Читать онлайн Небесная Роза, автора - Спайс Вирджиния, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Небесная Роза - Спайс Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Небесная Роза - Спайс Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Небесная Роза - Спайс Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спайс Вирджиния

Небесная Роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

– Итак, мой друг, вы по-прежнему отказываетесь выполнить просьбу министра?
Стивен задумчиво выпустил несколько колец дыма из своей трубки и медленно, но решительно покачал головой. Сидящий напротив герцог Эксетерский нетерпеливо поерзал в кресле.
– Ну как мне уговорить вас, виконт Девери, как? Я прекрасно понимаю, что вы устали от дипломатической службы и хотите отдыха и покоя. Но войдите и вы в наше положение! Наш посол в Стамбуле допустил серьезный промах, исправить положение чрезвычайно трудно, если не сказать невозможно. Вернее, это может оказаться возможным для вас, с вашим опытом и связями. Вы один способны оказать влияние на султана, которого постоянно настраивает против Англии его интриганка-мать, эта проклятая француженка Эме Дюбек, попавшая много лет назад в плен к турецким пиратам и каким-то чудом сумевшая стать любимой женой покойного султана.
И надо же было тому случиться, что эта женщина оказалась двоюродной сестрой Жозефины, супруги узурпатора Бонапарта. Нет никаких сомнений, что она будет всегда упорно защищать интересы Франции. Но для вас, виконт, нет ничего невозможного. Я не сомневаюсь, что вы могли бы нам помочь. Ну, в последний раз!
– Нет, милорд, в последний раз – нет.
– Но послушайте, друг мой…
– Милорд! Прошу вас, не тратьте зря своего красноречия. Я не изменю своего решения ни за какие посулы. На Восток я больше не поеду.
Герцог в досаде стукнул ладонью по столу.
– Но я все равно не сдамся просто так, виконт Девери. Недели через две я снова навещу вас и повторю просьбу министра. Может быть, хорошенько подумав, вы все-таки измените свое решение.
Стивен только пожал плачами.
– Как угодно, ваша светлость. Но уверяю вас, вы лишь зря потратите время.
– Да, кстати, – внезапно сменил тему герцог, – скажите, виконт, вам не удалось узнать что-нибудь о том человеке, который покушался на жизнь мисс Вудвиль?
– Абсолютно ничего. Он появился словно ниоткуда, этот загадочный тип. Никто его нигде не видел. Одно только я смог определить по его одежде: он из Туниса. И это непонятнее всего. Если бы он был марокканцем, то можно было бы допустить, что это один из тех пиратов, которых мы взяли в плен во время схватки в Гибралтарском проливе и которому удалось сбежать на свободу. А так… у меня нет совсем никаких соображений.
– Да, совершенно непонятное дело, – задумчиво протянул герцог. – Если нам что-то удастся разузнать, я сразу сообщу вам. Да, виконт… вы собираетесь информировать об этом происшествии правителя Туниса?
Стивен равнодушно махнул рукой.
– Конечно, я это сделаю, только будет ли в этом прок? Слишком много времени потребуется, чтобы связаться с Касим-беем. Нужно благодарить Бога уже за то, что я оказался рядом с мисс Вудвиль в нужный момент.
– Да уж… Эта девица, как видно, родилась в рубашке. Ей и ее матери нужно до конца жизни благодарить вас, мой друг. Не каждый мог бы справиться с такой ситуацией.
Стивен криво усмехнулся. В мусорной корзине под столом в его кабинете лежало по крайней мере двадцать благодарственных писем от графини Риверс, присланных за три недели, истекших со времени происшествия в герцогском саду, и столько же от самой Джулианы. Но его все, это больше не интересовало. Этой взбалмошной особе нет больше места в его жизни, хватит с него душевной боли и ущемленного самолюбия.
