Читать онлайн Небесная Роза, автора - Спайс Вирджиния, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Небесная Роза - Спайс Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Небесная Роза - Спайс Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Небесная Роза - Спайс Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спайс Вирджиния

Небесная Роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Пробуждение было настолько странным, что Джулиана сперва даже испугалась, приняв знакомую каюту с бело-розовыми стенами за каюту какого-нибудь пиратского корабля. Но вскоре она поняла, что ассоциация с ее первым утром в неволе появилась из-за того, что рядом с ней, как и в тот далекий летний день, находился Хасан аль-Файсал. Короткий испуг тут же сменился удивлением. Кого-кого она ожидала увидеть в это утро, но только не отважного тунисского корсара.
– Проснулась, Небесная Роза? – с ласковой и хитрой улыбкой спросил он и вдруг, неожиданно для нее, быстро наклонился к ней и на несколько секунд припал своими губами к ее теплому, изумленно приоткрывшемуся рту. – Прости меня, краса северных туманов, это произошло в первый и последний раз. И пришел я сюда, чтобы в последний раз взглянуть на твое прекрасное лицо без чадры. Потому что обычаи моей земли запрещают мне это и потому что теперь подобного не потерпит моя жена.
– Твоя жена, Хасан? – удивлению девушки не было предела. – Разве у тебя есть жена? Ты никогда прежде не говорил об этом! – с невольным упреком заметила она.
Он рассмеялся, откинувшись назад и продолжая жадно пожирать глазами очертания ее полуобнаженной фигуры.
– Я и не мог тебе говорить об этом, потому что нас соединил мулла лишь три часа назад, пока ты еще видела сны. Попробуй угадать, кто эта женщина, если я скажу тебе, что она молода, но мудра не по годам, красива, как ранняя звездочка на весеннем небосклоне, а ее атласная кожа всегда пахнет жасмином.
Джулиана тихо вскрикнула и даже немного приподнялась, забыв, что из одежды на ней лишь тонкая ночная сорочка на бретельках.
– Я знаю только одну такую женщину, Хасан, – с волнением сказала она, – мою дорогую и верную подругу Айшу. Но, ради всего святого, Хасан, когда же ты успел получше познакомиться с ней?!
– Нам довелось провести вместе совсем немного времени, потому что этой ночью я тоже участвовал в захвате дворца, но этого оказалось вполне достаточно, чтобы понять: эта женщина нужна мне. И потому моя благоухающая Небесная Роза… – его глаза как-то странно потемнели и на несколько секунд наполнились глубокой печалью, – только Айша поможет мне забыть тебя и смириться с тем, что ты никогда не будешь моей.
Глубоко вздохнув, Джулиана скромно опустила глаза, а потом снова посмотрела на храброго корсара.
– Поверь, Хасан, в этом чужом для меня и по-прежнему пугающем мире ты – единственный мужчина, с которым я могла бы быть рядом, не проклиная свою судьбу, – тихо проговорила она. – Но я никогда не стала бы чувствовать себя здесь счастливой, никогда не перестала бы тосковать по моей родной Англии, дому, родственникам и, Милым друзьям. Ты сделал хороший выбор, взяв себе в спутницы жизни Айшу. Я знаю, что она давно любит тебя, и столько достоинств сразу ты ни за что не найдешь ни в одной женщине.
– Но ведь я могу найти их по отдельности во многих женщинах! – удивленно возразил он, и Джулиана неожиданно для себя весело рассмеялась. Нет, похоже, она так никогда и не поймет до конца психологию восточного человека. Тем более хорошо, что ей совсем недолго здесь оставаться. Но, прежде чем уехать, ей еще предстоит долгий и трудный разговор с Изабель. И, возможно, даже нелегкий спор, который ей обязательно нужно выиграть.
– Где сейчас твоя жена, Хасан? – спросила она, вылезая из постели и начиная одеваться, ничуть не смущаясь присутствия в комнате мужчины. – Мне просто необходимо увидеться с ней, прежде чем мы распрощаемся навсегда.
– Она здесь, Небесная Роза, и сама с нетерпением ждет встречи с тобой. Как и другая твоя подруга, светловолосая англичанка Талиджа.
