Читать онлайн Тень луны, автора - Спайс Вирджиния, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тень луны - Спайс Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тень луны - Спайс Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тень луны - Спайс Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спайс Вирджиния

Тень луны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11



Франк спешился на пристани и приветствовал человека, только что ступившего на гулкий деревянный помост. Тот улыбнулся и протянул руку.
— Энтони Руж! Добро пожаловать в мои владения! Это гостеприимное место, уверяю вас.
— Не сомневаюсь. Я, признаться, не знал, чего ожидать, поэтому был готов к чему угодно. Но это! — Он обвел рукой окрестности. — Просто потрясающе. Даже не знаю, зачем вам инженер. У меня подозрение, что вы и сами можете построить плотину.
Энтони Руж был одним из лучших инженеров в своей области, и именно поэтому Франк пригласил его.
Это был не слишком высокий человек и крепко сложенный, глядя на него, хотелось сказать — сбитый. Широкие, некогда мускулистые, плечи обросли жирком, пуговицы сюртука едва сходились на округлом животе. Он был еще молод. Не юноша, но до «человека средних лет» пока не дотягивал. Его волосы были такими светлыми, что казались почти белыми, а глаза — необыкновенной синевы.
Скуластое волевое лицо Ружа, квадратный, упрямый подбородок и высокий лоб делали обладателя этой внешности привлекательным для женщин.
— Я знаком с планами, которые вы представили губернатору. Он с энтузиазмом поддерживает вашу идею. Вообще, скажу по секрету, вы пользуетесь его уважением. Никогда не слышал, чтобы старик так хвалил кого-нибудь из белых.
— Вы хотите сказать — из чужаков?
— Нет, Франк, именно то, что сказал. Из белых. Губернатор — чистокровный индеец. Белые для него прежде всего, — завоеватели. Разве вы не сталкивались здесь с разделением по расовому признаку?
— О, сколько угодно!
— Вот и я о том же. На свежий взгляд это, ох как заметно. Но губернатор не глуп.
— Я благодарен ему за поддержку. Эй, Перез, дружище, веди сюда эту белоногую красотку, что уже измаялась без седока, — крикнул Франк оборачиваясь. — Нас ждет дорога через джунгли. Запаситесь терпением, Энтони. Вы когда-нибудь путешествовали подобным образом?
— Однажды. Признаться, я едва не сошел с ума.
— Поздравляю! Вам вновь предоставился шанс, — рассмеялся Франк.
В столовой, где вся компания ожидала хозяина и его нового гостя, при виде красиво сервированного стола, инженер позабыл все неудобства путешествия. Инстинкт гурмана подсказывал ему, что следующий час будет прожит не напрасно.
— Это довольно дорогостоящий проект, — проговорил Жозеф, отпивая из бокала.
— Он стоит того. Деньги, вложенные в него, окупятся уже через пять лет, а то и раньше, — сказал Хоген.
— Кстати, губернатор просил меня передать вам, Франк, что правительство оплатит половину расходов по строительству плотины. Ведь она, в конце концов, принесет пользу не только вам, но и всей округе. Всем, живущим вдоль реки, — сообщил Энтони.
— Это очень хорошая новость. Я-то уже начал потуже затягивать поясок, — улыбнулся Франк.
— Не мешало бы осмотреть участок, выбранный для строительства, — предложил гость.
— Выбрано хорошее место. Образовавшееся озеро никому не навредит — ни фермам, ни Боготе, ни раскопкам. Оно будет на безопасном расстоянии.
— Раскопкам? — удивился инженер.
— Разве губернатор вам не сказал? — спросил хозяин.
— Нет. А что такое?
Франк стал рассказывать о Перье и его проекте.
— Я обговорил с ним все задолго до официального объявления о строительстве. И он не против. Вода остановится на расстоянии шести, семи миль до участка раскопок. Луис считает, что это не создаст проблем.
