Читать онлайн Строптивая наложница, автора - Спайс Вирджиния, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Строптивая наложница - Спайс Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.37 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Строптивая наложница - Спайс Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Строптивая наложница - Спайс Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спайс Вирджиния

Строптивая наложница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Изменить ход событий было не в силах Элизабет. Пришлось покориться неизбежному и вести ту странную жизнь, на которую обрекла ее судьба. Когда она оправилась от горячки, вызванной нервным перенапряжением, ее вместе с Розалин начали обучать премудростям гаремной жизни. Уроки музыки, танцев и этикета длились по нескольку часов в день и помогали заполнить медленно тянувшееся время. Не желая растравлять душу мучительными думами о Леоне, сходящих с ума от неведения родителях и собственной горестной участи, Элизабет с головой окунулась в новые занятия. И вскоре, к неимоверному восторгу госпожи Хинд, она достигла значительных успехов.
Так незаметно миновало три месяца. Знойное лето сменила мягкая южная осень. Воздух заметно посвежел, и теперь за высокие стены дворца частенько долетали запахи моря, будоража уснувшее желание вырваться на свободу.
Свободное от занятий время Элизабет с Розалин проводили, как и многие обитательницы гарема, в хаммаме – обширных банях, имевших несколько просторных залов с бассейнами и лавками для массажа. С наступлением ноябрьской прохлады большинство женщин стали собираться в розовом зале, где находился огромный бассейн с теплой водой, от которой к высокому потолку поднимались густые клубы пара. Выкупавшись, наложницы располагались вокруг водоема на мягких шелковых одеялах и посвящали несколько часов разговорам и сплетням.
За это время у девушек появилась подруга – веселая темноглазая гречанка двадцати трех лет. Звали ее Надия. Она попала в гарем, когда ей было всего тринадцать лет, и почти не помнила своей прошлой жизни. Став наложницей бея, Надия, подобно многим другим невольницам, приняла мусульманство, а вместе с ним восточные правила поведения и обычаи. За все десять лет она ни разу не покидала стен дворца. Тем не менее Надия оказалась сведуща в различных житейских вопросах и была в курсе всех событий, происходящих в гаремах правителя и его сыновей.
– Лучше всего живется наложницам младшего сына бея, Джамиля, – как-то рассказала она. – Им не приходится месяцами томиться в ожидании, пока господин обратит на них свое внимание. Говорят, он успевает в течение двух месяцев уделить его всем своим тридцати наложницам, не говоря уже о трех женах. Вот только… гм, гм… Джамиль слишком сластолюбив и предпочитает изощренные формы любовных утех.
– Что значит – изощренные формы? – заинтересованно спросила Элизабет.
– Это значит, – Надия понизила голос, – что он не довольствуется обычными способами удовлетворения мужских потребностей. Иногда он берет женщин как-нибудь иначе.
Элизабет невольно поежилась.
– Кажется, я понимаю, о чем ты говоришь. Но тогда, скажу тебе, не хотела бы оказаться в его гареме.
– А если ты попадешь к Азиму, тебе придется еще хуже, – возразила Надия. – Азим довольно жестокий человек и плохо обращается со своими женщинами. За малейшую провинность их наказывают плетьми, а потом на долгие месяцы предают забвению.
Элизабет тяжко вздохнула, рассеянно поглядывая на купальщиц. За три месяца, проведенных в гареме, ей два раза приходилось видеть, как происходит наказание наложниц. Госпожа Хинд заставляла их с Розалин присутствовать при этих тяжелых сценах и выражала недовольство, когда они порывались уйти. Надо было понимать, что смотрительница делала это из самых лучших побуждений, надеясь, что подобные зрелища научат новых наложниц покорности и благоразумию.
– Тогда лучше уж оставаться здесь, в гареме самого Мехмет-Али.
– И годами страдать от воздержания, не зная мужских объятий? Ну уж нет. Ты так легко об этом говоришь, потому что не знаешь, что это такое, любезная Амина. Если бы тебя целых четыре года не призывали к господину, как меня, клянусь Аллахом, ты запела бы по-другому. А ведь здесь есть наложницы, которые не испытывали это благодеяние господина уже лет десять, а то и дольше.
Окинув тревожным взглядом зал, кишащий голыми располневшими телами, Элизабет погрузилась в мрачную задумчивость. Недели проходили за неделями, а бей все не изъявлял желания увидеть новых наложниц. Сколько же будет продолжаться такая жизнь? Порой она уже отчаивалась встретить человека, которому можно будет рассказать о своем родстве с Касим-беем. Элизабет понимала, что, если она заговорит об этом с госпожой Хинд, та даже не станет ее слушать, а то еще и прикажет наказать, чтобы не выдумывала лишнего. Вот если бы поговорить с самим беем… Конечно, он подвергнет ее слова большим сомнениям, но наверняка решит проверить их правоту и свяжется с правителем Туниса. Но не затянется ли томительное ожидание на долгие месяцы, как предсказывает Надия?
– А жены мусульман? – спросила Розалин. – Их положение так же бесправно, как и наложниц?