– Талиджа тоже здесь? – удивленно переспросила Джулиана. – Значит, она не отправилась в Англию с каким-нибудь посольским кораблем?
Корсар пожал плечами.
– Должно быть, она не хотела покидать эту страну без тебя. И без того англичанина, которому отдала свое сердце.
– Отдала свое сердце? Боже, Хасан, о чем ты говоришь? – воскликнула Джулиана, смертельно побледнев. На несколько мгновений ее охватило ужасное подозрение, но Хасан тут же развеял ее нелепые догадки.
– А ты до сих пор ничего не знаешь об этом? Это лекарь с вашего корабля, его имя, кажется, Тамаз.
– Томас Петерсон! Ну, слава Богу, а то я уж подумала невесть что, – Джулиана снова плюхнулась на кровать и всплеснула руками. Нет, решительно для всех ее подруг по несчастью опасные приключения закончились так, как обычно заканчиваются добрые, хорошие сказки. Но только не для нее самой. Потому что с каждой минутой она все отчетливее понимала, что у них со Стивеном не может быть никакого совместного будущего. После всего, что у нее было с Джаббаром, она просто не имеет морального права становиться законной женой такого прекрасного, умного, смелого и достойного мужчины, как виконт Девери.
* * *
Последние события так истощили душевные и физические силы Джулианы, что несколько дней пролетели для нее совершенно незаметно. Почти все время занимали нескончаемые разговоры с подругами и старыми друзьями – моряками «Красавицы Востока», среди которых оказался и добрый старик Николас Симпсон, уже окончательно поправившийся после драматического происшествия в столице Сардинии. Между тем в Тунисе вступила в свои права теплая южная весна, погода совершенно изменилась, и вся пышная природа начала неудержимо и стремительно пробуждаться к жизни. Вместе с тем исчезало спокойствие Джулианы. И причиной тому были не только ее расшатавшиеся нервы. Во-первых, ей кто-нибудь постоянно напоминал про Стивена Девери, и она сама отчаянно боялась, что он может в любой момент появиться на борту своего корабля и разрушить ее шаткий душевный покой. А во-вторых… ей все же, вопреки здравому смыслу, так невыносимо хотелось его увидеть, а он так ни разу за все время и не появился на судне, и от него не поступало абсолютно никаких известий. Так же, как и от Изабель, которой Джулиане тоже очень сильно не хватало и которая, казалось, совершенно забыла о существовании младшей сестры, полностью отдавшись своей новой роли – любимой жены бея и матери наследника престола.
Когда ожидание стало слишком томительным, Джулиана решила серьезно поговорить об этом с Айшой. Выслушав подругу, эфиопка сразу предложила выход из этой затруднительной ситуации.
– Завтра во дворце намечается большой прием, – сказала она, – во время которого великий правитель Касим-бей будет принимать послов дружественных государств. Женщин очень редко допускают на подобные встречи, но для тебя, разумеется, будет сделано исключение, как оно уже сделано для высокочтимой госпожи Джамили, первой жены бея. Ты сможешь отправиться во дворец вместе с Хасаном.
– И после этого торжественного приема попросить аудиенции у Изабель? – усмехнулась Джулиана. – Что ж, пожалуй, это выход. Если иначе я не могу увидеться с родной сестрой, то придется действовать именно так.
На другой день она так и поступила. Надела темное шерстяное платье Айши и черный бархатный кафтанчик, чадру и черное покрывало. У трапа корабля ее ожидал Хасан с носилками, в которых им предстояло добираться ко дворцу великих правителей.
– Ничего не бойся, Зульфия, – сразу успокоил ее Хасан. – Никто ни в серале, ни в городе не причинит тебе вреда. Да и я все время буду рядом.
– Пожалуйста, не отходи от меня, пока не закончится прием в этом проклятом дворце, – попросила она его. – Я понимаю, что мое положение теперь совершенно изменилось, но ужасные воспоминания последних дней все же не – позволяют мне чувствовать себя спокойно. Боюсь, что я не смогу переступить порог дворца без дрожи в коленях.
Корсар помог ей забраться в носилки и усмехнулся, поймав ее встревоженный взгляд.