* * *
На другой день после разговора Стивена с герцогом Эксетерским в одном из театров давали итальянскую оперу и Джулиана с матерью собирались туда поехать. Но случилось так, что графине пришлось провести все послеобеденное время у больной подруги, поэтому с дочерью она должна была встретиться только на представлении. Джулиана готовилась к вечеру одна и, разумеется, не упустила возможности сделать то, что вызвало бы недовольство леди Анны.
– Эльвира, голубушка, – с шаловливой улыбкой обратилась она к, немолодой камеристке матери, – приготовь-ка мне мое новое голубое платье, что вчера принесли от мадам Леран. Я надену его сегодня вместе с бриллиантовым колье матушки.
В глазах горничной, как и ожидалось, отразились испуг и осуждение.
– Но, мисс Джулиана! Разве вы забыли, что это платье предназначается для приема в королевском дворце, который состоится на следующей неделе?
– Я прекрасно помню об этом, дорогая моя, – возразила девушка. – Но мне нужно именно сегодня выглядеть неотразимой. Я надену это платье, а ты сделаешь мне сложную прическу в китайском стиле. Я намереваюсь затмить всех самых знатных красавиц Лондона!
– Госпоже графине это сильно не понравится…
– И это я знаю. Но когда она встретится со мной, проявлять недовольство будет слишком поздно.
Камеристке ничего не оставалось делать, как подчиниться капризу молодой госпожи. Ей ли было не знать, что, когда леди Анны нет рядом, в поведении девушки сразу появляется несгибаемое упрямство и своеволие. Полчаса спустя Джулиана, облаченная в новый блистательный наряд, сосредоточенно наблюдала в зеркало, как Эльвира точными движениями опытной мастерицы укладывает ее волосы.
Да, сегодня она должна выглядеть так очаровательно, как никогда. Потому что в этот вечер наконец у нее появится долгожданная возможность остаться на несколько минут наедине с красавчиком Эшли Барретом.
За весь месяц, прошедший со времени бала во дворце Солсбери, ей ни разу не представилось такого случая. Виной тому ее собственная мать. Едва только на горизонте вырисовывалась стройная фигура этого известного покорителя дамских сердец, графиня становилась на удивление бдительной и не отходила от дочери ни на шаг. Да и дома она не упускала случая выставить молодого офицера перед Джулианой в невыгодном свете, постоянно рассказывала всякие устрашающие истории о его не слишком достойном поведении. То он проигрывал в карты целое состояние, а потом затевал с противником ссору и убивал его на дуэли, то сбивал с пути истинного молодых, неопытных девушек, а потом оставлял их без всякого сожаления с разбитым сердцем, то его имя упоминалось в связи с какой-нибудь темной, чуть ли не криминальной историей.
Джулиана только смеялась, слушая все эти рассказы, вдобавок, они ее порядком забавляли. Подобно многим женщинам, не имеющим достаточного опыта в общении с коварным сильным полом, она считала, что, как бы плохо ни вел себя мужчина с другими дамами, с ней он непременно будет вести себя по-другому. Да иначе просто и быть не может, ведь когда человек влюбляется по-настоящему, он порой полностью меняется. А то, что способность любить – это редкое сокровище и дается оно далеко не каждому… В девятнадцать лет в это решительно отказываешься верить!
– Цветы… Какие же цветы вы подберете к столь роскошному платью, мисс Джулиана? – задумчиво бормотала горничная. – Я, право, и не знаю, что вам посоветовать.
– Я все решила заранее. Пойди в мою комнату и принеси живые альпийские незабудки, что стоят в вазочке на камине.
– Простые незабудки? К такому дорогому наряду и бриллиантовому колье?
– Да, да, ты не ослышалась. Так надо, так сейчас модно. Простота и достоинство – вот то сочетание, которое покоряет сердца.
Камеристка хмыкнула и скрылась в соседней комнате.
– Если только эти сердца стоят того, чтобы их покорять, – донеслось до Джулианы ее недовольное ворчание.
