на мгновение исчез. Расширившиеся глаза Абигейл ждали появления его темного лица перед собой.
– Теперь вуаль... – он принес ее – белое облачко в смуглой, мускулстой руке. – Символ чистоты, который вот-вот должен быть отброшен.
Когда его рука приблизилась к Абигейл, ее сердце бешено забилось, но Джесси только повесил фату на резной флерон возле ее виска и принес ее кружевной шлейф, который положил ниспадающими складками на ее колени.
– Ладонью кверху, Эб, хорошо? Материя заскользила по ее руке, как будто только что устало снятая с головы. Джесси поднял другую руку Абигейл и изогнул запястье, как ивовую ветвь, через подлокотник. Он присел на одно колено возле нее.
– Сейчас конец дня, правильно? Слишком поздно для жмущих туфель и тугих воротников.
И прежде чем Абигейл поняла, что случилось, Джесси, скользнув ладонью в мимолетном, чувственном прикосновении к ступням, снял атласный подарок Дэвида. Абигейл широко открыла глаза, охваченная страхом. Джесси поднялся и снова зашел ей за спину, гипнотизируя своими темными глазами над усами, которые изогнулись в улыбке. Она поняла, что он тянется к пуговицам на шее, но была не в силах остановить его. Пальцы медленно расстегнули первую пуговицу и немного ослабили давление там, где удары сердца грозили задушить Эбби. Он расстегнул вторую, потом третью – крошечные пуговки, сидевшие очень близко друг от друга и охваченные изящными петельками. Прошла бесконечно, бесконечно длинная минута, прежде чем он наконец добрался до ложбинки на горле Абигейл. Она смотрела в его черные глаза. Руки Джесси соскользнули с шеи на флероны и потянули их еще дальше назад. Глядя в ее измученные глаза, он гортанным голосом спросил:
– Разве найдется мужчина, который забудет свою невесту в таком состоянии?
Его глаза, даже если смотреть на них вверх ногами, как это делала Абигейл в кресле, пылали как угли, опаляя ее щеки и возбуждая желание закрыть лицо открытой ладонью, которая вместо этого расслабленно лежала на коленях. Даже если бы она захотела вскочить и убежать от него, она не смогла бы. Ей неоткуда было просить помощи, она могла только подчиняться его завораживающим глазам и голосу.
Глядя вниз на нее, Джесси видел, как случайный луч света попал на ложбинку на шее за изящным кружевом. Она трепетала и манила к себе. Джесси медленно отпустил кресло, пока оно не уперлось в клин, и потом так же медленно, не спуская глаз с лица Эбби, отошел в сторону, проведя рукой по флерону совсем рядом от щеки Абигейл.
– Оближи губы, Эбби, – сказал он мягко, – они должны быть влажными, когда я буду снимать.
Однако ни Джесси не сделал движения к камере, ни Абигейл не облизала губы.
– Оближи, – настаивал он, – как будто Дэвид только что поцеловал их и сказал... я люблю тебя, Эбби.
Джесси смотрел вниз, на мягкие, раскрывшиеся губы Абигейл, потом его взгляд перешел вверх, на глаза, потом – обратно на рот в безмолвном ожидании.
Абигейл высунула кончик языка и провела им по губам. Те, по-прежнему, приоткрытые, словно для того, чтобы облегчить затрудненное дыхание, заблестели.
Джесси наклонился, поставил руки на подлокотники и, оказавшись лицом всего в нескольких дюймах от Абигейл, голосом, похожим на теплый мед, произнес:
– Твои глаза открыты слишком широко, Эбби, когда мужчина говорит своей жене, что любит ее, разве не должны ее прикрытые веки трепетать?
Абигейл с трудом находила воздух, уставившись на милое, милое лицо Джесси, бывшее так близко, когда он говорил, что она ощущала потоки воздуха от его слов.
– Давай попробуем еще раз и посмотрим, – прошептал он, пригнувшись к ней. – Я люблю тебя, Эбби, – и ее веки ожили. – Я люблю тебя, Эбби, – услышала она опять... и веки наполовину закрылись. – Я люблю тебя, Эбби.
Они закрылись под щекой Джесси, который опустил к Абигейл свой жадный рот. Она больше не хотела встать с этого кресла, потому что губы Джесси встретились с ее губами, его руки подтянули ее плечи, большие пальцы скользнули к месту на шее, где Джесси видел пульсирующую жилку. Он присел на колени с одной стороны кресла и снова начал целовать. Его язык танцевал и ударял по ее языку, и все внутри ее тела тянулось и просило еще.
Но внезапно Абигейл ощутила приступ паники, сковавший ее грудь, горло, голову.
– Нет, я завтра выхожу замуж, – выдохнула она, отворачивая голову от поцелуя, который заставлял ее забыть обо всем.
– Точно – завтра, – пробормотал Джесси, мягко целуя ее в шею.
