Читать онлайн Строптивая наложница, автора - Спайс Вирджиния, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Строптивая наложница - Спайс Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.37 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Строптивая наложница - Спайс Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Строптивая наложница - Спайс Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спайс Вирджиния

Строптивая наложница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Шуршащие занавески раздвинулись, и в комнату вошла Зарифа. Неохотно поднявшись с постели, Элизабет быстро натянула шаровары и блузку, не желая оставаться перед вошедшей в чем мать родила. За три недели, проведенные в гареме Джамиля, ее самолюбию был нанесен уже не один укол со стороны француженки. Но вступать в конфликт не хотелось, и она, как могла, старалась избегать стычек и препирательств.
– Приветствую тебя, Амина, дочь туманной страны, – медленно проговорила Зарифа, останавливаясь у раскрытого окна. – Как твоя раненая спина? Следы побоев уже совсем прошли?
Отвернувшись, Элизабет мучительно поморщилась. Когда же они все перестанут напоминать ей о перенесенном унижении? И как только Джамиль додумался рассказать об этой истории своей фаворитке! Если Зарифа испытывала к ней недоброжелательность, у нее был прекрасный повод позлорадствовать. Ведь женщин гарема Джамиля практически никогда не наказывали плетьми. Принц безмерно гордился своим мужским обаянием и всегда добивался от наложниц любви и послушания без помощи угроз. А если не получал желаемого, просто избавлялся от несговорчивой наложницы, отправляя ее обратно на невольничий рынок. Однако шутить с этим было опасно: кое-кого препроводили и в бордель для неверных, где, говорят, женщины редко выдерживают больше двух-трех лет.
– Спасибо, что беспокоишься обо мне, любезная Зарифа, – помолчав немного, ответила Элизабет. – Моя спина уже вполне зажила.
– Подними рубашку! – скомандовала фаворитка. Заметив всплеск негодования в глазах наложницы, француженка негромко рассмеялась. – Я должна убедиться, что все в порядке. Так велел Джамиль.
Элизабет засомневалась в правдивости слов Зарифы, но спорить не стала. Снова стянув блузку, она повернулась к фаворитке спиной, мысленно призывая себя к спокойствию. За одиннадцать месяцев, проведенных в плену, она научилась быть сдержанной – это то, чего ей всегда так не хватало.
– Да, действительно, рубцы уже совсем не видны, – фаворитка погладила спину девушки. – Остались лишь тонкие белые полосочки, но и они почти незаметны. Что ж, значит, сегодня ты сможешь предстать перед господином.
Удивленно вскинув брови, Элизабет повернулась к Зарифе. Странно, но сообщение фаворитки вместо ожидаемой радости вызвало у нее огорчение. Когда-то она так мечтала об объятиях Джамиля, но сейчас ее сердце почему-то сжалось от боли. Неужели все изменилось потому, что рядом находился Леон?
– Ты сказала, Зарифа, что наш милостивый повелитель желает призвать меня к себе? – переспросила она.
Француженка капризно поджала губы:
– Обрадовалась, да? Нет, речь не идет пока о ночных утехах. Господин приглашает тебя на пир. Кроме тебя, там буду я и еще четыре наложницы. Джамиль желает оценить твое мастерство в танцах, о котором он столько наслышан.
– От кого?!
– Не знаю, – Зарифа пожала плечами. – В любом случае, такова его воля. По его приказу тебе приготовили дивный изумрудный наряд. Этот цвет не подобает носить неверным, но Джамиль хочет, чтобы ты его надела. Я видела этот наряд. – Фаворитка многозначительно помолчала. – Он прекрасно подходит к твоим глазам и волосам. Ты затмишь всех красавиц нашего гарема.
– Но… но я не смогу порадовать господина танцами, – растерянно проговорила девушка. – Да, мне пришлось научиться этому искусству на кораб… в гареме бея. Однако было бы преувеличением говорить о каком-то мастерстве.
Зарифа язвительно усмехнулась:
– Что же делать, если так велел господин? Придется постараться. В любом случае, Джамиля не будет во дворце до вечера, и мы не сможем его предупредить. А во время пира будет уже поздно.
Пристально взглянув на женщину, Элизабет нахмурилась:
– Это ты подсказала ему эту идею, да, Зарифа? Зачем ты все время пытаешься мне вредить? Ревнуешь к Джамилю, потому что он помог мне бежать из гарема Мехмет-Али? А раньше ты говорила другое!