Вошедший слуга доложил, что карета готова. Джулиана бросила на себя последний оценивающий взгляд в зеркало. Да, придраться решительно не к чему. Голубое атласное платье, украшенное от высокой талии до низа серебристой вышивкой с жемчугом и белыми кружевами, великолепно облегало фигуру. Тонкие полоски рукавов совершенно не скрывали очертаний красивых рук, а изящный вырез сердечком оставлял открытой большую часть белоснежных холмиков груди, под которые снизу были подложены незаметные подушечки для придания формы и объема. Да еще с левого плеча спускался роскошный драпированный плащ, прикрепленный бриллиантовым аграфом, как в одежде древних римлян, которой подражала нынешняя мода. А прическа… Ну просто чудо совершенства!
– Ну что ж, Эльвира, от души благодарю тебя, что помогла собраться, – с улыбкой проговорила девушка, застегивая последний дорогой браслет на руке и старательно отводя глаза от горничной. Но в этот момент на пороге туалетной комнаты появилась другая служанка.
– Долли? Что такое?
– Госпожа, там… какой-то странный человек. Он хочет вас видеть.
– В такое время? Он что, не понимает, что я могу опоздать к началу оперы! И почему странный?
– Потому… Ах, вы сами поймете, мисс Джулиана, когда увидите! Я пыталась объяснить ему, что сейчас вы не сможете его принять, но он упорствует. Представьте только: он решительно заявил, что не покинет наш дом, пока не поговорит с вами.
Джулиана нахмурилась. Появление таинственного и настойчивого незнакомца могло бы порядком заинтриговать ее раньше, но только не теперь, после трагического случая в парке дворца Солсбери.
– Хорошо, Долли, – неуверенно сказала она. – Я поговорю с этим человеком. Но только в присутствии двух сильных лакеев. После той ужасной ночи меня бросает в дрожь даже при виде собственной тени, а не то что незнакомца!
Когда напористого посетителя провели в гостиную, куда спустилась Джулиана, она быстро поняла, что тот не представляет для нее никакой опасности. И ничего в нем нет странного, как говорила Долли, просто этот человек принадлежал к другому кругу, чем тот, к которому относилась семья Джулианы. Поношенная одежда, крепкое и сильное мускулистое тело, еще не старое, но уже морщинистое обветренное лицо, покрытое неисчезающим загаром. Возможно, какой-нибудь бывалый солдат или… моряк! Внезапно промелькнувшее в уме предположение заставило девушку схватиться рукой за сердце. Изабель! Сообщение этого человека может быть как-то связано с нею.
– Мне передали, что вы настаивали на разговоре со мной, сэр, – с трудом сдерживая волнение в голосе, сказала Джулиана. – Вероятно, то, что вы собираетесь мне сообщить, настолько важно, что не может подождать до завтра?
– Возможно, мисс Вудвиль, это дело и можно отложить до завтра, – согласился мужчина, – но только, чем раньше вы обо всем узнаете, тем будет лучше.
– Как ваше имя? Вы даже не представились!
– Билл Харрисон, мисс Вудвиль, офицер флота Его королевского величества Георга Третьего. У меня имеются документы, подтверждающие мою личность. Взгляните на них, мисс Вудвиль, я вижу, вы опасаетесь меня, а между тем было бы желательно, чтобы при нашем разговоре не присутствовал кто-то посторонний.
Джулиана бегло просмотрела протянутые ей бумаги и, чуть поколебавшись, приказала слугам покинуть гостиную. Тогда Харрисон быстро навлек из нагрудного кармана замасленный, измятый клочок бумаги и с поклоном вручил хозяйке дома. Одного взгляда было достаточно, чтобы Джулиана узнала своеобразный почерк своей старшей сестры. Сделав знак моряку присесть, она и сама опустилась на краешек дивана, опасаясь, что волнение отнимет у нее последние силы.
