Читать онлайн Колибри, автора - Спенсер Лавирль, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Колибри - Спенсер Лавирль бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 190)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Колибри - Спенсер Лавирль - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Колибри - Спенсер Лавирль - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спенсер Лавирль

Колибри

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

Мисс Абигейл только собиралась налить лимонада, когда раздался стук во входную дверь. На веранде стоял смуглый, с иголочки одетый мужчина лет сорока пяти. Все в нем, начиная от козлиной кожи туфлей до стетсона
type="note" l:href="#note_1">[1]
было новеньким, чистеньким и опрятным. Он снял свою шляпу безупречным движением ухоженной руки и слегка поклонился, поправив пакет, который держал под мышкой.
– Добрый день. Мисс Абигейл Маккензи?
– Да– В городе мне сказали, что мистер Дюфрейн у вас.
– Дюфрейн? – повторила она в замешательстве.
– Джесси Дюфрейн, – внес ясность мужчина.
Это имя ее моментально огорошило. Джесси Дюфрейн? Джесси Дюфрейн. Это рифмовалось с поездом
type="note" l:href="#note_2">[2]
и несло в себе какой-то ритм. Имя самопроизвольно стало повторяться в голове мисс Абигейл, словно стук колес по рельсам:
В поезде ехал Джесси Дюфрейн... В поезде ехал Джесси Дюфрейн Все же мисс Абигейл надеялась, что эта фамилия не принадлежит тому Джесси, которого она знала. Наделить его подлинной фамилией значило признать недопускаемую раньше обоснованность его заявлений.
– Он здесь, мисс Маккензи?
Мисс Абигейл вышла из задумчивости.
– Ох, простите, мистер...
– Хадсон. Джеймс Хадсон, из Роки-Маунтин-Рэйлроад. Мы по праву принимаем, как вы уже, наверно, предположили, большое участие в Джесси Дюфрейне.
Значит, подумала она, мистер Джесси Дюфрейн не грабитель? Этого момента она так ждала, пришел час мести. Но месть каким-то образом потеряла свою привлекательность.
– Заходите, мистер Хадсон, пожалуйста, заходите, – сказала она, открывая входную дверь и приглашая его жестом внутрь. – Полагаю, тот, кого вы ищете, здесь. Он отказался сообщить...
Но в тот момент из спальни раздался голос Джесси:
– Это вы, док? Заходите. – Лицо мистера Хадсона внезапно осветилось улыбкой, и он поспешил на голос. Потом остановился и с нетерпением спросил:
– Можно?
Она кивнула и указала на дверь спальни.
– Он там.
Джеймс Хадсон не скрывал, что сверх всякой меры торопится оказаться в спальне.
Шесть или семь длинных шагов по гостиной, и уже загремели их голоса.
– Джесси, черт тебя побери, как ты здесь очутился?
– Джим! Как я рад видеть тебя! – Эбби робко на цыпочках подошла к двери. Джесси брился, но даже сквозь хлопья пены ей было видно, что он совсем не боялся Джима Хадсона, а как раз наоборот – встречал его с воодушевлением.
На ее удивление, мужчины по-медвежьи обнялись и хлопали друг друга по спине.
– Черт, да ты прямо мишень для чувствительных сердец, – воскликнул Дюфрейн, отстраняясь.
– Посмотри на себя! Я могу сказать то же самое. По линии прошел слух, что тебя подстрелили. Что случилось? Кто-нибудь шальной пулей срезал тебе усы? Они выглядят немного клочковато.
Дюфрейн искренне засмеялся, рассматривая себя в зеркало:
– Хотел бы я, чтобы это было все, что повредила шальная пуля.
– Да? А что еще?
– Мою правую ногу, но благодаря мисс Абигейл уже все в порядке. Они сняли меня с поезда и привезли сюда, с тех пор мисс Абигейл не отходит от меня.
– Мисс Маккензи, как мы можем вас отблагодарить? – спросил Джим Хадсон, но словно сам отвечая на вопрос поднял пакет, который принес, и протянул ей, он имел форму бутылки. – Это не много, но, пожалуйста, примите это с благодарностью от всего сердца.
Она стояла, застыв в изумлении, автоматически протянув руки за подарком, и недоумевая, что все это значит, но Хадсон тут же повернулся к Дюфрейну.
– Что случилось, Джесси? Мы чертовски беспокоились. Ты пропал, а ребята в Роквелле нашли на поезде твое оборудование, а тебя самого – нет! Потом кто-то со станции Разъезда Стюарта телеграфировал описание предполагаемого грабителя, которого они сняли с поезда, и оно совпадало с твоим: черные как смоль усы и высокий как амбарная дверь. Я сказал себе, если это не Джесси, я съем свой пятнадцатидолларовый стетсон.
Джесси снова рассмеялся сквозь мыльную пену и сел на постель.
– Ну что ж, ты можешь оставить свой стетсон в покое, потому что это я. – Он бросил на Эбби осторожный взгляд. – Сегодня утром моя нога уже немного поработала, так что, я думаю, я лучше посижу до конца бритья.
– Ну... так что случилось? Ты собираешься держать меня в неведении весь день?
– Не г, не весь день, но еще немножко подержу. Пена начинает высыхать, а кожа – зудеть. Не возражаешь, если я покончу с этим вначале?
– Нет, нет, продолжай.
– Заходи, Эбби. Не стоит стоять у двери. Джим, это Эбби. Примерно три недели назад она провернула чертовски большое дело – не дала моим костям сгнить. Если бы не она, я бы уже пошел на корм воронам. Мисс Абигейл Маккензи, познакомьтесь, мистер Хадсон.
– Мы с мистером Хадсоном познакомились у входа. Не хотите присесть, мистер Хадсон? – пригласила она, выдвигая вперед кресло-качалку. – Я оставлю вас вдвоем.
– Погоди минутку, Эбби, хорошо? – Джесси опять поднял бритву, удерживая зеркало, но управляться со всем сразу было трудновато, для бритья по всем правилам требовалось две руки. – Подержи эту чертову вещицу, так чтобы я смог закончить.
Просьба была сделана столь дружелюбным тоном, что она забыла нанесенные ей обиды и подошла, чтобы помочь ему.