– Положение жены не сравнить с положением наложницы, – возразила Надия. – Жена имеет определенные права. Она может сама распоряжаться своим приданым, иметь собственные деньги, выходить из дома, когда пожелает. Может даже развестись с мужем, если он плохо к ней относится или не выполняет супружеских обязанностей. А наложница – всего лишь рабыня, у нее нет никаких прав. Если бы я родилась свободной мусульманкой, сейчас была бы чьей-нибудь женой и, может быть, еще и помыкала своим мужем. Бывает, что и наложница становится женой, если у господина еще нет четырех жен – именно столько разрешается иметь правоверному мусульманину. Кстати, мать Джамиля тоже сначала была наложницей. А когда одна из жен Мехмет-Али умерла, стала его любимой женой и властвовала над всеми женщинами гарема.
– А кем была мать принцессы Ясмин? Тоже одалиской бея?
– Нет. Ее мать была дочерью правителя одного из берберских племен и сразу стала женой бея. Поэтому принцесса так заносчива. Она гордится тем, что ее происхождение выше, чем у многих сестер и братьев. А между тем, – Надия склонилась к самому уху Элизабет, – поговаривают, что для своих постельных утех Ясмин предпочитает брать рабов!
– Да разве такое возможно? – Элизабет с сомнением посмотрела на подругу. – Ведь считается, что мусульманские женщины должны вести себя скромно и во всем подчиняться мужчине. Удел женщины на Востоке – жить в гареме и носить чадру.
– Все это так, но ты забываешь, что принцесса Ясмин – вдова. А значит, теперь она не зависит от мужчины. Вот она и выбирает себе того, кто ей больше по нраву.
– Но почему рабов, а не свободных мусульман? Ведь она – высокородная принцесса. Разве ей пристало обращать свой взор на каких-то жалких невольников?
– Говорят, что ей нравится повелевать мужчинами, а какой свободный мусульманин потерпит это? Ходят слухи, что в последнее время Ясмин завела шашни с рабом-христианином, который принадлежит Джамилю. Но смотри, Амина, не вздумай кому-нибудь рассказывать об этом! Иначе нас обеих вздуют плетьми, а то и того хуже.
* * *
Три гарема – бея и двух его сыновей – занимали отдельные строения, располагающиеся вокруг просторных внутренних дворов. Каждый гарем имел свою кухню, свою баню, штат евнухов и многочисленных слуг и служанок. Общим для всех гаремов был только обширный сад, и, как правило, наложницы Мехмет-Али и принцев встречались только там. Заходить на территорию другого гарема не возбранялось. Однако этим правом редко кто пользовался, так как между женщинами разных гаремов издавна шла вражда. Мелкие стычки происходили почти каждый день, но до крупных ссор дело доходило редко: за нарушение порядка невольниц могло постигнуть суровое наказание.
Поэтому Элизабет очень удивилась, когда однажды к ней подошла Зарифа, фаворитка принца Джамиля. В это время девушки находились в беседке, скрытой от посторонних глаз отцветающими розовыми кустами. Элизабет только что научилась играть на цимбалах новую мелодию и показывала свое искусство подругам.
Надия уже поведала новым наложницам историю Зарифы. Она была француженкой, несколько лет назад попавшей в плен к пиратам. Ее купили для гарема Джамиля, и вскоре она умудрилась занять там завидное положение фаворитки. Зарифа была обаятельной девушкой, однако никто не назвал бы ее красавицей. Ее круглое лицо было усыпано золотистыми веснушками, из-под накрашенных ресниц смотрели лукавые серые глаза. Волосы Зарифы были такими же медно-рыжими, как у Элизабет, хотя злые языки уверяли, что она красит их хной. Те же завистницы утверждали, что она завоевала симпатию Джамиля при помощи приворотного зелья, а не своих достоинств.
Раздвинув колючие ветви, закрывающие вход в беседку, Зарифа направилась прямо к Элизабет. – Приветствую тебя, блистательная Амина, наложница Мехмет-Али, – проговорила она сладким, певучим голоском. – Я пришла к тебе с большой просьбой. Только что я слышала твою чудесную игру. Не откажись прийти сегодня вечером в мои покои и обучить меня этой волшебной мелодии. Я хочу порадовать ею своего господина, когда он снова призовет меня к себе.
С минуту Элизабет молчала, обдумывая предложение фаворитки Джамиля.
– Мне очень лестны твои слова, прекрасная Зарифа, свет очей высокочтимого принца, – осторожно проговорила она. – Однако я не сомневаюсь, что среди женщин гарема Джамиля найдутся более искусные мастерицы игры на цимбалах. Отчего ты не хочешь обратиться к ним?
– Ты же знаешь, как завистливы наложницы, – вздохнула Зарифа, наморщив свой веснушчатый носик. – Они не станут мне помогать. Но я знаю, что ты совсем не похожа на них.
– Хорошо, – ответила Элизабет, чуть помедлив, – я приду к тебе сегодня вечером.
– Не сомневайся, ты не уйдешь назад без награды. Я пришлю своего евнуха, чтобы он проводил тебя в мои покои.
Блеснув подведенными очами, Зарифа покинула беседку. Элизабет встревожено посмотрела на гречанку, ожидая, что скажет на это ее более опытная подруга.
– Ты поступила несколько опрометчиво, согласившись навестить фаворитку Джамиля, – оценила поступок Элизабет Надия. – Однако не стоит сильно пугаться. Мне почему-то кажется, что Зарифа неспроста затеяла все это. На всякий случай принарядись, когда придет время отправиться в ее покои.
