Читать онлайн Тень луны, автора - Спайс Вирджиния, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень луны - Спайс Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень луны - Спайс Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень луны - Спайс Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спайс Вирджиния

Тень луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14



Луис поднял над головой лампу. Зал, в котором они находились, превосходил размерами предыдущий. Пол был выстлан все той же гладкой плиткой, но мозаичная картина была иной.
Жоан осталась стоять в одном конце зала со своей лампой, а Луис направился в другой.
— Посмотри вверх, на потолок, — эхом разнесся голос Жоан.
Луис поднял голову и увидел, что по всему периметру потолка тянется разноцветная кайма.
Рисунок ее был почти не поврежден и изображал жизнь воинов. Каждый из них держал в руках копье и священный кубок. Одежда воинов была красного цвета, а оружие и кубки — черного.
Плотно завернутые останки древних воинов лежали в низких нишах, устроенных в глубине стены.
— Посмотри на орнамент.
— Каждый из этих людей был по-своему важной личностью, — заметила Жоан.
— Судя по мастерству исполнения, это значительная находка, — сказал Луис.
— Смотри, у них разные лица. Я допускаю в них портретное сходство с погребенными здесь. Потребуются месяцы, чтобы идентифицировать это немыслимое количество артефактов.
— А ты заметила, как они используют изумруды?
— Да, заметила.
— Они вставляют их вместо глаз Их здесь слишком много.
Жоан нахмурилась.
— А при чем тут изумруды? Мы нашли богатство, которое ни с чем не сравнимо. Луис, изумруды имеют денежную ценность, но взгляни на эту превосходную работу — маски, орнамент. Археологическая ценность превышает любую другую.
Перье улыбнулся. Ему так хотелось услышать именно эти слова. Реакция девушки казалась искренней. Если бы она была здесь ради изумрудов, то наверняка проявила бы иной интерес, увидев такое богатство.
— Мы делаем успехи, — сказал Луис, желая переменить тему.
— Теперь надо позаботиться о божествах в комнате над нами. Они могут помочь нам определить время захоронения.
Жоан оглянулась и позвала взволнованным голосом:
— Луис!
— Что? Ты увидела что-нибудь необычное?
— Нет. Я просто пересчитала свертки с останками. — Жоан подняла на него глаза. — Их ровно тринадцать.
Луис огляделся вокруг, потом посмотрел на девушку.
— Тринадцать, — подтвердил он. — Что ж, по-видимому, совпадений быть не может. Число тринадцать имеет здесь особое значение. Нам не следует идти дальше, пока мы не разберемся с этим.
— Как же мы это сделаем?
— У меня в доме есть книги, исследовательские труды. После обеда мы можем сходить туда и посмотреть их. Я давно хотел показать тебе свой дом.
— Может быть, с помощью книг найдем ответ на вопрос, кто похоронен здесь?
Перье указал на один из углов зала.
— Там, похоже, лестница. И можно смело утверждать, что здесь есть еще один уровень.
Он направился в угол, на который указывал. Жоан поспешила за ним.
— Ты слышишь что-нибудь?
— Похоже на звук воды. Бурлящего потока. Это осложняет дело.
— Давай спустимся и посмотрим.
— Нет. Мы не имеем представления, что там. К тому же нужно больше света. Наших ламп не хватает даже в этом зале. А если нижний окажется больших размеров?
Луис достал из кармана часы.
— Скоро четыре. Пора подниматься. Завтра поутру продолжим. Еще предстоит работа с книгами.
— Легенды теряют подробности, а суть остается. Судя по всему, мы имеем дело с чем-то очень значительным. Луис, у меня странное впечатление от этого места.
— Да? Какое же?
— Здесь как-то тяжело. Словно вокруг — смерть.
— Милая, так оно и есть. Это — гробница.
— Я слышала древнюю египетскую легенду о фараоне, который совершил страшное злодеяние. В наказание его похоронили заживо и окружили богами и воинами, чтобы он больше не вернулся в этот мир.
— Фараон Танке Амон-Ра.
— Ты тоже знаешь эту легенду?
— Слышал.
— Здесь почти то же самое.
— Божества над нами.
— Они окружают входы и выходы. Тринадцать воинов защищают мир от спрятанной здесь души.
— Я спрошу твоего отца о том, что ему известно о казненном фараоне.