Наблюдая за ними, Джим Хадсон решил, что эта домашняя сцена совсем не в духе его друга Джесси и удивился, что же происходило здесь?
– Джесси, что, черт возьми, случилось с твоими усами? Ты побрил их? Никогда не думал, что доживу до такого дня, – заметил он.
Джесси и Эбби встретились взглядами поверх зеркала, и Джесси ответил:
– Я тоже не думал. Я просто решил посмотреть, что будет, если я их сбрею. Думаю, ты и сам можешь догадаться, что я решил для себя. Хватило одного дня, чтобы я захотел, чтобы они отрасли как можно быстрее. Эбби тоже согласна, что с усами мне лучше.
Она почувствовала, как покраснела и была рада, что стоит спиной к Джиму Хадсону. Джесси вытер лицо, снова весело взглянул на нее, и она удивилась, как по-другому Джесси относится к ней при посторонних – всегда уважительно, не упоминает о ее поступках, беря вину только на себя. Что он за человек, гадала мисс Абигейл.
Побрившись, Джесси остался на кровати, и мужчины продолжили разговор.
– Что с твоей рукой, Джесси?
– Ее кто-то отдавил в поезде.
– Продолжай, я так долго ждал. Расскажи, что здесь случилось.
– Рассказывать особенно нечего. Я сделал чертовски глупую ошибку, вот и все. Я направлялся в Роквелл, как ты знаешь...
Джесси начал описывать происшествие на поезде, а Эбби склонилась над кроватью, чтобы собрать бритвенные принадлежности. Он рассеянно положил руку на ее талию и легонько хлопнул, когда она выпрямилась. Джим Хадсон наблюдал за ними с интересом. Этот интимный небрежный жест мог быть только лаской, потому что Джесси продолжал рассказывать как ни в чем не бывало, и Джим был уверен, что он вообще не заметил, что дотронулся до женщины. Хадсону стоило больших усилий скрыть свое удивление. Мисс Абигейл Маккензи была вовсе не в духе Джесси, Хадсон понял это уже у входной двери. Ломая голову над тем, что все это значит, Джим смотрел, как мисс Абигейл покидает комнату.
Джесси не сознавал, что делал, зато Эбби сознавала очень хорошо. Место на спине, где он дотронулся, казалось, пылало в огне. За всю ее жизнь ни один мужчина не касался ее так небрежно. Джесси Дюфрейн дотрагивался до нее и раньше: иногда дразня, иногда дерзко, иногда яростно, но всегда осмысленно, это прикосновение было другим. Она никогда не видела, чтобы ее родители обменивались такими жестами. Сама небрежность прикосновения заставила ее сердце биться сильнее.
Она готовила лимонад на кухне, а в голове стучала одна мысль – Джесси Дюфрейн только что дотронулся до меня перед своим другом...
В спальне Джим Хадсон говорил:
– Послушай меня, Джесс, со всем этим мы разберемся очень быстро. Ты знаешь, за железной дорогой не заржавеет. – Он рассмеялся, добродушно покачал головой и закончил. – Какого черта, мы знаем, что ты не грабил никакого поезда. Но этот Мелчер поднимает смуту. Он настроен весьма решительно и собирается выбить из нас все, что сможет, из-за своей нетрудоспобности.
– И как ты думаешь, что он потребует?
– Узнаем завтра. Я назначил встречу здесь, в городе, в полдень, на ней мы все и утрясем, если сможем. Мелчер должен приехать, а железную дорогу буду представлять я, так что тебе не надо туда идти, если только ты сам не захочешь, если чувствуешь себя здоровым. Я уверен, Мелчер приведет с собой адвоката. Было бы лучше не афишировать это дело, ты согласен?
– Согласен, Джим, но меня бесит то, что эта креветка может чего-то требовать, наставив на железную дорогу обвиняющий палец, и смоется через два дня, а я лежу здесь с дыркой размером с гусиное яйцо.
– И это главная вещь, о которой ты должен заботиться. Судебными делами позволь заниматься мне. Черт, всех больше заботит, что будет с тобой, а не то, что Мелчер потребует для себя в качестве компенсации. Он, возможно, больше блефует, чем угрожает. Но как ты? Нога лучше?
– Чертовски затекла, и рука тоже, но мне страшно повезло, что я попал в руки доктора Догерти– он местный врач. Эбби же знала такие рецепты, о которых доктор Догерти и не 10 мечтал. Он прооперировал меня в первый день, но потом моя жизнь была в ее руках.
– Да, я вспомнил, – отозвался Хадсон, – она получила наше уведомление, где говорилось, что мы оплатим ей уход за тобой и Мелчером?
– Она получила его... и, Джим, – Джесси понизил голос, хотя они говорили тихо. – Посмотри за тем, чтобы она получила прилично. Я вел себя с ней как сукин сын.
На кухне мисс Абигейл услышала взрыв смеха, хотя не знала, что его вызвало.
– Я так понимаю, эта леди произвела на тебя впечатление? – тихо спросил Джим Хадсон, приподняв бровь.
– Ты когда-нибудь видел леди, которая не производила бы на меня впечатление, Джим?
– Черт возьми, я не думаю, что видел тебя хоть раз с леди, Джесс.
Оба они от души веселились.
– Она немного странновата, но все равно я замечательно проводил здесь время, если не считать того, что она считает меня грабителем, развратником, лжецом и последним подлецом. И она делает все, чтобы перевоспитать меня. Я терплю это, потому что люблю ее стряпню – водянистый бульон, склизкие яйца и смертоносную печенку.
Вспоминая все это, Джесси рассмеялся.
– Похоже она как раз такая, каких ты всегда сторонился, Джесс, – женщина строгих правил. Может быть, она как раз то, что тебе нужно.
– Все что мне нужно, Джеймс Хадсон– Смышленый-Мальчик, это поезд отсюда, и чем раньше, тем лучше. Я буду завтра на встрече, вне зависимости от того, отпустит меня доктор или нет. Когда ты пришел, я думал, это доктор. Предполагается, что он должен снабдить меня выездными документами, так сказать. Я уже прекрасно справляюсь с этими костылями.
– Ну, не торопись, Джесс. Мне надо тоже повидать Догерти, пока я в городе. Надеюсь ты и ему выпишешь чек?
