Читать онлайн Тень луны, автора - Спайс Вирджиния, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень луны - Спайс Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень луны - Спайс Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень луны - Спайс Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спайс Вирджиния

Тень луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3



Убедив друзей в том, что путешествие в Южную Америку станет для них интересным приключением, Жоан стала собираться в дорогу.
Больше недели ушло на поиски проводника, способного подготовить всех троих к путешествию по Колумбии. Ему было чуть более сорока, и он производил впечатление человека, способного в одиночку добраться до Южной Америки.
Его звали Жозеф Фармер. Он был среднего роста, сухощавый, с короткой седеющей бородой и темными круглыми глазами, смотрящими пристально и испытывающе.
Улыбка его казалась неуловимой, а словарный запас — неисчерпаемым. Жозеф уверял, что знает Колумбию не хуже родной Франции и сумеет доставить их, куда только они пожелают.
— Ваша карта точна, мадемуазель Тимар? — спросил он при первой встрече.
— Надеюсь, — отозвалась Жоан. — Я уговорила экономку месье Ланнека показать мне копию его маршрута.
— Что ж, тогда проблем не возникнет. В Колумбии вряд ли найдется уголок, куда бы я не сумел добраться.
— Хорошо. Я хочу поскорее отправиться в путь! — сказала Жоан с нетерпеньем.
Свадьба Никола и Флоры оттянула поездку. Новобрачные решили провести свой медовый месяц в путешествии по загадочной Колумбии.
— Это будет необычно и сказочно интересно, — щебетала Флора.
И Никола, как всегда, с ней согласился.
— Дорогая, а ведь у тебя еще есть время передумать, — говорила Флора подруге, когда экипаж катил на вокзал, где стоял паровоз, готовый доставить их в средиземноморский порт. — Ты могла бы просто написать отцу, и он, как джентльмен, поспешит назад, чтобы познакомиться с тобой.
— А если нет? Могут пройти годы, пока мы встретимся. Нет, Флора, я хочу поехать сейчас. Кроме того, если он на раскопках, я смогу какое-то время поработать там. Я не хотела бы упустить такой шанс.
— Надеюсь, Богота не затмит Парижа? — шутливо заметил Никола. Тени от проплывающих зданий попеременно ложились на его лицо и шляпу, и с широких плеч сбегали рыжие солнечные пятна.
— О, Никола, раскопки — это такое захватывающее занятие! Только подумай, можно найти гробницу или целый город! Можно отыскать бесценные исторические свидетельства, — восторженно говорила Жоан.
Новобрачные посмотрели друг на друга и улыбнулись.
— Но Париж навсегда останется Парижем, — светло и грустно закончила Жоан.
В этот момент экипаж остановился, и его пассажиры очутились посреди вокзальной суеты.
— Раскрой зонтик, дорогая, — прошептала Флора. — Здесь полно голубей.
Носильщики укатили на тележках багаж путешественников. Никола взял под руку Флору, а Жозеф с легкой полуулыбкой предложил Жоан свою, и компания двинулась к перрону, от которого отправлялся поезд на Ниццу.
Ницца показалась им спящей девочкой под голубым ситцем весеннего неба. Они отправили багаж в отель, а сами, взявшись за руки и весело болтая, бродили по пустынным извилистым тротуарам, где меж камней пробивались нежные зеленые стрелки травы. Даже не верилось, что совсем недалеко шумит и гомонит порт.
В отеле портье дал им ключи от номеров, и все поднялись в свои комнаты. Опускались невидимые сумерки, ветер приносил с побережья солоноватую прохладу. Сеял мелкий дождик, его серебряные штрихи ложились на оконное стекло.
В маленькой, изящно обставленной комнате, где поселилась Жоан, было очень уютно, тепло и одиноко. Она долго лежала без сна в деревянной кровати, смотрела, как густеет ночь, и слышала крики кораблей. Завтра они отплывают, все будет по-другому.
Наутро они поднялись на корабль. Над Ниццей висел легкий желтоватый туман, постепенно рассеиваясь вблизи порта, превращаясь в фиолетовую дымку. Рассвет, схожий с цветком гибискуса, раскрывал свои лепестки. С моря дул свежий, соленый, пьянящий ветер. Стоя на палубе, Жоан бросала беглый взгляд на неясный портовый пейзаж, отводила глаза и опускала веки. Подняли якорь, корабль отчалил от берега. Флора щебетала, тормошила подругу, но Жоан так и не смогла вымолвить ни слова.