— И знает ли он что-нибудь о тринадцатом короле или тринадцатом сыне.
— Или тринадцатой дочери, — улыбнулся Луис.
Они вышли на поверхность. Послеполуденное солнце палило не так яростно. Было приятно после холода и тьмы подземелья подставить лицо его горячим золотым лучам. Мендрано и Ланнек продолжали сортировать и подсчитывать содержимое кувшинов. Сами кувшины лежали на одеяле, которое Луис специально расстелил.
Ужин был готов. Луис и Жоан проголодались так, что принялись за еду, даже не рассказав о том, что нашли внизу. Но потом, когда пили чер-ный горький кофе из жестяных кружек, Перье спросил:
— Виктор, что вы знаете о фараоне Танке Амон-Ра?
— Танке Амон-Ра? Гммм Амон-Ра. Какое странное имя. Оно ни о чем мне не говорит. А что? Разве это имеет какое-то значение здесь?
Жоан взглянула на отца с величайшим удивлением. Она не верила своим ушам. Ведь он всемирно известный ученый, эксперт по истории Египта.
— У фараона была крайне дурная репутация. Настолько дурная, что его заживо погребли, — пояснил Луис. — Жоан думает, что мы имеем дело с чем-то похожим.
— Танке Амон-Ра, отец, был похоронен со всеми своими сокровищами. Когда открыли его гробницу, то нашли несметные богатства. Согласно легенде, вместе с фараоном была похоронена духовная охрана — воины, уложенные кругом, дабы охранять душу фараона, чтобы она не могла вновь вернуться в этот мир.
— Взглянув на изумруды в этой гробнице, Жоан стала ясновидящей, — шутливо заметил Луис.
— Изумруды? — воскликнул Ланнек. По его голосу было понятно, что он очень заинтересован. — Как? Вы нашли там изумруды? Вы принесли сюда хоть что-нибудь?
— Нет Мы ничего с собой не принесли, — ответила Жоан и замолчала.
Ей стало неприятно, что отец так живо заинтересовался сокровищами.
Молчавший до этого момента Мендрано, вдруг сказал:
— Я знаю эту легенду.
— Ты? — Луис в волнении взъерошил волосы.
— Более того, я даже знаю, чью гробницу вы нашли.
— О Мендрано! — выдохнула Жоан. — Расскажи, прошу!
— Некогда жил юный царь. Он взошел на трон, когда ему не было и двадцати. Звали его Хуансахуа. Он воспитывался в строгости и готовился стать правителем, хорошим правителем. Он был еще совсем молод, но правил гораздо мудрее прежнего владыки. Подданные его уважали за храбрость и ум. Но он совершил большой грех. Юный царь воспылал страстью к своей сестре, считавшейся самой красивой женщиной страны. Он тайно обвенчался с ней. Легенда говорит, что жрец сначала спросил девушку, будет ли она любить богов больше, чем мужа, мужа — больше, чем детей, а детей больше себя. Девушка поклялась в этом. Затем ее спросили, обещает ли она, что никогда не притронется к пище, если ее муж голоден, и та снова ответила «да». Потом жрец спрашивал у мужчины, хочет ли он в жены эту женщину и будет ли делить только с ней свою жизнь? Тот ответил «да». Обряд состоялся.
— И что же дальше? — Луис весь напрягся в ожидании.
— А дальше, — продолжал Мендрано, — влюбленные вернулись домой, никому не говоря о том, что совершили. Но материнское сердце не обманешь. Прошло время, и их мать разгадала тайну. Его судили. Ведь даже царю не дозволено нарушать установленные им же законы. Он пытался купить правосудие. В своей сокровищнице царь хранил сосуд с «зеленым огнем».
— Изумрудами, — тихо прошептал Ланнек. — О боже! Гора изумрудов.
— Да, он пытался подкупить судей. Но ему не удалось. Тогда государь проклял Небеса. Проклятие испугало судей и народ. Было решено царя и царицу похоронить вместе. Но люди боялись проклятия. И тогда поставили воинов и богов охранять их и все богатства, которыми владел правитель.
— Значит, это может быть гробница молодого царя и его сестры-жены, — заключил Луис.
— Какие, должно быть, сокровища похоронены вместе с ними! — добавил Ланнек.
— Представляете, как много артефактов находится в гробнице, — воскликнула Жоан.
— Если вы их найдете, — добавил Мендрано.