– Я его все еще пишу, но чек, в мое отсутствие, можешь подписать и ты.
Хадсон рассмеялся.
– Ребята в Роквелле хотят знать, что делать с твоим оборудованием.
– С ним все в порядке, Джим?
– В целости и сохранности, уверяю тебя. Они хранят его в домике обходчика.
– В домике обходчика! Черт, эти остолопы разнесут вдребезги все мои пластинки. Я хочу, чтобы их забрали оттуда. Ты не собираешься туда?
– Нет, завтра после встречи я направляюсь обратно в Денвер. Знаешь, в каждом горняцком городке мэры умоляют нас провести к ним ветку, чтобы вывозить руду. Мы не можем строить так быстро, так что поторопись с выздоровлением.
– Я тебе доверяю, Джим. Только дай мне знать, что там происходит, потому что я уже устал от здешней праздной жизни. Как только док разрешит, я приеду на конечную станцию. Я только волнуюсь, чтобы мое оборудование было в целости и сохранности.
– Я могу попросить Стокера взять его в поезд снабжения, – предложил Хадсон.
– Ради Бога,, нет! Избавь меня от Стокеpa! – Они оба засмеялись. – Он хорошо управляется со сталью и деревом, но я уж скорее сброшу свое оборудование с горы, чем доверю Стокеру с его паровозом. Оставь его, где есть. Может быть, я придумаю что-нибудь. Может, я смогу выбраться отсюда завтра вместе с тобой, кто знает?
– Ну выздоравливай, приятель. Мне надо еще повидаться с доктором Догерти, и раз уж я здесь, то заодно проверю, нет ли каких жалоб у начальника станции на работу новой ветки. Ну, я пошел, Джесс. Так или иначе, я увижу тебя перед отъездом.
Когда Хадсон собирался уходить, в дверях появилась мисс Абигейл с подносом:
– Могу я предложить вам стаканчик лимонада, мистер Хадсон?
– Мы доставили вам уже немало хлопот, мисс Маккензи. Это я должен вам кое-что предложить, прежде чем уйду. Сколько я вам должен за уход за двумя людьми?
Несмотря на то, что мисс Абигейл бесчисленное число раз напоминала Джесси, что взяла его в свой дом только из-за денег, теперь, когда ей их предложили, она растерялась.
Джесси мог понять ее замешательство от вопроса Джима и видел, что она не могла оценивать в долларах все то, что она сделала. Ведь деньги являлись тем предметом, которые леди не обсуждают.
– Дай леди хорошую цену, Джим.
– Так во сколько же ты оцениваешь свою шкуру, Дюфрейн? – Они обменялись заговорщическими взглядами, и Джесс ответил:
– Я не знаю, сколько стоит моя шкура, но стакан знаменитого лимонада Эбби стоит в любой день тысячу долларов.
– В таком случае, я попробую этот лимонад перед уходом, – сказал Джим Хадсон, улыбаясь Эбби.
– Так я налью вам? – предложила Эбби, чувствуя себя неуютно от их очевидных подшучиваний. – Где вы его выпьете, мистер Хадсон? – спросила она.
– Как насчет вашей веранды, мисс Маккензи? Вы присоединитесь ко мне?
Зачем она сперва посмотрела на Джесси, словно нуждалась в его разрешении сидеть на веранде с другим мужчиной?
– Давай, Эбби, ты заслужила отдых, – сказал он, заметив, как порозовели ее щеки, – эй, Джим, большой остолоп, спасибо за то, что пришел.
Хадсон подошел к кровати, и они пожали друг другу руки, прощаясь. Хадсон сказал Джесси:
– Приводи в порядок свои мощи и возвращайся на дорогу. И не утруждай леди, это приказ!
– Убирайся к черту, пока лимонад не испарился на жаре.
Когда Хадсон и мисс Абигейл выходили из комнаты, Джесси крикнул вслед:
– Последи за своими манерами, Джим. Мисс Абигейл в высшей степени благовоспитанная леди.
Северный конец веранды мисс Абигейл теперь, в полдень, находился в прохладной тени. Хадсон увидел там раскачивающиеся деревянные качели, но жестом пригласил Эбби в противоположный конец, к плетеным стульям. Какие у него прекрасные манеры, подумала она, даже в том, что он предпочел стулья на паляr\щем солнце, вместо качелей в прохладной тени. Он подождал, пока она сядет. Мисс Абигейл заметила, как он поддернул тщательно отутюженные брюки, садясь напротив.
– Полагаю, Джесси был далеко не примерным пациентом, – начал он разговор.
– Он был серьезно ранен, мистер Хадсон, никто не верил, что он выживет. Любому при таких условиях было бы трудно быть примерным пациентом.
Мисс Абигейл не могла понять, почему стала защищать Джесси, так же как и он ее.
– Вам, наверное, пришлось ходить вокруг него на цыпочках, мисс Маккензи, уж я-то знаю Джесси. Вы получите все до последнего пенни. Боюсь, что он не из тех, кто с благодарностью позволяет ухаживать за собой и держать взаперти. Но в своем деле он чертовски хорош, лучший из всех.
– И что же это за дело, мистер Хадсон?
– Железная дорога, конечно.
– Значит, он работает на железную дорогу?
– Да, и прекрасно работает. – Услышав это, мисс Абигейл почувствовала головокружение. Итак, это было правдой. Она чуть не всплеснула руками, но сдержалась.
– Ваша верность делает ему честь, мистер Хадсон, гак как вы производите впечатление уважаемого человека. – Его безупречная элегантность, вежливость, восхищение Джесси Дюфрейном опрокинули представления мисс Абигейл о ее пациенте.
– Мужчины завоевывают уважение по– разному, мисс Маккензи. Если я уважаем, то по другим причинам, нежели Джесси. Даю слово, Джесс Дюфрейн – необработанный драгоценный камень, и на РМР нет человека, который бы с этим не согласился.
– Так что же он сделал, чтобы заслужить такое уважение?
Мисс Абигейл волновалась, не заметил ли Хадсон, как дрожит стакан в ее руке.
– Я слышу недоверие в вашем тоне, мисс Маккензи, и, я думаю, Джесси вряд ли давал вам повод, чтобы подумать о нем хорошо. Я бы оказал ему медвежью услугу, перечислив его достоинства. Вы должны открыть их сами. Если у вас будет возможность посмотреть его фотографии, хорошенько присмотритесь к ним. Вы увидите больше чем простые картинки... вы увидите, что у него в душе.