Элизабет недоуменно пожала плечами, но решила последовать совету подруги. Собираясь в гости, она надела короткую жилетку из оранжево-желтого шифона, затканную тонкими золотыми узорами, и такие же шаровары. Опасаясь вечерней прохлады, девушка набросила на голову просторное покрывало из лазурного шелка, прикрепив его к волосам жемчужным обручем.
В назначенное время за ней пришел евнух Зарифы. В его сопровождении Элизабет миновала ряд маленьких двориков и оказалась у низкого строения, стоящего особняком от остальных помещений гарема Джамиля. К ее изумлению, покои фаворитки оказались совсем не похожи на те маленькие, просто обставленные комнатки, которые занимали они с Розалин. Здесь царила истинно восточная роскошь. Стены и полы покрывали прекрасные персидские ковры. Вокруг низких лежанок, обтянутых темно-красным бархатом, было разбросано множество шелковых подушек. С низкого потолка свисала золотая люстра на кованых цепях. Она напоминала древнегреческие светильники и была щедро усыпана аметистами и рубинами. Бронзовые курительницы на изящных треногах источали ароматы сандала и мускуса с примесью каких-то фруктовых запахов. Забранные ажурными решетками окна выходили в замкнутый внутренний садик, где вовсю цвели пышные хризантемы и астры.
Зарифа усадила гостью на один из диванчиков и любезно предложила ей отведать вина и фруктов. Из вежливости Элизабет не стала отказываться, хотя в ее памяти невольно всплыли разные истории об отравлениях. Но зачем Зарифе причинять ей вред? Они находились в разных гаремах и не могли быть соперницами.
– А теперь сыграй для меня что-нибудь, любезная Амина, – попросила фаворитка.
Элизабет взяла в руки цимбалы, закинула ногу на ногу и начала наигрывать уже знакомую мелодию. Прихлопывая ладонью в такт музыке, Зарифа стала негромко напевать, и вскоре Элизабет сама не заметила, как запела вслед за фавориткой. Трогательная песня о несчастной любви девушки, разлученной со своим любимым, напомнила ей собственную историю. Сердце невольно наполнилось тоской и болью, голос зазвучал с непривычной силой и чувством. Когда же песня закончилась, Элизабет с изумлением поняла, что несколько последних минут в этих покоях звучал лишь ее голос.
Откинув с лица лазурное покрывало, девушка отложила цимбалы в сторону и поднялась, покашливая от смущения. Ее щеки невольно окрасились румянцем, когда Зарифа принялась хвалить ее игру и пение.
– Наверное, ты очень старательна и терпелива, Амина, раз овладела этими искусствами всего за несколько недель, – с хитрой улыбкой заметила фаворитка. – Мне для этого понадобился целый год.
– Терпелива? О нет, Зарифа, ты ошибаешься, – смущенно проговорила Элизабет. – Дело совсем не в терпении. Просто… мне пришлось заставить себя быть старательной.
Элизабет вспомнила, как мучались с ней учителя в родительском доме. Вот уж кому нужно было иметь адское терпение! И все равно дело часто заканчивалось тем, что с ней отказывались заниматься. Из всех искусств она овладела лишь танцами, да и то когда поняла, что без этого девушка не может показаться в свете и завоевать поклонников. Но здесь, в гареме Мехмет-Али, ей пришлось проявить максимум усилий. Страх наказания действовал сильнее долгих уговоров. Пришлось забыть о своих капризах и учиться терпению, покорности, умению прислушиваться к словам других. Всему, чем она пренебрегала в Англии.
Поднявшись с лежанки, Зарифа приблизилась к ней и дотронулась до ее жемчужного обруча.
– Позволь мне снять с тебя это покрывало, Амина, – сказала она. – В моих покоях достаточно тепло, чтобы прятаться под одеждой. Не пугайся того, что сейчас произойдет, и во всем слушайся меня! – внезапно прошептала фаворитка по-французски.
Глаза Элизабет округлились от изумления. Она хотела возразить, но язык отказывался повиноваться. Между тем Зарифа уже сняла с ее головы покрывало и отбросила его на диван, а затем легонько взбила надушенные локоны наложницы. Потом подошла к девушке сзади и мягко обняла ее за талию. Оцепенев от неожиданности, Элизабет почувствовала, как руки фаворитки неторопливо движутся по ее животу и груди, плавно обводя изгибы ее стройного тела. Зарифа нащупала застежку ее жилетки и, расстегнув ее, проворно сняла с девушки. Теплые ладони обхватили прохладные холмики ее грудей и принялись нежно массировать их, поддразнивая пальцами розовые бугорки.
Внезапно муслиновые драпировки, закрывающие вход в соседнее помещение, шумно всколыхнулись. Испуганно вскрикнув, Элизабет оттолкнула Зарифу и бросилась к дверям. Но убежать ей не удалось. Стоило фаворитке громко захлопать в ладоши, как из коридора вышли две чернокожие невольницы и преградили девушке дорогу.
– Проклятая развратница, немедленно выпусти меня отсюда! – гневно приказала Элизабет, оборачиваясь к улыбающейся Зарифе. – Если ты посмеешь еще хоть пальцем коснуться меня, я расскажу о твоих проделках главному евнуху и лалле Хинд!