Ее глаза закрылись, и Абигейл резко отвернулась в тщетной попытке побороть свои чувства, выплеснувшиеся по вине Джесси.
– Позвольте мне встать с кресла, – начала она умолять чуть не плача.
– Нет, пока я не получу от невесты нормального поцелуя, – сказал он, целуя ее подбородок. – Эб, ты еще не его жена, будь ты ею, я не стал бы тебя целовать. Остался еще целый день...
Абигейл по-прежнему отказывалась повернуться к нему, и Джесси произнес:
– Почему ты упрямишься, Эб? Пусть на фотографии для Дэвида ты будешь выглядеть так, как будто тебя только что поцеловали. Ведь именно так женщина выглядит в ее брачную ночь, правда?
И сильная рука повернула подбородок Абигейл, обращая ее губы к губам Джесси. Но стоило ему броситься навстречу очередному поцелую, как Абигейл начала сопротивляться руками, ногами и локтями. Джесси схватил руки, сделав их бессильными, поднял их к своей шее и задержал их там силой, пока не почувствовал, что сопротивление ослабло.
Этим рукам так давно запрещалось это делать. Теперь, наконец, они оказались возле темных волос на затылке. Абигейл изогнулась вверх и открыла влажные губы.
Рот Джесси с голодной страстью прижался к ее губам, потом внезапно оторвался от нее. Джесси отбросил коленом деревяшку из– под кресла-качалки, кресло качнулось вперед и вытолкнуло Абигейл в объятия Джесси. Их губы встретились почти с отчаянием. Джесси потянул Абигейл с кресла, поставив на колени подле себя. Он обнял ее за талию, прижал к твердым, выступавшим вперед бедрам и начал делать чувственные круговые движения. Он опустил руки, чтобы прижать Абигейл покрепче, языки передавали друг другу изо рта в рог желание, губы передавали его их извивающимся, жаждущим телам.
Оторвав губы от ее рта, Джесси проговорил в висок Абигейл:
– Ты не можешь за него выйти, Эб.
Но до того, как она успела издать звук, нетерпеливый рот Джесси снова нашел ее губы и нырнул языком в их теплые, влажные глубины.
– Скажи, – потребовал он хриплым, страстным голосом, опустив губы к ее подбородку, потом ниже, ниже, к открытой шее. Абигейл, ослепленная чувствами, не могла думать ни о чем, кроме звуков удовольствия, исторгаемых ее горлом от касаний Джесси. Она склонила лицо в его волосы, поцеловала голову, а руки ласкали его лицо Рот Джесси – задвигался под ладонями Абигейл, пробуя на вкус ее кожу. Пуговицы, блестя как капли росы, посыпались вокруг них, попадая на лицо Джесси, платье раздвинулось под его губами, где их дожидались груди Абигейл.
Абигейл, собрав остатки здравого смысла, пробормотала:
– Джесс... мое подвенечное платье... Он ответил, зарывшись в ее груди:
– Я куплю тебе новое.
Он поднял голову, проник ладонью внутрь разорванного одеяния, нащупал розовый сосок, погладил его и сжал, превращая в бутон.
– Но это платье моей матери, – сказала она.
– Хорошо, – прорычал Джесси, поднимая ладони вверх, от груди к плечам и запястьям, скинул платье с Абигейл. Он стянул его вниз, так что длинные, отделанные кружевами рукава держали локти Абигейл, но подставили ее грудь рукам Джесси, его языку, зубам. Абигейл изогнулась, предаваясь чувствам. Джесси нежно покусывал сосок, хрипло стонал, стал водить по нему мягкими волосками усов. – Эбби, я не мог выбросить тебя из головы.
– Пожалуйста, Джесс, мы должны остановиться.
Но вместо этого он ласкал другую грудь.
– Ты тоже думала обо мне? – спросил он. Она попыталась оттолкнуть его голову, но он продолжал целовать их и посасывать, в то время как руки Абигейл были скованы одеждой.
– Я пыталась не думать, Джесси, я пыталась.
– Я тоже...
– Остановись, Джесс...
– Мне нравится, когда ты вот так называешь меня – Джесс. Как ты называешь его, когда он делает это с тобой?
Джесси встал, выпрямившись, на колени и обхватил руками ее затылок, изучая глаза, прежде чем притянуть к себе и поцеловать почти с неистовством. Джесси дотрагивался до самых чувствительных точек на ее теле – груди, животе, вниз по белоснежным юбкам, которые оставались между его рукой и теплой, вспотевшей плотью.
– Заставляет ли Дэвид тебя так трепетать? Становятся ли твои груди твердыми, а тело влажным, как под моими руками?
По испуганному виду Абигейл он понял ответ еще до того, как она коснулась его лица и поцеловала подбородок, придвинувшись поближе.
– Нет... так, как ты, никогда, Джесс, никогда...
И она поняла, что, даже прожив с Дэвидом тысячу лет, она ответила бы так же.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Колибри - Спенсер Лавирль