Забавно, она раньше никогда не думала, что у Джесси есть душа.
– Да, я посмотрю, мистер Хадсон, если когда-нибудь представится возможность.
Он действительнофотограф, подумала она, ощущая стук в висках, настоящий фотограф!
– Джесс был прав, – сказал Джим Хадсон, ставя пустой стакан на плетеный стол между ними. – Этот лимонад стоит тысячи долларов за стакан в любой день, вроде сегодняшнего.
– Я рада, что он понравился вам.
– Если вам что-нибудь понадобится, пока Джесси здесь, скажите только слово, и вы это получите.
– Как великодушно с вашей стороны, сэр.
– Но мое великодушие нельзя сравнить с вашим. До свиданья, мисс Маккензи. Позаботьтесь о нем ради меня.
Говоря это, Джим Хадсон смотрел на входную дверь.
Это последнее необычно сердечное замечание вконец смутило и без того находящуюся в расстройстве чувств мисс Абигейл. Она ожидала, что Джим Хадсон придет к ней и восстановит справедливость, а вместо этого он реабилитировал человека, которого мисс Абигейл не переставала называть «грабителем». Наблюдая за брюками Хадсона, по мере того, как он удалялся по пыльной дороге, мисс Абигейл не переставала вспоминать его откровения о Джесси Камероне – Дюфрейне.
Опять, как будто из ниоткуда, возник припев:
В поезде ехал Джесси Дюфрейн...
Но она не могла стоять на веранде" так долго, надо было идти к нему. Что же она скажет? Ей стало трудно дышать, кровь стучала в висках, сердце бешено билось, нахлынули мучительные воспоминания, как сотни раз она насмехалась над Джесси, считая его грабителем. Она попыталась взять себя в руки, но почувствовала себя еще более слабой и уязвимой. Как бы мог смеяться сам над собой все эти дни, подумала она. И что он думает теперь?
Она тихо открыла дверь, встала перед стойкой для зонтиков, чтобы проверить, как выглядит, но рука ее застыла, так и не дотронувшись до волос. Там на сиденье лежал прямоугольный листочек бумаги. Что-то насторожило мисс Абигейл, она чуть помедлила, но все-таки взяла листок.
Это был чек, наверху печатными буквами было выведено: РОКИ МАУНТИН РЕИЛРОАД, ДЕНВЕР, КОЛОРАДО. Он был выписан на имя Абигейл Маккензи на сумму в одну тысячу долларов!
Все внутри мисс Абигейл перевернулось, бумага задрожала в ее руках. Она заглянула в дверной проем спальни, еще больше боясь увидеться с Джесси.
Одна тысяча долларов! Чего уж там, ей потребовалось бы два года или больше, чтобы заработать такую сумму, обслуживая столики у Луи Калпеппера. Кто же этот Джесси Дюфрейн, если железная дорога может заплатить такие деньги за уход за ним? Совсем сбитая с толку, мисс Абигейл уставилась на чек, зная, что не заработала и четверти этой суммы. Она вспомнила понимающие взгляды, которыми обменялись Джесси и Джим Хадсон и слова: «стакан лимонада Эбби стоит в любой день тысячу долларов». Совершенно растерянная, она проглотила комок, подступивший к горлу.
– Эбби, Джим ушел? – спросил Джесси.
– Да, ушел, мистер...
Как ей теперь к нему обращаться? Она не могла связать его с его новым именем, да и со старым тоже. Все внезапно переменилось. В зеркале она увидела себя – вспыхнувшее лицо, бумага в руке, смущение в глазах, она словно окаменела, внезапно растерявшись, как вести себя перед человеком за стеной, у которого было настоящее имя, хорошая работа, представительные друзья, и которого на железной дороге весьма уважали. А огромные деньги, которые заплатила железная дорога за его огнестрельную рану?
Как ей себя вести?
Она долго называла его мистером Камероном и дорожным грабителем, так что ей было очень трудно сразу поменять свое отношение, которое – она теперь видела – было основано на предположении, что он виновен в том, в чем обвинялся. Но ведь сколько раз он сам намекал, что является преступником? Да вот только вчера он сказал, что надолго здесь не задержится, так что можно не беспокоиться, если она ему все расскажет о себе и... и о Ричарде. А теперь мисс Абигейл поняла, что он с ней заигрывал, намекая, что за ним приедет полиция, хотя все время знал, что это будет Джим Хадсон.
С потерянным видом она перебрала в памяти все другие случаи– угрозы и поцелуи, борьбу за револьвер и ужасные издевательства. Был ли он прав, говоря, что она отбросила правила приличия, думая, что он дорожный грабитель, и свалила всю вину на него? Только он не был грабителем. Внезапно к мисс Абигейл вернулся здравый смысл, и она решила, что будет относиться к нему так же, как до визита Джеймса Хадсона. Джесси не был реабилитирован за все, через что он заставил пройти мисс Абигейл. Но она держала в неуверенной руке тысячу долларов, и сколько бы она ни отрицала, это действительно в какой-то степени реабилитировало его.
Она подошла к его комнате, и сердце ее бешено колотилось. Джесси сидел на цветастых подушках на сиденье под окном и выглядел еще более мужественным в джинсах и расстегнутой рубашке на желтовато-зеленом фоне. Он смотрел в окно на Джима Хадсона и не заметил, как вошла мисс Абигейл. Она смотрела на него, с трудом переводя дыхание – он выглядел слишком привлекательно и миролюбиво, а она не хотела ни того ни другого. Он отпустил занавеску, рассеянно почесал обнаженную грудь, и глаза мисс Абигейл следили за его тонкими пальцами. Наконец она смогла откашляться.
Джесси с удивлением поднял взгляд.
– Здесь, наверное, нельзя сидеть? – Он хотел подняться.
– Нет, можно. У окна прохладно, сидите. Он откинулся назад.
– Ну, заходи. Может быть, теперь ты не боишься. – Он не собирался подшучивать над ней, и она внезапно почувствовала, как ей этого не хватает, чтобы ослабить восхищение, которое он начал у нее вызывать.