«Джулиана, любимая моя сестренка, – писала Изабель, – я нахожусь сейчас в ужасном месте, в грязном невольничьем бараке в столице арабского Туниса. Завтра утром меня продадут на рынке как рабыню, и я попаду в гарем к какому-нибудь омерзительному негодяю. Выкупить меня будет невозможно, а спасти… тоже едва ли. Милая сестра, ради всего святого, не говори матери о том, что со мной случилось. Я никогда не смирюсь со своей судьбой: или меня убьют, или в один прекрасный день я вернусь домой. Прощай, Джулиана, родная, и прости за то, что тебе придется страдать из-за меня.
Твоя Изабель.
15 декабря 1808 года.»
Отложив письмо в сторону, Джулиана уронила голову на руки и несколько минут просидела в полном молчании. В голове у нее не было ни одной мысли, лишь пустота и безысходное отчаяние. Она, ее маленький брат Эдвард и мама никогда больше не увидят Изабель. А если бы ее саму не спасли по счастливой случайности моряки «Красавицы Востока» и «Филадельфии», то леди Анна потеряла бы и вторую дочь. Господи, как же она теперь будет смотреть в глаза матери, зная, что Изабель находится в таком тяжелом положении? Она отделена от них непреодолимой преградой, за которую нельзя проникнуть, она по другую сторону бытия, где течет жизнь, не имеющая ничего общего с жизнью того мира, в котором живут они. Да, если бы Изабель умерла, это, наверное, было бы несравнимо лучше! Разве может на свете быть что-то ужаснее, чем та жизнь, которую ее несчастной сестре придется вести? Разве может нормальный человек существовать в ужасном, враждебном каждому европейцу варварском мире и не проклинать каждый прожитый день?
– Где вы встретили мою сестру, мистер Харрисон? – спросила Джулиана у моряка, так же, как и она, хранившего молчание и смотревшего на нее с явным сочувствием.
– В Тунисе, в том самом месте, где она писала это письмо, – ответил он и объяснил подробнее, заметив, что девушка не понимает его. – Я попал в плен к тунисским корсарам в те же дни, что и мисс Изабелла. Мы оказались в одном невольничьем бараке, только в разных клетках, то есть в разных камерах, мисс, – поспешно поправился моряк, заметив, что девушку передернуло от ужаса. – Меня еще до начала открытых торгов выкупил представитель английского посольства, и я смог покинуть варварский берег, чтобы вернуться на королевский флот. Когда меня выводили из барака, мисс Изабелла окликнула меня и бросила к моим ногам эту записку. Она только просила не забыть, что передать ее следует в руки именно вам, а ни в коем случае не вашей матери.
– Откуда же вы узнали, где меня найти?
– Взгляните на обратную сторону письма. Там все указано – и имя, и лондонский адрес.
– А что потом стало с Изабель? Вам случайно не удалось узнать?
– Увы, мисс Вудвиль, нет. На следующий день я уже был далеко от тунисских берегов.
Джулиана вскочила с места и принялась беспокойно расхаживать по комнате. Один вопрос настойчиво вертелся у нее на языке, но она не решалась его задать, боясь, что услышанный ответ отнимет у нее последнюю надежду.
– Скажите, мистер Харрисон, – в конце концов отважилась она спросить, – если вас выкупил представитель английского посольства, то почему же он не сделал того же в отношении моей сестры? Ведь наша семья занимает высокое положение в обществе, и затраченные на выкуп деньги были бы обязательно возмещены. Или вы не сказали англичанам, что в бараке находится знатная леди?
– Разумеется, мисс Вудвиль, я заговорил об этом сразу, как только оказался на борту британского судна, – с легкой обидой возразил моряк. – Но… это был бессмысленный разговор.
– Бессмысленный? Что вы хотите этим сказать?
– К сожалению, я не ошибаюсь. Таких красивых девушек, как мисс Изабелла, не отпускают даже за большой выкуп. Они слишком ценны для восточных мужчин.
– Харрисон, ваши слова меня убивают!
– Но что я мог поделать, мисс Вудвиль? Все обстоит именно так, как я вам рассказал, и изменить ничего нельзя. Как это ни прискорбно, но вам придется смириться с потерей сестры.