Зарифа звонко рассмеялась и сделала какой-то знак темнокожим рабыням. Вне себя от ужаса, Элизабет смотрела, как они медленно надвигаются на нее, заставляя отступать в глубину просторной комнаты. Эфиопки подхватили одну из низких лежанок и перенесли ее на середину покоя. Затем проворно бросились к девушке, схватили ее своими цепкими руками и уложили на это ложе.
Элизабет из последних сил пыталась вырваться, она отчаянно царапалась и кусалась. Не прошло и пяти минут, как ее руки были закинуты наверх и крепко привязаны шелковым шарфом к какому-то выступу в изголовье лежанки. Таким же шарфом невольницы завязали ей глаза. Потом рабыни стянули с девушки шаровары.
Ноги Элизабет оставались свободными, и она принялась отчаянно брыкаться, норовя ударить кого-нибудь из своих мучительниц. Но ей даже не удалось никого задеть, потому что женщины предусмотрительно расступились в стороны и лишь тихо посмеивались над ее усилиями.
– Прекрасно, Зарифа, – вдруг раздался над ее головой мягкий, грудной голос. – Ты доставила мне истинное наслаждение. Давно не видел такого волнующего зрелища. Только посмотри на нее – это же настоящая тигрица! А теперь оставь нас одних.
Элизабет похолодела от ужаса, осознав, что этот вкрадчивый голос принадлежит мужчине. Это было просто немыслимо. В покоях наложницы, в самом центре гарема, находится мужчина! Да ведь за такое фаворитку Джамиля должны были сбросить в море с высокой скалы или, по меньшей мере, отправить в портовый бордель.
На какое-то время в комнате стало тихо. Потом послышался мягкий шелест шелковой одежды, и Элизабет уловила терпкий аромат незнакомых благовоний. Мужчина был так близко, что девушка чувствовала его присутствие каждой клеточкой своего напрягшегося тела. Она слышала его частое дыхание, ощущала на своем теле его обжигающий взгляд.
Внезапно ее осенила мысль, от которой бешено заколотилось сердце. Как же она сразу не догадалась! Это мог быть только сам Джамиль, владелец гарема. Разве осмелилась бы Зарифа провести в гарем другого мужчину? Случаи, когда господин появлялся в гареме, были исключительными; как правило, наложниц приводили в его покои. Но, вероятно, Джамиль сгорал от любопытства увидеть новую наложницу отца, и ради такого случая сам пожаловал сюда.
Глубоко вздохнув, Элизабет расслабилась, одновременно собираясь с мыслями. Сейчас у нее был выбор – постараться понравиться Джамилю или оттолкнуть его от себя. В последнем случае ей прикажут молчать о случившемся и она навсегда останется в гареме старого бея. А если понравится Джамилю, он может попросить отца подарить ему наложницу-англичанку. Сейчас, пока бей еще ни разу не призывал ее на свое ложе, такое возможно. Но если она проведет с ним хоть одну ночь, пути из его гарема уже не будет.
Пальцы мужчины нежно коснулись ее груди, и Элизабет не сдержала тихого стона. Она опасалась грубости и насилия, но, по-видимому, Джамиль был настроен иначе. Его мягкие, холеные руки бережно скользили по ее телу, жаркое дыхание и мягкая бородка приятно щекотали кожу, когда он наклонялся над ней. Элизабет томно постанывала, пока Джамиль нежно ласкал чувствительные вершины ее грудей, гладил живот и поверхность округлых бедер. Однако лишь только он попытался развести ее чуть согнутые в коленях и плотно сжатые ноги, Элизабет протестующе дернулась в сторону.
– Дерзкий незнакомец! Как смеешь ты касаться руками наложницы грозного алжирского правителя?! – строго воскликнула она. – Твои действия неслыханны, а намерения переходят все грани дозволенного.
Джамиль рассмеялся приятным негромким смехом, продолжая легонько поглаживать живот наложницы. Было очевидно, что ему пришлось по нраву ее строптивое поведение.
– О луноликая красавица! Я всего лишь простой смертный, а какой смертный может удержаться от соблазна, видя перед собой столь совершенное создание? – В этом восточном красноречии Элизабет уловила явное желание незнакомца спровоцировать ее на ответную дерзость.
Решив, что следует поддержать эту игру, она высокомерно продолжила:
– А известно ли тебе, дерзкий, какое страшное наказание ожидает тебя за твою несдержанность? Прелести одалисок великого бея не предназначены для простых смертных!
– Неужели ты окажешься столь жестокосердной, что выдашь меня своему повелителю? – спросил он в ответ, и его руки медленно переместились на ее грудь.
– Можешь не сомневаться в этом, нечестивец! Элизабет притворно застонала, давая понять мужчине, что просто не в силах противостоять его обольстительным ласкам. Дыхание Джамиля участилось и стало прерывистым. Он так восхитительно касался ее нежных округлостей, что Элизабет была близка к тому, чтобы в самом деле потерять от возбуждения голову.
– Если ты так смел, что решился пробраться в гарем высокочтимого принца Джамиля, имей же смелость не скрывать от меня своего лица, – с вызовом произнесла она. – Сними с моих глаз эту проклятую повязку. Я хочу видеть лицо мужчины, который одним лишь касанием своих пальцев способен свести женщину с ума!
Джамиль издал страстное рычание, нехотя отрываясь от своего занятия. Элизабет с торжеством поняла, что гордость заставляет его принять брошенный вызов. И точно – он быстро развязал шарф, закрывающий ее глаза, и предстал перед очами связанной наложницы.