– Я... я еще боюсь, – призналась она. Никто из них не улыбнулся.
– Я хотела спросить: «Почему вы не сказали мне», но – это глупо – вы ведь говорили.
Он великодушно не обратил на это внимание, хотя мисс Абигейл только этого и хотела, уж лучше чем натянутая серьезность. Он только сказал:
– Я бы тоже выпил стаканчик лимонада, Эбби. Не могла бы ты мне принести, пожалуйста?
– Как я могу не принести? В конце концов именно за этомне и заплатили.
Она чувствовала на себе его взгляд, и ее руки задрожали, пока она наливала напиток. «Кто вы? – мысленно вопрошала она. – И зачем вы здесь?» Она была в полном расстройстве чувств из-за перемены, которую ощущала в Джесси после ухода Джима Хадсона. Он взял стакан, поблагодарил ее, сделал глоток и наклонился вперед, поставив локти на колени, молча глядя на мисс Абигейл.
– Прежде всего, – нервно начала она, – я хочу дать ясно понять, что причинила вам боль на кухне не нарочно и... и причина, по которой я это говорю, не имеет ничего общего с тем, зарабатываете ли вы себе на жизнь, грабя поезда, или нет.
– Приятно слышать. Я, конечно, тебе верю. Ты очень честная, Эбби.
Глаза Джесси, казалось, прожгли ее насквозь.
– А вы?
– Садись, Эбби. Ради Бога... в то маленькое кресло-качалку, и я поговорю с тобой.
Она замешкалась, потом села, но не расслабилась.
– Все, что я рассказывал о себе, правда. Я никогда не врал тебе.
– Джим Хадсон – это тот друг, о котором вы рассказывали? Тот, что покинул Новый Орлеан вместе с вами, когда вам было двадцать?
Джесси кивнул, потом выглянул в окно, снова чувствуя, как волнует его эта женщина, хотя он и предпочел бы, чтобы этого не было.
– Он очень привлекательный, – сказала Эбби, глядя вниз на свой стакан, а затем тихо добавила, – и очень богатый.
Джесси посмотрел на мисс Абигейл карими в крапинку глазами и промолчал.
– Я просто не могу принять тысячу долларов. Это слишком много.
– Джим, кажется, так не думает.
Мисс Абигейл посмотрела прямо в глаза Джесси.
– Не думаю, что он это решает.
– да? – уклончиво спросил Джесси. Он поднес стакан к губам, словно не придал этой реплике особого значения. Мисс Абигейл поймала себя на том, что смотрит на его полные губы, на черные усы, которые он пригладил указательным пальцем после того, как отпил лимонада.
– Кто вы? – спросила она не в силах сдерживаться.
– Джесси Дюфрейн, к вашим услугам, мадам, – ответил он и приподнял стакан, словно произнося тост.
– Я не это имела в виду, вы знаете.
– Знаю. – Он углубился в изучение стакана. – Но мне не хотелось бы, чтобы ты пересмотрела свое отношение ко мне, если я вдруг стану для тебя реальным.
Она глубоко, неровно вздохнула.
– Вы для меня и так реальный, вы знаете. Джесси продолжал поглощенно изучать стакан, покачивая его так, что жидкость завертелась в водовороте, оставляя на стенках прозрачные кусочки лимона.
– Я не хочу быть реальным для тебя. Позволь мне остаться тем, что я есть.
Когда он наконец поднял глаза и устремил их прямо на мисс Абигейл, в них светился вызов.
– Ведь ты уже знаешь, кто я такой. Я фотограф, как я и сказал.
– Нанятый Джеймсом Хадсоном?
Он сделал большой глоток, поглядывая на Эбби поверх стакана, потом опустил глаза и произнес:
– Почему железная дорога так волнуется о вас, если вы всего лишь делаете картинки?
– Думаю, им они нравятся.
– Наверно. Я очень хотела бы их увидеть, если можно. Ваши фотографии должны быть необычными.
– Да нет. Они просто живописны, а необычны, может быть, потому, что на них изображена жизнь железной дороги такой, какая она есть.
– Прошлой ночью вы говорили не это. Он в первый раз насмешливо улыбнулся.
– Ну... это единственный раз, когда я немножко соврал. Но ты сама убедишься, когда увидишь их.
– А я увижу? – посмела спросить мисс Абигейл, хотя сердце ее выскакивало из груди.
– Трудно сказать. Мы с Джимом хотим завтра утрясти одно дельце. – Он положил загорелую руку на оконную раму и посмотрел на дорогу. – Потом я уеду из города.
«Нет, еще нет!»– мысленно взмолилась мисс Абигейл. Зная, ч го это неизбежно, она уже ощущала пустоту, хотя и желала раньше, чтобы он уехал. Все еще глядя в окно, Джесси серьезно добавил:
– Если у меня когда-нибудь появится возможность вернуться сюда и показать тебе самой фотографии, я непременно сделаю эго Она с горечью поняла, что этого никогда не произойдет.
– Вы уверены, что уже поправились, чтобы путешествовать? – Он бросил взгляд в ее сторону.
– Ну ты же хочешь, чтобы я убрался отсюда?
– Да, хочу, – соврала она и закончила уже правдой: – Но чтобы вам не было хуже.
Его глаза остановились на ее лице, и их выражение моментально потеплело.
– Не забивай себе голову, Эбби. Ты уже достаточно беспокоилась обо мне.
– Но вы заплатили мне слишком много, – возразила она.
Он видел, как напряженно она сидела в кресле, руки мисс Абигейл сжимали стакан так, словно она все еще до смерти боялась Джесси. Он предположил, что она знала правду о нем, но уйти, не подтвердив ее, будет легче.
– Тебе платит железная дорога, а не я или Джим, – сказал он убедительно.
– Я знаю. Я имела в виду, что одна тысяча – это много.
– Сколько, по-твоему, стоит моя жизнь? – спросил он, чтобы услышать, что она скажет, зная теперь, что она им в некотором смысле дорожит.
Ее глаза полукругом обвели комнату и остановились на его руке со стаканом.
– Больше, чем стакан лимонада... – Она полностью утратила самообладание. – Ох, я не знаю. – И вздохнула, опустила голову на руки, смотря на свои колени.
– Сколько это все стоит – все, что ты сделала, спасая мою жизнь? Я никогда точно не знал, что ты для меня сделала. Кое-что из этого я узнал в ту ночь, когда я был с тобой...