– Смириться? Никогда! – крикнула Джулиана с такой силой, что все слуги, бывшие поблизости, бросились к дверям гостиной, испугавшись за свою госпожу. – Да, я могла бы смириться с тем, что Изабель умерла и ее больше нет на свете, но только не с тем, что моя обожаемая сестра подвергается каждодневным издевательствам и переносит немыслимые мучения! Нет, с этим я никогда и ни за что не смирюсь. Слышите, Харрисон? Никогда и ни за что! – уверенно повторила она.
Билл Харрисон во все глаза смотрел на мисс Джулиану Вудвиль и не верил, что человек в считанные секунды может так измениться. Только что перед ним сидела изнеженная, хрупкая аристократка, а теперь он с удивлением рассматривал решительную, сильную женщину. И она так сейчас была похожа на свою несчастную сестру! А ведь когда он только увидел младшую мисс Вудвиль, то подумал, что никогда прежде ему не приходилось встречать столь непохожих друг на друга дочерей одних родителей. Но теперь он понял, что если они и не похожи лицом, то их обеих можно назвать мужественными, необычайно дружными и отчаянно смелыми. Тем сильнее было его чувство вины пород этими девушками, вины за то, что он не поторопился передать весточку от Изабель Вудвиль гораздо раньше.
– Простите меня, мисс Вудвиль, ради всего святого, простите меня! – с раскаянием проговорил он, пряча от девушки глаза. – Я просто обязан был отложить все дела и отправиться в Лондон сразу, как только получил свободу. Но я не мог, поверьте, я действительно не мог этого сделать. Наш корабль все эти месяцы не отходил от испанских берегов, нам было приказано не давать возможности французским судам вести торговлю с Востоком.
До Джулианы не сразу дошел весь смысл сказанного моряком.
– Все эти месяцы? – недоуменно переспросила она. – О каких месяцах вы говорите, мистер Харрисон? Разве прошло много времени с тех пор, как вы видели мою сестру?
– Как? Вы не обратили внимания на дату в конце письма? – в свою очередь удивился он.
Джулиана взглянула туда и тут же изумленно ахнула.
– Пятнадцатое декабря? Но это совершенно невозможно!
– То есть…
– А то и есть, что последнее письмо, которое мы с матерью получили, было из Испании. Изабель находилась там в монастыре, в котором разместился госпиталь для раненых солдат, и помечено оно десятым февраля!
– Но ведь… Это, мягко говоря, странно. У меня имеются свидетели, которые могут подтвердить правдивость моего рассказа. Это довольно уважаемые люди, такие как капитан нашего корабля мистер Редьярд Хоуп да и другие…
– Но, может быть, когда сестра писала нам письмо, она уже сбежала из Туниса? – с надеждой предположила Джулиана. Но минуту спустя ее лицо снова стало печальным. – Нет, это исключено. Изабель не могла бы оставить меня в неведении относительно своей судьбы, а в том письме и намека не было на что-то, связанное с Тунисом. О Боже! – вдруг воскликнула она так отчаянно, что у Харрисона закололо сердце. – Ну да, конечно же! Просто я раньше не придавала этому значения.
Девушка стремительно выбежала из комнаты и минуту спустя вернулась обратно, держа в руках письмо Изабель, то самое.
– Вот, смотрите, Харрисон, дата переправлена! Видите? Здесь стояло другое число, и даже другой месяц… О нет, я, наверно, сойду с ума от всего этого! – Она устало откинулась на спинку дивана и приложила дрожащую руку ко лбу. Ее глаза встретились с растерянным взглядом моряка, и последняя надежда на то, что загадка разъяснится, угасла. – Как вы думаете, мистер Харрисон, в чем здесь дело? Кто мог отправить в Лондон письмо с исправленной датой? – без особой надежды спросила она.
– Вероятно, тот, кто и подделал число, – ответил моряк, и Джулиана нервно рассмеялась.
– Ну да, конечно, об этом нетрудно догадаться! Но вот кто это сделал и, главное – зачем?