– Это было тогда, когда я была красивой и полной веселого огня, – обиженно проговорила фаворитка, и, к немалому изумлению Элизабет, краска с ее накрашенных ресниц поплыла от слез. – Но недавно все изменилось. Я больше не смогу доставлять господину столько радости в постели, не смогу проделывать все, что так нравилось ему. И скоро он совсем охладеет ко мне. Тем более что рядом находится еще малознакомая ему красивая женщина! Потому что я… я ношу его ребенка.
Элизабет ласково коснулась ее плеча, и Зарифа судорожно разрыдалась прямо у нее на руках. Когда женщина успокоилась, Элизабет тщательно стерла с ее лица черные потеки и с улыбкой сказала:
– Ты должна сегодня же рассказать об этом Джамилю, глупышка. Только представь, как он обрадуется! Ведь у него еще нет сыновей, только дочери. Вдруг как раз у тебя родится мальчик, и ты станешь первой женой? Ведь у принца их пока только три!
– Да, хорошо, если бы это оказалось так! – Зарифа в последний раз всхлипнула и попыталась улыбнуться. – Но я до сих пор не решила, стоит ли уже сейчас рассказывать об этом Джамилю. Я боюсь, что он из осторожности перестанет призывать меня на свое ложе, и тогда место в его сердце займет другая. Например, ты!
Опустив глаза, Элизабет медленно покачала головой. Здесь, в гареме сына Мехмет-Али, с ней обращались так бережно, что лучшего нельзя было и желать. Так почему же она по-прежнему чувствует себя несчастной? И разве это справедливо по отношению к Джамилю? Организовать побег из сераля было неимоверно сложно. И, конечно, принц не рассчитывал вместо благодарности увидеть ее слезы. Она обязана хотя бы притвориться счастливой, чтобы не оскорбить его в лучших чувствах.
– Нет, Зарифа, ты заблуждаешься, – помолчав, ответила она. – Такое событие нельзя скрывать. А вдруг ваша… неумеренная страсть повредит ребенку? В конце концов, ведь можно заниматься любовью разными способами. Давай скажем принцу об этом сегодня же вечером.
– Скажи ты, – неожиданно предложила фаворитка. – О Аллах, я прекрасно понимаю, что должна это сделать, но у меня не поворачивается язык. Пусть моя судьба вершится чужими устами.
– А потом ты непременно найдешь повод в чем-нибудь обвинить меня, – усмехнулась Элизабет. – Хорошо, Зарифа, я скажу Джамилю. Я уже знаю, как это преподнести.
Выпроводив француженку, девушка возбужденно заходила по комнате. Если сегодня Джамиль узнает, что Зарифа ждет ребенка, возможно, он так обрадуется, что на время откажется от новой наложницы или вообще забудет о ней, ведь у него целых три десятка прекрасных невольниц. И каждой из них Джамиль по очереди уделяет внимание, нарушая заведенный порядок только из-за Зарифы.
А если все-таки не удастся избежать вызова в личные покои господина? И ей придется заниматься любовью с принцем прямо в этом доме, где находится Леон? Какими глазами он будет смотреть на нее после этого, ведь подобные новости разлетаются по дворцу в один момент?
После того, как Леон привез ее во дворец Джамиля, они ни разу не разговаривали. Несколько раз Элизабет встречала его во дворе, когда наложниц под неусыпным надзором стражников и евнухов выводили на прогулку к морю. Казалось, Леон нарочно оказывался в этот час вне дома. Вроде бы он никогда не смотрит в ее строну, но она все равно чувствовала, что он неотрывно следит за ней. Правда, иногда она ловила на себе его ничего не выражающий взгляд. По-видимому, он безошибочно читал обо всем в ее глазах. И в такие дни она не могла найти покоя.
Иногда ее начинало мучить чувство вины перед мужем. Ведь он рисковал жизнью, когда пробрался за стены царского дворца. Элизабет прекрасно сознавала, что мало кто решился бы на столь дерзкий поступок, несмотря на щедрую награду, обещанную принцем. Поэтому она так долго оставалась в гареме бея. Джамиль уже давно замыслил выкрасть ее из отцовского гарема, но из-за рискованности предприятия дело затянулось на целых полгода.
Но ведь Леон сам отвез ее к Джамилю! И, судя по его поведению, даже не слишком переживал из-за этого. Разве она не знает, что ее место в его сердце давно заняли другие женщины? О чем же тогда сожалеть и грустить?
* * *
С наступлением вечера приглашенных на пиршество наложниц собрали в главном зале гарема. Перед этим все они прошли сложный ритуал омовения. У каждой девушки были тщательно выбриты ноги, подмышки и интимные места, будто все они должны были отправиться после пира в опочивальню господина. Тела наложниц были смазаны благовониями, волосы надушены ароматными маслами и завиты.