Его глаза скользнули на кровать, потом он резко отвел их к окну. Черт, что вытворяет эта женщина с его головой! Глядя невидящим взглядом на летний полдень, он хрипло сказал:
– Эбби, я чертовски виноват.
Она подняла голову и увидела профиль: он сглотнул, его кадык двигался, казалось, он поглощен милым двориком за окном. Лицо мисс Абигейл запылало, ее рот и глаза, казалось, внезапно наполнились соленой влагой.
– Я... я тоже виновата, мистер Д... Дюфрейн, – выдавила она.
Охватив ладонью раму, Джесси повернул голову и, положив ее на руку, молча смотрел на Эбби. Потом, наконец, из-за этой покрытой загаром руки, тихо донеслось:
– Джесси... меня зовут Джесси.
Ему почему-то захотелось услышать, как она произносит его имя, всего лишь раз, зная уже, что он не преступник.
Она устремила глаза на его лицо, ища следы насмешки, но увидела лишь тихую сосредоточенность, которая грозила погубить мисс Абигейл. Имя повисло в воздухе, и мисс Абигейл хотелось повторить его, но они знали, что сделай она так, оба бы потеряли голову.
Глаза мисс Абигейл остановились на мускулистой руке, из-за которой черным пятном выглядывали усы. Теперь только очень внимательный глаз мог определить, что они когда-то были сбриты: мистер Хадсон очень давно знал этого человека и поэтому заметил перемену. «Знал ли он так же хорошо душевные качества Джесси, на которые намекал?» – гадала Эбби.
Наблюдая через дверной проем за Джесси, мисс Абигейл могла точно сказать, что, глядя на своего удаляющегося друга, он нестерпимо желал присоединиться к нему, чтобы вернуться к шумной, суровой жизни железной дороги, которую они делили многие годы. Она не имела никакого права мечтать, чтобы Джесси остался.
Тишина затянулась и стала более напряженной. Наконец Джесси опустил руку с оконной рамы и оглядел комнату, словно осматривая ее в последний раз.
– Я хочу поблагодарить тебя, Эбби, за эту комнату. Она прекрасна. Комната настоящей леди. Ты наверное с большой радостью вернешься сюда.
– Мне вполне удобно и наверху, – тускло произнесла она.
– В такие ночи там должно быть жарче, чем здесь. Прости, что выгнал тебя. – Он посмотрел на маленькую двойную овальную раму, потянулся и взял ее. – Это твои родители?
– Да, – ответила Эбби. Он задумчиво постучал по рамке:
– Ты больше похожа на него, а не на нее.
– Люди всегда говорили, что я похожа на отца, а веду себя как мать. – Только произнеся это, она поняла, что сказала. Комната наполнилась тишиной. Джесси прочистил горло, рассмотрел изображение, взвесил его на ладони и словно забыл о нем, оставив качаться на пальцах: наклонившись и глядя в пол, он заговорил. В его голосе слышалось больше чувства, чем когда-либо.
– Эбби, забудь, что я говорил о твоей матери. Что за черт, я ведь даже не знал ее.
Она уставилась на рамку в знакомой руке.
11 Комок застрял в горле, а на ресницах появились слезы.
– Нет... вы знаете, мне кажется, вы знаете ее лучше меня.
Он поднял на нее изумленный взгляд и, казалось, был готов броситься к ней, хотя даже и не шелохнулся. В какой-то момент мисс Абигейл была уверена, что он окажется рядом. Она чувствовала внутреннюю борьбу, происходящую в нем. Но он замер в нерешительности. Имя, которое он произносил так часто, чтобы уколоть ее, на этот раз прозвучало с резким чувством.
– Эбби?
Он произнес его так, что мисс Абигейл пожалела, что его невозможно изваять из камня и носить, может быть, в медальоне, или закладывать между страницами книжки сонетов. Ей следовало поправить Джесси, но дни, когда она бранила его, ушли в прошлое, а этот разговор тянулся много-много лет. Услышав свое имя, только что слетевшее с его губ, глядя в черные пронзительные глаза, в которых застыли немые вопросы, и на сосредоточенное лицо, мисс Абигейл не могла не предположить, что ему тоже было очень больно, и про себя умоляла его не смотреть на нее.
– Эбби? – спросил он снова так же мягко, ласково, нежно.
Мисс Абигейл содрогнулась и выговорила то, что надо было произнести уже давно:
– Мне сегодня надо вас кормить еще дважды, мистер Дюфрейн, а в доме нет ничего, хотя бы отдаленно напоминающего еду. Лучше я схожу в город, пока не закрылись магазины. Что бы вы хотели?
Его глаза внимательно изучали ее лицо, на его губах появилась усмешка.
– С каких пор ты стала утруждать себя вопросами?
– С тех пор, как у нас была пахта, – ответила она, выбрав самый подходящий момент.
Он легко засмеялся тем смехом, который так нравился мисс Абигейл. Она очень мила, подумал он, глядя, как она поправляет свой тугой, высокий воротничок и собранные на затылке волосы. А она наслаждалась его смуглым привлекательным лицом и впечатляющей пропорциональностью развитых мышц.
– Ах да, пахта, – радостно припомнил он. Оба прекрасно понимали, что пахта была переломным моментом.
– А на ужин? – спросила она.
Под очаровательным взглядом мисс Абигейл улыбка Джесси стала еще шире. Глаза его остановились на ее груди и снова поднялись.
– Оставляю на твое усмотрение, – сказал он, совсем не походя на Джесси, к которому она привыкла.
– Очень хорошо, – ответила Эбби, совсем в духе мисс Абигейл, к которой он привык.
Поднявшись, она ощутила в коленях страшную слабость, как будто долго бежала. И все же она побежала опять, ее шаги были медленнее и размереннее, чем обычно. Она бежала от улыбки Джесси... к стойке с зонтиками, где надела отделанную маргаритками шляпку и перчатки, на которых сохранились грязные пятна от поводьев и земли с берега ручья.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Колибри - Спенсер Лавирль