Ответа она не услышала. Да и не ожидала услышать. В этом деле ей придется разобраться самой. Иначе ей не спасти Изабель, а может быть, и свою собственную жизнь.
* * *
Из театра Джулиана вернулась вместе с матерью совершенно измученная. Слава Богу, что Эшли Баррета по какой-то причине там не оказалось. В другой раз Джулиана просто извелась бы от разочарования и досады, но сегодня она этому несказанно обрадовалась. Разве смогла бы она поддерживать с ним непринужденный светский разговор? Ее и так весь вечер донимали своей пошлой болтовней многочисленные поклонники и друзья графини, девушка просто не знала, куда от них спрятаться. Но теперь-то наконец она дома и можно будет спокойно обо всем подумать.
И она думала, долго и сосредоточенно, стоя у открытого окна своей комнаты, за которым постепенно сгущалась ночная тьма. И чем больше проходило времени, тем на душе у нее становилось тяжелее.
Сейчас середина мая. И уже пять месяцев, пять долгих месяцев ее родная, любимая сестра томится в ужасной неволе, а она, Джулиана, все еще здесь и не сделала ничего, чтобы освободить ее. А ведь когда-то давно она клялась Изабель, что не пожалеет своей жизни, чтобы та была счастлива!
Сестра всегда была для нее обожаемым, боготворимым кумиром, первым другом и авторитетным советчиком во всех делах без исключения. Да и не без оснований. Изабель являлась настоящей благородной леди – поразительно красивой, умной, с безупречными манерами и изысканным вкусом и характером более сильным, чем у самой Джулианы. Изабель всегда была слишком независимой и самостоятельной. Может, именно поэтому родители больше любили и жалели младшую дочь? И вот теперь Изабель – само совершенство – обречена играть роль красивой игрушки, выполнять прихоти какого-нибудь старого, отвратительного тунисского бея! Восток… Что она, Джулиана, собственно, знает о Востоке? Жаркий климат, гаремы, робкие женщины, закутанные с головы до ног в темные одежды, шумные базары, где прилавки ломятся от изобилия всевозможных фруктов. Что же еще? Да, пожалуй, это и все. Ну еще дорогие шелковые ткани, из которых получаются красивые модные шали… Но, постойте, как же она могла забыть…
Стивен Девери! Она, наверно, просто потеряла голову от горя, раз не подумала о нем в ту же минуту. Вот кто поможет ей! В Лондоне не найдется другого человека, кто так хорошо знал бы Восток и его обычаи, как виконт Девери, ведь он провел в тех местах треть своей жизни. Она попросит его, и он расскажет все, что знает о восточных нравах. Он объяснит, что следует делать, чтобы спасти Изабель.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Небесная Роза - Спайс Вирджиния



Книга понравилась. Понравился главный герой , а вот героиня своими поступками раздражает .
Небесная Роза - Спайс ВирджинияМари
22.05.2012, 20.58





Отличненький роман. Порадовал, хотя поначалу я прочла его продолжение - "Строптивая наложница", где повествование идет уже о дочери гг. Первая часть ни в чем не уступала последующей. Героини автора как обычно отличаются особым упрямством и взбалмошным характером. Своими глупыми поступками себя же загоняют в тупик. гГерой как всегда, знает чего хочет и добивается цели любой ценой, это радует. Роман полон чувств и страсти, приятно, что автор уделяет внимание деталям - одежда, интерьер, еда, обычаи. Вобщем 9 из 10. Советую прочесть.
Небесная Роза - Спайс ВирджинияАлена
6.06.2012, 12.10





Бред какой-то!
Небесная Роза - Спайс ВирджинияМарина
26.06.2012, 7.31





Этому роману с натягом могу поставить 5 балов по 10 бальной шкале. Никогда не соглашалась с фразой "все беды из-за женщин", но тут соглашусь.
Небесная Роза - Спайс Вирджиниянаталья
29.01.2015, 9.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100