От каждой из шести наложниц исходил свой особый аромат, не похожий на ароматы других женщин. Волосы Элизабет были пропитаны душистым маслом цветков апельсинового дерева с примесью травы иланг-иланг, стимулирующей интимное желание мужчин. Сначала ее хотели надушить жасмином, но девушка так яростно воспротивилась, что служанки в растерянности отступили.
Увидев наряды, разложенные служанками на низких диванах, Элизабет выразительно присвистнула. Похоже, пиршество обещало быть интересным. Все без исключения наряды были крайне непристойными. Никаких шаровар и просторных балахонов. Для наложниц были приготовлены полупрозрачные юбочки и тонкие шарфы, которые должны были прикрывать грудь. Все шесть нарядов различались по цвету, и к каждому прилагался особый набор драгоценностей.
Изумрудный костюм, в который нарядили Элизабет, привел ее в неподдельное восхищение. Тонкий шифон был усыпан мелкими золотистыми блестками и искрился при каждом движении. Широкий пояс, начинающийся низко на бедрах, украшала россыпь алмазов. Такими же алмазами был украшен изумрудный шарф, сквозь который просвечивали соски грудей, подкрашенные для яркости гранатовым соком. В ложбинке между двумя округлыми полушариями тонкая ткань была чуть присобрана и заколота изумрудной брошью, от которой до самого пупка спускалась филигранная золотая цепочка с изумрудом на конце.
Волосы Элизабет украсили бархатной овальной шапочкой такого же цвета. В центре головного, убора сверкал крупный алмаз, от которого устремлялось вверх белое страусиное перо, усыпанное серебристыми блестками. Поверх шапочки на голову наложницы набросили невесомое газовое покрывало. Руки и ноги девушки плотно обхватывали золотые браслеты с крохотными бубенчиками, в ушах позвякивали изумрудные серьги.
Когда она была полностью готова, к ней подошла Зарифа. Фаворитка была одета в такой же наряд, только цвет его был насыщенно-лиловым. Щеки и глаза француженки были подкрашены чуть больше, чем у всех остальных наложниц. Бледное лицо еще хранило припухлость от утренних слез.
– Смотри, Амина, не разбей мне сегодня сердце, – тихо промолвила фаворитка. – Ты действительно прекрасна, как полная луна в ночь любви.
– Не бойся, о нежная роза райских садов, зачавшая дивный бутон, – с улыбкой отвечала Элизабет. – Если на то будет воля милосердного Аллаха, покровительствующего плодоносящим деревьям, сегодня светлейший принц останется с тобой.
Зарифа взглянула на нее, и в ее лукавых серых глазах отразилось какое-то замешательство.
– А танцы, о которых просил Джамиль? Ведь это на самом деле я намекнула ему… Я видела, как ты училась этому в гареме бея.
– Боишься, что я завлеку твоего возлюбленного? – поддела ее Элизабет. Но, увидев, как жалобно искривились губы фаворитки, поспешила ее успокоить.
Наложниц выстроили в шеренгу, словно солдат, и повели через внутренний дворик в покои господина. Пиршественный зал был не столь огромен, как парадные покои сераля, однако выглядел великолепно. Его стены покрывали темно-фиолетовые муаровые драпировки, чередующиеся с высокими зеркалами в серебряных рамах. Полы устилали роскошные персидские ковры. В оконные проемы были вделаны витражи из разноцветных стекол. Стены, оконные решетки, стройные точеные колонны из темного мрамора, обвивали гирлянды роз. В зале царил полумрак, создаваемый чадящими факелами, вделанными под арками колонн. Здесь же находились музыканты, безостановочно наигрывающие зазывную мелодию.
У входа в зал возникла небольшая суматоха, так как наложницам было велено сбросить узконосые туфельки и передвигаться по коврам босиком. Войдя в помещение, Элизабет изумленно ахнула. Она ожидала увидеть в зале одного Джамиля, гордо восседающего на пышных подушках, но, кроме принца, здесь находилось еще пятеро мужчин. От пугающего предчувствия у девушки часто забилось сердце. Шестеро мужчин – как раз по числу наложниц! Как мог Джамиль пригласить их сюда? Насколько она знала, женщин из гарема с открытым лицом не имеет права видеть ни один мужчина, кроме хозяина. А они находились чуть ли не полностью обнаженными, если не считать полупрозрачных нарядов, скорее подчеркивающих соблазнительные формы одалисок, чем скрывающих их.
Элизабет еще больше изумилась, когда их сразу пригласили в круг пирующих, или, вернее, в полукруг, так как Джамиль и его гости сидели прямо на подушках, полукругом разложенных на коврах, а перед ними стояли низенькие резные столики, уставленные всевозможными яствами и напитками. Наложниц рассадили по другую сторону полукруга, чуть сбоку от мужчин. Не было ни обычных в таких случаях церемоний, ни разделения по чинам. Казалось, все сидящие на подушках вокруг пиршественных столиков были равны – и мужчины, и женщины.