Великолепный роман.
Колибри - Спенсер ЛавирльАлиса
19.05.2012, 8.14





Нашла!!! давно прочитала и забыла название.а потом искала,искала,искала...очень понравился сюжет
Колибри - Спенсер ЛавирльВера
3.11.2012, 20.12





Прекрасна казка!!!!))))))))
Колибри - Спенсер ЛавирльТаня
4.11.2012, 22.39





Чудесный роман, какой мужчина, мечта любой женщины, с таким rnмужчиной хоть на край света, меня даже не смущают усы, с ним себя чувствуешь желанной ЖЕНЩИНОЙ!!!
Колибри - Спенсер ЛавирльЛика
5.11.2012, 18.49





супер супер супер !!!!!!......больше всего понравились интимные сцены...столько страсти.а какой мужчика)мне бы такого)
Колибри - Спенсер Лавирлькаси
27.11.2012, 17.21





Чудо! Замечательный, страстный, умный,эротичный роман!!!! Читайте!8
Колибри - Спенсер ЛавирльЕлена
3.05.2013, 22.40





Супер
Колибри - Спенсер Лавирльводопад
4.05.2013, 12.54





отличный роман, без всяких герцогов и гувернанток читайте не пожалеете!
Колибри - Спенсер Лавирльвесенний цветок
23.07.2013, 10.24





незнаю даже понравился или нет? 5 из 10
Колибри - Спенсер Лавирльчитатель)
25.07.2013, 22.26





Очень понравился. Не вычурная, про маленький городок. Мужчина действительно достойный во всех смыслах. Ничего лишнего. Автору респект.
Колибри - Спенсер ЛавирльНадежда
13.12.2013, 7.31





Очень понравился. Не вычурная, про маленький городок. Мужчина действительно достойный во всех смыслах. Ничего лишнего. Автору респект.
Колибри - Спенсер ЛавирльНадежда
13.12.2013, 7.31





почитать можно,кому интересны любовные треугольники
Колибри - Спенсер Лавирльсветлячек
27.12.2013, 17.36





Очень понравился. Читала на одном дыхании! Обязательно перечитаю!
Колибри - Спенсер ЛавирльЮлия
7.01.2014, 13.18





Так- так- так! Заметки на полях, не торопитесь ставить минус! Вот сейчас начнется самое интересное! Их поединок, вначале дерзкий и грубоватый начнет переходить в другую плоскость - узнавание друг друга. И Джесси начнет ломать в ней стереотип закованной в панцирь порядочной леди м м м ну не хочу я рассказывать , сейчас самое интересное будет! Какая близость между ними! Не жгучая, но нежная и очень правдоподобная( не всегда мужчина жеребец в постели. Но как он подумает:" Он хотел еще утром НАСЛАДИТЬСЯ Эбби!! " Дочитайте!
Колибри - Спенсер ЛавирльЕлена Ива
30.03.2014, 21.18





Вот теперь , Заметки на полях, когда Вы прочитала эту книгу, и уважая Ваше мнение, я выскажу свое. Вот представьте33 летнюю девушку, воспитанную в такой пуританской семье, что тень строгой матери и ее( заметьте, не героини, матери!) взгляды на жизнь контролируют Эбби , хотя она давно живет одна, похоронив и отца, за которым ухаживала лучшие годы. Впереди- ничего. Никаких шансов на брак, если бы не происшествие. И, сразу двое мужчин в ее жизни. Один, казалось бы такой, как хотела бы ее мать - спокойный, робкий...( хотя не упускает возможности содрать с ж. Д компенсацию. И Джесси! Буря, ураган, человек не из ее снов, но необычайно сильный и интересный, человек, который своими руками схватил судьбу за грудки- он заложил и стал совладельцем железной дороги. Представить Америку тех времен, когда все дышало , двигалось , строилось. Дюфрейн- человек" Воемя вперед!( Лондон). И он видит в Эбби то , что не могут скрыть годы сурового воспитания, что она живая, остроумная( только не с кем и негде было это проявить) И ему она вверяется со своей последней мечтой, испытать , что такое любовь!( сцена близости очень правдоподобна , у него болит еще рана , но он необычайно нежен. !)И он уезжает , дав Эбби шанс быть счастливой- платит этому слабаку, Мелчеру компенсацию, дав шанс свести их вместе. И она , как залржено воспитанием и окружением пытается строить свою жизнь , перед этим крича в отчаянии пустым комнатам: " Уходи, Джесси Дюфрейн!). И все бы так и закончилось, но Дюфрейн приезжает накануне свадьбы( сцена встречи!! М м м !) И опять дает, еще один шанс остаться со своим обувщиком. Но далее следует сцена с фотографированием в гостинице и тут!!!! Момент истины! Она понимает:" что проживи она тысячу лет с Мелчером, целовать " Так как ты Джесс - никогда, никогда!" Ну и вуаля! Какая же она слабая- бросает ДОМ , полный свадебных яств, ( мышам, как сказал Дюфрейн ) и все оставляет за собой! В одном пальтишке за ним , только за ним! Молодца, Дюфрейн- одним выстрелом разнес вывеску обувного " рая" ! А ее - в собственный свадебный вагон! Вот люблю таких мужчин - тех, что с Мэйфлауэра!
Колибри - Спенсер ЛавирльЕлена Ива
1.04.2014, 19.34