Великолепный роман.
Колибри - Спенсер ЛавирльАлиса
19.05.2012, 8.14





Нашла!!! давно прочитала и забыла название.а потом искала,искала,искала...очень понравился сюжет
Колибри - Спенсер ЛавирльВера
3.11.2012, 20.12





Прекрасна казка!!!!))))))))
Колибри - Спенсер ЛавирльТаня
4.11.2012, 22.39





Чудесный роман, какой мужчина, мечта любой женщины, с таким rnмужчиной хоть на край света, меня даже не смущают усы, с ним себя чувствуешь желанной ЖЕНЩИНОЙ!!!
Колибри - Спенсер ЛавирльЛика
5.11.2012, 18.49





супер супер супер !!!!!!......больше всего понравились интимные сцены...столько страсти.а какой мужчика)мне бы такого)
Колибри - Спенсер Лавирлькаси
27.11.2012, 17.21





Чудо! Замечательный, страстный, умный,эротичный роман!!!! Читайте!8
Колибри - Спенсер ЛавирльЕлена
3.05.2013, 22.40





Супер
Колибри - Спенсер Лавирльводопад
4.05.2013, 12.54





отличный роман, без всяких герцогов и гувернанток читайте не пожалеете!
Колибри - Спенсер Лавирльвесенний цветок
23.07.2013, 10.24





незнаю даже понравился или нет? 5 из 10
Колибри - Спенсер Лавирльчитатель)
25.07.2013, 22.26





Очень понравился. Не вычурная, про маленький городок. Мужчина действительно достойный во всех смыслах. Ничего лишнего. Автору респект.
Колибри - Спенсер ЛавирльНадежда
13.12.2013, 7.31





Очень понравился. Не вычурная, про маленький городок. Мужчина действительно достойный во всех смыслах. Ничего лишнего. Автору респект.
Колибри - Спенсер ЛавирльНадежда
13.12.2013, 7.31





почитать можно,кому интересны любовные треугольники
Колибри - Спенсер Лавирльсветлячек
27.12.2013, 17.36





Очень понравился. Читала на одном дыхании! Обязательно перечитаю!
Колибри - Спенсер ЛавирльЮлия
7.01.2014, 13.18





Так- так- так! Заметки на полях, не торопитесь ставить минус! Вот сейчас начнется самое интересное! Их поединок, вначале дерзкий и грубоватый начнет переходить в другую плоскость - узнавание друг друга. И Джесси начнет ломать в ней стереотип закованной в панцирь порядочной леди м м м ну не хочу я рассказывать , сейчас самое интересное будет! Какая близость между ними! Не жгучая, но нежная и очень правдоподобная( не всегда мужчина жеребец в постели. Но как он подумает:" Он хотел еще утром НАСЛАДИТЬСЯ Эбби!! " Дочитайте!
Колибри - Спенсер ЛавирльЕлена Ива
30.03.2014, 21.18