— Значит, все готово к началу строительства? — спросил Руж.
— Сегодня мы уже ничего не сможем сделать, но завтра с утра начнем. Осмотрим земли и вернемся к ночи домой. Когда мы приступим к работе, то будем не одни. Нужно вырубить участок джунглей, а это непросто. Ох не просто, поверьте, дорогой Энтони. Но, благодарение Всевышнему, в этих краях полно здоровых, крепких, желающих заработать мужчин.
— Будем надеяться, что они справятся.
— Что вы скажете на счет небольшой экскурсии по моей империи? — поинтересовался Франк.
— О, я хотел вас об этом просить, но как-то стеснялся.
— Ложное стеснение.
— Я с радостью поеду, — ответил инженер.
Мужчины покинули столовую и отправились осматривать дом. Он произвел на Ружа хорошее впечатление, но поездка по землям Хогена вызвала у гостя величайшее изумление.
— Я думал, вы шутите, назвав свои владения империей, но, черт возьми, так оно и есть! Здесь положено столько труда. Это видно во всем, Франк, поверьте.
— Это был вдохновенный труд, и я горжусь тем, что сделал. Знаете, здесь все по-другому. Отсюда Европа кажется выцветшим, сном. Вы, Энтони, вряд ли поймете меня, вы европеец чистой воды, но, поверьте на слово, — этот край дарит счастье.
— Вы хорошо живете, Франк. Не часто встретишь человека, который не жалуется на бытие.
— В этом лучшем из миров, — добавил Хоген.
— Вы много трудитесь.
— Да, я много работаю, — смеясь, ответил Франк. — Сначала от пятнадцати до двенадцати часов в день, чуть позже — по десять часов. И только в последний год я работал, как все нормальные люди, по восемь часов, но семь дней в неделю.
Руж покачал головой и тоже рассмеялся. Они повернули лошадей к дому.
Работа на строительстве плотины шла медленно, приходилось делать тщательные замеры. За неделю удалось расчистить площадь, отведенную под строительство. Энтони Руж нанял в Боготе две дюжины опытных рабочих. В округе нашлись люди, заинтересованные в строительстве. Их взяли помощниками мастеров. Так же сформировали охрану участка, вооруженную ружьями и пистолетами.
Теперь Хоген большую часть времени проводил на плотине. Его энтузиазм заражал всех. Между людьми инженера не возникало никаких разногласий, и работа спорилась. Атмосфера взаимопонимания делала труд легким. Никто не ждал неприятностей, ничто не предвещало беды.
Но в один из дней двое рабочих обнаружили труп вблизи лагеря. Известие об этом вызвало переполох среди его обитателей. К месту, где находился труп, поспешили Энтони и Франк.
— По-моему, он умер от укуса змеи, — сказал Франк, осмотрев тело.
— Какой змеи? — спросил кто-то из собравшихся.
— Я думаю, его укусила коралловая змея, — предположил Джо, переселенец, который так же, как и Хоген, решил изменить свою жизнь, но в более позднем возрасте — ему было уже за шестьдесят.
— Да брось ты — возразил кто-то.
— Ты думаешь, это не коралловая змея? — спросил инженер, обращаясь к Хогену, заметив, что тот качает головой.
— Коралловые змеи очень ядовиты, это так. Но они не нападают на людей. Они скрытные и неагрессивные. Карл должен был бы бежать за ней, чтобы она напала. Я ни разу не слышал, чтобы коралловая змея напала на человека, если он не пытался схватить ее. Я знаю, что это было, Джо, — тихо добавил Франк, наклоняясь к рабочему.
— Что же?
— Fer-de-lance.
— По крайней мере, так их называли на Мартинике. Здесь же называют ярарака. Очень агрессивная и смертельно ядовитая.
— Смертельное копье.
Франк испытывал угрызения совести. Он нес ответственность за этого человека и не сумел уберечь. Люди стояли вокруг распростертого на земле тела в полной тишине.