Девушка смущенно ахнула, с притворной скромностью опустив трепещущие ресницы. Делая вид, что ей неловко смотреть ему в глаза, она сладострастно задвигалась на своем узком ложе, будто хотела вырваться и убежать. В ответ Джамиль пылко обхватил ее стан и припал лицом к ее груди, пытаясь справиться с нетерпением, рожденным желанием плоти.
– О отважный незнакомец! Молю тебя, уходи отсюда скорее, не вводи меня в искушение! Ибо оно слишком велико, а я слишком слаба, чтобы противостоять соблазну, – томно шептала Элизабет, продолжая извиваться в его объятиях. – Ведь ты знаешь, что ни один мужчина не смеет касаться наложницы бея.
Джамиль поднял голову и посмотрел на нее. К изумлению Элизабет, его глаза были ярко-зелеными, почти такими же, как у нее. Черная аккуратная бородка вовсе не портила красивое лицо принца, а придавала ему своеобразную привлекательность. Он был действительно хорош собой, и девушке почти не приходилось кривить душой. Да и несколько месяцев воздержания давали знать о себе. Элизабет уже просто сгорала от нетерпения, желая в полной мере насладиться ласками принца. Наверное, это желание читалось в ее широко распахнутых изумрудных глазах, потому что Джамиль вдруг победно улыбнулся и с мягким достоинством сказал:
– Так знай же, ослепительная красавица, что тебе нечего бояться и ты можешь спокойно отдаться своим чувствам. Я – Джамиль, сын великого Мехмет-Али. Никто не осудит тебя за то, что ты уступила моей настойчивости. Завтра попрошу отца, чтобы он отдал тебя в мой гарем. Но хочешь ли ты этого сама? Скажи мне, о прекрасная луна, я желаю слышать твой ответ.
Элизабет колебалась лишь несколько мгновений. Велики ли ее шансы быть выслушанной беем и вырваться из его гарема? Что если он откажется отпустить ее, даже узнав о ее родстве с правителем Туниса? Тогда она будет обречена на бессмысленное, унылое существование, как и большинство женщин гарема Мехмет-Али.
– Да, высокочтимый Джамиль, я хочу стать твоей наложницей и делить с тобой твои счастливые дни, – сказала она. – Забери меня в свой гарем.
Принц глубоко вздохнул, прикрыв лучистые глаза. Элизабет понимала, что сейчас он искренне наслаждается своей победой. Она подчинилась его мужскому обаянию, а не силе приказа. И это делало его торжество вдвойне сладостным.
Поднявшись, Джамиль со сдержанным нетерпением сбросил свое роскошное одеяние из алого шелка, сверкающее россыпью алмазов, а затем и все остальное, оставив лишь пышный белый тюрбан, увенчанный массивным рубином и окруженный страусовым пером. Это показалось девушке довольно забавным, но она постаралась не подавать виду. Однако, когда Джамиль ловко сел на ее бедра и его мощное орудие коснулось ее живота, Элизабет забыла обо всех своих озорных мыслях. Это было просто восхитительно – почувствовать рядом с собой нормального, гармонично сложенного мужчину, от которого исходил аромат свежести и дурманящих восточных благовоний.
Элизабет просто умирала от желания коснуться его широкой груди, покрытой темной растительностью. Но, по-видимому, Джамиль и не собирался развязывать ей руки. Продолжая сидеть на бедрах наложницы, он начал нежно поглаживать ее живот и налитые холмики грудей. Когда же ее розовые соски отвердели, Джамиль наклонился и принялся так восхитительно дразнить их языком, что Элизабет чуть не лишилась сознания от нестерпимого удовольствия. Ласки принца были столь искусными и возбуждающими, что девушка вспыхнула и загорелась, подобно сухому стогу сена, к которому поднесли горящий фитиль. Решив не сдерживаться, она вся отдалась во власть нежных рук мужчины, стонала и извивалась в его объятиях. А когда он склонился к ее губам, потянулась ему навстречу и пылко ответила на поцелуй.
Легонько погладив пышные округлости, принц нежно коснулся интимного местечка девушки. Тело Элизабет мгновенно напряглось, шелковые путы натянулись и врезались в запястья. С ее приоткрытых губ сорвался трепетный стон, когда Джамиль начал нежно поглаживать внутреннюю сторону бедер и влажные лепестки женской плоти. Еще более сильное чувство охватило ее, когда мужские пальцы мягко раздвинули лепестки и осторожно нащупали чувствительный бутон. Она сгорала от смущения и в то же время готова была умолять мужчину, чтобы он не прекращал своих восхитительных действий. Это было так прекрасно, что хотелось кричать от восторга.
– Готова ли ты испытать неизведанные ощущения, о моя отзывчивая луна? – спросил Джамиль, заглядывая в затуманенные глаза наложницы.
– Я готова принять все, что предложит мне мой прекрасный повелитель, – хрипло пробормотала Элизабет, делая новое отчаянное усилие вырваться из шелковых пут.
В зеленых глазах Джамиля блеснул хитрый огонек, и Элизабет тут же насторожилась. Она догадалась, что он что-то замыслил, и ее сразу охватила тревога. Но, будучи привязанной к этому ложу, она была беззащитна перед этим загадочным мужчиной.
– Согни ноги в коленях и ничего не бойся, – с коротким смешком приказал Джамиль, заставив девушку затрепетать от внезапного испуга.
Дрожа, Элизабет выполнила его требование. Принц осторожно развел ее согнутые ноги и снова начал поглаживать нежные лепестки. Расслабившись, девушка томно застонала, прикрыв глаза. Пальцы Джамиля скользнули по узкой ложбинке, раздвинули влажные дольки женской плоти… И вдруг, к немалому смущению девушки, он мягко погрузил пальцы в ее тесную пещерку.