– Хейфа, Зубейда, Фузия, – представлял Джамиль одалисок, указывая на каждую изящной холеной рукой с украшенными драгоценными перстнями пальцами. – Блистательная Зарифа, лучший цветок моего гарема, – взгляд принца потеплел, на мгновение задержавшись на фаворитке. – Шеджерет, Фейруз и… – в горле у бет внезапно стало сухо, когда принц остановил на ней улыбающийся взгляд своих лучистых глаз, – моя новая звезда Амина. Она совсем недавно попала в мой гарем и потому сейчас так стыдливо потупила свои прекрасные изумрудные очи.
Элизабет была готова провалиться сквозь землю от неловкости. Взоры мужчин жадно ласкали ее лицо, многозначительные улыбки сбивали девушку с толку. Но внезапно ее смущение сменилось нешуточным испугом. Как может Джамиль быть таким безрассудным? Неужели он совсем не боится, что кто-нибудь из друзей начнет болтать о новой наложнице сына Мехмет-Али и эти толки дойдут до ушей самого грозного бея?
В смятении обежав глазами пирующих, слов но ища поддержки, Элизабет взглянула вправо да так и обмерла. О, у нее мелькнуло такое предположение, когда она увидела в зале мужчин, но оно казалось настолько нереальным, что она даже не посмела поверить, что подобное возможно. Тем не менее рядом с Джамилем действительно сидел Леон. Его серые глаза пытливо всматривались в раскрасневшееся лицо жены, сильные руки задумчиво покручивали золотой кубок.
«Чтоб ты провалился», – мысленно проговорила Элизабет, склоняясь над блюдом с ароматным пловом, приправленным душистыми пряностями.
Между тем пиршество шло своим веселым чередом. Кроме баранины, на столиках было полно блюд с другим мясом, а также всевозможные овощи и фрукты, пастила, шербет, халва, ароматные медовые пряники и пирожные, начиненные орехами и мускусом. Всего хотелось попробовать, от обилия яств разбегались глаза. Однако, помня, что ей еще предстоит танцевать, Элизабет заставляла себя быть умеренной в еде. А вот выпить терпкого красного вина было просто необходимо. Иначе у нее не хватит сил сохранять спокойствие, когда в нескольких шагах от нее находится неверный супруг.
– Еще вина! – крикнул Джамиль, громко хлопнув в ладоши. – Будем веселиться, друзья, как в последний день!
Он вдруг выпрямился и с чувством процитировал пару четверостиший персидского поэта Омара Хайяма. Сборник стихов этого поэта находился в библиотеке Бартон-холла, в английском переводе, и сейчас Элизабет с интересом прислушивалась к давно знакомым строчкам, звучащим по-арабски. Значит, Джамиль еще и философ? Элизабет многозначительно покачала головой, не зная, радоваться ли этому открытию или, наоборот, встревожиться.
– Фейруз, Хейфа! – Джамиль сделал какой-то знак наложницам, и они тотчас поднялись с подушек и вышли в центр просторного полукруга.
Музыка зазвучала более напевно, и девушки начали плавный, неторопливый танец. Босые ноги, украшенные золотыми браслетами у лодыжек, бесшумно скользили по коврам. Обнаженные руки и пышные бедра сладострастно извивались в такт чарующей мелодии. Сочетание черного и нежно-розового нарядов вызывало ассоциацию встречи ночи и рассвета и выглядело очень эффектно. Элизабет догадалась, что костюмы танцовщиц были подобраны обдуманно, а сами наложницы заранее предупреждены, что им придется танцевать перед гостями Джамиля. Вспомнив, что и ей предстоит то же, девушка внезапно ощутила, как у нее начинают дрожать руки.
– Что случилось, Амина? – тихо спросила сидящая рядом Зарифа. – На тебе просто лица нет.
– Я не смогу танцевать, Зарифа, – беспомощно проговорила Элизабет. – Не знаю, что делать, если Джамиль вызовет меня.
В глазах фаворитки промелькнул испуг. – Ты что, совсем не умеешь танцевать? Что ж ты сразу мне не сказала?
– Нет, дело не в этом. – Элизабет судорожно сглотнула, покосившись в правую сторону. – Я училась танцевать, и все говорили, что у меня получается неплохо. Но здесь… здесь находится этот Асад, раб-христианин, мой соотечественник. Я не смогу исполнить танец при нем.
– Вот еще глупости! Какое тебе дело до него?
– Но он будет смотреть! Зарифа что-то быстро прикинула.
– Хочешь, я попрошу Джамиля, чтобы он велел ему уйти?
– Нет, нет, что ты! – поспешно прошептала Элизабет. – Это будет для него оскорбительным. И потом, вдруг принц рассердится? Кажется, он очень благоволит этому человеку. Нет, не нужно. Я справлюсь.