— Надо его похоронить, — сказал Франк. Несчастный случай потряс работающих на строительстве. Все были подавлены. Франк проследил, чтобы тело увезли в дом и послали за представителями власти. Наскоро сколотили деревянный гроб и осторожно уложили в него завернутого в простыню покойника. Решено было отправить его по воде до Барракуйи и после медицинского заключения похоронить там.
Но Хоген никому не сказал, что не нашел на теле погибшего следов змеиного укуса. Правда, не шее была едва заметная дырочка, но явно не от укуса змеи. Да, он промолчал. Откровенность могла повредить делу. Но суть не в этом. Не стоит себя обманывать, думал он.
Франк был напуган, потому что не мог объяснить случившееся, и боялся, что к моменту медицинского освидетельствования исчезнут все признаки, по которым можно было бы определить причину смерти.
«А может, я ошибаюсь», — сказал он себе. Ему хотелось, чтобы это было именно так.
Известие о том, что работы на строительстве плотины начались, дошло и до Сальмы. Каждую ночь девушка мечтала о той минуте, когда увидит Франка. Она теряла голову, думая о том, что он почти рядом, работает в джунглях с другими мужчинами. Она хотела увидеть его. Желание это было настолько острым, что затмевало собою все. Отец и брат были заняты на раскопках, и Сальма, предоставленная самой себе, сгорала, не находя выхода своей страсти.
Мечтами о Франке она доводила себя до исступления, до слез отчаяния, еще более горьких оттого, что это были первые слезы бессилия перед произволом жизни. Да, она красива, но что значит красота, если на нее не смотрят глаза любимого?!
И Сальма решилась на дерзость.
Заранее зная, что отец будет недоволен, она все же отправилась на строительство. Чтобы попасть туда, нужно было пройти через джунгли. Но девушка и раньше ходила от дома отца до дома Луиса и отлично знала этот путь.
Если быть осторожной, то можно проплыть на каноэ до места строительства плотины. Единственная проблема — придумать причину поездки. Но она не стала терять времени и отправилась в путь, надеясь по дороге придумать, что сказать.
К дому Перье ее привела едва видимая заросшая тропка. Приблизившись, девушка увидела Марию, которая как всегда была занята домашней работой.
— А, Сальма! — улыбнулась женщина и помахала рукой в знак приветствия. Потом вдруг сообразила, что девушка одна, и улыбка сразу сошла с ее лица.
— Неужели ты пришла сюда одна? Представляю, как твой отец будет сердиться. Ходить в одиночку через джунгли опасно. Тебе ли не знать этого?
— Я знаю, откуда ждать опасности, — отвечала Сальма. — Я не первый раз хожу сюда.
— Но не одна.
— Ну и что?
— С тобой всегда были либо отец, либо брат, либо кто-то из мужчин. И они всегда были вооружены, — с укоризной добавила Мария и уперлась руками о бедра. — Теперь тебе придется остаться здесь, пока кто-нибудь не заберет тебя.
— Я не могу, Мария. Мне надо идти дальше. Я…, у меня важная записка к сеньору Франку, а я знаю, что он недалеко отсюда.
Сальма врала с большой убедительностью. Глядя в эти прекрасные, цвета темного шоколада глаза, невозможно было не поверить. Мария уже не сердилась. Тот факт, что девушка пришла сюда одна, теперь только изумлял ее.
— Не понимаю, как твой отец мог послать тебя с какой-то там запиской. Да что говорить! — она в сердцах махнула рукой. — Все мужчины одинаковы. А ты, детка, будешь среди них одна.
Глаза Сальмы светились радостью. Она надеялась, что Франк привезет ее обратно, ведь плыть на каноэ против течения не под силу хрупкой девушке. Мария и не пыталась больше отговаривать ее. Она хорошо знала Сальму — остановить ее не удастся.
