Читать онлайн Небесная Роза, автора - Спайс Вирджиния, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Небесная Роза - Спайс Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Небесная Роза - Спайс Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Небесная Роза - Спайс Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Спайс Вирджиния

Небесная Роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

В первых числах знойного августа Джаббар Хафиз возвратился в свою столицу. На следующий день лалла Фатин объявила новым наложницам, что дней через десять великий господин желает устроить им повторный осмотр. Это известие вызвало ужасный переполох в гареме. Как узнала Джулиана, мужчины крайне редко посещают само помещение сераля, наоборот, это женщин приводят в покои господина, когда он пожелает их видеть. Новые наложницы пребывали в состоянии радостного возбуждения и с волнением ожидали предстоящего события. Ведь нередко случалось и так, что владелец большого гарема забывал о существовании некоторых невольниц и мог никогда не выразить желания даже взглянуть на них. Остальные обитательницы гарема, напротив, все эти дни казались недовольными.
Впрочем, двух своих жен, Халиму и Марджину, Джаббар приглашал к себе в первые же дни после приезда. Этой чести удостоилась и Азиза, что окончательно вскружило ей голову.
– Мой господин не забыл обо мне в долгие дни похода, – хвасталась она перед женщинами гарема, когда они собрались в помещении обширных бань, спасаясь от полуденного зноя. – Это значит, что жаркие ночи, проведенные в моих объятиях, оставили след в его сердце. Я смогла удовлетворить его страсть и пробудить желание новых встреч. Даже если мой любимый господин и призовет на свое ложе других женщин, чтобы никого не обидеть по своей неизмеримой доброте, я знаю, что только я могу разжечь настоящий огонь в его крови.
Джулиана, слышавшая эти самодовольные признания, презрительно усмехнулась. Ей казалось удивительным и чрезвычайно забавным, что многие женщины гарема не стесняются открыто выражать свои чувства. Как можно хвастаться перед другими своими победами, вызывая зависть и недоброжелательство, желание навредить? Или все дело в том, что у несчастных пленниц золотой клетки так мало возможностей удовлетворить свое непомерное тщеславие и они стараются как можно полнее насладиться короткими минутами случайного торжества, если уж такие выпадают на их долю?
Выбравшись из бассейна с прохладной водой, Джулиана обернулась широким махровым полотенцем и прошла в соседний зал, где можно было погреться на теплых мраморных плитах, устилавших пол вокруг бассейна с теплой водой, окутанного клубами густого пара. Что больше всего восхищало Джулиану в гареме, так это обширные роскошные бани, или по-арабски – хаммам. Здесь в каждом зале стены и полы были облицованы мрамором разного цвета. В купальне с прохладной водой – зеленым, в парильне – розовым, в той комнате, где девушка оказалась сейчас, – желтоватым. Имелось еще помещение, где находились многочисленные ванны и скамейки для массажа, там стены покрывал мрамор редчайших сиреневых и голубых оттенков.
Изабель была в том зале, куда вошла Джулиана. Из-за своей беременности она не грелась на мраморном полу, а отдыхала на матрасе, обтянутом мягкой телячьей кожей. Разложив на полу полотенце, Джулиана пристроилась рядом с сестрой.
– Не верится, что я провела в этих стенах почти целых два месяца, – проговорила она, покачивая головой. – Для меня эти недели пролетели, как один день.
Изабель снисходительно улыбнулась.
– Это потому, что ты постоянно была занята делами. Но вообще-то, время в гаремах тянется медленно, а дни кажутся бесконечными.
– Завтра вечером я снова увижу этого ужасного человека…
– Джулиана, – лицо Изабель внезапно посерьезнело, а губы сложились в тонкую полоску, – подумать только, я чуть не забыла тебя предупредить! Ты ни в коем случае не должна говорить Джаббару, что мы – родные сестры. Это неминуемо оттолкнет его от тебя и даст ему в руки лишний козырь… Ты понимаешь?