Черт бы побрал этого Леона! Знал ли он о том, что она будет на пиру? Почему он вечно попадается у нее на пути, не дает вздохнуть свободно? Элизабет чуть вытянула шею и снова встретилась взглядом с мужем. Леон едва заметно улыбнулся. Улыбка была неожиданно теплой и ободряющей, и девушка вдруг почувствовала, как у нее часто забилось сердце. Он выглядел сегодня таким привлекательным, несмотря на экзотику наряда. Против обычая – немусульманам запрещалось носить тюрбаны – голову Леона покрывал небольшой, элегантно закрученный тюрбан темно-синего цвета, заколотый сапфиром, так выгодно оттенявший его стальные глаза. Такого же цвета одеяние из блестящего шелка, напоминающее халат с поясом, смотрелось несколько импозантно, но было ему к лицу.
Внезапно Элизабет охватило нервное возбуждение. Вспомнив, как легко муж променял ее на других женщин, она испытала неожиданный прилив решимости. Что ж, посмотрим, сможет ли он взирать на нее равнодушно, когда все эти привередливые, избалованные мужчины осыплют ее восторженными похвалами. Пусть смотрит и испытывает муки от досады. Пусть он искусает себе губы, осознав, как высоко ее ценит высокородный принц. А потом, когда она рука об руку с Джамилем станет удаляться в его личные покои, она обернется и бросит на него уничтожающий взгляд. И тогда он поймет, какое сокровище потерял. И проведет всю оставшуюся ночь в терзаниях, представляя, как ее ласкает другой.
Пиршество между тем продолжалось, одних танцовщиц сменяли другие. Однако, как отметила про себя Элизабет, все они танцевали весьма посредственно. Не без злорадства девушка подумала, что их бесстыдные подергивания толстыми бедрами не производят особого впечатления на мужчин. Иначе они не смотрели бы в свои тарелки и не потягивали вино, расслабленно развалившись на подушках.
Но вот очередная наложница закончила танец и вернулась на свое место. На какое-то время музыка смолкла; Джамиль решительным жестом опустил кубок на стол и обвел взглядом зал. Его глаза встретились с глазами Элизабет, и девушка не отвела взгляда. Черные брови принца вопросительно взлетели, в лучистых глазах отразилось приятное удивление. Улыбнувшись одними уголками губ, Джамиль, обращаясь к наложнице, громко произнес:
– О Амина, блистательная луна моего ожидания! Не желаешь ли и ты порадовать господина своим искусством?
– Будет так, как ты хочешь, о мой щедрый и прекрасный повелитель! – нежно пропела Элизабет, грациозно склоняя голову.
Джамиль довольно кивнул, и девушка вспорхнула с подушек. Выйдя на середину зала, Элизабет на мгновение застыла, окинув мужчин призывным взглядом. Краем глаза она видела, как Зарифа, поспешно подойдя к музыкантам, шепнула им несколько слов и вернулась назад.
Музыка зазвучала вновь, и девушка начала плавно поводить плечами и бедрами в такт напевной мелодии. Глаза Элизабет были полузакрыты, лицо запрокинуто в сладострастном томлении, подкрашенные губы слегка приоткрылись. Отрешившись от всего, она изгибалась своим стройным телом, целиком растворившись в музыке. Обнаженные руки плавно взлетали вверх, скользили по изгибам трепещущего стана, поглаживали бедра, возбуждающе ласкали вздрагивающие бутоны груди. Прозрачное покрывало трепетало за ее спиной в такт движениям тела, шифоновая юбка рассыпала по залу сверкающие блестки. Казалось, тело девушки извивалось в мелодичном ритме само по себе, независимо от ее усилий. Движения были легкими, словно тело внезапно утратило вес. Гибкие руки то порхали над головой, словно крылья бабочки, то плавно скользили по бедрам и груди. Трепещущие пальцы дразнили темные соски, мимоходом касались интимного треугольника, заставляя зрителей шумно вздыхать.
Вдруг музыканты звонко ударили по струнам, и музыка сменила ритм. Теперь она звучала с зажигательной быстротой, заставляя кровь сильнее бежать по жилам. Замерев на несколько секунд, Элизабет резко сдернула невесомое покрывало, и оно облаком взметнулось вверх. И вдруг девушка шире расставила ноги и так неистово завращала бедрами, что мужчины не выдержали и разом повскакали со своих мест. Ступни Элизабет словно приросли к ковру, в то время как все тело ходило ходуном, ни на мгновение не сбиваясь с буйного ритма. Жадные взгляды мужчин, трепет факелов – все смешалось перед ее затуманенным взором, и даже когда музыка остановилась, она еще какое-то время продолжала свой зажигательный танец в полнейшей тишине.