Поздно ночью, когда пассажиры спали, Жоан поднялась на палубу и, стоя у борта, смотрела на огромное звездное небо. Созвездия неуловимо кружились и казались крупнее, чем во Франции. Жоан уже в который раз думала об отце, пытаясь представить, как он поведет себя, узнав, что у него есть дочь. Ей нравилось, что она избрала ту же профессию, что и отец. Пусть бессознательно, но избрала его путь. Значит, незримая связь существовала всегда. Всегда, Констанция Тимар.
Услышав за спиной голос, Жоан вздрогнула от неожиданности.
— Не можете уснуть, мадемуазель Тимар? Она обернулась и увидела Жозефа, который на этот раз был не в сюртуке, а в морской вязаной толстовке.
— Да, не спится, — ответила девушка. Ей было приятно, что Жозеф здесь, в этой волнующей темноте. — А вы всегда так официальны?
— Нет. Но на красивых женщин я предпочитаю глядеть издали.
— Держу пари, вам это удается, — лукаво заметила девушка.
— Не всегда.
Они рассмеялись.
— У вас нет морской болезни? — спросил Жозеф.
— Слава богу, нет. Просто сегодня было много волнений, так что я вряд ли усну.
— Как и прошлой ночью.
— Откуда вы знаете? — удивилась Тимар.
— Интуиция.
Жоан смутилась.
— Ночь прекрасна. Было бы обидно проспать такую красоту, — сказала она.
— Не каждая юная и очень красивая женщина отважится на поездку в джунгли.
— Джунгли, — повторила Жоан и попросила: — Расскажите о тех местах, куда мы едем. Это тайна, загадка. Какие они? И долго ли мы будем, добираться до места?
— Все зависит от времени года, уровня воды в реке и умения капитана избегать песчаных отмелей. Расстояние в том краю не всегда можно считать в днях. Если едешь в Колумбию — значит, едешь в другой мир. Там иное ощущение времени. Джунгли, заброшенные реки — величественная картина.
— О Жозеф, похоже, вы романтик, — заметила Жоан.
— У вас много друзей? — спросила она немного погодя.
— Нет, не особенно. В этом вопросе я щепетилен. Один из них разбил у реки огромную плантацию и работает, как дьявол, чтобы сделать ее прибыльной. Прежде чем поехать на раскопки, мы направимся к нему. Именно он даст нам снаряжение и лошадей, чтобы преодолеть последний отрезок нашего пути.
— У него есть семья? — поинтересовалась девушка.
— Нет, он не любит говорить о своем прошлом. Он скрытен, а я не хочу лезть в душу. Вообще, он любит уединение.
— Но это так грустно — жить одному.
— О нет. С ним работает достаточно людей, и среди местных у него немало приятелей.
— Жозеф, а вы слышали о месье Ланнеке?
— О Ланнеке? Разумеется. Кто среди образованных людей не знает о нем? Я не имел удовольствия быть знакомым с ним лично, но читал его труды.
— Я думала, вы с ним встречались и сможете рассказать, — разочарованно протянула Жоан.
— К сожалению, это не так.
— Что ж, тогда мы сможем познакомиться с ним.
— Да? — удивленно воскликнул Жозеф.
— Он покинул Европу на несколько недель раньше нас и сейчас на пути к месту тех же раскопок.
— Вот это совпадение! Вы именно поэтому едете туда, Жоан?
— Отчасти. Ланнек должен подтвердить либо опровергнуть теорию одного молодого археолога. Кажется, его зовут Луис Перье.
— Вы хорошо информированы, Жоан.
— Хорошо информирована экономка месье Ланнека, которую невозможно остановить, как только она откроет рот. Мне оставалось только слушать и запоминать.
— Вы очаровательны! Думаю, месье Перье будет рад общению с вами.
— Признаться, я бы не хотела быть для месье очаровательной мадемуазель. Хотелось бы стать ему хорошим помощником.