Отчаянно закричав, Элизабет что было сил рванулась из рук мужчины. Но Джамиль, очевидно, предвидя такую реакцию, крепко держал ее бедра.
– Тихо! – повелительно сказал он. – Лежи спокойно, моя нежная луна, я не сделаю тебе ничего плохого.
Застонав, Элизабет крепко зажмурила глаза от страха и стыда. Успокаивающе погладив ее лицо, принц нащупал горячий бугорок в складках женской плоти. Нежно массируя его, он начал одновременно ласкать ее пещерку, вынимая пальцы и снова погружая их.
Смесь двойственных ощущений ошеломила Элизабет. Острое наслаждение пульсировало сразу в двух точках ее плоти, и она сама не знала, какое из них сильнее. Ее тело постепенно расслабилось и вновь наполнилось сладким томлением. То, что вытворял с ней Джамиль, было так чудесно, что с ее губ один за другим срывались страстные стоны. А когда Джамиль ускорил свои движения, Элизабет и сама не заметила, как начала двигаться навстречу действиям мужских рук, тем самым поощряя его к продолжению подобных ласк. И вдруг ее тело сотрясли столь неистовые спазмы, что девушка громко закричала и с такой силой рванулась в своих путах, что шелковая ткань с треском разорвалась на две части. Почувствовав себя свободной, Элизабет резко выпрямилась и села. Руки девушки помимо ее воли взметнулись на плечи мужчине, и он тут же крепко прижал ее к своей груди. Довольно посмеиваясь, Джамиль ласково гладил спину наложницы, бормоча успокаивающие слова. Мягкий пушок приятно щекотал нежные округлости Элизабет, побуждая ее прижиматься лицом к мужской груди и с наслаждением вдыхать терпкий аромат его разогретой кожи. Полностью успокоившись, Элизабет робко взглянула на принца. И тут же снова, опустила глаза, встретившись с его насмешливым взглядом.
– Ну, моя застенчивая луна, довольна ли ты ласками своего господина? – спросил Джамиль, приподнимая ее подбородок.
– Да, мой господин, – чуть слышно пролепетала Элизабет. – Я… – от сильного волнения она не смогла больше вымолвить ни слова.
– Прекрасно, – заключил Джамиль. – Я рад, что ты осталась довольна. Теперь твоя очередь дарить мне пламенные ласки.
Он мягко опрокинул ее на спину и снова принялся неспешно поглаживать ее грудь и живот. В одну минуту Элизабет охватило желание, и она радостно рассмеялась, предчувствуя новые удивительные открытия.
– Внезапно принц приподнялся и переместился так, что его мужская плоть оказалась на уровне ее груди. Он легонько сжал руками нежные округлости, и Элизабет ощутила восхитительную пульсацию между своих чувствительных холмиков.
– Как ты прекрасна, о моя сладкая Амина! – в порыве страсти пробормотал Джамиль. – Твои глаза похожи на Два драгоценных изумруда, твоя нежная шея напоминает шею газели, а твои груди подобны двум прекрасным хрустальным шарам.
– Твое тело своей стройностью напоминает прекрасный кипарис, о мой щедрый повелитель! – в тон ему отвечала Элизабет. – А твой мужской орган подобен налитому плоду, из которого вот-вот брызнет сладкий нектар.
Чуть отстранившись, Джамиль убрал с лица девушки разметавшиеся пряди волос и с коварной улыбкой посмотрел ей в глаза.
– А не хочешь ли ты попробовать моего сладкого нектара, о восхитительная пчела? – вдруг спросил он, перемещая свои бедра к самому ее лицу.
Элизабет испуганно ахнула, прикусив губу. Но Джамиль ожидал, его лучистые глаза, полные сладострастной неги, требовательно смотрели на нее.
– Да, мой прекрасный господин, – еле слышно прошептала она, так как другой ответ был просто невозможен.
Джамиль чувственно застонал, принимая удобное положение. Элизабет с ужасом ощутила жесткую растительность на своих вспыхнувших щеках. Не отводя внимательного взгляда от лица наложницы, принц улыбнулся и осторожно коснулся своим орудием ее пересохших губ. Внутри у Элизабет все сжалось, ее охватила настоящая паника. Вот о чем предупреждала Надия! Но отступать было некуда, оставалось только покориться и сделать то, чего ждал от нее принц. Продолжая улыбаться, Джамиль бережно провел своим орудием по ее губам. Подавив отчаянный стон, Элизабет приоткрыла рот и коснулась его плоти языком. Странный соленый привкус немного удивил ее, но в нем не было ничего неприятного. Девушка повторила свое действие, и тело принца задрожало от возбуждения.
– Смелее, моя нежная пчелка, не бойся… Еще не весь нектар собран с моего цветка, – хрипло прошептал Джамиль. Одна его рука нежно массировала ее набухшую плоть, другой он, не переставая, ласкал пылающее от стыда лицо девушки.
Поддерживая руками бедра мужчины, чтобы он ненароком не придавил ее в страстном порыве, Элизабет начала осторожно ласкать губами и языком его мужское орудие. Оно было твердым, словно стальной жезл, и одновременно каким-то беззащитным. Увлекшись, девушка не заметила, как сильно сжала тубы и невольно причинила мужчине боль. Тихо ойкнув, Джамиль тут же подался назад. Элизабет застыла от испуга, опасаясь, что сейчас он накричит на нее. Но принц только рассмеялся и шутливо погрозил ей пальцем.
– Будь осторожна, моя старательная пчела, – сказал он, – мужчина сделан из плоти, а не из камня.