— Мне пора, Мария. Хочу успеть доплыть до наступления темноты. Каноэ сеньора Перье у реки?
— Да.
— Тогда мне надо спешить.
— Счастливо, детка!
— Когда вернусь, я побуду здесь и помогу тебе.
Сальма быстро собралась, боясь, как бы Мария не догадалась об истинной причине ее поездки. На берегу она нашла каноэ. Оно оказалось жутко тяжелым, так что пришлось потрудиться, чтобы столкнуть его в воду. Каноэ подхватило течением так, что Сальма едва успела вскочить в него. Припомнив, как отец учил грести, она взялась за весла, и вскоре была уже на середине реки, которая несла ее, как несет вольный ветер невесомое перо.
Спустя какое-то время, она заметила несколько каноэ у изгиба реки, в паре миль от участка, где велось строительство. «Почему они здесь, а не возле лагеря?» — подумала девушка.
Никого из людей на берегу не было видно. Причалив, Сальма вытащила лодку из воды и огляделась. Весь берег был вытоптан, несколько тропинок вели в джунгли и в сторону плотины.
Сальма лишь пожала плечами. В этом была какая-то нелогичность. Зачем Франку разбивать лагерь здесь, далеко от участка, ходить туда каждый день через полные опасностей джунгли? Франк — умный человек, и успел изучить особенности этой страны. С ним работают колумбийцы, а уж они бы настояли на том, чтобы лагерь был разбит на территории строительства. Чьи же это следы, здесь, на берегу? Вот что Сальме хотелось бы знать.
Девушка повернулась и зашагала по тропинке, ведущей к лагерю. Она шла тихо, постоянно оглядываясь, чтобы первой заметить хищника в случае его появления.
Сальма ступала совсем неслышно, поэтому и осталась незамеченной мужчиной, на которого едва не натолкнулась. Он стоял к ней спиной. В первую минуту Сальма приняла его за местного жителя, но потом заметила в его руках бинокль, которым крестьяне никогда не пользовались. Ей вдруг все стало ясно. Она догадалась, что незнакомец наблюдает за лагерем Хогена.
Этот человек не мог быть одним из строителей. Тогда зачем он здесь? Почему наблюдает за лагерем? Все это очень подозрительно и об этом нужно рассказать Франку. Но как пройти мимо мужчины, оставаясь незамеченной? Что-то подсказывало Сальме, что этот человек опаснее любого хищника.
Она медленно сошла с тропинки и мгновенно, словно в морских волнах, исчезла в зеленых зарослях. В тени и шелке леса она прошла еще немного и бросилась бежать к лагерю. Влажная духота джунглей, спутанные ветви, острые сучья мешали ей. Через четверть часа, едва дыша, мучимая жаждой, она вышла к лагерю. Сальма уже видела блеск реки, слышала голоса людей.
Девушка остановилась на минуту перевести дух и снова пошла вперед. Сделав несколько шагов, она вдруг почувствовала чей-то взгляд и замерла в испуге. Сальма кожей ощущала силу пронизывающего, холодного, чужого взгляда. Этот взгляд мог быть взглядом хищника, а мог принадлежать и человеку. Она застыла на месте, боясь пошевелиться.
Если это животное, то она может оказаться слабее. Поборов желание бежать, девушка медленно повернулась. На тропе стоял ягуар. Их глаза встретились. В первую секунду девушка обомлела. Но когда животное приготовилось к прыжку, Сальма помчалась так, словно под ногами горела земля. Ягуар прыгнул.
Неожиданно на тропе появился человек. Он держал ружье наготове, но стрелять не спешил. Казалось, сцена охоты занимает его. Как же безжалостна жизнь и как скоротечна! Он улыбнулся уголками губ. Это был тот незнакомец с биноклем, встречи с которым Сальме удалось избежать, а затем уйти незамеченной. Так думала она.