– Понимаю. Он получит возможность оказывать на тебя давление, угрожая, что расправится с твоей сестрой.
– Да. – Изабель помассировала виски. – Я очень боюсь чего-нибудь в этом роде. Хотя все может обернуться и не так. Но благоразумнее нам молчать.
Джулиана с беспокойством взглянула на сестру. За те два месяца, что они провели вместе, Изабель смогла хоть в какой-то мере стать прежней веселой и деятельной женщиной, она почти не вспоминала о своем опасном положении и угрозах Джаббара, посвящая все свое время занятиям с младшей сестренкой. Но теперь… теперь она снова была близка к той ужасной депрессии, в которой Джулиана ее когда-то застала. Этого ни в коем случае нельзя было допустить, ведь подобное состояние могло оказаться губительным для женщины в ее положении. Подавив тяжелый вздох, Джулиана постаралась придать лицу беззаботное выражение и с беспечной улыбкой обернулась к сестре. Она попала в эту мышеловку, чтобы найти Изабель, и спасет, вопреки всем плачевным обстоятельствам и каверзам судьбы.
– Не беспокойся, дорогая моя, он ничего не заподозрит, – с уверенностью пообещала она. – Хотя у нас с тобой почти одинаковые черты лица, мы кажемся совершенно непохожими. У тебя глаза матери, а волосы отца, а у меня – наоборот. Помнишь, как про нас сказал когда-то старый садовник Альфред из Риверс-холла?
– Да, прекрасно помню. Он сказал, что мы похожи и отличаемся, как белые и красные цветки шиповника.
Сестры одновременно рассмеялись и принялись вспоминать свои детские годы, забыв ненадолго про невеселую действительность.
– А знаешь, я ведь отправляла тебе письмо с одним надежным человеком, когда стала фавориткой Касима, – неожиданно сообщила Изабель.
– Ты отправляла мне письмо? – серьезно удивилась Джулиана. – Но разве… такое возможно? Разве реально послать отсюда весточку своим близким?
– Вообще-то, нет, – вздохнула Изабель. – Но Касим так любил меня, что разрешил это сделать.
– Но я ничего не получала! Когда это было, Изабель?
– В первой половине марта. Я знаю, что это письмо не дошло до тебя. Человек, которого Касим отправлял в Лондон, пропал.
Джулиана вспомнила про чудовищное покушение на свою жизнь. Это случилось вскоре после того, как человек с сообщением из Туниса отправился в Англию. Но кто хотел, чтобы ее убили? И почему? Она не могла сейчас ответить на эти вопросы и сочла за лучшее не рассказывать Изабель об этом происшествии, чтобы не волновать ее лишний раз.
* * *
– О моя добрая госпожа! Ты прекрасна, как восходящая луна в Шабан! Сегодня ты затмишь всех женщин гарема, и наш милостивый господин обязательно обратит на тебя внимание, – восторженно проговорила сириянка Зара, пятнадцатилетняя служанка Джулианы, закончив наряжать свою хозяйку и любуясь своей работой.
Джулиана благодарно улыбнулась, пытаясь разглядеть себя в маленьком зеркальце.
– Как жаль, что я еще не стала фавориткой всемогущего бея, – шутливо посетовала она. – Тогда у меня были бы большие зеркала в серебряных рамах и я могла бы любоваться своим прекрасным отражением с утра до вечера.
– У тебя скоро все это будет, госпожа, – пылко заверила Зара, а пока я и блистательная госпожа Джамиля будем твоими зеркалами.
Джулиана недовольно поморщилась, как и всегда, когда кто-нибудь называл ее сестру этим варварским именем. Но в целом она сама пришла в восторг от своего вида. Хотя ее добрая матушка никогда не жалела денег, чтобы нарядить своих дочерей, такой роскошной одежды у Джулианы еще никогда не было. Ей принесли шифоновые шаровары изумительно прекрасного лазурного оттенка, тонко расшитые серебряной нитью с небольшим добавлением золота, и такого же цвета полупрозрачное платье с низким треугольным вырезом и узкими рукавами, свободно ниспадающими от локтей.