— Понятно, — проговорил Жозеф. — Каждому человеку приходится самоутверждаться, так или иначе. У меня такое чувство, что я в вас не ошибся. Вы умеете приспосабливаться к обстоятельствам, принимать вызов. Я искренне желаю вам удачи, Жоан, и успеха!
Жоан поблагодарила Жозефа, и, оставшись одна, облокотилась о борт и долго смотрела вдаль. Путешествие началось, и теперь, даже при желании, его нельзя остановить.
Луис приехал к Франку после захода солнца. Джунгли и серебряная река казались зловещими, как во сне. И приходили странные мысли, будто солнце уже никогда не вернется.
Прошло две недели с тех пор, как он получил от Виктора Ланнека письмо. Теперь он должен вот-вот приехать. Терпение Луиса было на пределе. Хоген прислал записку, сообщая, что судно, на котором плывет ученый, вошло в устье Магдалены. Луис, проведя в Колумбии год, не переставал удивляться тому, с какой скоростью здесь распространялись новости.
— Луис, входи. Тебя ждет хороший горячий завтрак. Если мы отправимся сейчас, нам придется бродить по пристани и мешать моим рабочим. Так что расслабься и выпей кофе.
— Ты прав, — согласился Перье. — Я просто не мог больше вынести ожидания, и меня свел с ума Мендрано, не говоря уже о Марии. Она выкидывала меня из моего собственного дома дважды за последнюю неделю.
— Мудрая женщина, — отвечал Франк, улыбаясь и засовывая руки в карманы.
Луис последовал за приятелем в столовую. Мужчины сели завтракать.
Спустя час, когда солнце стояло высоко, они выехали из дома и направились к реке. В пути разговаривали мало, каждый думал о своем. Лошади Франка хорошо знали дорогу к пристани, и молодые люди вели только двух мулов для поклажи и белую лошадь, предназначенную ожидаемому гостю.
Франк построил собственные пристани в нескольких удобных местах на берегу. К одной из них и должно было причалить судно, на котором плыл Виктор Ланнек. Когда Луис и Франк выехали к пристани, вдалеке показалась полоса дыма, валившая из трубы парохода. Вскоре стал слышен шум двигателей. Наконец судно причалило, и приятели увидели у сходен высокого человека с бакенбардами, в сюртуке.
— Это Ланнек, — выдохнул Луис.
— Ты уверен? Это может быть кто угодно.
— Ты с ума сошел? Я видел его фотографии десятки раз.
— Ну значит, он прибыл, — ответил Франк.
— Наконец-то.
— Надеюсь, дружище, его личность увлечет тебя так же, как его труды. Ни пуха!
— К черту! — взволнованно произнес археолог.
Луис старался быть спокойным, хотя в нем все ликовало. Необходимо было произвести хорошее впечатление! Этот человек чрезвычайно важен для него, и нельзя с первого шага все испортить. Вот задача сегодняшнего дня.
Судно пришвартовалось. Спустили сходни. Ланнек сошел на настил пристани с поразительной легкостью. Для человека его лет это, пожалуй, было не совсем обычно. Подав руку Луису, мужчина проговорил низким голосом:
— Месье Перье, если не ошибаюсь?
Луис пожал протянутую руку.
— Как вы узнали, кто есть кто?
— Ах, мой друг, — проговорил Ланнек и рассмеялся. — У вас напряженный вид, коллега. А у вас, месье, — он повернулся к Франку, — вид плантатора, человека, любящего солнце, воздух и землю. Вы ведь месье Франк Хоген, верно?
— Вы правы, месье, — кивнул тот. — Это, — он сделал широкий жест, — моя плантация. Я называю ее Джульетта.
— Ого! Вы поклонник Шекспира? — приятно удивился Ланнек.
— Не думаю. Просто это первое произведение, в полной мере осознанное мной. Видимо, в тот момент душа моя была настроена особым образом. Шекспир тронул меня до слез.
— Месье Ланнек, для меня большая честь приветствовать вас здесь, — сказал Луис.
— Спасибо, месье Перье. А скажите-ка, ваши раскопки далеко отсюда?
— Да. Будет лучше, если вы пообедаете и заночуете на плантации. Мы сможем уехать утром. Нам придется часть пути плыть, а часть — идти по довольно опасной местности. Нельзя оставаться в горах после наступления темноты. Здесь никто не ходит ночью в джунгли, если нет острой необходимости, — объяснил Луис.