– Зульфия, моя сладкая Небесная Роза, да понимаешь ли ты, что стоит тебе только заикнуться, что всемогущая кадин – твоя родная сестра, как первые сановники государства будут валяться у твоих ног и ловить твой милостивый взгляд!
– Ну нет, не надо мне такой известности! – возмущенно возразила Джулиана и решительно замотала головой. – Пожалуйста, Хасан, ни слова о том, что я сестра любимой жены Касим-бея. И я не для того добровольно отправляюсь в мышеловку, из которой мне едва удалось выбраться живой, чтобы принимать почести от вельмож Туниса.
– Я догадываюсь, для чего ты отправляешься во дворец, Зульфия, – сочувственно проговорил корсар. – Но только боюсь, что у тебя ничего не выйдет из этой затеи.
То, что они увидели во дворце, можно было с полным основанием назвать столпотворением. Казалось, что здесь собрались все знатные люди города, чтобы выразить свое доброе расположение правителю, вернувшему себе законную власть. От обилия ярких нарядов, сверкающих драгоценностей и разноязыкой речи у Джулианы зарябило в глазах и зашумело в голове. Хорошо еще, что Хасана аль-Файсала многие знали в лицо и почтительно уступали дорогу ему и его спутнице.
Наконец благодаря Хасану, бесцеремонно расталкивавшему толпу, они выбрались на середину огромного зала. Здесь придворные расступались, образовывая просторный круг, центром которого являлось возвышение под зеленым парчовым балдахином, затканным золотыми полумесяцами и эмблемами династии Хусейни-дов. Под балдахином находились два трона, высокий и чуть поменьше, на которых горделиво восседал правитель Туниса со своей любимой женой.
Касим-бея Джулиане довелось лицезреть впервые, и теперь она могла убедиться, что Изабель ничуть не преувеличивала, рассказывая о его обаянии и привлекательности. Его смуглое лицо, окаймленное аккуратной черной бородкой, казалось довольно красивым, а проницательные, чуть насмешливые ярко-голубые глаза излучали мягкое очарование, делая их обладателя в одно и то же время похожим и на восточного владыку, и на европейца из аристократической фамилии. Впрочем, последнее обстоятельство уже не могло поразить Джулиану, она знала, что это – результат смешения кровей, обычный для больших гаремов, где матерями наследников часто становились европейские женщины. Вот и у Джаббара были серые глаза, доставшиеся ему в наследство от бабки-француженки, а матерью Касим-бея, как Джулиане недавно стало известно, являлась родная сестра Стивена Девери. Нельзя отрицать и того, что дядя и племянник и сами были очень похожи. Если бы Касим-бей сбрил бородку, а его глаза имели другой цвет, их родство стало бы очевидным для всех.
Одет новый правитель был со всей подобающей его сану пышностью: в золотистую тунику с длинными рукавами и алый кафтан без рукавов, расшитый золотом, бирюзой и сверкающими алмазами. На голове правителя, как и положено, красовался высокий белоснежный тюрбан, заколотый огромным темно-зеленым изумрудом.
Джулиана перевела взгляд на первую жену бея, получившую в виде особого исключения почетное право находиться рядом с господином во время торжественных церемоний, и ее сердце наполнилось необъяснимым тягостным ощущением. Изабель была одета не менее роскошно, чем ее супруг. Ее просторное платье из золотой парчи поблескивало алмазной россыпью и светло-красными, словно капельки незастывшей крови, звездочками из драгоценной шпинели. Ее прекрасные волосы скрывались под элегантно закрученным бирюзово-зеленым тюрбаном с пышным изогнутым пером и редким желтым бриллиантом. Спереди, как неизменная деталь туалета восточной женщины, крепилась дорогими застежками небольшая чадра, достигающая всего лишь до пояса, чтобы не скрывать великолепия золотистого сверкающего одеяния. Глаза Изабель под тонкими темно-коричневыми бровями, искусно подведенные сурьмой, победно поблескивали над линией плотной вуали, и каждый, на ком хоть на мгновение останавливался надменный, проницательный и строгий взгляд этой красивой женщины с властными манерами, невольно с почтительным трепетом опускал голову.