Пробормотав невнятные извинения, Элизабет принялась за прерванное занятие. Это казалось немыслимым, но ей все больше нравилось то, что она делала. Когда Джамиль чуть заметно надавил на ее губы, она раскрыла рот. Ее губы плотно сжались вокруг его ствола, и Джамиль так страстно застонал, что Элизабет ощутила новую вспышку безумного желания. Словно почувствовав это, Джамиль осторожно выскользнул и быстро сместился вниз. Его мощное орудие так сладостно вонзилось в ее плоть, что Элизабет вся задрожала от желания и тут же стала подстраиваться под его восхитительные удары. Они неслись к вершинам наслаждения в таком стремительном ритме, будто убегали от погони на быстрых скакунах. Наслаждение все нарастало и нарастало, пока не затопило ее всю, словно бушующий горный поток. И снова, как это бывало уже не раз, перед глазами девушки все померкло от ослепительной вспышки. А следом наступил приятный покой.
Прошло какое-то время, прежде чем Элизабет решилась взглянуть на Джамиля. Не поместившись рядом с ней на узком ложе, он расположился возле нее на мягких подушках. В руках он держал спелую гроздь винограда, взятую с большого серебряного блюда. Неспешно отрывая ягоды, Джамиль весело посматривал на приходящую в себя наложницу. Его лицо выражало полное удовлетворение. Он был доволен и женщиной, и самим собой. Изумрудные глаза победно сверкали из-под длинных густых ресниц.
– Понравился ли тебе твой новый господин, о луна моего наслаждения? – спросил он, хитровато подмигнув смущенной девушке.
– Я прогневала бы Аллаха, если бы сказала по-другому, – ответила Элизабет, почтительно склонив голову.
– Что ж, я вполне доволен тобой, моя ласковая Амина. Ужасно жаль, что приходится отпускать тебя сейчас, но ты должна вернуться в свои покои. Иначе я рискую подвергнуть тебя гневу главного евнуха гарема моего отца, а мне очень не хотелось бы этого. Смотри, моя зеленоглазая луна, не рассказывай никому о том, что здесь случилось! Мой отец не должен знать, что я насладился твоими прелестями, не дожидаясь, пока он отдаст тебя мне. Завтра утром я попрошу его подарить мне наложницу-англичанку. А пока возьми в награду за свое старание вот этот кошель с золотыми монетами.
Он звонко хлопнул в ладоши, и в комнату снова вошли чернокожие рабыни. Однако теперь они обращались с Элизабет с большей почтительностью. Помогли ей одеться, причесав волосы, закрепили жемчужным обручем лазурное покрывало. Девушка тут же отметила, что сам Джамиль и не думает одеваться, но задавать вопросы было бы неосмотрительно. Одна из рабынь набросила на принца зеленый халат, и он лениво развалился на низком диванчике, продолжая поглощать фрукты.
Когда Элизабет была готова двинуться в путь, в комнату вошел тот самый евнух, который привел ее сюда.
– До скорой встречи, моя зеленоглазая луна, – ласково попрощался Джамиль.
Уже в дверях Элизабет обернулась и с некоторым замешательством посмотрела на принца.
– О мой добрый господин, не откажи своей преданной рабыне в одной просьбе, – сказала она. И когда он снисходительно кивнул своим тюрбаном, прибавила: – Со мной в гарем попала еще одна англичанка – моя подруга Лейла. Она еще красивей меня и сможет доставить тебе не меньше радостей. Не можешь ли ты забрать в свой гарем и ее?
Джамиль задумчиво почесал свою бородку.
– Да, я совсем забыл об этом, хотя мне говорили, что в гареме отца появились две рабыни-англичанки. Что ж, обещаю, что попрошу себе и ее. – Он весело улыбнулся, блеснув белыми зубами. – Зачем красивые наложницы тому, кто уже не может воспользоваться их прелестями?
Выходя из покоев Зарифы, Элизабет нежданно столкнулась с хозяйкой. К этому времени фаворитка успела облачиться в роскошный наряд из аметистового газа, затканный серебром. Элизабет испытала чувство, похожее на ревность. Ведь не было сомнений, что после ее ухода Джамиль продолжит свой маленький праздник, только теперь главной участницей станет Зарифа. Но ревновать не имело смысла: ведь глупо было бы рассчитывать, что высокородный сластолюбец будет довольствоваться одной женщиной.
– Надеюсь, ты больше не сердишься на меня за ту невинную уловку? – по-французски спросила Зарифа, оглядывая растерявшуюся Элизабет. – Ведь ты уже поняла, что это Джамиль просил меня показать ему новую наложницу отца. Когда попадешь в наш гарем, первым делом приходи ко мне. Я научу тебя, как еще сильнее понравиться господину!
Весело подмигнув девушке, Зарифа впорхнула в комнату. Элизабет пыталась найти в своем сердце остатки смущения, но его не было. То, что случилось, было так чудесно, что она испытывала искреннюю благодарность к коварной фаворитке принца. Вспомнив, как ласкал ее Джамиль и как она сама дарила ему чудовищно непристойные ласки, Элизабет ощутила внутри томительное напряжение. С растущим изумлением она осознала, что ей просто не терпится поскорее снова оказаться в объятиях этого пылкого мужчины. Она так сильно хотела этого, что была готова повернуть назад и броситься в покои Зарифы. Но, увы, приближалась ночь, нужно было возвращаться в гарем Мехмет-Али.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Строптивая наложница - Спайс Вирджиния