— Хищники?
— Всех сортов, — рассмеялся Франк. — Включая и двуногих.
Они пошли к лошадям.
— Я как-то потерял способность ориентироваться, — произнес Ланнек.
— Мы поедем с севера на юг. Хорошо, что не с запада на восток, или наоборот, — объяснял Франк.
Джунгли парили. Воздух был влажен и тяжел, с запахом древесных соков. Кричали тропические птицы, группу путников сопровождала стайка обезьян. Лошадь Луиса слегка отстала, и молодой археолог незаметно рассматривал Ланнека.
Ученый оказался высок и достаточно строен. Кожа потемнела от загара, лицо украшали седые бакенбарды. Луис знал, что Виктору пятьдесят, но выглядел он значительно моложе. Его серые глаза смотрели внимательно. Луису подумалось, что Ланнек все замечает, все до мелочей, будто фотографируя быстрым цепким взглядом. Он поежился. А вообще-то, все правильно, таким и должен быть настоящий археолог.
Оказавшись на узкой тропинке, поднимавшейся в гору, путники не могли ехать рядом и разговаривать, поэтому всю оставшуюся дорогу молчали. За ними лениво плелись мулы, груженные снаряжением и личными вещами Виктора Ланнека.
Маститый ученый хорошо держался в седле и не отставал от своих молодых спутников. Он перебрасывался краткими репликами с Франком. Голоса тонули в густом солнечном воздухе.
Луиса не покидало смутное беспокойство. Может, это предостережение? Этот человек мог запросто и навсегда зачеркнуть его карьеру. Пока что он добр и вежлив, однако все может измениться. Предположим, не удастся доказать, что его, Луиса, ждут великие открытия? Где тогда брать средства на продолжение собственных изысканий? В итоге — годы бесплодных метаний.
Прибыв на плантацию, Франк сам сопроводил гостя в его комнату.
— Что ты думаешь? — спросил Луис, когда Хоген вернулся в гостиную.
— Дело не в том, что думаю я, а в том, что ты думаешь. Дружище, что у тебя на уме, что происходит? — сочувственно произнес Франк.
Он сел напротив, чтобы видеть лицо Луиса. Франк умел чувствовать его настроение. Хоген достал бутылку вина, разлил его в бокалы, и солнечный свет причудливо отразился в них. Перье пожал плечами.
— Если забыть о том, что в руках этого человека находится мое будущее, я не знаю.
— Мне не приходилось еще видеть тебя таким растерянным. Или ты не уверен в том, что сделал правильно, попросив его сюда приехать?
— Франк, ты же знаешь, моя теория сложна. Мне просто необходима авторитетная поддержка. Но я, действительно, растерян. Не знаю, может потому, что слишком многое поставлено на карту. Ланнек влиятелен. Ему достаточно сказать несколько слов, чтобы для меня все было кончено.
— Дай ему как следует посмотреть то, что у тебя есть. Не делай поспешных выводов, Луис. Кстати, — Франк осушил бокал, — ты очистил кувшин от грязи?
— Да.
— Похоже, ты не рад этому?
— Разочарован. Он не подтверждает мою теорию. Думаю, что я верно датировал находку и определил, к какой культуре он принадлежит. Но мне нужны убедительные свидетельства. И я чувствую, что найду их. Черт возьми, я уверен в этом!
— А я думаю, тебе повезло. Все, что тебе требуется, — убедить Ланнека в своей правоте. Просто заставь его поверить.
Звук шагов на лестнице прервал беседу. Мужчины обернулись. В дверях стоял Виктор. Франк предложил ему кресло и бокал белого вина в ожидании обеда.
— В котором часу мы отправимся на раскопки? — спросил гость.
— С первым лучом, — сказал Луис. — Дорога нелегкая. Мы поднимемся вверх по реке, затем поедем на мулах до лагеря.
— Отлично. Расскажите о раскопках. Что удалось обнаружить?
— Вы знаете, что дон Хименес де Касада отправил в Колумбию экспедицию, — с воодушевлением начал Луис.
— Да, — уверенно произнес Ланнек.