Почитала с восторгом! ГГ- просто мечта ! Что еще посоветуете почитать у Лавирль?
Колибри - Спенсер ЛавирльНаталья
4.04.2014, 18.33





Я рада , что Вам понравилосьrn! Но с этой писательницей не все так просто. Есть серьезное предположение, что на самом деле она пишет в соавторстве с мужем( или вообще автор романов муж) самое загадочное -она выпустила несколько очень сильных романов под именем Элизабет Гэйдж. Причем один из них" Ящик Пандоры"" очень известный в Америке. Роман, т. к. прототип ГГ.- Джон Кеннеди( да- да, тот самый). Во всяком случае на него всегда есть библиографическая ссылка при биографии Кеннеди. Роман. Бесспорно, интересный, но мне больше понравились " Табу", "Молниеносный удар"( чем то напоминает " Спичку"Филлипс. И прекрасный роман-" Мелькнул чулок . Они, к сожалению, на другом сайте.
Колибри - Спенсер ЛавирльЕлена Ива
4.04.2014, 18.49





Супер! Какие в то время были мужчины!!!Читать.
Колибри - Спенсер ЛавирльАнна Г.
18.07.2014, 12.16





Очень,очень,очень понравилось!!! Читайте и наслаждайтесь.Эта книга войдет в мою двадцатку лучших.
Колибри - Спенсер ЛавирльТатьяна
8.09.2014, 11.38





Шикарно. Спасибо автору.
Колибри - Спенсер Лавирльren
28.11.2014, 1.35





бесподобно!учитесь не обращать внимания на то,что скажет город!люди в любом случае будут перемывать кости,а жизнь одна и она быстротечна!!!
Колибри - Спенсер Лавирльсофья
1.12.2014, 7.55





Очень понравился роман, прочла с удовольствием!
Колибри - Спенсер Лавирльольга
17.01.2015, 13.50





Очень интересный захватывающий роман.Всем советую
Колибри - Спенсер ЛавирльВиктория
24.01.2015, 23.02





Читала-читала. Дотянула до 18 главы. Этот роман урезать бы раза в 3 - был бы отличный.Неимоверно сложно 24 больших главы читать разговоры 3-х человек.Уж о-о-очень затянуто. А так ничего.8
Колибри - Спенсер ЛавирльНаталия
27.01.2015, 22.12





Долго искала этот роман, чтобы перечитать. И наконец-то нашла. И разочаровалась. Почему то не очень после того, как мною было прочитано много других замечательных романов. А жалко, что разочаровалась и в герое и в героине. Наверное на 7.
Колибри - Спенсер ЛавирльAlissa
13.02.2015, 21.16





Очень интересный роман! Описаны реальные постельные сцены и чувства героев! Читайте 10.10
Колибри - Спенсер ЛавирльЭля
4.06.2015, 11.09





Что-то мне не очень понравилось.
Колибри - Спенсер ЛавирльElen
5.06.2015, 15.29





Бесподобный роман! Читала не отрываясь! Герой очень живой и сильный! Вот бы фильм снять!
Колибри - Спенсер ЛавирльАнна
15.07.2015, 14.08





Ну до чего бесподобный роман! Мужчина и сильный и умный и деловой! И, точно, ради такого все можно бросить на съедение мышам!
Колибри - Спенсер ЛавирльНаталья
17.08.2015, 23.05





Для поклонников жанра:rn Тереза Медейрос "Ваша до рассвета", только на этом сайте его нет. А жаль , хороших романов не так уж и много на самом деле!
Колибри - Спенсер Лавирльмарианна
23.09.2015, 20.37





Для поклонников жанра:rn Тереза Медейрос "Ваша до рассвета", только на этом сайте его нет. А жаль , хороших романов не так уж и много на самом деле!
Колибри - Спенсер Лавирльмарианна
23.09.2015, 20.37





Ponravilsja roman! Na moj vzgljad, on slegka zatjanut, no vse zhe ne pozhalela, chto zapaslas terpeniem. Vpecharlil konets, na a geroj prosto zamechatelnij! Stavlu tverdie 8 ballov.
Колибри - Спенсер ЛавирльZzaeella
7.12.2015, 16.52





Да, начало немного затянуто. Думала что ждет еще одно разочарование. И очень рада, что ошиблась. Чудесно! Далее все было чудесно! ИМХО
Колибри - Спенсер ЛавирльЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
3.05.2016, 23.51





Роман очень хорошийrnСоветую. Очень качественно написан, переносишся в то время. Все реалистично,в такое можно поверить, ну почти во все.
Колибри - Спенсер ЛавирльАнна
14.05.2016, 12.18





Супер!!!
Колибри - Спенсер Лавирльмэри
21.05.2016, 7.53





Очень хорошо! Настоящие люди и настоящие, до боли знакомые чувства.. Читайте.
Колибри - Спенсер ЛавирльАнна
26.05.2016, 20.13





Потрясающий роман, прочитайте обязательно!!!
Колибри - Спенсер ЛавирльАлина
26.05.2016, 20.21





Не могу сказать, что Уж очень "классный роман"....rnЗатянуто "за 20 глав".Хотя, можно было вместить действия романа в 10-12 глав.Есть большой"+"- очень легко читается (не часто встретишь у автора лёгкость написания ).rnГлавный герой-Мужчина с Большой Буквы, жалко только, что он тянул до последней главы, чтобы сказать слово "Люблю".rnЭбби-не о чем...типичная "серая ракушка".
Колибри - Спенсер Лавирльджу-джу
31.05.2016, 22.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100