Но незнакомец увидел ее в самый последний миг — ее ускользающую тень. Он понял, что девушка шла к лагерю и что она видела его. А женщины так болтливы!
Нет, конечно, девчонка ни в чем не виновата. Она просто оказалась не в том месте и не в то время. Вот и все. Ничего больше. Судьба. Он снял с плеча ружье и направился следом. Он уже боялся, что упустил ее, и ругал себя за ротозейство, когда, наконец, увидел ее.
Сальма неподвижно стояла на тропе, На ее стройной спине, как толстые черные змеи, лежали косы. Юбка приоткрывала загорелые щиколотки. Руки ее были опущены и сжаты в кулаки. Девушка медленно обернулась. И тут из зарослей вышла самка ягуара. Когда девушка побежала, незнакомец опустил ружье.
Сальма рванулась из последних сил и запрыгнула на обвитый лианами древесный ствол. В детстве ей довелось лазать по многим деревьям, но так быстро — никогда. Самка ягуара ударила лапой и достала ее, расцарапав ногу, но девушка успела подтянуться выше. Она вцепилась в ветку, закрыв глаза и тяжело, прерывисто дыша. Еще мгновение, и было бы поздно.
Отец говорил ей, что дикие кошки не нападают на людей, если только это не старое, хилое или раненое животное, которому трудно охотиться.
Сальма отважилась взглянуть вниз. Самка ягуара уходила в глубь джунглей, и девушка заметила, что животное хромает. Вот почему ей удалось спастись!
Девушка осмотрелась вокруг. Были только джунгли, многоголосые и безмолвные одновременно. Незнакомец так же тихо растворился в зеленом море, как и появился из него. Очевидно решив, что дикие кошки не промахиваются и ему на чужом пиру делать нечего. Напряжение последних минут сказалось только сейчас. Сальма плакала навзрыд, растирая слезы по лицу рукавом рубашки. Нужно было выбираться отсюда. Она ведь не намерена умирать здесь!
Изредка отдаленным эхом слышались голоса людей. Строительная площадка Франка совсем недалеко. А что если позвать на помощь? Услышат ли ее там? А что будет, если ее первым услышит незнакомец, что околачивается поблизости? Соглядатай. Опасный соглядатай.
Теперь охранники дежурили по двое. Смерть Карла вселила в людей страх. Хоген не сказал никому о своих сомнениях относительно причины гибели рабочего. Он не сделал этого, потому что сам не мог ответить на вопрос: кто повинен в этой трагедии, кто убил Карла? И почему? Франк решил подождать заключения экспертов.
Расчистка территории по обеим сторонам реки шла довольно быстро, и вскоре предстояло завозить строительные материалы.
Уже несколько дней Хоген боролся со странным чувством — ему казалось, что за ним наблюдают. Он не смог объяснить даже самому себе причину этого ощущения, но оно было слишком явным, чтобы не замечать его. Он огляделся вокруг. Люди были заняты, никто не обратил на него внимания. И все-таки это новое чувство не покидало его и вызывало ощущение опасности.
Хоген сунул руку в карман и привычным жестом нащупал пистолет. Великое изобретение цивилизации. За годы жизни в этих местах он привык различать звуки джунглей, мог назвать животных, чьи крики слышал. Но то, что он услышал в следующее мгновение, заставило насторожиться. Человеческий крик донесся из джунглей. И это был крик женщины. Он не мог ошибиться.
Энтони Руж подбежал к Франку. С некоторых пор он взял за правило носить с собой ружье. Они не говорили на эту тему, но Франк чувствовал — инженера что-то тяготит.
— Вы слышали это, Франк? Что это было, черт побери?
— Да, слышал, — отозвался Хоген. — По-моему, это голос женщины.
Он всматривался в зеленую стволистую мглу вокруг себя, пытаясь понять, откуда шел звук.
— Наверное, показалось. Жара нас доконала, — пробормотал Энтони. — Может, это визжало животное?