Сквозь тонкую ткань отчетливо просвечивали ее груди с сосками, подведенными для яркости гранатовым соком. На завитые распущенные волосы Джулианы набросили ярко-голубое газовое покрывало, невесомое, словно пушинка, а поверх укрепили маленькую шапочку из малинового бархата с золотыми кистями и рубиновой подвеской, свисающей на лоб. Туфельки были пошиты из такого же материала, а грудь девушки украшало маленькое рубиновое колье, подаренное сестрой. В ушах, на запястьях и лодыжках – везде поблескивали маленькие рубиновые капельки, словно брызги вишневого сока.
– Какой аромат ты сегодня выберешь, о прекрасный цветок садов Эдема? – не без иронии спросила у своего отражения Изабель, доставая деревянный ларчик с благовониями. – Возьму-ка я вот это – смесь розы и пиона, такой запах больше подойдет к этому наряду, чем масло апельсинового дерева и жасмина, которым я обычно пользуюсь.
На лицо Джулианы внезапно набежало легкое облачко.
– Сколько усилий мы прилагаем, чтобы я смогла понравиться человеку, которого ненавижу всем сердцем, – тихо сказала она сестре и, сглотнув подкативший к горлу комок, на минуту осторожно прижалась к груди Изабель.
– Не думай сейчас ни о чем плохом, дорогая моя. – Изабель, успокаивая младшую сестренку, погладила ее по плечам. – Помни одно: больше того, что уготовила нам судьба, не случится.
Прочитав короткую молитву, Джулиана направилась в главный зал гарема, где уже собрались остальные наложницы, разодетые так же роскошно, как и она сама. Только Айша выбрала наряд, который был ей меньше всего к лицу: шаровары и бесформенную жилетку блеклого кофейного оттенка. Наряды остальных девушек блистали золотым и серебряным шитьем, драгоценными камнями, яркими воздушными тканями. Белокурая англичанка, которую Джулиана видела у пруда, тоже находилась здесь, как всегда, бледная и задумчиво-печальная. Лалла Фатин нарядила ее в светло-зеленое платье нежного оттенка, под цвет глаз, украшенное золотой вышивкой. Пышные волосы девушки не были прикрыты покрывалом, а спадали роскошным каскадом на покатые плечи и прямую спину.
Девушки взволнованно переговаривались, были неимоверно возбуждены и немного испуганы. Общее настроение невольно передалось и Джулиане. Не в силах стоять на месте, она принялась расхаживать по залу, небрежно скользя взглядом по розовым мраморным колоннам, белым алебастровым стенам, изукрашенным цветной резьбой, разноцветным витражам высоких окошек… Какое будущее ожидает ее в этой величественной тюрьме? Удастся ли ей осуществить задуманное и вырваться отсюда на волю вместе с Изабель?
– Идет, идет! Господин приближается к главному залу! – испуганно зашептали вокруг, в следующий момент тяжелые двери распахнулись и все, кто находился в комнате, как по команде, рухнули на мраморный пол, прижавшись лбами к холодному камню.
Джаббар Хафиз, блистательный в своем роковом парчовом одеянии, светло-сером кафтане без рукавов, расшитом жемчугом, и высоком белоснежном тюрбане с закрученным страусовым пером и сверкающим розовым алмазом, стремительной, легкой походкой прошел в зал, пинком приказал всем подняться и восхищенным взглядом оглядел своих новых одалисок. Коротко переговорив с главным евнухом и лаллой Фатин, бей принялся прохаживаться между двумя рядами наложниц, задерживаясь около каждой, посылая одним приветливый взгляд, другим – заинтересованную улыбку, а кое-кого удостаивая и нескольких ласковых слов. При этом Джулиану удивило, как вели себя девушки во время этого осмотра. Никакой застенчивости или природной стыдливости. Наоборот, все они кокетливо улыбались господину, старались обратить его внимание на свои полуобнаженные прелести и бросали на Джаббара заискивающие и пылкие взгляды.