Вот теперь , Заметки на полях, когда Вы прочитала эту книгу, и уважая Ваше мнение, я выскажу свое. Вот представьте33 летнюю девушку, воспитанную в такой пуританской семье, что тень строгой матери и ее( заметьте, не героини, матери!) взгляды на жизнь контролируют Эбби , хотя она давно живет одна, похоронив и отца, за которым ухаживала лучшие годы. Впереди- ничего. Никаких шансов на брак, если бы не происшествие. И, сразу двое мужчин в ее жизни. Один, казалось бы такой, как хотела бы ее мать - спокойный, робкий...( хотя не упускает возможности содрать с ж. Д компенсацию. И Джесси! Буря, ураган, человек не из ее снов, но необычайно сильный и интересный, человек, который своими руками схватил судьбу за грудки- он заложил и стал совладельцем железной дороги. Представить Америку тех времен, когда все дышало , двигалось , строилось. Дюфрейн- человек" Воемя вперед!( Лондон). И он видит в Эбби то , что не могут скрыть годы сурового воспитания, что она живая, остроумная( только не с кем и негде было это проявить) И ему она вверяется со своей последней мечтой, испытать , что такое любовь!( сцена близости очень правдоподобна , у него болит еще рана , но он необычайно нежен. !)И он уезжает , дав Эбби шанс быть счастливой- платит этому слабаку, Мелчеру компенсацию, дав шанс свести их вместе. И она , как залржено воспитанием и окружением пытается строить свою жизнь , перед этим крича в отчаянии пустым комнатам: " Уходи, Джесси Дюфрейн!). И все бы так и закончилось, но Дюфрейн приезжает накануне свадьбы( сцена встречи!! М м м !) И опять дает, еще один шанс остаться со своим обувщиком. Но далее следует сцена с фотографированием в гостинице и тут!!!! Момент истины! Она понимает:" что проживи она тысячу лет с Мелчером, целовать " Так как ты Джесс - никогда, никогда!" Ну и вуаля! Какая же она слабая- бросает ДОМ , полный свадебных яств, ( мышам, как сказал Дюфрейн ) и все оставляет за собой! В одном пальтишке за ним , только за ним! Молодца, Дюфрейн- одним выстрелом разнес вывеску обувного " рая" ! А ее - в собственный свадебный вагон! Вот люблю таких мужчин - тех, что с Мэйфлауэра!
Колибри - Спенсер ЛавирльЕлена Ива
1.04.2014, 19.34





Почитала с восторгом! ГГ- просто мечта ! Что еще посоветуете почитать у Лавирль?
Колибри - Спенсер ЛавирльНаталья
4.04.2014, 18.33





Я рада , что Вам понравилосьrn! Но с этой писательницей не все так просто. Есть серьезное предположение, что на самом деле она пишет в соавторстве с мужем( или вообще автор романов муж) самое загадочное -она выпустила несколько очень сильных романов под именем Элизабет Гэйдж. Причем один из них" Ящик Пандоры"" очень известный в Америке. Роман, т. к. прототип ГГ.- Джон Кеннеди( да- да, тот самый). Во всяком случае на него всегда есть библиографическая ссылка при биографии Кеннеди. Роман. Бесспорно, интересный, но мне больше понравились " Табу", "Молниеносный удар"( чем то напоминает " Спичку"Филлипс. И прекрасный роман-" Мелькнул чулок . Они, к сожалению, на другом сайте.
Колибри - Спенсер ЛавирльЕлена Ива
4.04.2014, 18.49





Супер! Какие в то время были мужчины!!!Читать.
Колибри - Спенсер ЛавирльАнна Г.
18.07.2014, 12.16





Очень,очень,очень понравилось!!! Читайте и наслаждайтесь.Эта книга войдет в мою двадцатку лучших.
Колибри - Спенсер ЛавирльТатьяна
8.09.2014, 11.38