— Животное?
— Ну да. Какая-нибудь там обезьяна.
Франк обернулся и посмотрел на инженера. Этот светский господин сейчас мало чем отличался от своих рабочих. На нем была льняная рубаха с перекрестием подтяжек на спине, под мышками темнели влажные круги. Но худеть месье Руж не собирался. Несмотря на жару, у него был всегда отменный аппетит.
— Нет, это была женщина, — решительно сказал Франк. — Какая-то колумбийка бродит неподалеку. Что-то напугало ее.
— Я пойду взгляну, — сказал инженер.
— Нет, останьтесь здесь. Нам не хватало еще одного несчастного случая. Я пойду сам, — заявил Франк.
— Будьте осторожны.
— Обязательно.
— Возьмите мое ружье, Франк.
— Благодарю.
— Вы хоть знаете, откуда он.
Но Энтони не успел договорить. Крик вновь повторился. Франк бросился к зарослям. В лесном многоголосом хоре он на мгновение растерялся, но потом определил, откуда доносится крик, и заспешил в том направлении. Путь ему преградила самка ягуара. Увидев ее, Франк поднял ружье.
Животное, испуганное внезапным появлением человека, зарычало и отступило в чащу. Хоген положил ружье на плечо и направился к дереву, где заметил светлое пятно — женскую блузку. Он ожидал увидеть кого угодно, но только не Сальму.
— Сальма! Что ты здесь делаешь, скажи, ради бога! — воскликнул он в крайнем изумлении.
Девушка ответила без затей:
— Спасаюсь от ягуара.
— Это я вижу, — проворчал Франк. — Я имею в виду, что ты делаешь здесь? Где твой отец?
— Если ты поможешь мне спуститься, я отвечу на все твои вопросы.
Хоген прислбнил ружье к дереву и помог Сальме слезть. Когда она, наконец, оказалась рядом, он, сдвинув брови, проговорил:
— Что ты тут делаешь?
— Ты уже спрашивал.
— Вот именно, Сальма. Где твой отец?
— Где же ему быть? На раскопках, конечно.
— Ты проделала весь путь одна?
— Да.
— Зачем? Ты же знаешь, как опасно в джунглях. Ты была на волосок от смерти.
— Я знаю, Франк. Ты спас меня.
— Я?! — Он удивленно уставился на Сальму. Потом рассмеялся и покачал головой. — Ну и ну. Что за народ эти женщины! Сами придумают небылицу, и сами же в нее поверят. Отец знает, что ты здесь?
— Не знает.
— О Господи, — простонал Франк. — Зачем ты это сделала? Мендрано убьет тебя, когда найдет. А вместе с тобой — и меня.
— Ерунда.
— Что?
— Хорошо, что я пришла. Я тут кое-что видела.
Вокруг твоего лагеря кто-то крутится. Ты должен об этом знать.
— Неужели ты еще что-то заметила? Мне показалось, ты была увлечена игрой в салочки с ягуаром. — Франк все-таки улыбнулся.
Его улыбка заставила Сальму забыть обо всех пережитых страхах. Он излучал столько обаяния, силы и красоты, что устоять перед этим было невозможно. Франк казался ей лучезарным богом солнца. И она заулыбалась в ответ.
— Не так уж и увлечена, чтобы не увидеть кое-что, — отвечала Сальма.
Она описала свою встречу в джунглях с незнакомцем.
— Он наблюдал за лагерем. Я уверена!
— Белый?
— Да.
— Как он выглядел?
— Я постаралась поскорее уйти. А потом видела его мельком на расстоянии, но увидела, что он хорош собой. Он высокий, как ты, но не такой красивый, — быстро добавила Сальма.
Франк расхохотался.
— Ты была далеко, но смогла разглядеть это?
Теперь Сальма смотрела на него серьезно.
— Он хотел, чтобы самка ягуара разорвала меня. Он хотел моей смерти. Это опасный человек.