книга просто замечательная! столько чувств, страсти.... только главная героиня уж слишком егоистичная или егоцентричная что ли...
Строптивая наложница - Спайс Вирджиниялюбитель книг
30.06.2011, 15.03





понравилось, занимательно
Строптивая наложница - Спайс Вирджиниятатьяна
5.01.2012, 13.18





Отличный роман, динамичный и страстный. Но гл.героиня действительно уж очень эгоистична за ее порой откровенно глупые выходки так хотелось чтоб кто-то вправил ей мозги :) .. благо хоть поумнела в конце-концов.
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияАлена
30.05.2012, 15.59





Интересно.Стоит прочитать.Но ГГ-редкая дрянь и дура,и как он только терпел ее?!Хорошо,что ее проучили!Иначе не изменилась бы! 8/10
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияТанюша
7.06.2012, 22.10





Интересно,прочитать стоит.Но ГГ-редкая дрянь и дура!Хорошо,что ее проучили,иначе не изменилась бы!И как он только ее терпел?! 8/10
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияТанюша
7.06.2012, 22.10





роман понравился ,но здесь слишком много эротики (на мой взгляд каму-как уж )вобщем гироиня дура (в примом смысле)
Строптивая наложница - Спайс Вирджинияалеся
3.07.2012, 22.16





Героиня очень типа гордая,но дура полная.Бедный мужик
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияТаня
11.10.2012, 10.12





нда главную героиню отъимели все кому не лень( девственность и ту не с главным героем потеряла.....rnЕё тупой эгоизм порой слишком бесит
Строптивая наложница - Спайс Вирджинияфайзула
7.11.2012, 14.33





Роман не понравился. Хотелось почитать про любовь главных героев, а здесь героиня трахается со всеми подряд, только не с мужем, попадает в глупые переделки. И очень странно, что гл.герой так легко простил героиню. Короче, чушь и жаль потраченного времени
Строптивая наложница - Спайс Вирджиниянатали
7.11.2012, 17.35





Как можно было влюбиться в такую дуру, это так не правдоподобно. Роман не понравился.
Строптивая наложница - Спайс Вирджиниямарина
7.04.2013, 7.50





Очень пикантный путь к любви. Не согласна с другими. Они ОБА прошли путь друг к другу через чужие постели, и это более справедливо, чем, когда она бела, как снег, а он чернее сажи. Если нужно прощать, то справедливо, чтобы прощали и он, и она.
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияЭлис
7.04.2013, 9.22





Да, изменяя, он получал удовольствия, а она не всегда. А жаль
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияДэзи
7.04.2013, 10.11





Когда мужчина поймет: женщине нужно дать время, чтобы разобраться в своих чувствах и не обламывать ее в этот момент, унижая изменами.В этом романе ГГ не мямля, что уже приятно.
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияГера
7.04.2013, 10.20





Нормальный человек не воспримет аргументы обоих. Ну зато они здорово потрахались, будет, что вспомнить
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияАзиза
7.04.2013, 10.44





Роман в целом понравился. Гл.героиня дура конечно, но то что она попробовала других мужчин, молодец, есть с чем сравнить.
Строптивая наложница - Спайс Вирджиниямарина
2.11.2013, 8.57





Книга очень понравилась. У меня лично вызвала сильные чувства и страх за героиню и жалость к ней даже всплакнула. Хорошо написано.
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияЛена
4.09.2014, 8.48





В жизни много путей для понимания ее смысла, кто то постигает его, а кто то мучаетсч всю жизнь от ложных догм и запретов. Гг судьба дала понять смысл жизни вот таким интересным способом))). Роман читается на одном дыхании.
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияДаша
30.07.2015, 20.47





потрясающе интересно.
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияВАЛЕНТИНА
7.08.2015, 2.53





потрясающе интересно.
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияВАЛЕНТИНА
7.08.2015, 2.53





Впечатления двоякие, главная героиня выбешивала своим поведением от начала и до конца книги. Слишком много изнасилований. Читать местами неприятно, вместо переживаний за девушку в её несчастьях одно отвращение. rnСлишком много сложных завязок и все очень просто закончилось. Больше впечатлений оставила подруга гг, попавшая с ней в передряги. 5/10
Строптивая наложница - Спайс ВирджинияБатуля
28.05.2016, 3.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100