— Но ведь мы нашли гробницу, — начал было Луис, но Мендрано прервал его.
— Да, но если это именно та гробница, то внутри нас ждет другая загадка. По легенде, король и королева были заперты даже от сторожей, поставленных охранять их. Когда вы окажетесь на самом нижнем уровне, неизвестно, что ждет вас там и что так и останется тайной.
— Секрет или нет, легенда или нет, но завтра я спущусь на следующий, и может быть, последний уровень. Посмотрим, какие тайны он хранит, — решительно заявил Перье.
— Луис, может, в книгах мы найдем что-нибудь об этой легенде? Любая информация может оказаться полезной, — сказала Жоан.
— Не будем терять времени. Дойдем до лагеря, а там возьмем лошадей. Мы будем у моего дома еще до темноты.
— Пошли.
— Виктор, не хотите ли с нами? — спросил Луис.
— Нет, спасибо. Это далеко, и я не уверен, что ноги донесут меня. Мне лучше пораньше лечь. За последние дни я крайне устал.
Молодые археологи пошли в свои палатки переодеться и вернулись через несколько минут. Жоан надела куртку, повязала голову шелковым шарфом. Под мышкой девушка держала тетрадь. На плече Луиса висело ружье.
— Готова? — спросил он.
— Как всегда. Увидимся позже, отец, — произнесла Жоан.
— Будь осторожна, — пожелал Ланнек.
Он смотрел им вслед, пока они не исчезли в джунглях, потом повернулся в сторону участка, где находилась гробница.
Луис шел легко и свободно, стараясь не шагать слишком широко, чтобы Жоан поспевала за ним. Они двигались вниз по склону холма. Луис хорошо знал этот путь. Он иногда оглядывался назад, ловил лучезарный взгляд Жоан и улыбался.
Вокруг все было неподвижно. Местность, богатая деревьями и густо поросшая зеленью, казалась безжизненной, хотя доносившиеся со всех сторон звуки говорили об обратном. Над всем царил равномерный треск цикад, время от времени он ослабевал, и тогда было слышно пение птиц.
В лагере работы шли своим чередом. Рабочие приветствовали археологов. Молодые люди немного передохнули, взяли лошадей и отправились дальше верхом.
Примерно через час Жоан показалось, что она слышит другой звук, становившийся все громче и заглушавший все остальные.
— Луис, что это? — спросила она.
— А это сюрприз. Сейчас я тебе покажу. Потерпи, мы будем там через несколько минут.
Они проехали еще немного, и звук стал отчетливее. Наконец Жоан поняла, что слышит звук падающей воды. Но то, что она себе представляла, было так непохоже на увиденное ею.
Молодые люди стояли на откосе в форме подковы на высоте около четырех футов. Сверху низвергался водопад. Потоки разбивались внизу о воду и камни, превращаясь в белое холодное кипение. Все сверкало в лучах заходящего солнца. Ярусами поднимались радуги. У Жоан перехватило дыхание от восторга перед этой красотой. Она смотрела и не могла насмотреться. Фыркали и волновались кони. Грохот водопада, торжественный, переходящий в гул и звон, впечатлял настолько, что девушке не хотелось покидать этого места.
— Иногда я хожу сюда купаться, — сообщил Луис. — Вода здесь кристально чиста и даже сладковата на вкус.
— Как же ты спускаешься?
— А тут есть тропинка. Но сейчас у нас нет времени. — Луис заглянул в сияющие изумруды глаз Жоан. — Но мы придем сюда вместе. Обещаю.
— Когда? — доверчиво спросила она.
— Очень скоро.
Жоан долгим взглядом смотрела на него. Он выпрыгнул из седла и взял лошадь девушки под уздцы.
— Жоан, мы совсем одни. Если бы ты знала, как мне хорошо с тобой!
Она спешилась и подошла к молодому человеку. Луис обнял ее и привлек к себе, нежным поцелуем коснулся ее жаждущих губ. Каждая клеточка тела откликнулась на эту нежность. Луис терял контроль над собой. Он чувствовал тепло Жоан. Запах ее тела сводил с ума.
— Луис, милый, не сейчас. Не знаю меня что-то сдерживает.
— Ничего не бойся. Все будет так, как ты хочешь. Хочешь идти дальше, пойдем дальше. Ночь в джунглях — не самое приятное место и время.