Но вот бей остановился возле голубоглазой эфиопки, и его густые брови недовольно сомкнулись у переносицы.
– Фатин, нерадивая моя служанка, – недовольно обратился он к побледневшей смотрительнице, – объясни мне, почему эта девушка так плохо одета? Разве я выделил недостаточно денег для содержания моего гарема?
– О мой милостивый господин, – смотрительница гарема склонилась перед беем в почтительном поклоне, – клянусь тебе, здесь нет моей вины! Я и подумать не могла, что служанка Айши так несообразительна…
– …или что она сама так безнадежно глупа, что считает, будто от своего господина можно спрятаться под некрасивой одеждой, – презрительно закончил за женщину бей. – Служанку немедленно заменить и отослать на кухню. А ты, моя нерадивая рабыня, в следующий раз будешь наказана, если посмеешь повторить свою дерзкую выходку.
Бросив на девушку грозный, пронизывающий взгляд, Джаббар двинулся дальше. Взгляд бея снова потеплел, когда он остановился напротив Джулианы.
– Рыжеволосая англичанка с трудным именем, – чуть насмешливо произнес он, глядя в упор на Джулиану прищуренными глазами. – Ты выглядишь сегодня прекрасно, словно полный месяц в ночь радости. Этот лазурный наряд очень тебе к лицу, моя Небесная Роза. А эти чудесные рубиновые капельки… Откуда они? Я еще не успел подарить тебе драгоценностей, достойных твоей красоты.
– Мне одолжила их одна из твоих добрых наложниц, милостивый господин, – ответила девушка, почтительно склонив голову. – Не знаю, окажется ли достаточно моих скромных достоинств, чтобы заслужить твои щедрые подарки, о добрейший из земных правителей!
– Придет день, когда я поближе познакомлюсь с твоими достоинствами, Небесная Роза, – покровительственно отвечал бей и, подарив Джулиане милостивую улыбку, направился к белокурой англичанке, понуро стоявшей чуть в стороне от остальных наложниц.
Девушка даже не подняла головы при приближении Джаббара, только ее нежные веки настороженно затрепетали.
– Я слышал, ты долго болела, моя скромная английская лилия, – обратился бей к девушке на арабском языке. – Но сейчас ты кажешься ты еще красивее, чем в тот день, когда я выбрал тебя. Только слишком бледна… Я дам тебе имя Тилиджа – от арабского слова «снег», потому что твоя красота подобна прелести чистого и нетронутого первого снега… Ты слышишь, что я говорю тебе, англичанка? Подними свои прекрасные глаза и посмотри на меня!
Девушка не сделала того, что требовал бей, и лицо Джаббара стало мрачнее тучи.
– Она что, не выучила арабского языка? – гневно спросил он лаллу Фатин.
– Я велела, чтобы ее обучили нашему языку, великий господин, но она была слишком слаба и недостаточно настойчива, – оправдывалась смотрительница гарема.
Бей неохотно перешел на английский и еще раз повторил все то, что сказал на арабском. Когда девушка посмотрела ему в глаза, как он приказывал, на ее лице появился ужас, смешанный с неприкрытым отвращением. Джаббар угадал ее чувства, и его взгляд вдруг сделался язвительным и коварным, как у змеи.
– Не слишком-то ласково ты смотришь на своего господина, английская лилия, – произнес он таким голосом, что внутри у девушки, а также у Джулианы, понимавшей то, что он говорит, все похолодело от страха. – Должно быть, ты еще не поняла, где находишься и с кем имеешь дело. Но я сегодня же вечером объясню тебе это. Фатин, – повернулся бей к управительнице, – я желаю провести сегодняшнюю ночь с Талиджой. Дай ей все соответствующие наставления и прикажи отвести в мои покои к девяти часам вечера.