Шикарно. Спасибо автору.
Колибри - Спенсер Лавирльren
28.11.2014, 1.35





бесподобно!учитесь не обращать внимания на то,что скажет город!люди в любом случае будут перемывать кости,а жизнь одна и она быстротечна!!!
Колибри - Спенсер Лавирльсофья
1.12.2014, 7.55





Очень понравился роман, прочла с удовольствием!
Колибри - Спенсер Лавирльольга
17.01.2015, 13.50





Очень интересный захватывающий роман.Всем советую
Колибри - Спенсер ЛавирльВиктория
24.01.2015, 23.02





Читала-читала. Дотянула до 18 главы. Этот роман урезать бы раза в 3 - был бы отличный.Неимоверно сложно 24 больших главы читать разговоры 3-х человек.Уж о-о-очень затянуто. А так ничего.8
Колибри - Спенсер ЛавирльНаталия
27.01.2015, 22.12





Долго искала этот роман, чтобы перечитать. И наконец-то нашла. И разочаровалась. Почему то не очень после того, как мною было прочитано много других замечательных романов. А жалко, что разочаровалась и в герое и в героине. Наверное на 7.
Колибри - Спенсер ЛавирльAlissa
13.02.2015, 21.16





Очень интересный роман! Описаны реальные постельные сцены и чувства героев! Читайте 10.10
Колибри - Спенсер ЛавирльЭля
4.06.2015, 11.09





Что-то мне не очень понравилось.
Колибри - Спенсер ЛавирльElen
5.06.2015, 15.29





Бесподобный роман! Читала не отрываясь! Герой очень живой и сильный! Вот бы фильм снять!
Колибри - Спенсер ЛавирльАнна
15.07.2015, 14.08





Ну до чего бесподобный роман! Мужчина и сильный и умный и деловой! И, точно, ради такого все можно бросить на съедение мышам!
Колибри - Спенсер ЛавирльНаталья
17.08.2015, 23.05





Для поклонников жанра:rn Тереза Медейрос "Ваша до рассвета", только на этом сайте его нет. А жаль , хороших романов не так уж и много на самом деле!
Колибри - Спенсер Лавирльмарианна
23.09.2015, 20.37





Для поклонников жанра:rn Тереза Медейрос "Ваша до рассвета", только на этом сайте его нет. А жаль , хороших романов не так уж и много на самом деле!
Колибри - Спенсер Лавирльмарианна
23.09.2015, 20.37





Ponravilsja roman! Na moj vzgljad, on slegka zatjanut, no vse zhe ne pozhalela, chto zapaslas terpeniem. Vpecharlil konets, na a geroj prosto zamechatelnij! Stavlu tverdie 8 ballov.
Колибри - Спенсер ЛавирльZzaeella
7.12.2015, 16.52





Да, начало немного затянуто. Думала что ждет еще одно разочарование. И очень рада, что ошиблась. Чудесно! Далее все было чудесно! ИМХО
Колибри - Спенсер ЛавирльЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
3.05.2016, 23.51





Роман очень хорошийrnСоветую. Очень качественно написан, переносишся в то время. Все реалистично,в такое можно поверить, ну почти во все.
Колибри - Спенсер ЛавирльАнна
14.05.2016, 12.18





Супер!!!
Колибри - Спенсер Лавирльмэри
21.05.2016, 7.53





Очень хорошо! Настоящие люди и настоящие, до боли знакомые чувства.. Читайте.
Колибри - Спенсер ЛавирльАнна
26.05.2016, 20.13





Потрясающий роман, прочитайте обязательно!!!
Колибри - Спенсер ЛавирльАлина
26.05.2016, 20.21





Не могу сказать, что Уж очень "классный роман"....rnЗатянуто "за 20 глав".Хотя, можно было вместить действия романа в 10-12 глав.Есть большой"+"- очень легко читается (не часто встретишь у автора лёгкость написания ).rnГлавный герой-Мужчина с Большой Буквы, жалко только, что он тянул до последней главы, чтобы сказать слово "Люблю".rnЭбби-не о чем...типичная "серая ракушка".
Колибри - Спенсер Лавирльджу-джу
31.05.2016, 22.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100