Шум аплодисментов на минуту оглушил Элизабет, от напряжения у нее потемнело в глазах. Она едва не упала на ковер, но Джамиль успел подхватить ее на руки и усадил рядом с собой. Его восхищенный взор и шумное дыхание были красноречивее всяких слов. Он что-то оживленно говорил, но Элизабет не могла разобрать ни слова – от волнения она словно разучилась понимать арабскую речь. Но вдруг в ее разгоряченном сознании мелькнула мысль. Выпрямившись, она почтительно отстранилась от принца и громко, стараясь перекричать хор голосов, сказала:
– О мой обожаемый господин, позволь мне порадовать тебя еще и песней. Я хочу сама сыграть на цимбалах, прикажи подать мне инструмент!
Немного удивившись, Джамиль выполнил ее просьбу.
– Хорошо, моя ослепительная звезда. Послушаем твое пение. Если оно так же прекрасно, как и твой танец, тебе просто не может быть цены, – сказал он.
Элизабет на мгновение смутилась, прикусив губу. Она прекрасно знала, что ее пение далеко от совершенства, но сейчас это-то как раз и было хорошо. Необходимо успокоить волнение мужчин и отвлечь от себя внимание принца.
Пересев чуть дальше от Джамиля, Элизабет закинула ногу на ногу и заиграла незатейливую, но очень лирическую мелодию. Возбужденные голоса стихли, и девушка негромко запела, стараясь ни на кого не смотреть, чтобы не встретить разочарованных взглядов. Но содержание песни было рассчитано с дальним прицелом. Песня рассказывала лирическую историю любви прекрасной девушки к гордому и смелому мужчине, забывшему свою возлюбленную ради утех с другими.
Во время проигрыша Элизабет оторвала взгляд от струн и мельком взглянула на принца. Его глаза были опущены, выражение красивого лица все более становилось виноватым. Вдруг он чуть повернул голову и украдкой взглянул на Зарифу, грустно рассматривающую свои ухоженные руки, унизанные золотыми кольцами. Что-то дрогнуло в лице Джамиля, когда он перевел взгляд на пальцы Зарифы. «Кольцо! – мелькнула мысль у Элизабет. – Он вспомнил, как подарил ей тот дивный перстень с рубином, когда впервые признался в любви!»
Закончив песню, Элизабет отложила цимбалы в сторону и встала перед принцем. Она испытала тайную радость, уловив в его лучистых глазах некоторое замешательство.
– Мой господин, эта песня посвящалась матери твоего наследника, – торжественно объявила она.
Джамиль вскочил, едва не опрокинув маленький столик. Со всех сторон послышались изумленные восклицания. Притянув наложницу к себе, принц впился растерянным взглядом в ее улыбающееся лицо.
– Как ты сказала, о моя неосторожная луна? – его дыхание прерывалось от волнения. – Сознаешь ли ты, Амина, что нельзя играть подобными словами?
– Я не шучу, повелитель, – спокойно ответила девушка. – Это правда. Одна из твоих любимых наложниц в самом деле ждет ребенка.
– Как? Кто же? Почему я не знаю об этом? – Джамиль буквально засыпал ее вопросами.
Не отвечая, Элизабет выразительно взглянула в сторону поднявшейся Зарифы.
– О прекраснейшая роза моего гарема, неужели это случилось? – с чувством спросил Джамиль, обнимая фаворитку за плечи.
– Да, господин, – с легким всхлипом ответила Зарифа. – Если Аллаху будет угодно, через шесть лун я подарю тебе наследника.
Джамиль с такой пылкостью прижал, к себе фаворитку, что свидетели этой сцены поспешно отвели взгляды. Объятия затянулись надолго, однако все делали вид, что ничего не замечают. Наконец, выпустив счастливую женщину из кольца своих рук, Джамиль усадил ее на почетное место рядом с собой и дал знак продолжать пир.
Золотые кубки были вновь наполнены вином, и гости принца принялись наперебой произносить многословные тосты. Элизабет с трудом разбирала их цветистые речи, сдобренные многочисленными эпитетами. Она не корила себя, за то что сознательно уступила первенство Зарифе. Но на душе у нее внезапно стало тяжело. Сознание чужого счастья невольно растравляло душу, рождая недобрые, мысли.
Несколько раз она украдкой бросала взгляды на Леона. Он не смотрел в ее сторону, и на его непроницаемом лице невозможно было что-то прочесть. Понял ли он, что это для него она исполнила тот непристойно-зажигательный танец? Или уверен, что все ее старания были ради Джа-миля? Скорее всего так. Иначе он не сидел бы сейчас с таким бесстрастным лицом.