И тут несчастная девушка сделала то, чего от нее никак нельзя было ожидать. Угадав, что приказал бей, а может быть, и поняв что-то из его слов, она смертельно побледнела и в нарушение всех приличий схватила его за рукав розовой туники.
– Не призывай меня к себе, повелитель, – испуганно закричала Талиджа, – выбери другую девушку! Их у тебя так много, и каждая готова послушно исполнять все твои прихоти… Только не меня, господин, только не меня! Я не смогу… не смогу стать твоей женщиной и любить тебя…
Поднялся ужасный переполох. Невольницы принялись испуганно причитать и перешептываться. Лалла Фатин едва не лишилась сознания. Двое евнухов схватили несчастную нарушительницу порядка и оттащили ее от правителя. Когда Джаббар повернулся к Талидже, его привлекательное лицо исказилось от гнева.
– Так-то ты стараешься угодить своему господину, наглая дрянь! – яростно проговорил он, глядя на девушку испепеляющим взглядом. – Да знаешь ли ты, несчастная, что быть избранной на ночь – огромная честь, которой иные добиваются месяцами? Ну что ж, ты сама накликала беду на свою глупую голову! Ты не пожелала, чтобы твоего драгоценного тела касались руки повелителя, так узнаешь, каково это, когда на твою спину опускается тяжелая плеть. Двадцать ударов курбащом этой дерзкой нахалке, да таких, чтобы неделю не могла ни сесть, ни лечь, – Бросил Джаббар, не обращаясь, собственно, ни к кому, но расторопные евнухи тотчас сорвали с девушки одежду и приготовились по знаку господина исполнить его повеление.
Глаза Талиджи потемнели от смертельного страха, а из ее груди вырвался стон. Она поняла, что натворила, но было уже поздно. Затравленный взгляд девушки скользнул по непроницаемым лицам свидетелей этой сцены, и на мгновение ее глаза встретились с глазами Джулианы. И тут Джулиану словно кто-то толкнул в бок. Не отдавая себе ясного отчета в том, что собирается делать, она бросилась перед Джаббаром на колени и с отчаянной мольбой протянула к нему руки.
– О могущественный и великодушный повелитель! – крикнула она, с трепетом глядя в глаза грозному бею Туниса. – Заклинаю тебя, отмени свое жестокое приказание, пощади мою неразумную соотечественницу! Она еще не успела познакомиться с обычаями гарема, не суди ее за это слишком строго. Лучше позволь какой-нибудь из твоих верных рабынь успокоить твой гнев и подарить тебе минуты сладкого блаженства вместо глупышки Талиджи. Любая из нас сделает это охотнее и лучше, чем могла бы сделать Талиджа!
Все голоса смолкли, словно по волшебству, и в зале установилась напряженная тишина, предвестница бури. Но, к удивлению многих, да и самой Джулианы, успевшей уже раскаяться в своем необдуманном заступничестве, бури не последовало. Лицо Джаббара внезапно просветлело и озарилось странной улыбкой. Приподняв голову Джулианы за подбородок, он с неприкрытым интересом посмотрел ей в глаза и неожиданно мягко проговорил:
– Значат ли твои слова, англичанка, что ты готова подарить мне минуты неземного блаженства взамен на то, что я помилую твою неразумную соотечественницу? Ты хоть знаешь, что нужно делать, чтобы доставить удовольствие требовательному мужчине, как удовлетворить все его прихоти?
Джулиане больше всего хотелось сейчас сделаться невидимой или убежать куда-нибудь далеко-далеко, подальше от этих пугающих настойчивых глаз тунисского владыки. Но она нашла в себе мужество не отвести взгляда от лица Джаббара и ответить на его вопрос, заключавший в себе скрытую ловушку.