Джулиане сделалось еще больше не по себе. Как быстро Изабель вошла в свою новую роль! Но самым неприятным открытием было то очевидное обстоятельство, что сестра вовсе не играла какую-то чужую роль. Она явно чувствовала себя на своем месте среди этого чуждого Джулиане варварского великолепия, и эта жизнь, похоже, приходилась ей по нраву. И даже то, что теперь она носила другое имя, казалось, совершенно ее не смущало.
«Это какое-то нелепое наваждение, – с закипающим в глубине души возмущением думала Джулиана. – Все, что происходит с Изабель, – неправильно, а значит, не должно так продолжаться. Она должна, наконец, это понять! Моя сестра должна вернуться со мной в Англию, к своей семье, к привычному укладу жизни. Да разве возможны хотя бы сомнения на этот счет?!»
Кто-то легонько тронул ее за рукав. Обернувшись, девушка увидела, что это почтенный Саид-ага, новый главный евнух гарема. Только сейчас Джулиана заметила, что все вельможи постепенно покидают зал, а повелитель с женой встали с тронов и направились к выходу.
– Наша мудрейшая и достойнейшая госпожа Джамиля, любимая жена милостивого правителя Касима, да продлит Аллах дни его царствования, просит свою дорогую сестру Зульфию навестить ее в помещении гарема, – почтительно поклонившись Джулиане, произнес главный евнух. – Прошу тебя, уважаемая госпожа, следуй за мной. Я провожу тебя к нашей повелительнице.
Джулиана недоуменно вскинула брови. Значит, Изабель все же заметила ее, хотя, казалось, вовсе не смотрела в ее сторону? А может, даже новоиспеченным монархам дается этот особый дар – замечать все вокруг и знать обо всем, что творится в их владениях?
– Что ж, веди меня к твоей повелительнице, почтенный Саид-ага, – чуть насмешливо ответила она. – Хотя, сказать по чести, я и сама могла бы отыскать дорогу в гарем. Ведь я как-никак провела там больше восьми месяцев! Подумать только!
Сопровождаемая Хасаном и главным евнухом, Джулиана шла по знакомым переходам и внутренним дворикам огромного дворца туда, где надеялась больше никогда не появляться. Теперь, конечно, все изменилось и она больше не пленница золотой клетки, но все же неприятное ощущение возрастало по их приближении к высоким, охраняемым дверям гарема. На минуту в душу девушки даже закрался какой-то нелепый страх – а вдруг, едва двери захлопнутся за ее спиной, она снова окажется в ловушке, снова утратит с таким трудом обретенную свободу?
– Не дрожи так, лалла. Если тебя снова заточат в гареме тунисского бея, друзья найдут возможность освободить тебя, – услышала Джулиана позади себя насмешливый голос Хасана. Обернувшись, девушка бросила на корсара благодарный взгляд и уже без прежнего трепета переступила порог женской половины сераля.
К удивлению Джулианы, ее провели в ее же собственные комнаты – вернее, те комнаты, которые она занимала, когда стала фавориткой Джаббара. Как объяснил Саид-ага, великая госпожа Джамиля живет в этом помещении временно, пока роскошные апартаменты первой кадин заново отделываются после того, как их покинула лалла Халима. К приходу Джулианы Изабель уже нетерпеливо расхаживала по голубой гостиной с малиновыми диванчиками, поджидая сестру.
Любимая жена Касим-бея оставалась в том же наряде, что и на приеме в большом зале, только без чадры. С высокой точеной шеи спускались несколько нитей отборного крупного жемчуга и варварское ожерелье из рубинов и изумрудов, в ушах поблескивали длинные висячие сережки из более темных изумрудов и алмазов. Джулиана невольно поморщилась при виде всего этого бьющего в глаза восточного великолепия. Бог свидетель, ее старшая сестра всегда отличалась безукоризненным вкусом, куда же он теперь подевался? В этом дорогом сверкающем наряде Изабель Вудвиль походила не на знатную утонченную английскую аристократку, а на рождественскую елку… Или… на первую жену могущественного правителя Туниса, высокочтимую госпожу Джамилю?
– Радость моя, вот и ты наконец! – Изабель заключила сестру в крепкие объятия и сделала знак усесться напротив на низком диванчике. – В чем дело? От тебя уже несколько дней нет никаких известий.
Джулиана взглянула на сестру с некоторым удивлением.