Франк вдруг стал серьезным: Кивнув головой, он сказал:
— Хорошо. Идем в лагерь. Я распоряжусь, чтобы сообщили твоему отцу, что ты здесь. Сегодня ты — моя гостья.
Сальма не хотела, чтобы ее отправили домой, как провинившуюся девочку. Она не позволит обращаться с собой, как с капризным ребенком. Причина ее появления здесь серьезна. Ради этого стоило рисковать. Даже жизнью. Она шагнула к Франку, вскрикнула и вдруг упала. Франк встал на одно колено, склоняясь над ней.
— Что случилось? Тебе больно?
— Нога. Я, кажется, не могу идти.
— О, мой бог! Ты же ранена, Сальма.
— Она достала меня лапой.
— Подумать страшно. Бедная моя девочка!
Сальма в изумлении распахнула глаза. Хоген осмотрел ее ногу. Он был встревожен состоянием Сальмы, но все же не мог не заметить, какой гладкой, нежной была ее кожа — цвета золота и сметаны — и какими стройными были ее ноги. Франк вдруг смутился и сказал:
— Я отнесу тебя в лагерь, и там мы осмотрим ногу как следует. Тебе может понадобиться врач.
Хоген закинул ружье за спину и легко поднял девушку. Она была наверху блаженства. Сальма обняла его и положила свою голову на его плечо, чувствуя себя совершенно счастливой.
Наконец-то, ее мечта сбылась. Она желала этого с того дня, когда впервые увидела Франка. Тогда отец привел его к ним в дом, где он жил, пока строил свой. Тогда-то Сальма и влюбилась в него. С тех пор любовь ее крепла с каждым днем, и ничто не могло изменить ее чувства к Франку. И если когда-нибудь наступит день, когда он взглянет на нее, как на женщину, она пойдет к нему, не заботясь о том, что скажут люди.
Неся Сальму на руках, Франк думал о ней. Он знал ее еще девчушкой и всегда думал о ней, как о дочери Мендрано или сестре Антонио, считая ребенком. Сегодня он вдруг заметил, что она превратилась в женщину, великолепно сложенную, мягкую, нежную. Она крепко прижималась к нему, и Франк чувствовал легкое волнение от ее прикосновений.
Он был поражен собственной реакцией и заставлял себя не думать о ней. Но тело и чувства не повиновались.
Наконец они пришли в лагерь. Энтони и еще несколько человек тут же подошли к ним. Франк заметил, какими глазами смотрели на Сальму мужчины. Для них-то она не была ребенком. Они с восхищением рассматривали ее. Франк чувствовал, что эти взгляды, это восхищение раздражают его. Лагерь — не самое подходящее место для женщины, подумал он.
— Какая девушка! — воскликнул Руж. — Все-таки пессимисты не правы. Жизнь преподносит сюрпризы, когда их не ждешь. Дивное создание! Кто она? Что случилось?
— Это дочь Мендрано, управляющего на раскопках Перье. Вы помните его? Он недавно приезжал сюда с запиской, — ответил Франк. — В джунглях девушка встретилась с ягуаром.
— И осталась жива?
— Как видите. У нее ранена нога.
— Отнесите ее в мою палатку. Там удобно. Пусть наша гостья отдохнет, — предложил Энтони.
— Ей нужен врач. Придется отправить кого-нибудь на раскопки дать знать Мендрано, что его дочь здесь. Я отвезу ее к себе. Это не так уж далеко. Энтони, я не знаю наверняка, когда вернусь. Но нам надо будет очень серьезно поговорить. Позже.
— Какие-то неприятности?
— Надеюсь, что нет. Но будьте осторожнее, — сказал Франк, понижая голос, чтобы их не услышали другие. — Сальма говорит, что за нами наблюдают. Не знаю, кто и зачем, но не будем испытывать судьбу. Я привезу людей, которые знают джунгли.