— Когда Касада привел остатки армии через Анды в Боготу, конквистадоры были поражены, увидев деревни, прекрасные деревни, и обработанные поля. Здесь были и города. Многоярусные дома, крытые тростником, украшенные яркими флажками. После однообразных джунглей казалось, что они попали в деревенские замки. Люди давно жили там оседло. Сейчас многие специалисты утверждают, что они пришли с севера, через Мексику. Так вот, эти люди, окруженные горами, джунглями и жестокими соседями, имели, как бы это сказать, — Луис пощелкал пальцами, — сравнительно высокий уровень цивилизации.
Ланнек внимательно слушал, время от времени кивая в знак согласия. Франк, как всегда в те моменты, когда Луис говорил о своей теории, сидел погруженный в сказочное забытье. Казалось, он созерцает величайшую панораму прошлого.
— Но ваша теория не подтверждает этого, — заметил ученый.
— Нет, — Луис глубоко вздохнул. — Моя теория состоит в том, что эти люди пришли с севера и встретили здесь переселенцев из Перу, после чего обе культуры слились в одну.
— Доказательства?
— Пока не совсем убедительные, — с неохотой признался Луис. — Вы сами увидите то, что мне удалось найти. Я верю, что при достаточном количестве времени смогу доказать это.
— Могу понять ваши чувства. Я был также увлечен, когда проводил раскопки в Перу. Работа полностью захватила меня. Порой я даже забывал поесть, и мой помощник напоминал мне, что необходимо выпить воды, чтобы не превратиться в мумию.
— Это одна из причин, которая побудила меня просить приехать именно вас. Вы сможете разглядеть влияние иной культуры. Возможно, у меня уже есть свидетельства, которых я и сам еще не понял, — сказал Луис.
— Это честь для меня, и, надеюсь, смогу внести положительный вклад. В истории сикхов есть много белых пятен, — ответил Ланнек.
— К тому времени, как испанцы пришли на землю Кондор, сикхи имели не только религию, родовую знать и моральные устои, но и свод законов. Преступлениями считались убийство, кровосмешение, грабеж, неверность и государственная измена. Добродетелями — трудолюбие, доброта, храбрость. Мы не придумали ничего другого в своей цивилизации.
— У вас рафинированные умозаключения, — заметил ученый.
— Это не умозаключения. Я нашел письменный свод законов — свидетельство морального и социального состояния сикхи. Но не нашел ответов на свой вопрос: слились ли две культуры в одну? Были ли различными орудия труда, оружие и история прежде, чем народ стал един? — взволнованно говорил Луис.
— Вы проделали огромную работу. Замечательно, что вы все это обнаружили, Луис. Одного этого достаточно, чтобы утвердиться как ученому.
— Возможно, но недостаточно, чтобы удовлетворить меня.
— У вас есть мечта, месье Перье? — спросил Ланнек.
— Я знаю, как хоронили правителей. Где-то в долине есть саркофаги царей Бакаты, как в то время называли Боготу. Места захоронения хранились в секрете, хотя, как только правитель восходил на трон и брал в руки скипетр Мукеты, главный жрец называл место его могилы. Одним из сильнейших правителей был вождь по имени Зипа. После смерти его тело лежало шесть дней, а город говорил о его подвигах и силе. Потом тело было завернуто в мантию со знаками отличия и уложено в гроб из ствола пальмы, покрытый росписью и чеканным золотом. Рядом с Зипой положили личные вещи и драгоценности. Наложниц и слуг убили и похоронили вместе с ним.
Голос Луиса стал низким от волнения.
— Даже конкистадоры, при их безграничной жадности, не сумели отыскать захоронения. Правители Боготы обрели свой покой в укромных местах.
— Так вы ищете богатства? — археолог внимательно посмотрел на Перье поверх бокала.
— Не богатства, Виктор, а информацию. Две культуры стали единой, и я хочу доказать это.
— Рад это слышать. Существует много легенд о сокровищах, и я слышал, что здесь находили изумруды.
Ланнек быстро поднял глаза и тут же отвел их. Перье раздраженно передернул плечами.
— Я копаюсь в земле без малого год, и еще ни разу не встретил этого камня.
И хотя это была правда, поскольку не он лично выкопал изумруд, но слова гостя снова вызвали беспокойство. Если этот человек заподозрит, что он ищет или уже нашел «зеленый огонь», его археологическая карьера будет окончена. Пытаясь развеять подозрения, Луис добавил:
— Это могут быть просто слухи. Я знаю, как они распространяются, особенно в нашей среде. Когда-то индейцы находили изумруды и делали из них ритуальные украшения. В этих драгоценностях их и хоронили.