– Ты ждала от меня известий, Изабель? Интересно, каким же образом я могла бы послать тебе сообщение… Гораздо проще было бы тебе самой связаться со мной. Ведь ты знаешь, что я находилась на «Красавице Востока».
– Джулиана! – Изабель досадливо передернула плечами. – Будто ты не понимаешь, что у меня теперь полно всяких дел. За целый день мне порой не удается выбрать время, чтобы навестить ребенка, не говоря уже о том, чтобы отдохнуть!
– Чем это ты так занята? Насколько я помню, у женщин гарема всегда было свободного времени хоть отбавляй.
– Да, у обычных женщин гарема. – Изабель взглянула на сестру так, будто та не понимает самых простых вещей. – Но ведь я не какая-нибудь заурядная наложница или фаворитка! Не забывай, что я – первая жена бея, мать наследника престола! А это накладывает очень много разных обязательств. Думаешь, это так легко – утвердить свое влияние среди придворных, добиться расположения военачальников… Да мало ли забот! Все они отнимают столько сил… Да ты меня совсем не слушаешь, Джулиана!
Глубоко вздохнув, Джулиана еще раз очень внимательно посмотрела на сестру.
– Ты ошибаешься, Изабель, я хорошо слышала все твои слова. И именно то, что я услышала, и заставляет меня крепко задуматься.
– Задуматься? О чем?
– О нас с тобой, Изабель. И прежде всего о тебе.
Бросив на сестру быстрый и проницательный взгляд, первая жена бея легонько прикусила губу.
– Прежде всего, Джулиана, мне бы хотелось обратиться к тебе с небольшой просьбой, которая тебя наверняка шокирует… Пожалуйста, не называй меня больше английским именем.
– Вот так дела! – Джулиана тихонько присвистнула. – А как же тогда, позволь спросить, к тебе обращаться?
– А то ты сама не догадываешься! – Изабель едва заметно покраснела. – Извини, сестра, но я прошу, чтобы ты называла меня теперь не Изабель, а Джамиля.
– Но, Боже мой, зачем?!
– Потому что так надо… И потому что я так хочу.
На несколько минут в комнате повисло неловкое молчание. Украдкой поглядывая на Изабель, старательно уводившую куда-то в сторону взгляд и нервно покусывающую красивые, тонкие губы, Джулиана усиленно пыталась представить ее такой, какой видела два года назад, до побега из Риверс-хилла. Но это было ужасно трудно… словно ее сестру подменили и прежней Изабель Вудвиль уже нет.
В памяти Джулианы всплыло одно давнее воспоминание – последний бал в их поместье, незадолго до болезни отца. Они тогда были еще совсем молоденькими – Изабель шестнадцать лет, а самой Джулиане чуть больше пятнадцати. Помнится, они с матерью долго выбирали подходящий наряд, тщательно продумывали каждую деталь туалета и прически. А Изабель даже не соизволила ни с кем посоветоваться, одеваться начала всего за час до приезда гостей и выбрала простое белое платье с отделкой из бледно-розового шелка. И все равно она была лучше и красивей всех остальных дам на балу и, конечно же, затмила саму Джулиану с ее сложной прической и замысловатым нарядом. Помнится, лорд Гренвилл, богатый вдовец и приятель отца, безнадежно влюбленный в Изабель, тогда сказал:
– Эдвард, твоя старшая дочь рождена для того, чтобы повелевать. И я не сомневаюсь, что ее ждет незаурядная судьба, она еще всех нас удивит. Ты только посмотри на нее: разве станет кто-то оспаривать, что у нее внешность и манеры настоящей королевы?
Рождена, чтобы повелевать… Джулиана снова оглядела сестру с головы до ног. Да, возможно, лорд Гренвилл был прав, и Изабель действительно достойна высокого положения… Но не здесь этой Богом забытой варварской стране!
– О чем ты думаешь, Джулиана? О Аллах, у тебя такое лицо, словно с минуты на минуту должен случиться второй всемирный потоп!
Изабель вскочила с диванчика и принялась ходить кругами по комнате, усиленно обмахиваясь веером, будто в помещении было жарко.