Луис выпустил Жоан из объятий. Они еще минуту постояли, обнявшись, зная уже, что ничего не произойдет.
Дорога к дому Луиса была неблизкой. Жоан чувствовала себя усталой, когда они, наконец, прибыли на место. Внезапно Луис придержал коня, напряженно присматриваясь к дому.
— Луис, что-то не так?
— Странно, — недоуменно проговорил он.
— Что странно? — сердце Жоан екнуло.
— Уже темнеет, а в доме нет света.
— Может, Марии нет дома?
— Ты не знаешь Марию. Она боится темноты. Она зажигает лампы, как только опускаются ранние сумерки.
— Надеюсь, она не заболела и не ранена. Луис кивнул и направился через лужайку к дому. Перешагнув через ступеньки крыльца, он пробежал по веранде и распахнул дверь. В доме стояла тишина, было темно.
— Мария! — позвал Луис.
Ответа не последовало. Луис осмотрел все четыре комнаты, но Марии нигде не было.
— Странно, — пробормотал он и вдруг всплеснул руками. — Богота! Боже мой, как я мог забыть! Мария уехала в Боготу. Там сейчас какой-то праздник. Она говорила мне еще на прошлой неделе, что за ней приедет брат, но я забыл. Что ж ты стоишь? — добавил он, обращаясь к Жоан, — Проходи. Вся библиотека ждет нас.
Он поставил ружье в угол, повесил куртку на спинку стула. Обернулся и увидел, что Жоан стоит на пороге и, улыбаясь, смотрит на него. Вокруг лампы кружились мотыльки. Сумрак густел, приобретал оттенок ультрамарина, заполняя собой узкое пространство между домом и джунглями. Жоан улыбалась. Пели цикады.
— Я ничего не планировал. Клянусь, я забыл, что Мария собирается уехать, — начал оправдываться Луис.
Она сделала несколько шагов, остановилась посреди комнаты. Улыбка, не вызывающая, а спокойная, улыбка уверенной в себе женщины, не сходила с ее лица.
— Луис Перье, — сказала она. — Вы не представляете, как я рада этому.
— Правда? — он немного растерялся.
— Да. Лучшей ситуации нельзя и придумать.
— Мы здесь для того, чтобы заниматься исследованием, — произнесла Жоан.
— В первую очередь.
— Исследование — дело занимательное.
Луис придал своему взгляду невинность и сказал:
— Но ты же понимаешь, что мы не можем вернуться на раскопки до утра. Нам придется заночевать здесь.
— Ты это серьезно?
— Абсолютно. Я боюсь ходить ночью по джунглям.
— Ах так! Ты, оказывается, трусоват.
— Да, немного трусоват.
— Луис Перье, месье, вы — хитрец.
— Клянусь, я…
— Не клянись, — рассмеялась Жоан. — А то боги услышат и проклянут за вранье. Я ведь знаю, что ночных джунглей ты боишься не больше, чем темноты гробницы.
Луис и бровью не повел.
— Раз мы ничего не можем изменить, тогда попытаемся лучше использовать ситуацию.
Луис обнял Жоан. Прикосновения молодого мужчины были такими трепетными и нежными, что она едва успела выдохнуть его имя. Он закрыл ей рот своими губами так, что Жоан могла питаться его чувством.
Поцелуй был долгим и страстным. Они были вместе, мечтали быть вместе, долго, всегда.
— Если мы не займемся книгами сейчас, то, может быть, так до них и не доберемся, — сказала девушка.
— Одна работа, никаких развлечений, — горько вздохнул Луис и коснулся губами синей жилки на нежной шее Жоан.
— Луис, прошу, тебя, я не могу ни о чем думать.
— А я и не хочу, чтобы ты думала. Я хочу, чтобы ты чувствовала то же, что и я.
— Я знаю, чувствую. Но…
Луис слегка отодвинул Жоан от себя, посмотрел на нее, взял ее лицо в свои ладони и прикоснулся легким, нежнейшим поцелуем к ее губам.
— Прости, Жоан. Я не хотел, чтобы это как-то задело тебя. Просто я, — он замолчал, затем продолжил, подбирая слова. — Все потому, что я люблю тебя, Жоан. Милая, ты так стремительно и глубоко вошла в мое сердце, наполнив его радостью и светом. Я постоянно думаю о тебе, мне трудно быть рядом и сдерживаться, не обнимать тебя, не желать тебя. Давай сейчас все начнем сначала.