– Если ты призовешь меня, мой любимый господин, я постараюсь приложить все усилия, чтобы ты остался доволен.
– Что ж, – насмешливо проговорил бей, отпуская подбородок девушки, – посмотрим, как это у тебя получится. Сделаем так. На сегодня я отменяю приказ наказывать Талиджу. Если ты сможешь добиться того, чтобы я остался доволен, не просто доволен, а очень доволен тобой, я отменю его совсем. Но если ты не сумеешь угодить мне, моя храбрая Небесная Роза, завтра твою подругу будут пороть в этом самом зале в присутствии всех женщин гарема. Итак, – почти весело закончил Джаббар, – Фатин, через два часа и жду эту девушку в своих покоях!
С этими словами бей покинул помещение гарема. Пошептавшись и обсудив происшедшее, женщины начали расходиться, бросая на Джулиану завистливые или сочувственные взгляды. Талиджа приблизилась к своей отважной спасительнице, хотела что-то сказать, но не выдержала нервного напряжения и разразилась бурными рыданиями на груди Джулианы.
– Успокойся, ну же, успокойся, моя бедняжка, – тихо приговаривала Джулиана. Ей почему-то вдруг стало очень весело, как человеку, которому уже нечего терять. – Только не хватает мне сейчас кого-то успокаивать! Кто бы меня успокоил! Святые небеса, и что же это я натворила! Ну как мне теперь выкручиваться? Интересно, а если я не сумею угодить Джаббару, что он тогда прикажет со мной сделать?
– Ну что, английская сучка, напросилась в постель к господину? – внезапно услышала она за спиной злобный голос Азизы. – Не надейся, что тебе удастся завоевать расположение бея! Если кто и сможет его удовлетворить, то только не такая костлявая и глупая уродина, как ты!
Яростно сверкнув глазами, венецианка исчезла за решетчатой дверью, ведущей в сад. В огромном зале остались только Джулиана, Талиджа и голубоглазая эфиопка.
– Ну, подруга моя, ты действительно влипла в серьезную историю, – проговорила Айша, задумчиво качая головой. – Что будешь делать? Посоветуешься с Джамилей, как следует вести себя в покоях бея?
Джулиана отрицательно замотала головой.
– Ни в коем случае. Она уже давно рассказала мне все что знает о том, как доставить удовольствие мужчине. Не хочу лишний раз волновать ее.
– Тогда слушай внимательно все, что я тебе скажу, и запоминай. – Айша лукаво улыбнулась, и ее сапфировые глаза задорно блеснули. – Я, конечно, еще девственница, но кое-какие секреты мне поведала моя мать, прежде чем ушла в иной мир два года назад.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Небесная Роза - Спайс Вирджиния



Книга понравилась. Понравился главный герой , а вот героиня своими поступками раздражает .
Небесная Роза - Спайс ВирджинияМари
22.05.2012, 20.58





Отличненький роман. Порадовал, хотя поначалу я прочла его продолжение - "Строптивая наложница", где повествование идет уже о дочери гг. Первая часть ни в чем не уступала последующей. Героини автора как обычно отличаются особым упрямством и взбалмошным характером. Своими глупыми поступками себя же загоняют в тупик. гГерой как всегда, знает чего хочет и добивается цели любой ценой, это радует. Роман полон чувств и страсти, приятно, что автор уделяет внимание деталям - одежда, интерьер, еда, обычаи. Вобщем 9 из 10. Советую прочесть.
Небесная Роза - Спайс ВирджинияАлена
6.06.2012, 12.10





Бред какой-то!
Небесная Роза - Спайс ВирджинияМарина
26.06.2012, 7.31





Этому роману с натягом могу поставить 5 балов по 10 бальной шкале. Никогда не соглашалась с фразой "все беды из-за женщин", но тут соглашусь.
Небесная Роза - Спайс Вирджиниянаталья
29.01.2015, 9.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100