– Изабель… то есть, Джамиля, – поправилась Джулиана, сглотнув подступивший к горлу комок, – умоляю тебя, скажи мне прямо сейчас одну вещь… Ты уедешь вместе со мной в Англию, вернешься домой?
Ответ она угадала еще до того, как первая жена бея успела открыть рот.
– Нет, Джулиана, – очень тихо произнесла Изабель и твердо посмотрела в глаза сестре. – Нет. Я не вернусь в Англию. Останусь здесь, в моем дворце и в моем государстве, рядом с любимым Касимом. И даже не пытайся уговорить меня поступить по-другому. Все твои усилия будут тщетны.
– Ты… так сильно любишь Касима?
– А тебя это удивляет? – с легкой насмешкой спросила Изабель. – Тебе ли меня не понять, ведь ты сама без памяти влюблена в его дядюшку, а они так похожи… Впрочем, дело не только в моей любви к Касиму. Просто… эта сложная и опасная жизнь стала моей, Джулиана. И я не хочу для себя никакой другой. Меня вполне устраивает мое нынешнее положение, и другого мне не нужно.
– Джамиля, как ты можешь! После всего, что тебе пришлось пережить в этих стенах… Неужели ты так быстро успела забыть о том, как каждую минуту дрожала за свою жизнь и жизнь своего ребенка? Как после всего этого можно по доброй воле оставаться здесь? Нет, я просто не в силах тебя понять!
– А ты и не пытайся, сестренка. Просто прими все как есть.
– Принять все как есть? – Джулиана даже подскочила с места. – Нет уж, извини, милая сестра, я не могу принимать такой абсурд! Находиться в постоянной опасности, да еще и терпеть унижения оттого, что твой любимый проводит ночи с другими женщинами!
– О Аллах, ты еще можешь говорить о подобной чепухе! – Изабель беспечно рассмеялась и снова села на диванчик. – Вот уж что меня совершенно не волнует. За месяцы, проведенные на Востоке, я полностью разучилась ревновать к плотским увлечениям. От меня не убудет, если Касим хоть каждый день будет приводить в свою постель новую наложницу. Главное, чтобы его сердце было занято мной и мое влияние не уменьшалось.
– Ну, сестра, это уж слишком!
Внезапно Джулиану пронзило ощущение острой обиды, а на глазах выступили слезы.
– Изабель, Изабель!… Вспомни хотя бы о матушке и нашем маленьком Эдуарде!
– Джулиана! Поверь, я не забыла о них и всегда буду по ним скучать, но в Англию я не вернусь. Ты отвезешь им мое письмо… И я очень надеюсь, что они поймут меня и простят.
– А как же я, Изабель? – Джулиана в упор посмотрела на сестру и, не сдержавшись, расплакалась. – Если бы ты только знала, как горько мне слушать твои слова и сознавать, что все мои мучения оказались напрасны? Я так стремилась сюда, чтобы отыскать тебя и спасти, столько раз рисковала своей жизнью и жизнями других достойных людей, я ради этого даже утратила право называться порядочной женщиной… А что взамен? Ты отказываешься ехать в Англию и возвращаться к своей семье!
– Джулиана, милая, ты забываешь, что моя семья здесь – здесь мой ребенок и мой муж. – Изабель обняла сестру и притянула к себе, пытаясь успокоить. – И ты не должна думать, что все твои жертвы оказались напрасны. Ведь если бы тебя все это тяжелое время не было рядом, я не перенесла бы всех испытаний. Ты спасла жизнь мне и моему ребенку, и за это мы с Касимом будем каждый день молить Аллаха, чтобы он сделал тебя счастливой.
– Ну хорошо, родная моя, – примирительно сказала Джулиана, с тяжелым сердцем примиряясь с неизбежным. – Будем считать, что это твоя судьба – стать женой тунисского бея. Кисмет – как говорят у вас на Востоке: все предначертано заранее. А теперь, прошу тебя, выполни одну мою просьбу… пока у меня хватает духа просить тебя об этом. Сделай так, чтобы я завтра же уехала отсюда… но только не на корабле виконта Девери.
С минуту супруга бея растерянно смотрела на сестру. Но та с отрешенным видом отвела взгляд и на ее лице невозможно было что-то прочесть.