— У вас нет вооруженной охраны? — спросил Ланнек.
— В данный момент — нет. Пока нечего охранять. У меня около двадцати людей, нанятых для черновой работы. Настоящие раскопки я собираюсь производить сам. Это медленно, но зато все будет под моим контролем.
Франк, до этого слушавший молча, прервал Луиса:
— У меня найдутся люди, заслуживающие доверия.
— Может, они и не понадобятся. Все мои люди достаточно надежны, кроме того, я работаю рядом и слежу за ними. То же делает и Мендрано, — ответил Луис.
— Время покажет, — Виктор встал и прошелся по комнате. — Обычно все идет хорошо до тех пор, пока не найдут гробницу или что-то представляющее ценность. Надо быть осторожными, ничего не упускать из-под контроля, иначе раскопки могут сорваться. Надеюсь, месье Перье, что ваши изыскания увенчаются успехом. Музей будет благодарен и щедр. Для меня важно быть экспертом ваших находок.
Луис собрался ответить, но в дверях появилась служанка и сообщила, что стол накрыт к обеду.
За обедом Ланнек расспрашивал Франка о плантации, и молодые люди со смехом рассказывали о своих приключениях в Колумбии.
После трапезы гость отправился спать. Приятели пожелали ему доброй ночи.
— По-моему, Луис, ты произвел хорошее впечатление на Ланнека. Он с интересом слушал тебя, — заметил Франк, когда друзья остались вдвоем.
— Это обнадеживает.
— Признайся, ты волновался.
— Я? — воскликнул Луис, явно смутившись.
— Да. Когда он завел разговор об изумрудах.
— Это было заметно?
— Не ему. Но я-то ведь прекрасно тебя знаю. Тебя это задело, — сказал Франк.
— Да, задело.
— Что-то случилось, Луис?
— Обещай мне молчать о том, что я тебе скажу. На карту поставлено будущее раскопок и мое будущее.
— Все останется между нами.
— Мендрано нашел изумруд, — сказал Луис.
— Помилуй, бог! Он кому-нибудь говорил?
— Нет. Он принес камень мне.
— Что ты с ним сделал?
— Закопал, — хмуро бросил Луис — Закопал под своей палаткой. О камне никто не знает, но даже если бы узнали, там его искать никто не станет.
— Что ты станешь делать, если рабочие найдут камни?
— Вот этого я и опасаюсь. Ну, что-нибудь придумаю.
— Да, но уже сейчас нужно сделать что-то, чтобы предотвратить это, — произнес Франк.
— Я отозвал людей с того участка. Скоро сам начну работать на кургане. Если найду захоронение, придется организовать вооруженную охрану. Твое предложение в силе, так или нет?
— Разумеется.
— Тогда я просто буду надеяться, что мне повезет. Слава Богу, что у меня нет студентов или любителей.
— Да, повезло, нечего сказать. Но если тебе понадобится помощь — всегда можешь рассчитывать на меня.
— Спасибо, Франк!
— Пошли спать. Не волнуйся, дружище, я нем как рыба.
— Спасибо тебе.
— Тебе придется долгое время жить в напряжении. Выдержишь?
— Попробую. Но сначала я собираюсь выпить.
— Хорошо. Оставайся, а я пойду спать. Увидимся утром, — проговорил Франк, едва держась от усталости.
Луис вышел во двор, глубоко вдохнул свежий ночной воздух. Над головой развернулось огромное небо, усыпанное мириадами звезд. Все дышало покоем, только не было покоя в душе археолога. Смутная тревога, предчувствие беды не покидали его все последние дни. Луис тряхнул головой, стараясь прогнать мрачные мысли, повернулся и вошел в дом.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень луны - Спайс Вирджиния



Прочитала только 4 главы, дальше просто тоска зеленая... тягомутина... киметровые диалоги ниочем... зря потраченное время
Тень луны - Спайс ВирджинияМаруся
1.09.2013, 14.57





Мне понравилась книга,9 баллов
Тень луны - Спайс Вирджиниятая
3.02.2014, 8.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100