Жоан кивнула. Луис снова поцеловал ее, потом отпустил и жестом пригласил войти.
— Добро пожаловать в мое скромное жилище, милая. Тебе здесь рады.
Жоан захотелось осмотреть комнаты. Луис неотступно следовал за ней. Дом был невелик, но чувствовалось, что о нем заботились. Переходя из комнаты в комнату, Луис везде зажигал лампы, наполнявшие дом мягким золотистым светом.
Все сверкало безукоризненной чистотой. На кухне стояли стол и стулья, сделанные из той же породы деревьев, что росли вокруг дома. Угол занимал буфет. На полу были расстелены необыкновенно красивые шерстяные ковры яркой расцветки. Повсюду стояли живые цветы.
В следующей комнате, служившей рабочим кабинетом археолога, до самого потолка высились полки с книгами. Стол был занят какими-то бумагами. Возле окна громоздилось большое кресло, покрытое мягким чехлом с ярким рельефным рисунком.
Следующая комната оказалась спальней.
Почти все место в ней занимала широкая кровать, укрытая разноцветным покрывалом. На комоде стояла красивая, в виде амфоры, керамическая ваза с букетом пышных ярко-красных цветов. Окно, как вуалью, прикрывалось москитной сеткой. Комнату наполнял ароматный воздух джунглей.
— У тебя очень мило. Не понимаю, почему ты живешь в палатке, когда у тебя есть дом.
— Жить там прбще. Иногда я работаю до темноты, ты знаешь. Слишком накладно добираться сюда, а утром уходить снова. Но я не стал бы возражать против того, чтобы ходить туда и обратно, если бы кое-кто согласился разделить мое пребывание здесь, — он лукаво улыбнулся девушке. — Видишь ли, жить в палатке легче. К ней не привыкаешь, понимая, что это жилье временное. А дом должен быть постоянным. Но жить в нем одному грустно.
Луис выразительно посмотрел и добавил:
— Жоан, ты очень подходишь к этому дому. Я бы хотел, чтобы он тебе понравился.
— Он мне нравится, — голос девушки стал мягче, а глаза теплее.
— Если ты будешь продолжать смотреть на меня так, — тихо сказал Луис, прислонившись к дверному косяку, — то тебе вряд ли удастся выйти из этой комнаты.
Жоан подошла к нему, и медленно обвила его руками.
— Нам придется просмотреть много книг? — спросила она.
— Да.
— На это уйдет не один час?
— Да, — снова согласился он, и глаза его засияли.
— Тогда ты не находишь, что дорога до твоего дома утомила нас?
Луис тихо засмеялся и обнял Жоан.
— Ты шутишь или серьезно?
— О, — тихо прошептала девушка, утопив пальцы в его волосах и наклоняя его голову. — В эту минуту я не могу быть более серьезной.
Их губы встретились. Тихий стон вырвался из груди Жоан и отозвался эхом в Луисе. Он поднял ее на руки и прижал к себе, чувствуя нарастающее желание. Он опустил Жоан на постель и начал медленно раздевать девушку. Руки его слегка подрагивали. Жоан лежала, прикрыв глаза, наслаждаясь его прикосновениями. Она чувствовала легкое головокружение и приятную слабость во всем теле.
— Ты веришь в перевоплощение? — внезапно спросила она.
Луис понял, о чем думала Жоан. Казалось, что они знакомы целую вечность. Всегда были вместе и любили друг друга. Их жизни были неразрывно связаны.
— Да, мне тоже кажется, что мы знали друг друга давно, знали раньше. Что мы были вместе когда-то, в прошлой жизни.
Луис приподнял ее подбородок и снова поцеловал в губы. Жоан почувствовала, как бешено бьется ее сердце, как сливаются их существа.
Головокружение прошло, и силы вновь вернулись к ней. Она чувствовала себя сильной, живой, желанной. Ее руки заскользили по его телу, помогая раздеться. Она желала его. Хотела прижаться грудью к его обнаженной груди. Хотела, чтобы их тела слились воедино. Нестерпимое желание охватило ее.
Луис сбросил с себя последние одежды. Как он был прекрасен! Стройный, высокий, сильный! Несколько мгновений они изучали друг друга глазами. Потом Луис накрыл ее собой, нежно лаская.