Спустя какое-то время Джамиль поднялся. Пиршество заканчивалось, и гости, и наложницы сразу как-то подобрались. Однако, к удивлению Элизабет, все вели себя так, будто и не собирались расходиться. На лицах было написано нетерпеливое ожидание. Мужчины приглушенно переговаривались, девушки обменивались странными взглядами и двусмысленными улыбками.
– Настал час разойтись по своим покоям, – с улыбкой произнес принц. – Абд аль Ашраф, друг мой, с кем из наложниц ты желаешь провести сегодняшнюю ночь? – спросил Джамиль, хитровато прищурившись.
Элизабет застыла на месте с открытым ртом. Слова принца поразили ее, словно удар молнии. Такого финала пиршества она и предвидеть не могла. Как? Джамиль собирается отдать своих наложниц чужим мужчинам?! Да возможно ли такое? В своем ли он уме? Или… такое происходит уже не впервые?
Названный мужчина вышел вперед. Облизнув полные губы, он нерешительно посмотрел в сторону Элизабет, у которой мгновенно упало сердце. Но Джамиль чуть заметно покачал головой, и Абд аль Ашраф перевел взгляд на другую наложницу.
Выбрав себе женщину, мужчина уходил из зала в сопровождении слуги. В ужасном смятении Элизабет наблюдала за этой непристойной церемонией. Она вдруг поняла, что, если бы знала, чем закончится пир, вряд ли придумала бы эту историю с песней. Если выбор стоял между Джамилем и другим арабом, естественно, она предпочла бы Джамиля. По крайней мере, его-то она уже знала как мужчину и на собственном опыте убедилась, какой он прекрасный любовник. Но, возможно, к тому все и идет? Ведь неспроста принц не позволяет выбрать ее ни одному из своих друзей.
Наконец в зале остались четверо, включая Леона и Зарифу. Встретившись с уверенным взглядом фаворитки, Элизабет ощутила невольную дрожь во всем теле. Но ведь не может же Джамиль отдать свою наложницу какому-то невольнику?
– Теперь мне осталось решить вопрос с тобой, моя великодушная луна. – Принц смотрел на девушку с ласковой улыбкой, но его взгляд был тверд, словно заранее предостерегая от возражений. – Я уже сделал выбор и жду, что ты одобришь его. Я желаю, чтобы сегодня ночью ты разделила ложе с моим английским другом Асадом. Он вполне заслужил эту награду, а так как вы соотечественники, то должны найти общий язык.
Элизабет подавленно молчала, не в силах найти подходящих слов для ответа. В душе у нее все кипело от возмущения, но могла ли она отвергнуть предложение принца? Ее уже предупредили, что Джамиль не выносит женских капризов, а перечить ему значило навлечь на себя большие неприятности. Украдкой бросив взгляд на Леона, с равнодушным видом рассматривающего орнамент инкрустированного янтарем стола, Элизабет едва не взорвалась. Ей хотелось вцепиться в его лицо и сорвать с него эту бесстрастную маску. А может, это вовсе не маска? Что если предложение принца отнюдь не кажется ему заманчивым и он всего лишь послушно выполняет волю хозяина? Это предположение наполнило сердце девушки горечью от унижения, на ее глаза сами собой навернулись слезы.
– Что же ты молчишь, Амина? Тебе не по душе мое предложение? – Взгляд Джамиля стал озадаченным, и его густые брови недовольно сошлись у переносицы. – Если ты хочешь другого мужчину, так и скажи. Я думаю, любой из моих друзей охотно поменяется с Асадом, – усмехнулся принц.
– О нет, мой господин, я вовсе не хочу другого мужчину… – Элизабет в панике отступила на пару шагов.
– Тогда в чем дело, моя упрямая луна? Или тебе еще не надоело воздержание? Я высказал тебе мою волю, и этого достаточно. Отправляйся в комнату Асада и смотри, чтобы он остался тобой доволен. В конце концов, разве это не он вызволил тебя из гарема старого бея? Право же, я не ожидал, что ты окажешься такой неблагодарной!
Принц ждал, дальше медлить с ответом было нельзя. Заставив себя улыбнуться, Элизабет склонилась перед Джамилем в почтительном поклоне и послушно промолвила:
– Прости меня, мой добрый господин. Я растерялась, так как не ожидала такого окончания пира. Обещаю, что твой друг Асад останется мною доволен.
Удовлетворенно кивнув, Джамиль ласково потрепал наложницу по щеке. По знаку принца к Элизабет приблизился слуга, которому надлежало проводить очередную пару в покои мужчины. Накинув на голову прозрачное покрывало, Элизабет вышла из зала вслед за Леоном и слугой. Они не разговаривали и даже не смотрели друг на друга. В полном молчании проследовали через ряд коридоров и дворцовых покоев и вскоре оказались у каких-то дверей. Распахнув их, слуга с почтительным поклоном пропустил молодую пару в комнату.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Строптивая наложница - Спайс Вирджиния