— Хорошо. Я удвою охрану и велю всем держаться ближе. Но не могу понять, зачем кому-то следить за нами?
— Я тоже. И это меня сбивает с толку, — ответил Франк.
Он подошел к стоявшим у берега каноэ и осторожно усадил Сальму в одно из них. Оттолкнувшись от берега, Франк запрыгнул следом, и, покачиваясь на волнах, девушка поплыла, как сказочная дева со своим возлюбленным. Ради этого момента стоило рисковать.
Энтони смотрел, как каноэ медленно исчезает из виду. К нему подошел один из рабочих.
— Теперь я точно знаю, чего не хватает в этом лагере, — сказал он.
— Ну и чего же? — отозвался инженер, поворачиваясь к нему.
— Хорошеньких женщин, — усмехнулся тот. — И этой красавицы, которую мы только что видели. Вам надо отпускать Хогена в джунгли как можно чаще, чтобы всякий раз он возвращался с какой-нибудь очаровательной девушкой.
— Да? — рассмеялся Энтони. — Смотри не прогадай. У этой красавицы отец — управляющий раскопками, и с братом надо считаться. Так что остынь, мой друг.
Оба расхохотались и разошлись.
Энтони Руж отдал приказ установить двойную охрану и сократить периметр лагеря. Остальные продолжали работать. Инженер же поймал себя на том, что непроизвольно всматривается в чащу джунглей, будто ожидая увидеть кого-то.
Кто следит за ними? Ведь плотина, которую они строят, для всех. Кому они могли помешать? Ответа на эти вопросы он не знал. Может быть, Франк что-нибудь прояснит, когда вернется.
Сидя в лодке напротив Сальмы, Франк не сводил с нее глаз. Она же, как ни старалась, не могла придумать ни одной уважительной причины своего появления в лагере. Что бы она ни сказала, он вряд ли этому поверит, а потому Сальма решила сказать всю правду.
Солнце опустилось к горизонту, когда каноэ ударилось о пристань. Франк шагнул на деревянный помост, потом наклонился и поднял Сальму, прижав к себе.
— Ты сможешь немного постоять? — спросил он.
Сальма кивнула. Франк привязал каноэ, потом подхватил девушку на руки. Дорога к дому была довольно длинной, обычно к пристани ездили верхом. Франк шел быстро, удивляясь, что Сальма такая легкая.
— Франк, — тихо позвала девушка.
— Да?
— Ты ты можешь поставить меня. Я смогу идти.
— Не придумывай. Дорога неблизкая, и нога разболится еще больше.
— Я могла бы идти осторожно. А ты, пока донесешь меня, совсем выбьешься из сил.
Франк остановился и посмотрел на нее. В лучах заходящего солнца она была очень красива. Он был просто очарован ею.
— Сальма, я прошу, объясни мне, что происходит? Почему ты здесь? Страшно думать о том, что тебя мог разорвать зверь.
— Хорошо, Франк. Я… Если ты обещаешь не сердиться, я все объясню.
— Я не буду сердиться, — ответил он. — Не стоять же здесь до темноты. Пошли в дом, там и поговорим. Кстати, подумай, как ты объяснишь свой поступок брату и отцу.
— Я знаю, ты не поверишь мне, — сказала Сальма. — Но отец и брат поймут меня. Они уже знают о моих чувствах. Осталось объяснить только тебе, и надеюсь, что ты поймешь.
Франк пожал плечами, взял девушку на руки и понес к дому.





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тень луны - Спайс Вирджиния



Прочитала только 4 главы, дальше просто тоска зеленая... тягомутина... киметровые диалоги ниочем... зря потраченное время
Тень луны - Спайс ВирджинияМаруся
1.09.2013, 14.57





Мне понравилась книга,9 баллов
Тень луны - Спайс Вирджиниятая
3.02.2014, 8.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100