— Ты не представляешь, — прошептал он, — какие муки я испытываю, когда работаю с тобой, случайно касаюсь тебя, сижу и часами разговариваю о раскопках, артефактах, смотрю на тебя и не могу обнять. Не могу целовать тебя. А знаешь, какой прекрасной стала моя жизнь с твоим появлением?
Жоан закрыла глаза. Луис осыпал ее поцелуями. Его губы ласкали ее тело, каждый его дюйм.
— Мучаясь ночами от одиночества, я пытался представить тебя вот такой, — голос Луиса дрожал. — Я ощущаю бархат твоей кожи, запах твоего тела, тепло твоих прикосновений. Как я мог жить без тебя? Не зная тебя, не думая о тебе? Я люблю тебя, Жоан.
Его слова и поцелуи довели Жоан до высшей степени возбуждения. Она ласкала его неистово, наслаждаясь гладкостью и нежностью его кожи. Покусывая, поглаживая его, она чувствовала, как напрягается его сильное тело. Оба уже не могли сдерживать своей страсти.
Напряжение стало невыносимым, и Луис вошел в Жоан. Она вскрикнула и застонала. Их тела слились в едином порыве и задвигались, исполняя древний, как мир, танец. Жоан всем телом подалась навстречу Луису, обхватила его так сильно, как будто не собиралась отпускать до конца жизни.
Он довел ее до исступления. Она желала его снова и снова. Ей хотелось, чтобы это никогда не кончилось. Обезумев от сладостной боли, Жоан выкрикнула его имя, и в этот момент Луису показалось, что он утонул в бурлящем море наслаждения.
Ошеломленные и обессиленные, они лежали, сжимая друг друга в объятиях. Через минуту Луис приподнялся и заглянул в глаза возлюбленной. Она протянула руку и убрала с его лба непослушную прядь. Воздух был полон ночных звуков.
— Такое чувство, что мы одни во всем мире, — прошептала она.
— Так и есть. Это — Эдем, — хрипло сказал Луис и поцеловал ладонь девушки. — А ты — моя Ева.
Она счастливо засмеялась. Его рука заскользила по ее бедру. Она вздрогнула от этого прикосновения и выдохнула:
— Луис.
— Что?
— Я полюбила твой дом. — Жоан улыбнулась, заметив, что Луис вопросительно приподнял брови. — Ты хотел услышать не это?
— Я хотел услышать большее.
— Что я люблю тебя? — подсказала она.
Луис посерьезнел. Было заметно, что он волнуется.
— А разве это не так?
— Это — так.
— Сегодня ты убедилась в этом?
— Да, но потребуется некоторая практика.
Луис засмеялся, облегченно вздохнув.
— И на какое время рассчитана твоя практика?
— О, на это могут уйти годы.
— Многие годы, может быть, вся жизнь, — ласково проговорил Луис.
Жоан прижалась к нему всем телом, потерлась носом о его шею.
— Чего сейчас не хватает, так это музыки, — вздохнув, сказала она.
— Только попроси, — сказал Луис, встал с постели и направился в дальний угол, где стоял патефон. Комнату наполнила музыка.
— Потанцуем? — спросил Луис и протянул руку девушке.
Она выскользнула из постели, пересекла комнату и оказалась в объятиях Луиса. Они танцевали обнаженные в залитой лунным светом комнате посреди колумбийских джунглей под музыку далекой Франции. Таинственные звуки ночи и биение их собственных сердец сопровождали танец.
Они медленно двигались, наслаждаясь чувственным соприкосновением тел. Одной рукой Луис держал Жоан за талию, а другой поглаживал ее плечо и спину. Жоан почувствовала вновь нарастающее желание. Движения их были замедленными, плавными, ритмичными. Желание Луиса вновь проснулось. Удовольствие от движения под музыку пьянило обоих. Они долго кружились в вихре музыки и вихре любви. Мелодия, наконец, закончилась, влюбленные больше не сдерживали себя. Он бережно поднял ее и отнес на кровать.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень луны - Спайс Вирджиния



Прочитала только 4 главы, дальше просто тоска зеленая... тягомутина... киметровые диалоги ниочем... зря потраченное время
Тень луны - Спайс ВирджинияМаруся
1.09.2013, 14.57





Мне понравилась книга,9 баллов
Тень луны - Спайс Вирджиниятая
3.02.2014, 8.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100