книга просто замечательная! столько чувств, страсти.... только главная героиня уж слишком егоистичная или егоцентричная что ли...
Строптивая наложница - Спайс Вирджиниялюбитель книг
30.06.2011, 15.03





понравилось, занимательно
Строптивая наложница - Спайс Вирджиниятатьяна
5.01.2012, 13.18





Отличный роман, динамичный и страстный. Но гл.героиня действительно уж очень эгоистична за ее порой откровенно глупые выходки так хотелось чтоб кто-то вправил ей мозги :) .. благо хоть поумнела в конце-концов.
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияАлена
30.05.2012, 15.59





Интересно.Стоит прочитать.Но ГГ-редкая дрянь и дура,и как он только терпел ее?!Хорошо,что ее проучили!Иначе не изменилась бы! 8/10
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияТанюша
7.06.2012, 22.10





Интересно,прочитать стоит.Но ГГ-редкая дрянь и дура!Хорошо,что ее проучили,иначе не изменилась бы!И как он только ее терпел?! 8/10
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияТанюша
7.06.2012, 22.10





роман понравился ,но здесь слишком много эротики (на мой взгляд каму-как уж )вобщем гироиня дура (в примом смысле)
Строптивая наложница - Спайс Вирджинияалеся
3.07.2012, 22.16





Героиня очень типа гордая,но дура полная.Бедный мужик
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияТаня
11.10.2012, 10.12





нда главную героиню отъимели все кому не лень( девственность и ту не с главным героем потеряла.....rnЕё тупой эгоизм порой слишком бесит
Строптивая наложница - Спайс Вирджинияфайзула
7.11.2012, 14.33





Роман не понравился. Хотелось почитать про любовь главных героев, а здесь героиня трахается со всеми подряд, только не с мужем, попадает в глупые переделки. И очень странно, что гл.герой так легко простил героиню. Короче, чушь и жаль потраченного времени
Строптивая наложница - Спайс Вирджиниянатали
7.11.2012, 17.35





Как можно было влюбиться в такую дуру, это так не правдоподобно. Роман не понравился.
Строптивая наложница - Спайс Вирджиниямарина
7.04.2013, 7.50





Очень пикантный путь к любви. Не согласна с другими. Они ОБА прошли путь друг к другу через чужие постели, и это более справедливо, чем, когда она бела, как снег, а он чернее сажи. Если нужно прощать, то справедливо, чтобы прощали и он, и она.
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияЭлис
7.04.2013, 9.22





Да, изменяя, он получал удовольствия, а она не всегда. А жаль
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияДэзи
7.04.2013, 10.11





Когда мужчина поймет: женщине нужно дать время, чтобы разобраться в своих чувствах и не обламывать ее в этот момент, унижая изменами.В этом романе ГГ не мямля, что уже приятно.
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияГера
7.04.2013, 10.20





Нормальный человек не воспримет аргументы обоих. Ну зато они здорово потрахались, будет, что вспомнить
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияАзиза
7.04.2013, 10.44





Роман в целом понравился. Гл.героиня дура конечно, но то что она попробовала других мужчин, молодец, есть с чем сравнить.
Строптивая наложница - Спайс Вирджиниямарина
2.11.2013, 8.57





Книга очень понравилась. У меня лично вызвала сильные чувства и страх за героиню и жалость к ней даже всплакнула. Хорошо написано.
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияЛена
4.09.2014, 8.48





В жизни много путей для понимания ее смысла, кто то постигает его, а кто то мучаетсч всю жизнь от ложных догм и запретов. Гг судьба дала понять смысл жизни вот таким интересным способом))). Роман читается на одном дыхании.
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияДаша
30.07.2015, 20.47





потрясающе интересно.
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияВАЛЕНТИНА
7.08.2015, 2.53





потрясающе интересно.
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияВАЛЕНТИНА
7.08.2015, 2.53





Впечатления двоякие, главная героиня выбешивала своим поведением от начала и до конца книги. Слишком много изнасилований. Читать местами неприятно, вместо переживаний за девушку в её несчастьях одно отвращение. rnСлишком много сложных завязок и все очень просто закончилось. Больше впечатлений оставила подруга гг, попавшая с ней в передряги. 5/10
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияБатуля
28.05.2016, 3.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100