– Я… я не совсем понимаю тебя, дорогая… Почему ты не хочешь уехать отсюда вместе со Стивеном?
– Прости, Джамиля, но теперь ты не пытайся меня понять. Я так хочу, вот и все. Ну что, ты поможешь мне?
– Да, разумеется, если ты настаиваешь. – Изабель покачала головой и недоверчиво покосилась на сестру. – Завтра утром в Испанию отправляется судно твоего старого знакомого, Абу-Саида Ахмеда аль-Беккара. Он подбросит тебя до Кадиса, а там ты сможешь добраться до Лондона на любом английском корабле.
– Прекрасно. Лучше и придумать нельзя. Должно быть, это будет очень забавно – посмотреть, как хитрая лиса Ахмед-эфенди станет рассыпаться в любезностях перед сестрой любимой жены властителя Туниса. Когда я смогу перебраться на судно аль-Беккара?
– Я все устрою, Джулиана. Завтра на рассвете за тобой пришлют носилки. Ты ведь ночуешь на «Красавице Востока»?.. Или останешься у меня?
– Боже избавь! Я даже одной ночи не желаю провести в гареме. Боюсь, что увижу какой-нибудь кошмарный сон и испугаюсь на всю жизнь. Нет, нет, проведу уж и эту последнюю ночь на «Красавице Востока», тем более что… виконт Девери, кажется, находится сейчас во дворце в качестве почетного гостя?
– Да, он еще какое-то время будет оставаться здесь, чтобы подольше побыть рядом с племянником. Ведь они, возможно, больше никогда не увидятся. Так что, милая сестра, ты можешь не опасаться, что встретишь виконта на «Красавице Востока».
Изабель едва заметно усмехнулась. Перехватив взгляд сестры, Джулиана равнодушно кивнула.
– Это совсем хорошо. Значит, завтра утром я переберусь на судно прохвоста Ахмеда и через три недели увижу родные английские лица.
– Ты можешь оказаться среди тех, кто тебе дорог намного раньше, дорогая. – Изабель слегка прищурилась. – Ты еще можешь изменить свое решение и уехать в Англию вместе со Стивеном. Даже завтра утром, если тебе так не терпится.
– Нет, Джамиля. Все уже решено.
– Как знаешь, – Изабель с деланным безразличием пожала плечами. – Но все же, хочу тебе сказать, ты совершаешь большую ошибку, сестра.
– Я совершила ее уже давно, дорогая моя. – Джулиана изо всех сил старалась, чтобы ее голос не задрожал. – Забудем об этом, Джамиля. Это наш последний вечер и нам еще так много нужно сказать друг другу…
– Тогда давай поговорим про нашу семью и милый родной дом в Риверс-хилл. Ведь мне больше никогда и ни с кем не доведется говорить об этом…
На мгновение в прекрасных глазах Изабель заблестели слезы. Но она тут же взяла себя в руки, вспомнив о том, что подобные проявления чувств вовсе неподобают жене повелителя.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Небесная Роза - Спайс Вирджиния



Книга понравилась. Понравился главный герой , а вот героиня своими поступками раздражает .
Небесная Роза - Спайс ВирджинияМари
22.05.2012, 20.58





Отличненький роман. Порадовал, хотя поначалу я прочла его продолжение - "Строптивая наложница", где повествование идет уже о дочери гг. Первая часть ни в чем не уступала последующей. Героини автора как обычно отличаются особым упрямством и взбалмошным характером. Своими глупыми поступками себя же загоняют в тупик. гГерой как всегда, знает чего хочет и добивается цели любой ценой, это радует. Роман полон чувств и страсти, приятно, что автор уделяет внимание деталям - одежда, интерьер, еда, обычаи. Вобщем 9 из 10. Советую прочесть.
Небесная Роза - Спайс ВирджинияАлена
6.06.2012, 12.10





Бред какой-то!
Небесная Роза - Спайс ВирджинияМарина
26.06.2012, 7.31





Этому роману с натягом могу поставить 5 балов по 10 бальной шкале. Никогда не соглашалась с фразой "все беды из-за женщин", но тут соглашусь.
Небесная Роза - Спайс Вирджиниянаталья
29.01.2015, 9.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100